Глава 22 в которой едва не появляется сотня маленьких медвежат

Ходить по бережку Днепра с металлоискателем — занятие довольно заметное. Тем более, места здесь обжитые, населенные: Переделка, Мохов, Первомайск — богатые, многолюдные деревни. Потому нужно было четко рассчитать время, когда случайных глаз вокруг будет как можно меньше.

С одной стороны — вроде бы логично выбираться за добычей ночью или ранним утром. Но это значило ходить во тьме с налобным фонарем и колупаться в земле наощупь после каждого писка прибора. А рано утром — рыбаки! В самый собачий час они выходят на берег, чтобы посидеть с удилищами, закинуть донки, побросать "пауки" и "телевизоры"… В общем — с утра я бы тут торчал как три тополя на Плющихе с самым дурацким видом. А вечером на бережок выбираются любители отдыха на природе: костерок, шашлычки, вот это вот всё…

Поэтому, как ни парадоксально, самым разумным представлялось гулять инкогнито по Невскому проспекту — то есть прочесывать берег в поисках кладов в полдень. Только дебил попрется на реку в самое пекло! Я придумал компромиссное решение — отмечать вешками каждое место, где сработает металлоискатель, потом прятать его — и копать.

* * *

Я не сразу был такой умный. Сразу я причалил к берегу как раз там, где над кручами виднелись поросшие лютиками и икотником зеленые холмы курганов. Недалеко отсюда уже многие десятки лет спускалось к водопою стадо коров, которое пригоняли нанятые сельчанами пастухи. Копыта животных за долгие годы превратили обрыв в пологий спуск, и это было самое удобное место на несколько километров вниз и вверх по течению, чтобы причалить.

Если, конечно, в реке не прохлаждались коровушки. Мне повезло — сам того не ведая, я прибыл аккурат перед этим праздником жизни и успел вытащить "Ласточку" и все свои пожитки из днепровских мутных вод. Мутные — это я, конечно, погорячился. Мутными они стали, когда черно-белые красавицы, мыча и помахивая хвостами, таки вошли в воду и принялись за гигиенические процедуры…

В общем, я понял, что поиски клада придется перенести, и разбил лагерь на полянке под дубами в стороне от маршрута стада. Можно было потихоньку собирать металлоискатель, ждать, когда вскипит чайник и просто наслаждаться редкой минутой покоя. Костер, палатка, свежий воздух — что еще нужно для счастья?

Вечерело. Над головой носились заполошные чайки, пахло луговым разнотравьем и дымком, слышалось мычание коров, перезвон колокольчиков, щелканье длинных пастушьих хлыстов-пуг. Шоркая явно большими, не по размеру резиновыми сапогами-болотниками, мимо прошли, смоля папиросами, местные рыбаки. Обветренные, бывалые дядьки смеялись и балагурили, закинув на плечи орешниковые удочки.

— Что, турист? Из города? — спросил один из них, завидев мой бивак.

— И вам здравствуйте! Турист, ага, — откликнулся я, — Сбежал от суеты на лоно природы.

— Ну-ну! Хорошее дело! Ты не боись за вещи, если что. У нас не воруют. Вот стал бы на той стороне — там Первомайские, ворье первостатейное, клейма ставить негде. А наши — Переделковские да Моховские — люди с понятием.

— Рад слышать!

Рыбаки прошлепали дальше, а я нагрел себе банку гречки с мясом, сыпанул в чашку щепотку заварки и залил ее кипятком из чайника. Хорошо!

* * *

Вылезая утром из палатки, всякий турист-дилетант чувствует себя в равных долях прекрасно и мерзко. Ломит всё тело, трещит голова, вещи частью отсырели, а частью скомканы и находятся в самых причудливых закутках спальника, рюкзака и палатки в целом, и проклинаешь тот день, когда решил выбраться в лес… Но потом разомнешься, вдохнешь свежего, напоенного росой и утренним туманом воздуха, разожжешь костерок, нальешь чашечку чаю, оглядишься — лепота-а-а! И понимаешь — обязательно выберешься еще…

В общем — отдохнул. А к обеду, когда у курганов стало безлюдно, повесил на плечо металлоискатель и вышел на охоту за сокровищами. Прибор весил прилично, ремень натирал спину, я нарезал спирали вокруг знакомой россыпи валунов. Старожилы Моховской археологической экспедиции уверяли: именно под ними Богомольников нашел горшки с серебром. То ли — два, то ли — три, тут мнения разнились, как и их вес. Одни говорили про целый пуд гривен, слитков и монет, другие — про греческую амфору, набитую денариями, третьи — про обычные глиняные горшки, литра на три объемом. Я был склонен верить последним — студенческие байки, как и рыбацкие, стоило делить примерно на два.

Вешки я наделал из деревянных колышков с привязанными к ним кусочками бинта — втыкал в землю, когда тональность писка изменялась максимально, и шел дальше. Не выдержал — и раскопал одну точку, чтобы убедиться, что изделие Езерского функционирует. Буквально на глубине десяти сантиметров — ржавая железная хреновина, похожая то ли на скобу, то ли на застежку для одежды. В общем — работает! Я частым гребнем прочесал территорию, прилегающую к валунам — эдакий неправильный круг диаметром метров тридцать, и вешки у меня закончились — а всего их было двадцать штук.

Кажется, на сегодня работы мне должно было хватить. А потому — металлоисктатель я принялся раскручивать. Придурь? Лучше перебдеть, чем недобдеть. Объясняй потом дядям в погонах, чем я тут занимаюсь… А так, в разобранном виде, спрятанный в чехол для удочек он выглядел вполне себе безобидно.

Вооружившись тонким стальным щупом, саперной лопаткой, и еще одной лопаткой — детской, для песочницы (нашел побрутальнее, тоже металлическую) и еще кое-какой мелочевкой, я принялся за работу, двигаясь от краев круга к центру — тоже по спирали. Дерн вырезал пластами, чтобы потом замаскировать место поисков, потихоньку разрывал лопаткой, тыкал щупом — мало ли!

За сорок минут я оказался счастливым обладателем трех консервных банок из-под немецкой тушенки, ржавого гвоздя, медной монеты неизвестной принадлежности, еще одной скобы-застежки и окислившегося ножичка без рукояти. Может быть — жутко древнего, а может и нет.

Все находки аккуратно заворачивал в оберточную бумагу и складывал в укромном месте — подальше от стоянки. Поколупаться в артефактах, вспомнить археологическую молодость — это было в любом случае интересно. И если заниматься этим не у себя дома — то риск минимальный. А потом можно и в музей занести, почему бы и нет?

Я успел всерьез задолбаться. Пот заливал лицо, на ладонях уже начали появляться предвестники мозолей, и в перспективе замаячил отдых, но, сделав волевое усилие, я решил закончить еще одну вешку. Место было приметное: у вросшего в землю крупного валуна. На нем имелись характерные отметины в виде вкраплений красноватой породы, похожей на пятна крови. Взрезав лопаткой дерн, я отложил квадрат в сторону, щелчком пальца отправил в далекий полет клопа-вонючку, который облюбовал стебелек травы, и принялся орудовать щупом. Вдруг его конец наткнулся на что-то твердое, издав глухой, явно не металлический звук. Неужто — оно? Сердце застучало в ритме хардбасса, я принялся рыть как сумасшедший, пока лопаточка не звякнула о нечто керамическое. Сантиметр за сантиметром я освобождал от гнета земли глиняный сосуд, и, ей-Богу, руки мои колотились.

Золотая лихорадка как она есть! Ну, пусть — серебряная, но я реально весь трясся, когда та самая амфора — объемистый кувшин с двумя ручками — была очищена от слоя грунта и я аккуратно подвел под нее полотно, и, завернув со всех сторон, потащил из ямы. Тащить было тяжеловато — килограмм пять, не меньше!

Дурить не стал — утащил в палатку, вернулся, закопал яму, заложил дерном, и только потом вернулся разбираться с находкой. Горлышко амфоры было запечатано, и я расковырял его ножом, наклонил кувшин. На ткань один за другим выскользнули византийские серебряные денарии! Ладно, ладно — силиквы, века эдак 6–7, если на глазок, то есть нечто гораздо более древнее, чем эпоха викингов! Вот это находка, черт бы ее побрал! Всё-таки амфора с серебром! Несколько килограмм монет, таких их и растак!

Я выскочил из палатки и изобразил нечто, напоминающее победный танец папуасов. Мне тут же захотелось ухватить в руки лопатку и копать дальше! Там ведь совершенно точно должен был лежать еще один… Нет — два, конечно два горшка с деньжищами! И, в конце концов, четверть от найденного — это так мало, поэтому нужно копать больше, еще больше! Никогда не думал, что окажусь таким алчным человеком… Я заставил себя напиться воды, слегка перекусить, отдышаться, и только потом перепрятал амфору в укромное и приметное местечко: под корнями ивы, в сыпучем желтом песке, где не видно будет следов земляных работ.

А после этого — накинулся на вешки с удвоенной силой и был вознагражден: отличная серебряная фибула в виде розы тут же была завернута в бумагу и перекочевала в карман брюк: я решил подарить ее Таисии, перед этим очистив в нашатырном спирту. Стоит ли говорить, что я копал, как одержимый, пока солнце не начало клониться к закату? Оставалось пять или семь вешек, когда щуп вновь наткнулся на что-то крупное и на сей раз — металлическое! Почему бы горшку не быть котлом, например? Я отбросил щуп в сторону и, позабыв всякую осторожность, принялся копать…

* * *

— Ы-ы-ы-а-а-а… - я ни черта не слышал.

Просто ничего. Из моего рта вырывались какие-то звуки, но я не слышал даже собственного голоса. Кровь из носа заливала губы, подбородок, майку, штаны… Зрение расфокусировалось, перед глазами плясали золотые круги, голова, кажется, раскалывалась на части, ребра ломило.

Секунду назад я ткнул лопатой в яму — а теперь едва поднялся на колени, пытаясь понять, что произошло. Мне понадобилось, наверное, несколько минут, чтобы более-менее прийти в себя. Я по очереди пошевелил руками и ногами, всеми пальцами. Ощупал ребра — слева конкретно болели два, и я надеялся, что это просто ушиб или трещина, а не перелом.

Кажется, я проглотил стакан крови, прежде чем она перестала течь из носу. Слух до конца так и не вернулся — по крайней мере, пока. Я перебрался к своей палатке на четвереньках, потому как вставать на ноги боялся — земля тут же начинала выплясывать и выгибаться под подошвами ботинок.

Мне даже не хватало сил, чтобы подумать о том, какой же я всё-таки дебил. Алчность застила глаза и сделала мою память избирательной — я помнил про историю с какими-то боеприпасами во время экспедиции Богомольникова, и там тоже кто-то едва-едва не погиб, но отметал их, поскольку "здесь ведь не было боев!" "Не было боев" и "я не читал про боевые действия под Моховом" — это две разные вещи! Да и вообще — для того, чтобы какая-то взрывоопасная хреновина оказалась на обрывистом берегу Днепра, вовсе не нужно было, чтобы здесь кто-то с кем-то рубился. Кто-то пошел справить нужду под камень, и посеял гранату — чем не вариант? Их тысяча, таких вариантов!

Богомольников тогда взял моду при каждом сомнительном случае вызывать саперов, у него даже одно время жили в лагере два офицера, им нравилось так проводить отпуска. А я сунулся с суконным рылом в калашный ряд…

Хватит с меня и одной амфоры. По крайней мере, пока. Тут бы в себя прийти да живым остаться, а то мало ли — заработал сотрясение, останусь на всю жизнь контуженным! Мне хватило ума поснимать с гвоздей бинты, чтобы вешки не были такими заметными. Нашарить их и без металлоискателя можно, но обнаружить случайно — вряд ли. Небольшую воронку от взрыва я засыпать не стал — если его слышали и обратили внимание, то прибегут и придется объяснять, что к чему. А так — хотел мусор закопать, ткнул лопатой — подорвался. Бывает! Повезло — живой.

Думал я всё это вяло, туго… По-хорошему нужно было выбираться к людям, ехать к врачу, но хотелось только одного — лечь и полежать. А какая хрен разница, где лежать — в палатке или дома на кровати? Правильно, тут, в палатке воздух чистый и нервничать никто не будет.

* * *

— Алло! Алло! Соломин? Это Белозор! — я стоял в телефонной будке и закидывал в щель таксофона одну монетку за другой.

Не денарии, конечно, закидывал — копейки.

— Чего орешь, Белозор? — его голос доносился до меня как через слой ваты.

— Контузило! Я нашел кое-что, очень важное! Слышишь?

— Это ты не слышишь, горе луковое! Я всё прекрасно слышу, меня-то не контузило!

— А? Что? В Лоев приезжай, — продолжал надрывать связки я. — В Ло-ев! Слышишь?

— Слышу, чтоб тебя! Тебя половина отдела слышит, чудо в перьях! Что ты там опять устроил?

— Подорвался! И нашел что-то! Но я живой, приезжай в Лоев, я у музея подожду столько, сколько надо!

— У Привалова отпрошусь — и приеду. Никуда не уходи!

— А? Да, буду тут, только за мороженым отойду!

— Белозор!

— А?

— Ты — настоящая заноза в заднице, знаешь?

— Что?

— Уши на что? Жди давай!

Орал я действительно громко, потому как скопившиеся у телефонной будки лоевчане смотрели на меня как на дебила. В общем-то, я на него и был похож: прическа, лицо и одежда мои пребывали в самом плачевном состоянии. Даже милиция подходила, но удостоверение журналиста их успокаивало, по крайней мере пока.

Я вышел из будки, и туда сразу же заскочила какая-то дебелая ушлая тетка: она сообразила, что я накидал денежек больше, чем проговорил, и решила пообщаться с кем-то на халяву. Но мне было в общем-то наплевать. Забдив на противоположном конце площади киоск "Белсаюздрук" — он же "Белсоюзпечать" и лоток с мороженым, я двинул туда.

— "Маяк" дубровицкий есть у вас? И "Прафсаюзны Час"? — никаких ошибок, по-белорусски "Профсоюзное Время".

— Чего орешь, ирод? — продавщицу аж перекосило.

Я забрал газеты и решил, что мороженое буду покупать молча. Там за прилавком стояла молодая худенькая девочка — может быть, студентка летом решила подработать, и кричать ей в лицо мне не улыбалось. А вот улыбаться — улыбалось! Надеясь, что после контузии у меня мимика в порядке, я пошел за эскимо.

* * *

— И что пишут? — гаркнул мне в самое ухо капитан, так что я подскочил с парапета и чуть не врезал ему газетой по роже.

— Чего орешь, ирод? — вспомнив фразу ларёчницы, вызверился я.

— Вот ты как заговорил! — Соломин усмехнулся, — Ваши документы, гражданин! Вид у вас больно подозрительный!

— Шутник, однако! Тащ капитан, я клад нашел. Килограмм на пять или десять серебра.

— Шо? — я обожал это выражение его лица.

Квадратные глаза в исполнении Соломина — это нечто. Как будто это его контузило, а не меня.

— А с мордой лица что? — спросил милиционер. — На чем ты там подорвался?

— Так хер его знает, тащ капитан! Явно что-то маломощное, иначе бы меня там на сотню маленьких медвежат размотало, и не было бы больше Геры Белозора… Я ж так и нашел те монеты — ямку для мусора копал, оно как жахнет, я в полном опупении, а потом смотрю — клад!

— Монеты?

— Монеты. Кувшин с монетами. Ну, я не разбивал его, так, парочку достал. Денарии византийские…

— Да хоть пипы суринамские! Ты ведь врешь как сивый мерин, Белозор.

— Вру, — согласился я, — Но как версия — пойдет. Я, как честный советский гражданин, намереваюсь сдать клад государству и получить свои двадцать пять процентов. Для этого мне нужен протокол, бумага какая-то, акт приема-передачи материальных ценностей — я понятия не имею, как это делается. Ты у нас милиционер.

— Та-а-ак… Ладно. Что намереваешься как гражданин, я понял. А как журналист Герман Белозор ты что намереваешься?

— Конечно — статью! И интервью с ведущим археологом области Богомольниковым! И письма во все инстанции — мол, как это мы летом сюда с истфака Гомельского университета экспедицию не пригласим?

Соломин снял фуражку и тяжко вздохнул?

— Скажи честно — там еще что-то есть?

— Ну, как тебе сказать… Ну, не знаю я точно. Но вроде как горшок-другой с гривнами и ювелиркой должны быть. Только нужны саперы..

— ..ять, — сказал Соломин.

* * *
Загрузка...