Глава 18

Быстро взяв себя в руки, я снова изобразил приветливую улыбку.

— Мадам! — как ни в чем не бывало, продолжил я на вестонском. Показывать ей мое знание древнего наречия я пока не собирался. — Повторяю, я прошу простить меня за доставленное вам беспокойство. Мы сейчас же покинем вашу землю, и вы меня больше здесь не увидите. Мне не нужны неприятности.

Ведьма, продолжая буравить меня взглядом, слегка наклонила голову набок.

— Мы оказались здесь без злого умысла, — не прекращая улыбаться, говорил я. — Скорее, наоборот — мы искали помощи. Моему слуге нужны лекарства. Нам посоветовали обратиться к травнице. То есть, к вам.

— Тебе здесь не место, лис, — прошипела «травница», но уже на вестонском.

Я видел, как бурлила мана в ее энергосистеме. Ноздри хищно раздувались, а на слегка порозовевших скулах перекатывались желваки.

Я про себя даже прицокнул. Настоящая красавица!

А вот энергоканалы Лады меня заинтересовали. Вернее, их окончания. Словно их кто-то обрезал, а потом прижег. Причем довольно давно. Получалось, что передо мной сейчас стояла ведьма, которая не могла полноценно использовать свой дар. А это значит, что мы только что поменялись ролями — теперь уже она мне была не соперница. М-да, такой потенциал, а на самом деле она, по сути, инвалид. Даже хуже. Много хуже…

Мне ее даже стало жалко. Но на короткое мгновение. Ведь кому, как не мне знать, на что способны ведьмы. Вадома и без своего дара могла устроить веселенькую жизнь своим недругам.

— Уже ухожу, мадам, — как можно приветливей улыбнулся я и, кивнув на прощанье, шагнул в сторону нашей коляски.

— И больше не смей попадаться мне на глаза, — прошипела она мне в спину. — Раздавлю, как блоху.

Я замер как вкопанный и прикрыл глаза. А вот это она зря. Одно дело, когда я, пусть и по ошибке, забрел в ее угодья, но совсем другое угрожать мне будущей расправой даже на нейтральной территории. Ведь Абвиль — город небольшой, и мы можем совершенно случайно пересечься где угодно.

Глубоко вдохнув, я зачерпнул из источника энергию и пропустил ее по каналам, настраивая тело на боевой режим.

Развернувшись, я одним движением извлек свой меч из-за спины и молниеносно переместился на несколько шагов вперед. Направив сгусток энергии на острие клинка, я одним взмахом срубил тонкую сухую ветку невысокого деревца, которая висела на уровне головы ведьмы. Резкая энергетическая вспышка и ветвь упала к ногам «травницы». В ее зеленых глазах я увидел изумление и замешательство. Явно не такой реакции на свои слова она ожидала.

— Слушай меня внимательно, — спокойно глядя в ее округлившиеся от страха глаза, произнес я уже на ведьмачьем наречии. — Я уважаю древние традиции и законы моей приемной матери. Именно поэтому мной уже не единожды были принесены тебе извинения. Хотя на самом деле я, как представитель одного из самых влиятельнейших родов Мэйнленда, могу находиться беспрепятственно, где мне заблагорассудится. И уж тем более — в этих богами забытых трущобах. Только что ты находилась в шаге от смерти, но я решил пощадить тебя, потому что, повторюсь, я чту заветы моей матери. Но если ты вдруг еще раз попытаешься мне угрожать, мое терпение лопнет.

Несмотря на вечерний мороз, на лбу ведьмы выступили бисеринки пота. Ее спина выпрямилась, а маленькие ладошки сжались в кулачки. А она молодец. Боится, но отступать не собирается.

— Даже не думай, — усмехнулся я и кивнул на кисти ее рук. — Не знаю, кто с тобой это сделал, но этот урод здорово тебе подгадил. Будь на моем месте другой, такой же как я, ты бы уже была мертва. Кто в здравом уме откажется от халявной энергии? А в твоем источнике вон ее сколько. Я, кстати, теперь понимаю, почему ты здесь прячешься и не оставила предупреждающие руны на въезде в квартал.

Лицо Лады побледнело. Нижняя челюсть поползла вниз. На смену страху и злости пришло ошеломление.

— Видящий… — прошептала одними губами она и отшатнулась.

— Надеюсь, мы друг друга поняли? — спросил я и, дождавшись ее торопливого кивка, сказал: — В этом городе места хватит всем. Не обязательно враждовать. Если я пойму, что ты не вняла моим предупреждениям, умрешь.

После этих слов я сделал два шага назад и, развернувшись, двинулся в сторону коляски. Пока шел, ощущал на себе взгляд ведьмы. Как ни странно, враждебности в нем не было.

На самом деле Вадома вплела в мою энергосистему свою метку как раз для того, чтобы таких происшествий не случалось. Это как определитель «свой-чужой». Другие ведьмы, почуяв отметину своей «сестры», относились ко мне, как минимум, нейтрально. Исключение — такой случай, как сегодня. Я без спросу вторгся во владения ведьмы. Она, естественно, восприняла это, как посягательство на свою собственность.

Сама виновата. Начертила бы руну на перекрестных столбах, и я бы сюда не сунулся.

Хех… Теперь еще придется жить, зная, что в городе есть злая на меня ведьма. Не самые приятные перспективы. Пусть у нее проблемы с ее даром, но напакостить она сможет и без него.

* * *

Поездка в аптеку, возвращение домой, приготовление лекарства Бертрану, поздний ужин — в общем, спать мы легли далеко за полночь. Вернее, спать лег Бертран. Я же, дождавшись, когда он уснет, быстро переоделся в самые удобные вещи Макса и, вооружившись трофейными кинжалами, выскользнул из нашего флигелька. Откладывать в долгий ящик повторный визит в контору Поля Лепети я не собирался. Надо было ковать железо, пока оно горячо.

В аптеке, помимо травяных сборов, я прикупил еще несколько флаконов духов. Благодаря их зеленой энергии, мой источник, несмотря на напряженный день, снова был полон. Тело, получив новый заряд бодрости, было готово к новым подвигам. Хех… Главное — не надорваться.

До букмекерской конторы я добрался довольно быстро. Двигаясь безмолвной тенью по темным переулкам Абвиля, я неожиданно осознал масштабы проблемы в связи с прибытием в город всякого сброда. Наблюдая за праздношатающимися по улицам громким компаниям пьяных наемников, я удивлялся, почему местные власти до сих пор не решили этот вопрос. Все-таки третий по величине город в графстве. Да и сам хозяин этих земель сегодня был тут.

Здание конторы Поля Лепети освещалось фонарями только с главной улицы. Поэтому я зашел с тыла.

Этой ночью определенный статус неприкасаемого сыграет злую шутку с Треболем, и это не считая предыдущего моего визита.

В отличие от остальных улиц в округе, букмекерская контора будто бы находилась в неком вакууме. Тут было тихо и спокойно. Даже неместные наемники обходили это место стороной, прекрасно зная, кому принадлежит это здание. Никто не хотел иметь проблем со здешним главой преступного мира.

Откровенно говоря, я бы тоже с удовольствием держался от него подальше, но, увы, не с талантом Макса влипать во всякие авантюры. Всю ту кашу, что он заварил, приходится расхлебывать на ходу. Не подавиться бы…

Вариантов пробраться внутрь здания у меня было несколько. Я выбрал самый простой — через дымоход над здоровенным камином в кабинете Поля Лепети.

Затянув на затылке концы темного платка, сложенного треугольником, я прикрыл рот и нос. Забраться по стене, сложенной из больших грубых камней, не составило особого труда. Сложнее было аккуратно шагать по покатой крыше, чтобы ненароком не спровоцировать снежную лавину. Но все обошлось.

Содрав подгнивший от времени деревянный колпак, что защищал шахту дымохода от попадания атмосферных осадков, я принюхался. Как и ожидалось, после произошедшего хозяин кабинета наверняка отправился к себе домой залечивать полученные травмы. Так что о поддержании огня в камине никто даже не подумал.

Замерев на некоторое время, я прислушался, а потом, кивнув самому себе, быстро закрепил прихваченную заранее веревку и нырнул в недра довольно узкой кирпичной кишки. Кстати, моя нынешняя комплекция здорово облегчала задачу.

Мои предположения оказались верны — кабинет был пуст. Равно как и помещение перед кабинетом. Хотя где-то внизу, на первых этажах дома слышались приглушенные мужские голоса.

Больше не теряя драгоценного времени, я приблизился к дальней стене. Именно там, за большой картиной, на которой был изображен всадник в доспехах, и находился первый тайник. Небольшая узкая дверца, замаскированная под облицовочный камень, открывалась с помощью хитрого механизма, с которым, благодаря моему магическому зрению, я смог довольно быстро разобраться. Всего-то стоило нажать по очереди на три небольших рычажка, находившихся поодаль от дверцы, которые были частью резного узора на рамке соседней картины.

Ловушек или других неприятных сюрпризов в тайнике не обнаружилось. Так что я, не особо перебирая, выгреб все его содержимое и сгрузил в холщовую торбу, которую позаимствовал у Бертрана. Старик ходил с ней за покупками на рынок.

Вторым на очереди был небольшой тайничок в противоположном углу кабинета, что спрятался за длинным деревянным плинтусом. Эта нычка, на мой взгляд, была довольно странной.

Для начала, в отличие от первой, которую открывали довольно часто, эта казалась очень старой и даже, похоже, вовсе забытой. Уверен, несколько лет к плинтусу вообще никто не притрагивался. Естественно, этот факт еще больше подстегнул во мне дух кладоискателя. Вот будет забавно, если сам Поль Лепети даже не подозревает об этом схроне. Я и сам его заметил только с третьего раза. Уж больно слабым было магическое свечение хранившегося в тайничке предмета.

Версию о том, что схрон старый, подтвердило наличие нескольких нетронутых слоев старой краски на нем. Вряд ли этот особняк был построен нынешними хозяевами. Как правило такие персонажи, как Треболь, ничего не строят. Скорее — отжимают. Не удивлюсь, если узнаю, что этот тайничок оставлен еще прежними собственниками.

С плинтусом пришлось поковыряться, но я справился. А вот здесь без неприятных сюрпризов не обошлось. После того, как плинтус был извлечен из небольших пазов, сработал тайный механизм — и из узкой щели в меня полетела небольшая стрелка, размером с швейную иглу. Не будь я наготове, лежал бы сейчас на полу с пробитой глазницей. Увернуться удалось в последнюю секунду.

Проследив за траекторией полета стрелки, я направился к противоположной стене. Маленький снаряд вонзился в рамку одной из картин, которых в кабинете было приличное количество. Видимо, Поль Лепети являлся ценителем живописи. Правда, работы местных художников лично меня не особо впечатлили.

А вот когда я в истинном зрении рассмотрел место попадания маленькой стрелы, то почувствовал, как между моих лопаток пробежал неприятный холодок. Вокруг иглоподобного наконечника образовалось небольшое пятно размером с куриное яйцо, усеянное тонкими энергетические прожилками, которые пульсировали ядовито-желтым светом. Это что-то явно очень ядовитое. Причем эта дрянь еще и магическая.

Как бы мне ни хотелось сделать дело, не оставляя следов, прикасаться к стрелке я не собирался. Тот, кто оставил, этот сюрприз, был мастером своего дела. Ловушка продержалась столько лет и сработала безупречно.

Вернувшись к тайнику, я еще раз просканировал его и, более ничего не обнаружив, достал из узкой ниши продолговатый сверток. Когда я развернул его, то не смог сдержать восхищенного вздоха.

Это был кинжал с сорокасантиметровым обоюдоострым прямым клинком с довольно широким долом, короткой рукоятью с оголовьем в виде раскрывшей свою пасть змеи. Помимо того, что кинжал уже сам по себе был произведением искусства, он был выкован из необычного металла. И мне он был знаком. Из него был сделан тот самый пластинчатый доспех страйкера, который я видел в магазине Урсулы Хуг. В истинном зрении кинжал представлял собой продолговатое веретенообразное переплетение тонких энергоканалов светло-лилового цвета.

Когда его рукоять легла мне в ладонь, я ощутил легкое энергетическое воздействие. Кинжал словно ожил и тут же попросил немного энергии. Я вздрогнул от неожиданности, и кинжал выпал из моей руки.

— Охренеть… — прошептал я и сглотнул пересохшим горлом.

Быстро завернув стремное оружие в тряпицу, я забросил его в торбу и облегченно выдохнул.

Вытерев пот со лба и восстановив дыхание, я снова прошептал:

— Это что сейчас такое было?

Додумать я не успел, за дверью на лестнице послышались шаги и приближающиеся мужские голоса.

Торопливо вернув на место плинтус и про себя проклиная этих полуночников, я в несколько прыжков оказался возле камина и за мгновение до того, как створка дверей открылась, нырнул в его зев.

Скрипнула дверь — и на стенах отразились дрожащие блики света. Я хотел было начать подъем, но звук знакомого голоса, заставил меня замереть и прислушаться.

— Босс будет в бешенстве, — прохрипел незнакомый грубый голос.

— Даже не думай повесить всю ответственность за произошедшее на меня, Клык, — ответил ему неожиданно ровный голос Жука.

— Кроме этой тряпки Лепети, из старших здесь был только ты, — возразил ему тот, кого Жук назвал Клыком.

— Вот именно, — зло усмехнулся Жук.

— На что намекаешь? — в хриплом голосе послышалась угроза.

— Намекаю? — усмехнулся Жук. — Я тебе прямым текстом говорю, что ты, как глава безопасности, несешь всю ответственность за произошедшее. Это твои бойцы не смогли остановить двадцатилетнего изнеженного подростка, который прошел через всю охрану дома словно раскаленный нож сквозь масло.

— Но как такое возможно, Жук?! — в голосе Клыка послышались нотки растерянности и недоумения. — Мне сказали, что на каждого бойца он тратил один-два удара. Это точно был тот самый Макс Ренар? Тот самый графский ублюдок, которого босс обложил кредитами словно гончая зайца? Мне сказали, что Треболь уже посылал тебя к нему недавно. С тобой кажется был Краб и Колода.

— Да, мы были у него… Но не застали его дома.

Голос Жука даже не дрогнул, а я улыбнулся. Хитро. Видимо, подговорил своих менее догадливых компаньонов умолчать о нашем с ними столкновении. Обман уже не вскроется. Краба прикончил я, а Колода… С Колодой все и так понятно.

— Я не знаю, что тебе ответить, — спокойно продолжил Жук. — Ты должен был сегодня находиться здесь, но тебя, как всегда, не было…

— Я выполнял поручение босса! — прорычал Клык.

— Вот так ему и скажешь, — скучающим голосом произнес Жук. Он явно не поверил оправданиям Клыка. — Охрана конторы — твоя обязанность. Не моя. Ты отвечал за набор этих людей. Я, кстати, предупреждал Поля, чтобы тот не трогал слугу Ренара. Он меня не послушал. А твой дружок Хлыст, наоборот, продолжил подстрекать Лепети. Вот только он отделался всего лишь ушибом, а тебе Треболь, скорее всего, оторвет голову.

— Что мне делать, Жук? — после некоторого молчания жалобно прохрипел Клык.

Тот, похоже, только этого вопроса и ждал.

— У тебя только один выход. Валить из Абвиля и больше никогда здесь не появляться. Ты ведь знаешь, каким может быть Треболь в гневе. Ему нужен козел отпущения. Увы, но этим козлом он сделает тебя, Клык.

Собеседник Жука размышлял недолго. Уже спустя минуту я услышал быстрые тяжелые шаги, звук которых постепенно растворился на лестнице.

— Идиот, — услышал я тихий злорадный смешок Жука. — Еще один минус. Такими темпами, босс, мы останемся с тобой один на один, и тогда ты ответишь мне за все.

Я лишь покачал головой. Похоже, у моего знакомого старые счеты с его боссом. Теперь, отчасти, мне понятно, почему он так покладисто вел себя со мной. Об этом у меня еще будет время подумать.

Дождавшись, когда Жук тоже покинет кабинет, я начал подъем. Пора домой. Отсыпаться. Чую, в ближайшие дни особо отдохнуть у меня не получится. Меня ждет встреча с моим главным кредитором. Надо хорошо подготовиться.

Загрузка...