Глава 12

— Нам пора, — учтиво улыбаясь, произнесла Бетти и, взяв слегка растерянную Вивьен под локоток, потянула ту на выход.

Провожая дам до двери, я, изображая влюбленного идиота, буквально засыпал их уверениями и обещаниями поскорее покончить с этим демоном во плоти де Ламаром.

В то время как Бетти довольно улыбалась и продолжала всячески подстрекать меня на активные действия в этом направлении, Вивьен Леруа, напротив, с каждым сказанным моим словом все больше мрачнела. Похоже, я все-таки перестарался. Ну, надеюсь, Бетти ее снова убедит в том, что Максу Ренару ничего не светит в поединке с лучшим мечником Абвиля.

Кстати, об этом… Пора обзаводиться оружием. Весть о моем выздоровлении сейчас разлетится по Абвилю в считанные часы. К слову, именно по этой причине я и старался не выходить в город последние две недели. Хотя мне очень хотелось поскорее познакомиться поближе с этим новым миром. Этот темный флигелек уже в печенках. Если уж начинать новую жизнь в новом мире, то хотелось бы окружить себя большим комфортом.

Когда возвращался в комнату, отметил отсутствие Трикси. Мелкая шпионка, воспользовавшись суматохой, слиняла под шумок. А это значит, что в течение часа мадам Ришар уже будет знать содержание разговора моих посетительниц.

По-хорошему стоило бы предупредить Трикси о том, что бывает с излишне болтливыми. Причем в этой ситуации лично я не являюсь для нее угрозой. А вот Вивьен Леруа, ее подруга Бетти и Винсент де Ламар явно находятся в преступном сговоре с целью лишения жизни некого шевалье Макса Ренара, а если принять во внимание, что в этой истории участвует кто-то из моих родственников — в общем, свидетели этой компании точно не нужны. Узнать бы еще, кто именно из моей семейки решил избавиться от меня…

Ладно, с этим мне еще предстоит разобраться, а сейчас…

— Господа? — произнес я, переступив порог комнаты, где меня уже заждались стражники и Бертран. — С кем имею честь?

Блюстителей правопорядка было двое. Первый — худой низкорослый с сединой на висках и короткой бороде, судя по гербовому знаку на его кирасе, был офицером, второй — рыжий верзила с квадратной челюстью и маленькими, близко посаженными глазами — его подчиненный.

— Жером Тонер, — представился офицер с легким поклоном. — Сержант второй когорты. А это — Энри Морель, мой заместитель. Ваш слуга сообщил нам, что вас пытались убить какие-то бандиты… Видимо, он что-то напутал? Насколько мне известно: ни мадам Леруа, ведущая актриса нашего театра, ни мадмуазель Гилберт, дочь главы торгового дома «Гилберт» не являются преступницами.

В голосе сержанта явно проступали нотки раздражения, видимо, из-за того, что его зря притащили в эту дыру.

Ну-ну, сержант, посмотрел бы я на твою физиономию, если бы ты услышал разговор этих милых дам полчаса назад.

— Господин сержант! — улыбнулся я. — Благодарю вас за своевременное прибытие. Вы абсолютно правы, эти дамы не имеют ничего общего с криминалом. Но мой слуга не зря отвлек вас от ваших, несомненно, важных дел. Я действительно подвергся нападению троих негодяев, но мне удалось справиться с ними самостоятельно.

Рыжий верзила, все это время не сводивший с меня насмешливого взгляда, после моих слов оскалился. Его сержант был более сдержан в проявлении своих эмоций, но в целом отреагировал примерно так же.

— Где это произошло? — спросил Жером Тонер.

— На заднем дворе, — кивнул я в сторону второй двери.

— Мои парни никого там не нашли.

— Видимо, бандиты сбежали к тому времени, — пожал плечами я.

— Вы знаете их имена? — спросил сержант.

— Увы, но нет, — вздохнул я и тут же потянулся рукой в карман. — Господин сержант, в любом случае я благодарю вас за службу. Вот, примите за ваши хлопоты. Уверен, вы, как хороший командир, сможете справедливо разделить эти деньги между своими парнями. У вас сложная и опасная работа. Я рад, что такие бойцы, как вы, охраняете покой в нашем городе.

В ладонь мгновенно оживившегося Жерома Тонера перекочевали пять талеров. Рыжие брови его помощника поползли вверх, а маленькие глазки блеснули алчным огнем. Откуда-то из-за спин стражников послышалось недовольное сопение Бертрана. Знаю — я переплатил за ложный вызов, но мой расчёт был в другом. Мне необходимо наладить хорошие связи с местными блюстителями закона.

— Шевалье Ренар, благодарю, — учтиво кивнул сержант. — Нынче сложно найти человека, который бы по достоинству оценил нашу работу. Впредь можете всецело положиться на меня и моих парней.

Да-да, но только если будут деньги. Иначе вы даже пальцем не шевельнете. Но вслух я этого, конечно, не сказал, лишь кивнул в ответ.

— С вашего позволения, нам пора, — сказал сержант, разворачиваясь к двери. — Последнюю неделю в городе неспокойно.

— А что так? — спросил я.

— В Абвиль начали прибывать наемники. Прознали о новых списках в теневой патруль. По улицам с наступлением темноты лучше не ходить. Можно нарваться на всякий сброд.

— За последние два дня уже было несколько десятков дуэлей, — пробасил Энри Морель. — Земля на городском ристалище бурая от крови. Некоторые горожане уже разбогатели, делая ставки на бойцов.

— Любопытно, — помял я подбородок. — А кто принимает ставки?

— Дык, как всегда, контора Поля Лепети, — пожал плечами рыжий верзила.

— Любопытно, — снова повторил я. — Что ж, не смею более задерживать.

Когда стражники ушли, пришлось несколько минут выслушивать и успокаивать Бертрана. Бедняга здорово натерпелся за последние дни. Во-первых, оказалось, что после моих опытов с бурой энергией я пролежал без сознания трое суток, а сегодня еще и заявились головорезы Треболя и потащили мою тушку на задний двор. Бертран, как мог, сопротивлялся, но силы были неравны. Поэтому он поспешил за стражей.

Жак, кстати, тоже видел, как меня тащат раздетого к бочке, но предпочел остаться в стороне, хотя Бертран звал его на помощь. Несомненно, я Жака понимаю. Кто я для него? Какой ему смысл рисковать жизнью из-за какого-то дворянчика, который сам виноват в своих проблемах? Но некий осадок у меня все-таки остался. Как-то сразу перехотелось иметь с ним дело.

А вот малышка Трикси, напротив, показала себя с лучшей стороны. Она храбро пыталась мешать уродам тащить меня. Даже заработала от Краба оплеуху. За что лысый еще получит от меня по щам.

— Господин, и все-таки, как вам удалось освободиться? — наконец успокоившись, вопросил Бертран.

Я усмехнулся.

— Ты же слышал мой рассказ. Или не поверил?

Мой вопрос смутил старика. Он опустил глаза и негромко промямлил:

— Их было трое, господин. Настоящие головорезы… Я понимаю, если вам пришлось…

— Пришлось — что? — продолжал улыбаться я. — Просить пощады? Умолять об отсрочке в выплате долга? Сбежать? Вероятно, прежний я так бы и поступил.

— И правильно бы сделал, — тут же поддержал меня старик и начал заботливо смахивать с моего сюртука пылинки. — Нет ничего страшного в том, чтобы отступить перед превосходящими силами. Вы живы — и это главное! Вы все правильно сделали.

Я вздохнул и покачал головой. Бертран знал Макса с самого детства. Ему сложно поверить в то, что мой двойник был способен на подобные подвиги. А если вспомнить, что говорили о нем Вивьен Леруа и Бетти Гилберт, мол, Макс даже плакал, моля Винсента де Ламара не убивать его… Думаю, если бы Бертран увидел собственными глазами, как я валяю по снегу головорезов Треболя — даже тогда он с трудом бы поверил в происходящее.

Но, как ни странно, пятно труса на репутации моего двойника в данный момент сыграет мне на руку. Легче будет провернуть задуманное.

— Послушай, старина, — решил я перейти к делу. — Мне нужны те письма с напоминаниями о дуэлях.

Бертран вздрогнул и открыл было рот, но я опередил его.

— Кроме того, там на столе я приготовил все мои книги. Надо будет их продать. Мне сейчас не до чтения бесполезных романов и поэм. Далее, приготовь мне одежду для выхода в город. Только выбери что-нибудь потеплее.

— Господин, — промямлил старик. — Но у вас нет приличной зимней одежды. Когда мы приехали сюда, было тепло. Поэтому вы приказали весь ваш зимний гардероб отнести скупщикам.

Я хмыкнул.

— Тогда спроси у мадам Ришар, есть ли у нее что-нибудь на меня поприличнее. Достаточно будет верхней одежды. Зимний плащ подойдет.

Старик неуверенно кивнул и спросил:

— Вы собрались нанести кому-то визит? Мне нужно знать, что именно из одежды подобрать.

— Нет, — покачал головой я. — Сегодня я хочу заново познакомиться с Абвилем и решить несколько неотложных дел. Чтобы везде успеть, нам понадобится извозчик. Кажется, у мадам Ришар есть коляска. Договорись с ней и об этом. И поторопись, друг мой, я хочу успеть все сделать до темноты.

Бертран, больше не говоря ни слова, принялся за работу. Он вообще, когда надо, очень быстро включался в процесс и, несмотря на возраст, делал все быстро и четко. Все-таки опыт не пропьешь.

Первым делом мне были поданы три письма от моих будущих соперников. То, что было от Винсента де Ламара, я сразу отложил. Время дуэли с этим парнем еще не пришло. Им я займусь на закуску.

Две других записки были от некого виконта де Англанда и шевалье де Невера. Первый был оскорблен Максом на одном из балов, а второй — горел праведным гневом прикончить любовника невесты. Удивительно, похоже, в этом городе кому-то из дам мой двойник смог даже понравиться.

А почему бы и нет? Таис всегда подтрунивала надо мной, говоря, что у меня «симпатичная мордашка» и что я выгляжу моложе своих лет. Отчасти она была права. В прошлом, особенно в детстве из-за моей безобидной внешности меня всегда принимали за слабака. Даже когда я возмужал, меня не переставали недооценивать. Что уж говорить о Максе, лицо которого было еще смазливее? Особенно сейчас, когда я сбросил лишний вес и стал выглядеть еще моложе.

Каждый раз, когда я умывался, в отражении медной, начищенной до блеска пластине, висевшей над тазом, я встречался взглядом с молоденьким парнишкой, которому можно было дать от силы лет восемнадцать. Этакий чахоточный студиоз с бледным лицом и синяками под глазами. Мне даже любопытно, как Вивьен Леруа смогла рассмотреть на этом лице хотя бы проблеск уверенности, о которой она говорила?

— Коляска будет готова через полчаса, — объявил вернувшийся Бертран.

— Сколько это будет нам стоить? — спросил я, не поднимая взгляда от писем.

— Нисколько, — смущенно ответил Бертран. — Мадам сказала, что это входит в оплату за проживание.

Я поднял голову.

— А это входит?

— Нет, — покачал головой Бертран.

— Дай отгадаю, — улыбнулся я. — Нашим извозчиком будет Жак, верно?

Старик кивнул и молча пожал плечами.

— Мадам Ришар с каждым днем становится любопытней, — хмыкнул я. — Что там у тебя в руках?

— Это — самое приличное, что мы смогли подобрать, — смущенно произнес Бертран и тут же начал торопливо оправдываться: — Я знаю, что заячий тулуп — это не та одежда, к которой вы привыкли, и она не совсем подходит вам по статусу, но вещь недешёвая. Этим тулупом расплатился с мадам Ришар за проживание проигравшийся в пух и прах заезжий купец.

Я взял тулуп в руки. Внимательно осмотрел. Длинная, крытая качественным сукном шуба, мехом внутрь, оказалась неожиданно легкой. Я набросил ее на плечи и поднял высокий меховой воротник. Прежний хозяин был шире меня в плечах и в талии, но это сейчас не важно. Главное, что я не околею на морозе в осенних сапожках Макса и его тоненьком плащике, которым я прикрывал наготу перед Вивьен и Бетти.

— Отличная вещь! — выдал я вердикт. Отчего Бертран облегченно выдохнул. — Надо будет прикупить подходящей одежды.

— Вы сейчас очень похожи на своего деда в молодости, — умильно произнес старик и зачем-то добавил: — Правда, еще месяц назад вы бы меня взашей прогнали, предложи я вам одеть купеческий тулуп.

— Начинай привыкать ко мне новому, — усмехнулся я. — Считай, что ты оказался прав — во мне начала просыпаться сущность Леграна. Кстати, насчет одежды с чужого плеча… Ты знаешь, как выглядят виконт де Англанд и шевалье де Невер?

— Да, господин, — ответил Бертран. — Я видел их обоих.

— Тогда такой вопрос… Кто из них больше похож на меня телосложением?

— Никто, — покачал головой Бертран. — Они оба крупнее вас и выше.

— Хм, и почему я не удивлен? — буркнул я себе под нос. — Тогда, кто из них богаче?

— Виконт де Англанд, сын графа де Англанда, — не задумываясь ответил старик. — Он — прямой наследник хозяина соседнего графства.

— И что же я ему наговорил такого, что он решил вызвать меня на дуэль?

— Насколько мне известно, вы высмеяли его длинный нос, — смущенно ответил Бертран. — Все это произошло на балу у графа де Брионна, хозяина этих земель. Именно на этом празднике была объявлена помолвка виконта де Англанда и виконтессы де Брионн.

— Понятно, — вздохнул я. — А что со вторым соперником?

— Шевалье де Невер зол на вас из-за того, что вы волочились за его невестой, Ирэн Дане. Дочерью Захария Дане, богатого торговца сукном. Шевалье, будучи младшим сыном барона де Невера, остался без наследства. Брак с дочерью зажиточного торговца поправил бы его финансовое положение. К слову, Бастьена де Невера вы считали своим другом, как еще и некоторых дворян, которые, кстати, сразу разъехались, как только у вас закончились деньги.

Я почесал затылок. Ну, с такими друзьями и врагов не нужно. Это даже к лучшему, что они разъехались.

— И как далеко зашло у меня с этой Ирэн?

— Это мне не известно, господин, — смущенно пожал плечами Бертран. — Но я знаю, что ее отец зол на вас.

— Да, — сказал я. — Припоминаю несколько расписок. Кажется, этому Захарию я должен крупную сумму. Как и Веберу…

* * *

— Куда прикажете? — бесстрастным голосом спросил Жак, сидящий на передке коляски, запряженной крупным серым мерином. Одетый в видавший виды овчинный тулуп и волчий треух Жак был похож сейчас на разбойника с большой дороги.

С завистью взглянув на треух Жака, а затем на шерстяную вязанную шапочку сидящего рядом со мной Бертрана, я плотнее натянул на уши дурацкую треуголку, которая нынче была писком моды среди дворян, и произнес:

— Давай-ка, прокати нас по центру города. А потом посмотрим, куда дальше.

Жак коротко кивнул, затем дернул вожжи, и мы покатили.

Спустя час моей неспешной поездки по Абвилю я уже примерно представлял себе, куда меня забросил мой таинственный благодетель. Откровенно говоря, я думал, что все будет намного хуже. В общем, Абвиль меня приятно удивил. Городок оказался довольно ухоженным, хотя и со своими нюансами.

Я побывал на главной площади. Полюбовался зданием ратуши. Мимоходом осмотрел несколько храмов. Понаблюдал за горожанами, которые не выглядели особо несчастными. Хотя оборванцев тут хватало, как и всякого приезжего сброда. Сержант был прав — после заката по улицам лучше сейчас не бродить.

Я увидел много вооруженных мужчин — видимо, это и были те самые наемники, прибывшие попытать удачи и наняться в теневой патруль вместо сыночка какого-нибудь богатенького купца или лавочника.

Экипированы они были по-разному. Большая часть этих вояк представляла собой жалкое зрелище. Копья, луки, топоры, за редким исключением у некоторых на поясах висели мечи. С броней и кольчугами совсем беда. В общем, оборванцы, непонятно на что надеющиеся. Они бродили по переулкам небольшими пьяными группками и громко орали какие-то похабные песенки. Короче, если убрать все это отребье с улиц, получится неплохой городок.

Местная стража явно не справлялась со своими обязанностями. Думаю, основная масса представителей правопорядка ошивалась в богатых кварталах, обеспечивая охрану прежде всего привилегированных горожан.

Мы как раз заехали в один из таких кварталов. Наша коляска катила по мостовой, вымощенной плоскими булыжниками, которые проглядывали своими черными боками из-под грязного коричневого снега. Вдоль довольно широкой улочки высились кирпичные и каменные дома в два и три этажа. Небольшие башенки, балконы с нависающими верхними ярусами, шпили на черепичных крышах.

— Мне здесь нравится, — негромко сказал я Бертрану.

— Первое время мы жили в этом квартале, — тихо произнес старик. — Пока у вас не кончились деньги.

Спустя еще один час, объехав вдоль и поперек все центральные кварталы города, я дал команду везти меня на ристалище, чем заработал понимающую ухмылку Жака и обеспокоенный взгляд Бертрана.

Местное ристалище, на котором по городским законам проводились дуэли или просто тренировочные поединки, находилось недалеко от центра города. Еще не видя из-за домов местной арены, я ее уже прекрасно мог слышать.

Шум сотен раззадоренных кровавым зрелищем голосов разносился на всю округу. По улицам, ведущим к ристалищу, торопились улыбающиеся горожане, а также мелкие торговцы со своими тележками, груженными всякой всячиной. У одного такого суетливого мужичка я за десять оболов приобрел десяток пирожков с мясной и ягодной начинкой.

Добыча была поровну разделена между мной и Бертраном. Жака прикармливать я не собирался, хотя он периодически косился в нашу сторону, жадно втягивая умопомрачительные запахи сдобы.

Я лишь усмехнулся. Нет, мужик, мы с тобой врозь. Ты не обязан был меня спасать, а я не обязан тебя кормить. Пусть этим занимается твоя хозяйка. Она должна была предусмотреть кормежку своего шпиона.

На широком пустыре, рядом с высокой каменной стеной, отделяющей арену от внешнего мира, располагалась местная парковка, где стояли разнообразные экипажи. Начиная от простых колясок и повозок, заканчивая продвинутыми пузатыми каретами на стальных рессорах.

Я со вздохом проводил грустным взглядом одну такую красавицу темно-синего цвета с резными вставками, запряженную четверкой великолепных лошадей. Затем, натянув треуголку на вконец отмороженные уши, двинулся ко входу в арену.

Дойти до ворот я не успел. На полпути меня перехватили.

— Ба! — услышал я звонкий насмешливый голос. — Так ведь это же шевалье Ренар собственной персоной!

Я остановился и повернул голову. Между двух шикарных карет стояла группка молодых людей. Судя по ярким дорогим нарядам и обилию украшений, передо мной местная золотая молодежь.

Идущий рядом Бертран тихонько скороговоркой начал перечислять:

— Это шевалье Давелуи. Рядом с ним, в зеленой накидке виконт де Годар. Слева высокий — барон де Жаме. А справа, широкоплечий и коренастый…

— Виконт де Англанд, — также тихо закончил я за него. — На ловца и зверь бежит. Я узнал его по носу. Слушай, он же действительно очень длинный.

Я развернулся и бодрым шагом приблизился к компании.

— Господа, — легко поклонился я. — Рад видеть вас! Чудесный день, не правда ли?

Молодые люди переглянулись и, обменявшись кривыми усмешками, снова взглянули на меня. Единственный, кто все это время не сводил с меня ненавидящего взгляда, был виконт де Англанд.

— Ренар, я смотрю вы уже на ногах? — спросил обладатель звонкого голоса. — И это после дуэли с де Ламаром.

— Меня не так-то просто убить, — усмехнулся я. — Мои предки всегда отличались отменным здоровьем.

— Какие из них? — мгновенно пошел в атаку виконт де Англанд. Он как будто ждал, когда меня можно будет зацепить. — Те, что графы, или те, что купцы? Я только недавно узнал, что вы — внук того торгаша Леграна. Отсюда и этот ваш глупый наряд простолюдина?

Молодые люди тут же поддержали его язвительными усмешками.

— И те и другие, виконт, — ответил я и, улыбаясь, спросил: — А вы, как я посмотрю, все также суете свой длинный нос в дела, которые вас не касаются?

На мгновение воцарилась гробовая тишина. Только всхрапывающие лошади и далекий шум с арены разбавляли ее.

Виконт дернулся словно от пощечины и порывисто шагнул вперед. Его темно-карие глаза еще больше потемнели. Если бы он умел умертвлять взглядом, я бы уже давно был мертв. Его друзья среагировали быстрее. Они тут же преградили путь разъяренному виконту.

— Я убью тебя! — прорычал де Англанд, пытаясь обнажить свой меч. — Больше никаких отсрочек, слизняк! Ты ответишь за свои слова сию минуту! И если ты думаешь, что сможешь разжалобить меня слезами, как это сделал с де Ламаром, лучше сразу забудь! Ты умрешь!

Я пожал плечами и, изобразив грустную улыбку, сказал:

— Увы, виконт… Но сегодня я не смогу ответить на ваш вызов, потому как у меня нет даже меча. Вы ведь не убьете безоружного? Как вы смотрите на то, чтобы сразиться завтра здесь, в это же время? Обещаю, никуда не денусь. Тем более, я не смогу отказать себе в удовольствии завтра снова щёлкнуть по вашему длинному любопытному носу.

Виконт снова зарычал. Он рвался в бой. Трое его спутников с трудом удерживали его.

— Завтра! Здесь! В это же время ты умрешь!

— Отлично, виконт! — поклонился я. — Право выбора оружия за мной. Бьемся на мечах. Господа, позвольте откланяться.

Я развернулся и легкой походкой двинулся в сторону входа на трибуны арены. Я буквально спиной ощущал горящие ненавистью и презрением взгляды мажоров.

— До смерти! — рычал мне в след де Англанд.

Я, не оборачиваясь, взмахнул ему на прощанье ладонью.

— Господин! — жалобно запричитал идущий рядом Бертран. — Что вы натворили?!

— Пора раздавать долги, старина, — похлопал я его по плечу и добавил: — Возьми себя в руки. Мне сейчас нужен твой холодный разум. У нас еще много дел. Перед завтрашним поединком нужно многое успеть подготовить.

Загрузка...