Глава 16

Я стоял, облокотившись на борт нашей коляски, и наблюдал, как удаляется карета графа. По местным меркам — шикарная вещь. И статусная.

Все это время я подбрасывал на ладони золотой перстень, ощущая его приятную тяжесть.

— Отличная инвестиция, — услышал я сбоку голос Жака.

— Тебе знакомо это слово? — не оборачиваясь, спросил я. Мне было интересно наблюдать за всадниками на здоровенных боевых конях, сопровождавших карету де Англанда. Красивое зрелище.

— Был у нас в полку один умник, — хмыкнул Жак. — Светлая голова. Вот кто знал много умных слов. Правда, это ему не помогло в Леонской битве. Сказать по правде, там много народу полегло.

— Но ты выжил.

— Я во многих битвах выжил.

— Не скучаешь по былым денькам?

— Не-е-ет, — усмехнулся Жак. — Меня сейчас все устраивает.

Я понимающе улыбнулся.

— Я заметил, мадам Ришар тебя ценит.

— Не без того, — вернул мне улыбку Жак. Он сейчас был похож на хитрого мартовского кота.

— И какой коэффициент сегодня на ставках? — быстро спросил я.

— Один к десяти, — слегка смутившись сменой темы, ответил Жак.

Я хмыкнул. Думал, будет больше. Этот Поль Лепети еще тот скряга. Но все равно мои двадцать пять крон превратились в двести пятьдесят. Осталось дождаться Бертрана с выигрышем и можно ехать домой. Хм… Но сперва надо отпраздновать.

— Как закончим с делами, отвезешь меня с Бертраном в какое-нибудь приличное место, где хорошо кормят, — сказал я, пряча перстень в карман. Жак прав: это колечко хорошая инвестиция. Плюс граф оказал мне услугу. Теперь не надо тратить время на продажу доспеха. А еще — это удобно. Всегда большая сумма при мне. Не придется таскать за собой мешок серебра.

— Сделаем, — кивнул Жак, пряча насмешливую улыбку.

Я тут же его предупредил:

— Но не как в прошлый раз с оружейным магазином. Приличное и недорогое.

Жак молча кивнул, но улыбаться не перестал. У него сегодня из-за выигрыша на редкость отличное настроение. Может, испортить? Ай, ладно. Пусть порадуется человек.

А вот отсутствие Бертрана меня начало напрягать.

— Знаешь, — сказал я, запрыгивая в коляску. — Вези-ка ты меня к букмекерской конторе. Чую, случилось что-то неладное. Зря он не дождался меня и пошел один.

* * *

Контора Поля Лепети находилась в соседнем квартале в самом конце улицы. Это был двухэтажный каменный дом с красной черепицей, толстыми обитыми железом дверями и узкими окошками со стальными решетками.

Когда мы остановились под деревянной вывеской, на которой были изображены монеты и две лошадиные головы, я даже присвистнул.

— Так это прямо настоящая крепость! Этот домик так сразу штурмом и не возьмешь.

Жак пожал плечами.

— На то и расчет. Чуть что, какие беспорядки в городе, так горячие головы сразу в такие места бегут, чтобы пограбить. Знают, что здесь всегда есть денежки.

Спрыгнув с коляски, я быстро подошел к массивной двери и громко в нее постучал.

— Я сейчас кому-то постучу! — послышался раздраженный рык из-за створки.

Лязгнул засов и в проеме показался человек-гора со здоровенными кулачищами и отсутствием интеллекта во взгляде.

— Чего надо? — снова рыкнул он.

Сдерживая раздражение из-за откровенно хамского отношения, я спросил:

— Любезный, я ищу своего слугу, который отправился сюда за своим выигрышем.

Я хотел было начать описывать Бертрана, но меня никто не собирался слушать.

— Не было здесь никого, — резко ответил гигант и добавил: — Следовало бы получше следить за своим слугой. Наверное, прямо сейчас он хлещет эль во все горло в какой-нибудь забегаловке.

После этой тирады железная дверь захлопнулась прямо перед моим носом.

Я нахмурился и посмотрел на Жака. Тот лишь пожал плечами, мол, ничего не знаю.

Я огляделся. Вокруг ни души. Даже спросить не у кого. Я было снова замахнулся, чтобы постучать в дверь, но меня остановил Жак.

— Господин, — негромко сказал он. — Взгляните.

Я посмотрел в указанную сторону. Из-за угла соседнего дома выглядывала детская чумазая физиономия.

— Похоже, просит, чтобы мы подошли, — прокомментировал Жак характерные сигналы детской руки.

Перейдя через дорогу, я приблизился к подзывавшему меня мальчишке. Грязные русые волосы, старая одежда и обувь — парень был ярким представителем местных бездомных.

— Господин, — обратился он ко мне слегка охрипшим голосом. — Вы случайно не ищите своего старого слугу?

— С чего ты взял? — напрягся я.

— Я слышал ваш разговор с Быком, — уклончиво ответил беспризорник, кивая в сторону стальных дверей конторы. — Кроме того, старик, когда его вышвырнули из конторы, грозился, что за ним скоро обязательно придет хозяин, и что всем им там не поздоровится. Правда, не в обиду будет сказано, господин, если это вы — тогда старик здорово преувеличил. У Поля Лепети полтора десятка головорезов. Это, конечно, если вам удастся каким-то образом пройти через Быка.

— Ты знаешь, где он? — сделал я шаг вперед.

— Не так быстро, — отшатнулся паренек, приготовившись дать деру. — Да, я знаю, где он, и за небольшое вознаграждение могу отвести вас туда.

— Этого хватит? — на моей ладони появилось несколько медяков.

Глаза паренька загорелись алчным огнем. Он даже громко сглотнул.

— Если покажешь, где старик, получишь столько же, — сказал я. — Обманешь — лучше сразу беги из Абвиля.

Наши взгляды встретились. Не врет. Он знает, где Бертран. А вот мой взгляд, похоже, его напугал.

— Следуйте за мной, господин, — дрогнувшим голосом произнес он и быстро зашагал в конец соседней улицы.

Я же, дав сигнал Жаку оставаться на месте, двинулся следом за пацаненком.

Далеко идти не пришлось. В одном из темных тупичков между домов, на куче какого-то мусора в одном исподнем лежал мой Бертран. Увидев старика, я рванул вперед.

Затаив дыхание и дрожа от перенапряжения, я наклонился над его телом. Бледное лицо, разбитый до крови нос, под правым глазом наливался синяк — бедняге серьезно досталось. Судя по слабому дыханию и отсутствию реакции на мое присутствие, Бертран был без сознания. Плюс очень замерз.

Быстро просканировав его энергоструктуру, я облегченно выдохнул. Отмоем, отогреем, вылечим — жить будет.

Сорвав с себя тулуп и шапку, я быстро закутал во все это старика, тело которого оказалось неожиданно легким.

— Господин, э… — услышал я за спиной требовательный голос паренька.

— Твое имя? — резко оборвал его я, беря на руки Бертрана.

— Все Чижом кличут, — буркнул пацан.

— Приведешь сюда моего спутника с коляской — получишь двойную плату помимо оговоренного.

Чижа как ветром сдуло.

Когда я шагал по улице, Бертран очнулся и взглянул на меня помутневшим взором. Произошло узнавание. Он было слабо дернулся, но я его успокоил:

— Все, старина. Все уже позади. Я здесь. Я с тобой.

— Господин, — прошептал он дрожащим голосом. — Я подвел вас… Они узнали меня… Забрали весь ваш выигрыш… Сказали, что эти деньги пойдут в оплату вашего долга какому-то Треболю… Я пытался протестовать, но силы были неравны…

— Все будет хорошо, друг мой, — успокаивал я его. — Это моя вина. Я вообще не должен был вмешивать тебя во все это. И отпускать тебя одного. Видимо, после поединка башка плохо соображала. Больше такого не повторится. А вот и Жак…

Из-за угла действительно вылетела коляска. Жак явно выглядел обеспокоенным.

— Что с ним? — первым делом спросил он, когда остановился.

— Слегка помяли и замерз, но жить будет, — ответил я. — Отвези его домой.

— А вы? — удивился Жак.

— А у меня еще дела с одним самоуверенным господином.

Не дожидаясь ответа Жака, я бросил горсть медяков Чижу и двинулся в сторону конторы Поля Лепети.

На ходу закрепив ножны с мечом за спиной, я зачерпнул немного энергии из полного источника и направил ее в кончики пальцев. Сейчас мне уже не надо думать, как бы случайно не убить противника.

На мой настойчивый стук железная дверь открылась немного с опозданием и на пороге снова появился тот же верзила.

— Ну чего надо, гаденыш? — рыкнул он. — Я, кажется, тебе уже все объяснил. По-хорошему, смотрю, не понимаешь?

— Поль у себя? — спросил я, игнорируя оскорбления, чем поставил здоровяка в тупик. Он машинально кивнул.

— Ты, я смотрю!.. — опомнившись взревел он, но договорить не успел.

Мой короткий удар в солнечное сплетение, усиленный энергетическим импульсом, заставил его сложиться пополам и, хрипя, опуститься на колени. Вены на его бычьей шее вздулись от перенапряжения. Рожа налилась кровью. Вторым коротким тычком в висок я прервал его мучения.

Перешагнув через бьющуюся в конвульсиях тушу, я двинулся вглубь дома.

Довольно просторная прихожая продолжилась длинным коридором, в конце которого маячила дверь. Когда я был уже на середине коридора, она открылась, из проема вышел еще один лысый амбал, но уступающий габаритами привратнику.

Он замер на пороге и удивленно уставился на меня своими маленькими близко посаженными глазами.

— Привет! — беззаботно улыбнулся я, при этом ускоряясь. — Бык сказал, чтобы я шел сюда. Мне надо поговорить с Полем. Он сейчас где?

— На втором этаже, у себя в кабинете, — продолжая хмуриться, ответил амбал. — А ты вообще кто такой? И почему Бык не забрал у тебя оружие?

Поздно. Сканируя энергосистему верзилы, я уже пересек коридор и нанес удар правой рукой прямо в темное пятно на его груди. Так в истинном зрении выглядели застарелые травмы и ранения.

Этому хватило всего лишь одного импульса — он потерял сознание еще до того, как рухнуть на пол.

За дверью, из которой вышел лысый, обнаружилась прихожая и широкая мраморная лестница, на которой стояли двое охранников. Этот Поль, он их что, из одной пробирки вырастил? А ведь этих бройлеров еще надо прокормить.

Бойцы, привлеченные шумом у двери, уже спускались вниз. Первым шел широкоплечий детина с густой шевелюрой и жесткой, как щетка, бородой. Второй, чуть поменьше, огненно-рыжий удивленно таращился на меня, широко раскрыв свои голубые глаза. Похоже, он меня узнал. Моя догадка тут же подтвердилась.

— Макс? — спросил он. — Ты как тут оказался? Как ты вошел?

Я лишь пожал плечами и молниеносным рывком перепрыгнул сразу через несколько ступенек, оказавшись в шаге от бородатого. Не успев ничего сказать, тот, после моего тычка в пах, скорчился и, закатив глаза, покатился по ступенькам вниз, где и затих.

Рыжий возмущенно выкрикнул какое-то ругательство и попытался схватить меня за плечо. Я же, поднырнув под его руку, переместился на ступень выше и, направив немного энергии в ладонь, рубанул ею в основание шеи урода. Спустя мгновение голубоглазый, не подавая признаков жизни, лежал рядом со своим товарищем.

В коридорах и переходах второго этажа я уложил еще семерых громил и, спустя несколько минут, замер напротив двустворчатой резной двери из красного дерева, которую охраняли мои старые знакомые.

— Ба! — развел я руки в стороны и улыбнулся. — Какие люди. Краб и Колода. Давно не виделись, ребята!

Если лицо краба при моем появлении начало наливаться кровью, то Колода вздрогнул и машинально прикрыл своей широкой лапищей промежность.

— Вижу, нашу встречу вы не забыли! — продолжал я улыбаться.

Краб, плюясь и изрыгая проклятия, ринулся в мою сторону словно взбесившийся носорог. В его руке блеснуло лезвие ножа.

Церемониться с этим уродом я не стал. Выхватив из-за спины меч, я наотмашь рубанул им по запястью нападающего. Кисть Краба, все еще сжимавшая рукоять ножа, упала на пол, а из обрубка толчками начала выливаться бурая кровь. Это тебе за то, что ударил Трикси.

Краб по инерции еще сделал несколько шагов и, схватившись левой рукой за правую культю, громко завизжал. Его истерика продлилась всего несколько мгновений. Тяжелое оголовье рукояти моего меча с хрустом проломило его лысый затылок. Оставлять в живых этого подонка я не собирался.

Колода, все это время молча наблюдавший за расправой над своим дружком, так и не сдвинулся с места. Он продолжал закрывать пах своими ручищами.

— Поль Лепети там, за дверью? — смахивая кровь с клинка, спокойно спросил я у него.

Колода быстро закивал. Как-то даже по-детски.

— Очень хорошо, — похвалил его я. — Ты ведь не хочешь умирать сегодня, правда?

Тот активно замотал головой и даже громко замычал. Он еще и немой.

— Ну, тогда бегом домой, — махнул я мечом. — И чтобы больше не попадался мне на глаза. Понял?

Колода, бочком пятясь к двери, ведущей на лестницу, часто закивал и еще что-то промычал.

— Беги уже, — покачал головой я и тяжело вздохнул.

Дождавшись, пока Колода скроется в дверном проеме, я двинулся к резной двери, за которой, видимо, и находился кабинет Поля Лепети.

Я хотел было толкнуть створку, но не успел — ее для меня уже кто-то открывал. В образовавшийся проем выглянула голова с шикарной курчавой шевелюрой и грозно произнесла голосом Жука:

— Что тут у вас происходит, бездельники?!

Больше голова ничего сказать не успела, потому что острие моего клинка прижалось к ее шее.

— А я все гадал, кто смог опознать моего Бертрана? — усмехнулся я и легонько толкнул дверь, продолжая держать острие меча у шеи Жука. — Ты, ведь, понимаешь, что, избив старика, вы перешли границу? Если бы я задержался, он бы умер от холода.

— Макс, — жалобно произнес подручный Треболя и громко сглотнул. Он, широко раскрыв глаза, таращился на труп Краба и растекающуюся вокруг отрубленной культи бурую кровь. — Прошу тебя… Не убивай… Я их предупреждал, но они меня не послушались…

— Жук! — из глубины кабинета послышался властный баритон. — Что происходит? Чего ты там застыл?

— В сторону, — резко приказал я Жуку.

И когда тот испуганно забился в дальнем углу, я вошел внутрь кабинета, забросил меч в ножны и огляделся. Большой камин. Толстый ковер. Широкий письменный стол. Мягкие диваны. Я словно снова к хозяину Ямы попал. Только вот местный хозяин внешне здорово отличался от жабоподобного полковника.

Поль Лепети, а это был именно он, выглядел, скорее, как аристократ, чем как босс букмекерской конторы. Правильные черты лица. Зализанная шевелюра. Аккуратные бакенбарды. Волевой подбородок. Модный покрой одежды.

— А ничего у вас тут, — произнес я, оглядываясь. — Уютно.

— Макс Ренар? — Поль Лепети ошарашенно уставился на меня. — Как ты сюда попал? Кто посмел пропустить тебя?

Похоже, мой предшественник был хорошо знаком с этим Полем.

— Мой слуга, которого ты ограбил, избил и вышвырнул раздетым на помойку, передал мне, что ты потребовал моего личного присутствия. Это вы так сейчас ведете дела?

Пока говорил, я медленно приближался к его столу, на котором лежали свитки и бумаги, какие-то пухлые кожаные мешочки, чернильница, ворох перьев, небольшой кинжал и узкий нож для писем.

Хозяин букмекерской конторы довольно быстро взял себя в руки. Положив свои холеные ладони на столешницу, он нахмурился и попытался приподняться с кресла.

— Да как ты смеешь, мелкий ублюдок! — грозно выкрикнул он. — Ты, смотрю, совсем уже страх потерял! Ты…

Договорить он не успел. По моему телу пробежала энергетическая волна и в следующую секунду, я схватил правой рукой кинжал, лежавший на краю стола, а левой — узкий нож для писем и всадил их оба в ладони Поля Лепети, пришпилив его руки к столешнице.

Похоже, хозяин букмекерской конторы был человеком с довольно низким болевым порогом. Плюс я прекрасно знал, в какие точки надо бить, чтобы сделать очень больно. В общем, мозг Поля Лепети не выдержал и отключился.

Главный по ставкам, закатив глаза, осел на кресло, а его аристократическая физиономия приземлилась на столешницу. При этом, кажется, разбив нос и губы. Из дальнего угла приглушенно икнул Жук.

— Это он еще легко отделался, — буркнул я, с интересом рассматривая пухлые мешочки на столе. — Эй, Жук, плесни на него воды! Иначе мы тут до ночи провозимся.

Жук довольно быстро выполнил мой приказ. На голову Поля Лепети было выплеснуто содержимое серебряного графина, стоявшего на столе. Судя по запаху — это было вино.

Хозяин кабинета закашлялся и громко застонал. Он поднял голову — и наши взгляды встретились. Теперь в его глазах не осталось ни капли гнева или ярости, только всепоглощающий страх и ужас.

— Вот такой настрой мне больше по душе, — оскалился я и присел на краешек стола.

Загрузка...