Глава 19

Домой я вернулся за несколько часов до рассвета. Быстро просканировал тело спящего Бертрана и облегченно выдохнул — старик в порядке, только слегка потрепан. Несколько дней постельного режима и снова будет как новенький. Осталось этого упрямца уговорить на этот самый постельный режим. Надо будет нанять Трикси на полный день, пока он выздоравливает.

Пробежка по ночному зимнему городу меня здорово освежила. Сна ни в одном глазу. Да и как тут заснуть, когда в торбе полно трофеев?

Тихонько, на цыпочках я обошел всю квартиру и проверил хорошо ли закрыты окна и двери. Затем, запершись в своей комнате, зажег свечу и аккуратно разложил на столе всю добычу. Сверток с кинжалом сразу же отодвинул в сторону — им я займусь в последнюю очередь. Стыдно признаться, но я его слегка побаивался. И неудивительно. Чувствовать, как какая-то железяка вдруг начинает тянуть из тебя энергию, удовольствие не из приятных.

Итак, результатом моей ночной вылазки стали: пять кожаных мешочков разного размера, несколько бумажных свитков и горсть разнообразной ювелирки.

Осмотр украшений в истинном зрении ничего не показал. Обычные немагические изделия. Нести эти вещицы местным скупщикам я не собирался. Меня по ним очень быстро вычислят. Придется их припрятать, а потом сбыть где-нибудь подальше от Абвиля, желательно в столице, где цены повыше.

В свитках тоже ничего интересного не оказалось. Это были расписки клиентов, которые принесли Полю все эти ювелирные украшения. Похоже, хозяин букмекерской конторы занимался не только ставками, но и ростовщичеством. Если верить цифрам, указанным в расписках, Поль оценил всю эту ювелирку примерно в четыре сотни крон.

В бумагах в основном значились мужские имена, но был один свиток, подписанный женщиной. На почерк и имя дамы память Макса никак не отреагировала. Я, конечно, не особо-то и надеялся, но, как говорится, чем черт не шутит.

Да и кто в здравом уме будет указывать свое настоящее имя в подобного рода документах? Кроме того, брошь с изумрудными камушками, значившаяся в расписке, явно отличалась от остальных побрякушек, добытых мной из тайника. Бесспорно, дорогая вещь. Я бы не удивился, если бы узнал, что дама предпочла остаться инкогнито. Кстати, судя по инфе из свитка, Поль Лепети дал за нее сотню серебряных крон. А это значит, что наверняка только эта цацка может стоить раза в три дороже.

Закончив с ювелиркой, я перешёл к осмотру кожаных мешочков. В двух из них обнаружились серебряные и медные монеты. Таким образом моя казна пополнилась еще на двести крон с копейками. Итого, с учётом посещения аптеки у меня на руках было без малого семь сотен серебряных крон. Плюс кольцо графа, украшения из тайника и трофеи, собранные Жуком с поверженных мной охранников конторы. По местным меркам — огромная сумма. Например, той же Трикси с ее женихом этих денег хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Еще бы и внукам оставили.

Но для меня этой суммы было недостаточно. Во-первых, как только я пройдусь по кредиторам Макса, у меня в лучшем случае останется с десяток крон. Кстати, как минимум сотня крон из этих денег причитается Бертрану за ущерб. А это значит, что фактически я могу рассчитывать на шестьсот крон.

А во-вторых, даже если бы я решил оставить все эти деньги себе и покинуть Абвиль — это не та сумма, ради которой стоит пускаться в бега. Ведь если верить таинственному существу, забросившему мое сознание в этот мир, эта жизнь у меня последняя. Значит, в приоритете, как бы это банально ни звучало, прожить долгую и желательно счастливую жизнь. Вероятно, на шесть сотен крон плюс деньги, вырученные с продажи украшений, кто-то и прожил бы нормальную жизнь, но у меня было другое мнение на этот счёт. Скажем так, нормальность и я — величины несопоставимые.

В прежней жизни, выполняя разные задания, мне приходилось бывать в таких местах и в таких ситуациях, в которых обычному человеку просто не выжить. Но кое-что оставалось неизменным: я всегда возвращался в свое комфортное жилище, обустроенное по последнему слову техники. У меня и у Таис были хорошие автомобили. Мы много путешествовали. Сестра, будучи фанатом живописи, коллекционировала картины. В общем, я мог себе позволить такие траты. Другими словами, в этом мире и в этой жизни изменять своим привычкам я не намерен. Я постараюсь окружить себя и своих близких как можно большими удобствами.

Понятное дело, в плане технологий этот мир отстает от моего на несколько сотен лет, но обустроиться с комфортом здесь тоже возможно. Тем более, что моя принадлежность к дворянскому сословию дает мне право пользоваться всеми благами местной цивилизации. Были бы на то деньги.

В этом направлении у меня уже имелись некоторые наработки. Например, мне не давал покоя тот факт, что у Макса был свой особняк в элитном квартале старой столицы, из которого его нагло вышвырнули.

Я понимаю — папаша попер против короля, за что и лишился головы, но ведь Макса по какой-то причине не казнили и даже оправдали. Хотя я на сто процентов уверен, что вариант с казнью его дядю больше бы устроил.

И если мой двойник смирился со своим положением и уступил своему дяде, то я был категорически против таких раскладов. Три сотни серебряных крон отступных за особняк — это даже не смешно.

В общем, мыслей, как улучшить свое благосостояние, было много.

Зная себя, жить без определенного риска у меня не получится. Не такой я человек. Мой таинственный благодетель понимал, кого забрасывал сюда. Что ж, скучать ему не придется. Но и откровенно лезть на рожон я не собираюсь.

Сегодняшний день — не в счет. Дуэль, штурм букмекерской конторы плюс повторный визит — это все шалости в сравнении с тем, что мне приходилось делать в прошлой жизни.

Помимо финансовой независимости, в приоритете развитие моей энергосистемы и укрепление доставшейся мне физической оболочки. Кроме того, мне необходимо узнать как можно больше о местной магии. Перспективы, должен заметить, заманчивые и многообещающие.

Кстати, об этом… В отличие от трофейной ювелирки, три оставшихся кожаных мешочка в истинном зрении были похожи на пучки светящихся елочных гирлянд. Два огненно-алых и один изумрудно-зеленый.

Когда я развязал тесемки на горлышке одного из них и заглянул внутрь, на моем лице расплылась довольная улыбка. Меня даже передернуло от удовольствия. А вот за это Полю Лепети отдельное спасибо. В небольших мешочках, каждый размером с крупное яблоко, хранилась магическая пыль — главный ингредиент для лечебных зелий и духов. Только, судя по сочному фону, концентрация маны в ней зашкаливала.

Разглядывая трофейную пыль, я задумчиво хмыкнул. За последнее время мне удалось кое-что узнать о магических предметах из Тени. Само собой, из обрывков отдельных разговоров довольно сложно составить общую картину происходящего на фронтире. Но тем не менее…

Как и в моем мире, местные правители довольно быстро смекнули, что места силы, а в данном случае — места добычи магических предметов, должны находиться под их жестким и неусыпным контролем.

Собирая информацию, я пришел к выводу, что сеть крепостей, которые были построены предыдущими королями для защиты людей от тварей из Тени, со временем превратились в некие перевалочные, отлично защищенные базы для отрядов смельчаков, что уходили за фронтир.

Торговля добытыми крудами, пустышами и пылью, а соответственно — артефактами и зельями на их основе, в Вестонии является монополией короны. Хочешь лечить, химичить или создавать артефакты — получай королевскую лицензию и обновляй ее через определенный отрезок времени.

Похоже, Треболь помимо всего остального занимается контрабандой магических предметов. На фоне пропажи пыли из тайника мой маленький штурм конторы выглядит детской шалостью.

Местный криминальный босс теперь заставит всех своих подчиненных землю носом рыть в поисках вора. Самое забавное во всем этом то, что у меня, главного виновника торжества, как ни странно, есть железное алиби. То есть, я, конечно, пошумел в конторе, но исчезновение контрабандных товаров из тайника вряд ли свяжут с моей персоной. Я ведь все время был на виду. Скорее, подозрение падет на сбежавшего главу безопасности, которого хитро обработал Жук. Если тот, конечно, сбежал.

Это, естественно, не значит, что меня не будут проверять. Хе-хе… Но кто сказал, что я им дам повод для еще больших подозрений?

Магическая пыль по своей текстуре оказалось не совсем пылью, а скорее мелким песком. И энергии в этом песке было не в пример больше, чем в зельях, которые создавались на его основе.

Зачерпнув щепотку алого песка, я потянул из него ману. Моя энергосистема тут же встрепенулась и начала стремительно поглощать щедрое подношение.

Наблюдая за тем, как огненно-красные сгустки расползаются по энергоканалам и растворяются в тех местах, где имелись микрорастяжения, которых после моих подвигов было предостаточно, я ощущал, как моё тело постепенно начало наливаться теплом. Я мгновенно вспотел.

Жар в теле усиливался. Виски сдавило словно тисками. Перед глазами появилась муть. А мана в той небольшой щепотке, что я зачерпнул из мешочка, и не думала заканчиваться.

Если этот песок, являющийся, по сути, некими «объедками», содержит в себе такое количество энергии, то что говорить о цельных крудах? От перспектив захватывало дух!

Я держался до последнего и прекратил подачу маны из песка в тот самый момент, когда понял, что вот-вот потеряю сознание. Те участки энергоканалов, где были растяжения, буквально набухли от количества исцеляющей маны. Пульсирующая боль в суставах и висках чуть было снова не вырубила меня. Пришлось взять всю свою волю в кулак и навести порядок на столе.

Спрятав все свои трофеи обратно в торбу, я затолкал ее под кровать в самый темный дальний угол. Машинально раздевшись, я забрался под одеяло и закрыл глаза. Перед тем, как отключиться, я подумал, что первым делом завтра придётся озаботиться созданием тайника.

* * *

Поспать мне долго не дали. Рано утром нас с Бертраном разбудил настойчивый стук в дверь и громкие мужские голоса, доносившиеся снаружи.

Старик было зашевелился, чтобы подняться и открыть, но я его остановил, приказав оставаться в кровати. Постельный режим ему никто не отменял.

Сквозь наглый стук, постепенно переросший в грохот, я слышал гневные выкрики в мой адрес. Перебивая друг друга, какие-то уроды, находившиеся за дверью, орали, что я трус и боюсь выйти на мужской разговор.

Я же в свою очередь спокойно и неторопливо оделся, натянул сапоги и вытащил из-под кровати торбу с трофеями. После ночных манипуляций моя энергосистема практически полностью регенерировала, стоило подстегнуть эти процессы с помощью изумрудной энергии, заодно и ускорить восполнение маны в источнике. Видимо, прямо сейчас она мне понадобится. Похоже, прилетела ответка от Треболя.

Наученный опытом с алой пылью, я зачерпнул из мешочка маленькую щепотку изумрудного песка и потянул из нее ману. Результат не заставил себя долго ждать. Все процессы в энергосистеме мгновенно ускорились. Источник начал стремительно заполняться. Жаль, что его объем такой ограниченный. Меня ждут долгие годы культивации чтобы увеличить его хотя бы вдвое.

Перед выходом я заткнул за пояс два трофейных ножа. Взглянул на лежавший на сундуке меч и грустно вздохнул. Клинок, после того как я пропустил через него сгусток энергии, не выдержал такого издевательства и покрылся трещинами. Надо было все-таки как-то по-другому припугнуть ведьму. Придется тратиться на новое оружие. А ведь я уже начал привыкать к его балансу. Он неплохо показал себя в поединке с виконтом. М-да, этот город словно какая-то черная дыра, которая высасывает из меня серебро.

На свой кожаный «доспех» я даже не взглянул. Если там, за дверьми начнется то, что я думаю, эти куски тяжелой кожи мне будут только мешать.

— Ренар! — орал кто-то осипшим голосом. — Выходи, трусливый гаденыш! Думал, тебе всё сойдет с рук?!

Интересно, что подразумевает этот болван под словом «всё»? И кто это вообще такие?

Не гадая более, я медленно приблизился к окну и аккуратно выглянул из-за рамы. М-да… Похоже, насчет Треболя я все-таки поторопился. У центрального входа в мой флигель собралась небольшая толпа из шести мордоворотов, которую возглавлял бывший дружок Макса, шевалье де Невер. Рыжий стоял немного поодаль и внимательно следил за происходящим. На его физиономии расплылась улыбка предвкушения.

Вдалеке собралась толпа из постояльцев мадам Ришар, чепец которой тоже мелькал среди голов зевак. Жак, как всегда, лениво следил за развитием событий, сидя на бревне возле сарая. А вот на мордашке Трикси был написан испуг. Она, прижав ладошки к груди, с надеждой смотрела на мои окна и периодически еле заметно кивала в сторону проулка, который вел к черному ходу моего флигелька.

Молодец. Хорошая девочка. Трикси, пусть и не видя меня в окне, догадалась, что я могу следить за происходящим. Она пыталась предупредить меня о том, о чем я и так уже догадывался. Если я вдруг попытаюсь сбежать через черный ход, меня там уже ждет засада.

Хм… Как-то многовато с собой притащил помощников рыжий шевалье. Любопытно, в чем именно причина всего этого спектакля?

Переместившись к противоположной двери, я прислонился к ее створке ухом и закрыл глаза. Спустя несколько мгновений я уже знал, что с той стороны двери меня караулят еще четверо. Итого, не считая самого де Невера, десять бойцов. И ни одной знакомой рожи. Значит, Треболь действительно ни при чем. Выходит, рыжий собрал свою маленькую армию из наемничьего сброда, что заполонил улицы Абвиля.

Это, кстати, хорошо. Не надо сдерживаться. Если будут случайные жертвы среди этих уродов, местные горожане мне только спасибо скажут.

Ладно, пора заканчивать это представление.

Тихонько отодвинув засов двери черного хода, который вел на мою тренировочную площадку, я зачерпнул энергии из источника и резко рванул створку. В следующее мгновение я рыбкой нырнул вперед и, сделав кувырок, оказался на ногах.

Караулившие меня наемники делали свою работу спустя рукава. Во-первых, они не ожидали от своего подопечного такой скорости, а во-вторых, они явно не особо переживали на мой счет. Что может сделать один молокосос против четверых бойцов, закаленных в боях? Думаю, в историю о моих подвигах в букмекерской конторе они вряд ли поверили.

Я хотел было метнуть в двоих свои ножи, но резко остановился. В руках у мужиков не было оружия. Похоже, убивать меня эти четверо не собирались. Что ж, давайте разомнемся перед завтраком.

— А ты шустрый, пацан, — восхищенно прицокнул самый старший из них. Остальные озадаченно смотрели на меня.

— А не многовато ли героев против одного меня? — спокойно спросил я у него, отряхивая при этом снег с одежды.

— Нам платят — мы делаем, — пожал плечами он. — Будешь паинькой, даю слово — больно не будет.

— Увы, — вздохнул я. — Обещать вам того же не могу.

— Жаль, — грустно вздохнул старший наемник. — Боги видят, я хотел по-хорошему.

Я улыбнулся.

— Не вижу логики в твоих словах. Ты пришел в мой дом. Дом дворянина. Твои дружки уже битый час горланят оскорбления в мой адрес. Это у вас называется по-хорошему?

Тот лишь молча пожал плечами, мол, он уже все сказал, и негромко цыкнул. Это было командой для его парней, которые синхронно начали обходить меня с двух сторон.

Я же, продолжая улыбаться, демонстративно разминал запястья и шею, позволяя бойцам обойти меня с четырех сторон.

— А у тебя стальные яйца, малец, — уважительно произнес старший наемник. — Будет жаль, если мы тебя покалечим.

— Как твое имя? — спросил я.

— Джек Эванс, — ответил он.

Хм, надо же, тезка.

— Далеко же ты забрался от своей родины, Джек Эванс, — произнес я на языке Туманных островов.

Наемник после моих слов вздрогнул и нахмурился.

— Пожалуй, тебя я не буду сильно ломать, а вот насчет твоих приятелей — обещать не могу, — сказал я и бросился вперед.

Первым, теряя сознание, на снег осел невысокий коренастый бородач. На мой рывок в его сторону, а затем энергетический тычок в его солнечное сплетение, он даже не успел среагировать.

Второй моей жертвой стал его сосед справа. Худой как жердь. Белобрысый с рыбьими глазами. Он уже было шагнул в мою сторону, но неожиданно начал заваливаться вперед. Это я подбил его опорную ногу, затем принял на колено его падающее узкое лицо. Второй готов.

Третий наемник, узкоплечий и низкорослый, оказался самым шустрым из этого квартета. И самым сообразительным. Он рыбкой нырнул мне в ноги, пытаясь ухватить за штанину.

С обычным человеком это наверняка сработало бы, но не со мной. Ловко сместившись в сторону, я пропустил нападавшего мимо себя, и когда тот попытался резко подняться, вырубил его ударом пятки правой ноги в затылок.

— Вот и все, Джек Эванс, — повернувшись к последнему противнику, сказал я. Мое дыхание после всех этих кульбитов даже не сбилось.

Тот стоял, не шевелясь, в нескольких шагах от меня, но я видел, что он готов в любой момент броситься в атаку. В его серых глазах застыло удивление.

— Значит, о нападении на контору Лепети де Невер не врал? — очумело таращась на меня и на тела своих приятелей, прохрипел он. — Ты действительно положил всех бойцов Треболя…

— Ваш визит ко мне как-то связан с Треболем? — решил воспользоваться моментом я.

— Нет, — покачал головой Джек Эванс. — Нас нанял де Невер. Сказал, что ты нарушил кодекс чести. Ты подло напал на него после того, как он вызвал тебя на дуэль. Есть свидетели. Так что мы в своем праве.

Я закатил глаза и покачал головой. Вот ведь неженка. Но объяснять Джеку о том, что все вышло случайно, я не собирался.

— Что ж, — пожал плечами я. — Тогда делай то, ради чего пришел сюда.

После моих слов Джек Эванс сделал то, чего я в принципе от него и ожидал. Набрав полные легкие воздуха, он открыл было рот, чтобы громко позвать на помощь остальных, но я опередил его.

Уже спустя несколько мгновений, аккуратно придерживая безвольное тело Джека, я опустил его на снег.

— Так, здесь вроде бы все, — буркнул я себе под нос, разворачиваясь к проулку, ведущему к центральному входу во флигель. — Тогда продолжим…

Загрузка...