Глава 15

Пока мы с виконтом обменивались «любезностями», я внимательно изучал его защиту и насчитал по меньшей мере дюжину потенциальных точек, куда можно будет нанести смертельный удар.

Виконт, естественно, такими вещами свою голову не забивал. И это абсолютно логично. Перед ним сейчас стоял мелкий пакостник и задира, не единожды оскорбивший его перед всеми и умудрившийся заявиться на поединок без нормального оружия и защиты. Те кожаные тряпки, которые сейчас нелепо висели на теле обидчика, не в счет. А если еще вспомнить ту злосчастную и унизительную дуэль с де Ламаром — в общем, виконт, мягко говоря, меня недооценивал.

Именно поэтому он решил покончить со мной одним ударом. С яростным рыком, что доносился из-под забрала его шлема, виконт, метя мне в правую ключицу, рубанул своим полуторником наискосок. Будь сейчас на этом месте настоящий Макс Ренар — этого удара хватило бы с лихвой. Уже спустя мгновение он бы лежал на земле, разрубленный до пояса, орошая песок арены кровью.

Но на беду виконта де Англанда в теле настоящего Макса Ренара поселилось опасное иномирное существо, для убийства которого необходимо приложить намного больше усилий.

Легко уклонившись от клинка виконта, я сместился влево и, оказавшись за его спиной, резко взмахнул мечом. Прекрасно заточенное острие моего клинка срубило яркое оперение со шлема моего противника. Шикарный разноцветный плюмаж, который наверняка сам по себе стоил немалых денег, разлетелся в разные стороны. Я даже слегка поморщился. Придется смириться с этой потерей. Все, что было сейчас на виконте, я уже считал своей законной добычей.

Но так было надо. Сегодня я намерен на примере виконта провести небольшое показательное выступление, чтобы остальным горячим головам было неповадно. И это даже хорошо, что де Англанд — чемпион какого-то там турнира, тем доходчивей будет урок для тех, кто вздумает в будущем вызывать меня на дуэль. Да и вообще — открывать рот, прежде чем оскорбить меня.

Кстати, судя по той скорости, с которой двигался мой соперник, тому же Жаку, например, он не соперник. А если ветерану дать щит и его привычное оружие, то виконту вообще ничего не светит.

Уверен, графского сынка учили мастера своего дела и наверняка с самого детства, но Жак прошел более жестокую школу. Как, собственно, и я.

Виконт, явно ожидавший, что его клинок завязнет в теле соперника, поразив воздух перед собой, по инерции сделал два шага вперед. Мое исчезновение его явно озадачило. Он начал непонимающе и неповоротливо оглядываться по сторонам. Делал он это всем корпусом, чем изрядно веселил собравшуюся на трибунах толпу. Особенно народ потешался над обрубком перьев на его шлеме. Собственно, именно этого я и добивался.

— Вико-онт! — приложив левую ладонь ко рту, громко позвал его я. — Вы кого-то потеряли?! Если меня, то вам следует воспользоваться своим великолепным нюхом! Идите на запах лаванды!

Трибуны снова грохнули от хохота. К черни уже открыто присоединились некоторые дворяне. Даже на лице местного графа промелькнула ухмылка. А вот папаше виконта сейчас было не до шуток. Я видел непонимание на его лице, как, собственно, и на лицах многих собравшихся здесь аристократов. Вполне ожидаемая реакция. Они все знали, кто такой Макс Ренар, и он не должен был выжить после такого удара.

Тем временем виконт развернулся и подбадриваемый улюлюканием и обидными выкриками с трибун, яростно рыча, снова бросился на меня. И снова промахнулся.

Я, легко сместившись в сторону, опять оказался у него за спиной, но в этот раз простой потерей перьев мой противник не ограничился.

Короткий выпад — и острие моего клинка пронзило точку в районе коленного сгиба его левой ноги. На что толпа громко охнула.

Все. Шутки закончились. Началось то, ради чего они все здесь собрались.

Я бил аккуратно, чтобы виконт раньше времени не истек кровью. Но крови все равно было много. На песок под ногами моего соперника упали первые темно-бурые капли.

Вздрогнув, виконт развернулся на месте и попытался сделать новый выпад, но тут же сбился с шага. Я услышал его приглушенный стон. Он машинально потянулся левой рукой к ране, но вовремя взял себя в руки. Неплохо. Сын графа чемпион турнира не должен показывать слабость.

— В чем дело, виконт? — безмятежно улыбаясь, спросил я. — Вам плохо?

Ответом мне было рычание и резкий выпад его меча. Из-за ранения он получился корявым и уже не таким быстрым. Но прежнему Максу хватило бы и этого, чтобы словно куропатке оказаться на вертеле.

Я же плавно отвел длинный клинок виконта, с шелестом скользнувший по лезвию моего, и ответным выпадом пронзил узкую брешь, образованную между его левым наплечником и кирасой. Жало моего клинка вошло неглубоко, но этого хватило, чтобы вывести левую руку виконта из строя.

Трибуны словно гигантское многоголовое чудовище отозвались громким гудящим выдохом на мой выпад.

В этот раз мой противник не смог сдержать стон. Отшатнувшись, он сделал шаг и выставил перед собой меч. Тяжелый полуторник в его правой руке слегка подрагивал. Сквозь прорезь забрала вырывались клубы пара. Ярость виконта куда-то улетучилась. Похоже, сегодня он впервые почувствовал, что такое настоящая боль. Кровь, обильно орошавшая песок под его ногами, стремительно покидала тело.

Не прошло и нескольких минут, а наши роли кардинально поменялись. Теперь виконт из нападающего превратился в защищающегося. На трибунах, судя по испуганным и недоумевающим выкрикам, это тоже понимали.

Краем глаза я следил за реакцией папаши моего противника. Должен заметить, он держался неплохо. Его волнение выдавал лишь взгляд. В его темно-серых глазах я увидел изумление, неверие, а еще в них был страх… Я его понимаю. Он прибыл сюда, чтобы насладиться зрелищем того, как его первенец и наследник триумфально убивает своего обидчика. Но никак не наоборот.

Должен заметить, что на лицах многих я увидел похожие эмоции. Даже Бетти, которая с презрением отзывалась о способностях Макса как бойца, судя по ее физиономии, находилась сейчас в ступоре. А вот Вивьен, похоже, совсем не удивилась. Белая как мел она не сводила с меня напряженного взгляда. В ее глазах читался немой вопрос: «Кто ты такой?!»

Со мною часто так бывало. Смазливая внешность. Худощавое телосложение. Спокойный не конфликтный характер. Вследствие чего некоторые представители мужского пола постоянно норовили самоутвердиться за мой счет. Особенно часто такое происходило в моем детстве и юношестве. Правда, в тот момент, когда конфликт достигал определенной стадии, на которой тихий и скромный юноша превращался в жестокого зверя с холодным взглядом, как правило, становилось уже поздно.

Думаю, только что виконт де Англанд оказался именно в таком положении. Выставив перед собой свой меч, который с каждой потерянной каплей крови становился все тяжелее и тяжелее, он наверняка уже чувствовал, как холод начинает сковывать его тело. Волна ярости и гнева, что породили в его сердце резкие слова обидчика, схлынула. Стоя напротив своего соперника, он постепенно начинал осознавать, что ситуация вышла из-под контроля. Он ведь уже представлял, как одним богатырским ударом разрубит тело врага от ключицы до пояса, но в реальности все происходило иначе.

Но просто так сдаваться виконт не собирался. Тяжело припадая на раненную ногу, он попытался снова сократить дистанцию. С каждым шагом оставляя темно-бурый след на песке, он приближался ко мне, готовясь повторить свой предыдущий выпад.

Наконец, он атаковал, но только уже одной рукой. Я же, продолжая улыбаться, подпустил его поближе, и когда был сделан выпад, легко отвел клинок противника в сторону. Затем, резким рывком сократив дистанцию, я подсек ногу виконта и сильным толчком в грудь опрокинул его на землю.

Стальной грохот разлетелся над ристалищем. На трибуны наползла зловещая тишина. Люди были поражены происходящим на арене.

Над лежащим на спине и неуклюже ворочающим руками и ногами виконтом, напоминавшим своим видом огромного жука, уже никто не потешался. Краем уха я услышал несколько жалобных девичьих вскриков.

Не уверен, что меня бы так же пожалели. Это виконт де Англанд у нас олицетворение красоты и благородства. Рыцарь в сияющих доспехах, не иначе.

Ну а я — всего лишь какой-то выскочка, бастард. Ублюдок изменника, облаченный в неопрятные кожаные доспехи. Не удивлюсь, если узнаю, что большинство из присутствующих наблюдают за происходящим на арене, как за неким недоразумением. Вот сейчас виконт встанет на ноги. Поднимет с земли свой меч и зарубит этого бастарда.

Но подняться виконту я не позволил, как и пырнуть меня своим кинжалом, который он выдернул из ножен на поясе. Быстро разоружив противника, я прижал ногой его руку к земле и острием своего клинка приподнял забрало его шлема.

Наши с виконтом взгляды встретились. Сколько же страха и отчаяния было в его глазах. И куда подевался тот яростный воин? Сейчас передо мной лежал двадцатипятилетний парень, который отчаянно хотел жить. Падая на землю, он умудрился каким-то образом разбить свой длинный нос и сейчас кровь заливала его щеки и подбородок.

— Виконт! — улыбнулся я и направил острие моего клинка в его правый глаз. — Надеюсь, вы понимаете, что вам не следует сейчас дёргать головой?

Покосившись на стальное жало в нескольких сантиметрах от его глаза, виконт коротко кивнул.

— Почему вы медлите? — дрожащим голосом спросил он.

— Потому что я не хочу вас убивать, — пожал плечами я. — Никогда не хотел. Это вы жаждали моей крови. Какая муха вас укусила?

— Вы несколько раз оскорбили меня при всех! — в серых глазах виконта мелькнула блеклая тень былого гнева. — Один раз даже в присутствии виконтессы де Брионн!

— М-да, — покачал я головой. Теперь понятно, отчего у парня так пригорело. Макс, придурок, умудрился унизить его при невесте. Плюс я подлил масла в огонь своими шуточками. — Признаю свою ошибку, виконт.

После моих слов глаза де Англанда удивленно расширились.

— Но и вы тоже хороши, — упрекнул я его. — Вы полагали, что я оставлю ваши реплики о моем происхождении без внимания. Если бы вы не были дворянином, я бы вырезал вам язык. Кстати, в следующий раз, когда вам вздумается повторить что-то подобное, я так и поступлю. Надеюсь, вы уже поняли, что вы мне не соперник?

— Да, — неожиданно согласился виконт. При чем он не лебезил и не пытался потянуть время. Он был искренен со мной. — Я недооценил вас, Ренар. Сейчас я понимаю, что вы могли убить меня еще раньше. Просто ваша дуэль с де Ламаром… Я видел тот поединок… Он сбил меня с толку. Сегодня со мной сражался совершенно другой человек. И да, от меня вы более не услышите ни слова о вашем происхождении. Даю вам слово, шевалье. Если, конечно, я переживу этот день.

— В свою очередь — даю вам слово, что оставлю в покое ваш нос, — без тени усмешки произнес я. — И как я вам уже говорил — мне не нужна ваша жизнь, виконт. Скажу больше, я не прощу себе, если лишу очаровательную виконтессу де Брионн счастья замужества. А что касается де Ламара… Меня ждет реванш. Винсент горит желанием закончить начатое.

— Тогда я знаю, на кого поставлю, — на бледном лице виконта появилась улыбка.

— Значит, между нами все решено? — уточнил я.

— Определенно, — кивнул он и добавил: — Победа за вами. Мой оруженосец доставит мой доспех и оружие туда, куда вы укажите…

— Хорошо, — сказал я. — А сейчас постарайтесь не шевелиться.

Когда я обернулся к трибунам, над которыми повисла гробовая тишина, то словил на себе испытующий взгляд графа де Англанда, отца виконта. Казалось, что за прошедшие несколько минут этот человек постарел лет на десять.

Я не стал разочаровывать его и громко выкрикнул:

— Лекаря сюда! Быстрее!

Когда под рев толпы покидал ристалище, я буквально кожей ощущал на себе обжигающий взгляд Вивьен Леруа.

* * *

На парковке в коляске меня уже ждал Жак. На лице ветерана играла довольная улыбка. О причине его радости было не сложно догадаться.

— Первый раз тебя вижу таким счастливым, — пробурчал я, снимая с себя безрукавку, наручи и поножи.

— А чего мне плакать-то, господин? — усмехнулся он. — Сегодня, благодаря вам, мои карманы полны серебра.

— И не побоялся на меня поставить? — фыркнул я. — А если бы виконт проткнул меня своим мечом?

— Не в этой жизни, — хохотнул Жак. — И этот меч на самом деле уже не принадлежит виконту. Теперь он ваш.

Зачерпнув из сугроба сухого чистого снега, я растер им разгоряченное лицо. Руки слегка подрагивали. Мышцы и суставы горели огнем. Бой с виконтом я провел на пределе своих сил. Как энергетических, так и физических. Если бы не зеленая энергия духов, быть беде. Просканировав энергосистему, я незаметно выдохнул. Не считая нескольких микрорастяжений, ни одного серьезного разрыва не обнаружил. По уму мне бы еще месяцок просидеть на энергетической диете, медитируя и приводя в порядок физическую оболочку, но, увы, события вокруг меня начинают закручиваться вне моего желания.

— Как думаешь, твой дружок Гай Арно сможет дать за экипировку виконта справедливую цену? — спросил я у Жака.

Но вместо него мне ответил другой человек.

— Шевалье Ренар! — услышал я спокойный баритон у себя за спиной. — Уверен, кроме меня справедливей цены вам никто не даст.

Жак, спрыгнув с коляски, склонил голову. Я обернулся. В нескольких шагах напротив меня стоял граф де Англанд собственной персоной, которого сопровождала пятерка хмурых воинов. Они чем-то напоминали мне Жака. Этим головорезам явно приходилось участвовать не в одной заварушке. Меня они рассматривали с неприкрытым интересом, будто не веря, что вот этот малец только что на глазах у всех победил сына их хозяина.

— Ваше сиятельство, — учтиво поклонился я.

— Шевалье, я бы хотел с вами поговорить наедине. Сможете уделить мне минуту вашего времени?

Вопрос графа мало походил на просьбу. Его сиятельство явно не привык к неповиновению.

На рожон я лезть не стал. Если сейчас начну грубить, меня никто не поймет. Да и враг в лице хозяина соседнего графства мне не нужен. Уже то, что он лично пришел ко мне с просьбой, о многом говорит. Спустился, так сказать, с небес на землю.

Жак мгновенно испарился, а бойцы графа отошли на несколько шагов, образовав при этом некий полукруг, чтобы нам никто не мешал спокойно поговорить.

— Я к вашим услугам, ваше сиятельство, — снова поклонился я.

— Что ж, перейду сразу к делу, — сухо произнес граф де Англанд. На удивление, виконт не был похож на своего отца. Разве что цветом и разрезом глаз. Длинный нос, тяжелый подбородок, широкие скулы — видимо, все это досталось виконту от его матери. Мне даже стало любопытно посмотреть на нее.

— Как вам будет угодно, — ответил я и сложил руки за спиной.

Одним движением граф снял со среднего пальца левой руки золотой перстень с большим темно-алым рубином и протянул его мне.

— Возьмите, шевалье, — бесцветным голосом произнес он. — За этот перстень вам дадут больше серебра, чем за доспех моего сына. Таким образом, мы оба получим желаемое. Вы — деньги, а я — спокойствие от осознания того факта, что доспех виконта де Англанда останется в нашей фамильной оружейной. Надеюсь, вас устроит этот обмен?

Украшение, оказавшееся у меня на ладони, приятно радовало своей тяжестью.

— Более чем, — ответил я.

— Что ж, дело сделано, — жестко произнес он. — Я рад, что мы с вами достигли взаимопонимания, шевалье.

Сказав это, граф быстро развернулся и сделал шаг в сторону богато украшенной кареты с гербом графства де Англанд, что стояла в нескольких метрах от того места, где мы вели беседу. На мгновение он замешкался. Обернулся и, задумчиво глядя на меня, произнес:

— Сегодня вы сохранили жизнь моему единственному наследнику. С этого дня я буду внимательно следить за вашей судьбой.

Загрузка...