Глава 20

Проулок я пересек без сюрпризов, вышел прямо за спинами зевак, собравшихся на бесплатное шоу. Судя по коротким фразам, которыми перебрасывались зрители, разборки между мелкими дворянами здесь были в порядке вещей.

Кстати, вот и еще один пункт в моем плане нарисовался. Рано или поздно придется обзавестись парочкой надежных охранников, желательно из ветеранов, а впоследствии — и собственной дружиной, как у графа де Англанда, например.

Влетит мне это удовольствие в копеечку, но эта цена относительного покоя и комфорта. Вряд ли де Невер, к примеру, получив по щам от виконта де Англанда, решился бы притащить под стены его замка десяток оборванцев. А со мной такой фокус провернуть можно. Я одиночка. Живу в хлипком флигельке. За мной никто не стоит, и де Невер об этом хорошо знает. Тем более, я сам, похоже, подставился, нарушив какой-то там кодекс. Хотя, на самом деле, это всего лишь повод.

Кстати, надо будет подробней изучить местные нравы и законы. Похоже, мой статус дворянина не делает меня неприкасаемым. Тем более в данном случае: это спор двух дворян. И то, что де Невер притащил на разборки больше бойцов — это проблема как раз не его, а моя. И то, что рыжий шевалье делает это открыто, говорит о том, что он чувствует за собой правду.

Аккуратно просочившись сквозь толпу зевак, я замер рядом с Трикси, которая стояла в первом ряду и продолжала пристально следить за моими окнами.

Моего появления никто не заметил. Народ был поглощен представлением, которое устроил один из наемников. Самый мелкий и самый горластый.

Надо отметить, что язык у него был хорошо подвешен. Он живо и в красках описывал глубину моего падения и громко рассказывал толпе, тоже в красках, как меня проучат за мое бесчестие.

Важная деталь — де Невер не приказывал проникнуть ко мне в дом, хотя этим мордоворотам ничего бы не стоило выломать хлипкую дверь. А это значит, что какие-то законы здесь все-таки действуют.

Я быстро оглядел толпу и хмыкнул. Пока я разбирался с засадой у черного входа, здесь появились новые действующие лица. Пятерка городских стражников во главе с моим знакомцем Жеромом Тонером, сержантом второй когорты. Его заместитель, верзила Энри Морель, тоже присутствовал.

Местные представители правопорядка стояли наособицу, не приближаясь и не вступая в разговор с де Невером. Тот, кстати, смотрел на них, как на пустое место. Лишнее доказательство того, что стражники не будут вмешиваться в разборки дворян. Тем более, что ни у наемников, ни у их нанимателя не было в руках оружия.

Мои губы сами собой растянулись в ухмылке. Любопытные законы в этом мире. Мне здесь нравится все больше и больше.

Спустя мгновение я почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд. Я повернул голову в сторону сарая, где на бревнышке сидел Жак. Наши с ним взгляды встретились.

На лице ветерана играла хитрая улыбка. Он даже поерзал на бревне, устраиваясь поудобней. Я лишь закатил глаза и покачал головой. Еще один любитель шоу на мою голову. Мое выражение лица его еще больше развеселило.

Присев на корточки, я зачерпнул обеими ладонями немного снега. Сегодня было заметно теплее, чем вчера. Снег был мокрым и липким.

Трикси, видимо почувствовав движение справа от себя, повернула голову. Короткое мгновение узнавания — и глаза девушки начали расширяться, а нижняя челюсть поползла вниз.

— Милая, спасибо за предупреждение, — улыбнулся я ей и кивнул на мои окна. — Я у тебя в долгу.

— Господин, — взволнованно произнесла Трикси и бросила быстрый взгляд в сторону проулка, откуда я вышел несколькими минутами ранее. — Там еще четверо…

— Можешь о них не беспокоиться, — произнес я, продолжая сминать снег в ладонях.

— Почему вы еще здесь? — обеспокоенно прошептала она в ответ. — Бегите, пока они вас не заметили!

Я улыбнулся и подбросил на ладони небольшой, но твердый как камень снежок.

— И пропустить все веселье? Ну уж нет.

Пока говорил с Трикси, я неотрывно следил за крикуном, который при молчаливом одобрении своего нанимателя с каждой минутой распалялся все больше и больше.

— Рена-а-ар! — его щербатый рот растянулся в глумливой усмешке. — Выходи! Будь мужчиной! Ты должен ответить за свой подлый поступок! Если ты выйдешь прямо сейчас, уверен наш благородный господин сменит свой гнев на милость! Всего десять плетей, Ренар! И инцидент будет исчерпан!

Закончив свой спич, наемник обернулся и бросил заискивающий взгляд на своего нанимателя. Мол, все ли он правильно делает и угодно ли господину, чтобы он продолжил. Именно в этот момент я его и подловил.

Пропустив по телу энергетическую волну, я шагнул вперед. В следующую секунду твердый комок снега со скоростью камня, выпущенного из пращи, врезался в щербатый рот наемника. Голова крикуна дернулась и он, потеряв сознание, рухнул в сугроб.

По толпе зевак пролетел дружный вздох. Пока де Невер и его псы удивленно таращились на лежавшего в снегу горлопана, я уже был в шаге от ближайшего ко мне наемника.

Кряжистый бородач с бычьей шеей, получив сильный удар локтем в затылок, рухнул на землю словно мешок с картошкой. Следующим на моем пути оказался худощавый блондин, которому я размашистым ударом ноги разворотил коленный сустав.

Я хотел привлечь внимание остальных наемников, и я его привлек. Упав на землю, блондин, схватившись за ногу, практически на одной ноте заверещал на всю округу.

Я взглянул на Жака, который, брезгливо морщась, наблюдал за катающимся в снегу блондином.

— Нежный наемник нынче пошел, — демонстративно прочищая мизинцем правое ухо, сообщил я ему. — С таким голоском ему бы не на войну, а в каком-нибудь храме певчим пристроиться.

Жак хохотнул и покачал головой. Он сидел на своем бревнышке и, сложив руки на груди, ждал продолжения концерта. Помощи я от него, видимо, не дождусь, да и не нужна она мне. Похоже, ветеран это и сам понимал, поэтому сидел и наслаждался зрелищем.

Тем временем троица оставшихся на ногах наемников развернулась в мою сторону. Судя по их вытянутым рожам и ошарашенным взглядам, от меня они такой прыти не ожидали. И я их понимаю. Еще секунду назад их было шестеро. Хех… И это они еще не знают о квартете Джека Эванса, что уютно расположился у меня на заднем дворе.

А вот их рыжий наниматель, который покраснел словно помидор, явно был в бешенстве.

— Чего застыли?! — заорал Де Невер. — Схватить его!

— А самому слабо?! — с насмешкой в голосе громко спросил я.

— Ты нарушил кодекс! — рыкнул де Невер. — Подло напал на меня после вызова на дуэль! Я в своем праве!

— Если мне не изменяет память, на той лестнице, где ты получил от меня по загривку, вас было двое против меня одного! И ты первый поднял на меня руку. Ты пытался остановить меня. Кстати, с каких это пор ты на побегушках у Поля Лепети? И самый главный вопрос: ты лично участвовал в избиении моего слуги, который пришел за своим выигрышем?

После каждого сказанного мной слова лицо де Невера все больше и больше наливалось краской. В его глазах плескалось пламя ярости. Вместо слов из его глотки вырывалось рычание. М-да, у Макса прямо талант заводить друзей.

Хотя мне, на самом деле, было плевать на де Невера. Я внимательно отслеживал реакцию на мои слова сержанта городской стражи и его подопечных. И должен заметить, зерна сомнения, что я пытался посеять, падали на благодатную почву. На лице Жерома Тонера читалось презрение. Кстати, его заместитель уже не смотрел на меня с насмешкой, как в первую нашу встречу. В его взгляде я увидел сомнение и недоумение. У кого-то сегодня случился разрыв шаблона.

Тем временем наемники, быстро взяв себя в руки, времени не теряли. Оставшаяся на ногах троица довольно шустро перекрыла мне все пути отступления. Этим было плевать на наши разборки. Деньги уплачены — пора выполнять работу.

Наблюдая за их маневрами, я усмехнулся.

— Парни! Не знаю, сколько он вам заплатил, но эти деньги вам придется потратить на лекарей!

Наемники мою речь проигнорировали и по короткому кивку седого крепыша, бывшего по всей видимости их командиром, одновременно бросились на меня.

Атаковали молча и довольно грамотно. В их слаженных действиях чувствовалась богатая практика. Да и понимали они друг друга без слов. Видимо, не один день вместе наемничают. Будь на моем месте сейчас Макс или кто-то другой, повязали бы быстро и без разговоров. Но сегодня им не повезло.

Пропустив по телу энергетическую волну, я рванул вправо, откуда на меня набегал сутулый бородач, нос которого был свернут набок, отчего его лицо казалось непропорциональным и угловатым.

Поднырнув под левый локоть сутулого, я на развороте со всего маху всадил ему под лопатку свой правый кулак. В этот удар я вложил чуть больше энергии, специально, чтобы пробить толстую кожу его безрукавки. Мужик, выгнувшись дугой, громко вскрикнул. По инерции сделав несколько шагов вперед, он опустился на колени, а потом медленно уткнулся головой в сугроб.

После этого маневра я оказался за спиной у моих противников. Причем седой командир наемников находился как раз на линии атаки лысого верзилы, который атаковал меня слева. Чем я тут же и воспользовался, зарядив прямым ударом ноги в спину седого. Энергии я не жалел. Зеленая мана все еще исправно заполняла источник.

Пролетев несколько шагов вперед, седой врезался в своего подельника, сбив того с ног. Неуклюже барахтаясь в снегу, они сейчас напоминали двоих жуков, которых прутиком перевернул на спину мелкий хулиган.

Толпе, что собралась перед моим флигелем, это зрелище показалось забавным. Я услышал смех и рукоплескания. Народу скучно. Ему нужны развлечения. А тут этих развлечений хоть отбавляй, да еще и бесплатно.

Подняться с земли своим противникам я уже не позволил. Несколько энергетических ударов в болевые точки, и они затихли в снегу.

Демонстративно отряхивая ладони, я развернулся к застывшему соляным столбом де Неверу.

— Вот, собственно, и все, — обратился я к нему, краем глаза ловя на себе ошарашенные взгляды стражников. — Ты думал, что, наняв десяток каких-то крестьян, сможешь справиться со мной? Де Невер, ты меня разочаровываешь. Да-да, не смотри туда. Те четверо, которых ты оставил караулить у черного входа, тебе уже не помогут.

Рыжий дернулся словно от пощечины и схватился рукой за рукоять меча. Я оскалился. Ну же! Давай! Обнажи меч! И я закончу с тобой прямо сейчас.

Скорее всего, при других обстоятельствах моя провокация обязательно сработала бы, но Жером Тонер не зря ел свой хлеб.

— Шевалье де Невер! — командным голосом выкрикнул он. — Остановитесь! Как только вы обнажите свой меч, вы нарушите все законы. Как нашего города, так и законы чести! Кроме того, напоминаю: дальнейшее преследование шевалье Ренара с вашей стороны будут расцениваться властями этого города, как преступление! У вас был шанс призвать его к ответу. Вы его уже использовали. Если у вас остались претензии к шевалье Ренару, советую вам обратиться в суд магистрата!

— У меня есть претензии к шевалье де Неверу! — выкрикнул я. — Я считаю его трусом и негодяем! Де Невер, по какой-то странной прихоти богов ты родился в благородной семье, поэтому я должен исправить эту ошибку! Увы, я вынужден наказать тебя, как того требует кодекс чести, хотя, видят боги, после совершенных тобой грязных поступков недостойных дворянина, тебя стоило бы наказать, как обычного простолюдина! Я вызываю тебя, мерзавец! Завтра в это же время на ристалище!

Я бы мог, конечно, прямо сейчас просто свернуть рыжему шею, но уж больно подходящий случай подвернулся. Репутацию Макса, от которой за последние месяцы остались только рожки да ножки, необходимо было восстанавливать. В глазах людей я должен предстать благородным дворянином. Судя по уважительным взглядам, бросаемым на меня стражниками, и приветственным выкрикам из толпы зевак — у меня это неплохо получалось. Очень скоро по городу начнут распространяться слухи.

— Я принимаю вызов! — прорычал де Невер. — Будем драться на мечах! Завтра ты умрешь!

После этих слов шевалье, не обращая внимание на лежавших в снегу наемников, торопливо удалился. Проводив его задумчивым взглядом, я повернулся к подошедшему ко мне сержанту и его заместителю.

— Надеюсь, вы не держите на нас зла, шевалье? — спросил Жером Тонер. — Даже его сиятельство граф де Брионн, хозяин этих земель вряд ли бы вмешался в это дело.

— Все в порядке, господин сержант, — кивнул я. — Я все понимаю. И благодарен вам за то, что спасли жизнь этого болвана де Невера. Теперь я смогу прикончить его на законных основаниях, не нарушая кодекс чести.

Сержант и его верзила заместитель понимающе переглянулись. В этот раз надо мной никто из них не потешался.

— Кроме того, я хочу поблагодарить вас за своевременное прибытие, — произнес я.

— Это наш долг, господин Ренар, — сержант, а за ним и его заместитель коротко поклонились.

Я лишь про себя хмыкнул. Ну-ну, как же. Небось ждете от меня более ощутимого поощрения. Не буду обманывать ожидания блюстителей закона. Этих парней надо прикармливать. Тем более, сержант мне попался адекватный.

— И тем не менее, — возразил я и извлек из небольшого кармашка своих бриджей три серебряные кроны. — Вот, выпейте за здоровье его величества. Кроме того, все, что вы найдете на телах поверженных мной противников, ваше. С одним условием — через час здесь ничего не должно напоминать о произошедшем.

При виде серебра глаза Жерома Тонера и Энри Мореля полезли на лоб.

— Благодарю вас, господин Ренар, — хриплым голосом произнес сержант и слегка вытянулся. — Не извольте беспокоиться. Мы управимся намного быстрее.

— Благодарю вас, господа, — кивнул я и двинулся в сторону входной двери в мой флигель.

В дверном проеме меня уже ждал Бертран, закутанный в плед. На его бледном лице застыла маска растерянности и замешательства.

Я напрягся. Что это с ним? Быстро просканировав его энергосистему, я облегченно выдохнул. Не считая слабости, старик медленно, но уверенно шел на поправку.

— Старина, что с тобой? — обеспокоенно спросил я, застыв в шаге от него.

— Господин, — тихо произнес он, глядя на меня словно впервые видит. — Я… Я…

— Что случилось?

— Я не узнаю вас, господин, — наконец, смог выдавить из себя старик. Он обвел мутным взглядом побоище, устроенное мной, и посмотрел мне в глаза. — Вы не тот Максимилиан Ренар, которого я знал с самого детства… Победа на дуэли. Нападение на контору букмекера. И вот сейчас тоже… Прежний Макс не был способен на такое.

Я беззаботно улыбнулся и огляделся. Убедившись, что нас никто не слышит, я вздохнул и обратился к Бертрану:

— Что ж, старина. Рано или поздно это должно было произойти. У меня есть одна тайна. Давай пройдем в дом, и я тебе все объясню. Ты же не хочешь, чтобы твой господин подхватил воспаление легких?

Старик охнул и, спохватившись, быстро сорвал с себя плед и как ребенка укутал меня им. На самом деле — это хороший знак. Бертран не испытывал ко мне неприязни. Что бы он там только что ни говорил — я для него по прежнему его Макс.

Также я понимал, что Бертран — не дурак и рано или поздно этот разговор действительно должен был состояться. Да и Жак, который уже обо всем догадался, рано или поздно мог проговориться. Поэтому у меня под это дело уже было готово объяснение.

Войдя в комнату, я подошел к нашей маленькой печи. Приложив ладони к теплой стене, я устало выдохнул. Мне не было холодно, и энергосистема все еще была в тонусе, но так я показывал Бертрану, что являюсь обычным человеком, который испытывает холод или усталость.

Старик молча стоял за моей спиной. Потерев ладони, я развернулся и взглянул на него. В его глазах я не увидел страха или злости. Лишь беспокойство. На меня иногда так смотрела Вадома, моя приемная мать.

— То, о чем я тебе поведаю, старина, должно остаться между нами, — начал я. — Когда-нибудь мы откроем эту тайну миру, но потом. Сейчас об этом еще рано говорить.

Старик торопливо кивнул, преданно глядя на меня.

— Ты отчасти прав, друг мой. В тот день, когда де Ламар ранил меня, я действительно изменился. Вернее сказать, переродился. Там, у кромки между жизнью и смертью я получил дар. Понимаешь, о каком Даре я тебе говорю?

Старик громко сглотнул пересохшим горлом. В его глазах вспыхнула искра понимания. По его впалым щекам покатились слезы радости.

— Д-да, господин, — заикаясь от волнения, прошептал он, при этом восхищенно глядя на меня. — Вы… Вы стали магом!

Загрузка...