Глава 21

Нормально поговорить нам с Бертраном не дали. Собственно, как и позавтракать. Во входную дверь снова постучали.

Остановив Бертрана, открывать пошел я сам. Видимо, сержанту понадобилось что-то еще, или же, что вероятней, прискакал кто-то из обслуги мадам Ришар. Выведывать последние новости. Так сказать, по горячим следам. Я даже знаю кто. Одна рыжая непоседа.

Но на всякий случай, перед тем как открыть двери я выглянул в окно. Хм… Мимо. На крыльце стоял незнакомый мужчина. На вид лет сорока. Среднего роста. Хорошо одетый. По местной моде — так и вовсе щеголь. Но на дворянина не похож. Не было в его взгляде того превосходства, с которым смотрят на обычных смертных носители аристократической крови.

В общем, внешне он казался довольно респектабельным. Этакий стандартный представитель местной прослойки небедных горожан.

Осмотр в истинном зрении тоже ничего не дал. Единственное, что меня насторожило, это количество темных пятен на всем его теле. Старые ранения. Особенно на предплечьях. Видимо, мой посетитель за свою жизнь успел много повоевать. Короче, обращаться с мечом, висевшим на поясе, он явно умел.

Мужчина поднял было руку, чтобы постучать еще раз, но я его опередил. Распахнув двери, я, изобразив недовольство, спросил:

— Что вам угодно?

Мое появление на пороге его слегка озадачило. Наверняка он ждал увидеть моего камердинера. При наличии слуг дворяне здесь не открывают двери самостоятельно и не встречают посетителей вот так по-простому.

— Позвольте представиться, — с легким поклоном произнес он. — Гастон Барбье. Я прибыл с поручением от моего господина к шевалье Ренару.

А ведь передо мной явно хищник. Причем очень опасный. Несмотря на учтивую улыбку, во взгляде серых глаз — холод. Он явно знает, кто я. А вот Макс с ним знаком не был. Иначе зачем ему было мне представляться?

— Что ж, выкладывайте, — взмахнул я ладонью. Приглашать его в дом я не собирался. Перебьется. Наверняка кто-то из моих кредиторов отправил очередную напоминалку. — Только поскорее. Я проголодался. Разминка на свежем воздухе возбуждает аппетит, знаете ли.

— Понимаю, — криво усмехнувшись, Гастон кивнул на стражников, грузивших на повозку тела моих соперников.

Похоже, сержант решил подойти к вопросу более ответственно. Пинком под зад наемники явно не отделаются. Их еще в местном карцере помаринуют. Вдруг еще деньжат удастся стрясти. Хотя, судя по бедной экипировке, с этого сброда вряд ли еще что-то перепадет. Но это уже не мое дело.

— Я так и не услышал имени вашего господина, — сказал я.

— О! Простите меня за эту оплошность! Я служу господину Треболю.

А вот и волки подтянулись. Взгляд серых холодных глаз уперся в мою переносицу.

— Вот оно что, — усмехнулся я, полностью игнорируя взгляды Гастона. На меня эти приемчики не действуют.

— Позвольте узнать, что вас так рассмешило? — Гастон Барбье прищурился.

— Конечно, позволю, — хмыкнул я. — Дело в том, что в свете минувших событий я ожидал вашего визита еще раньше. Вы что-то припозднились. Но это не важно. Какое же поручение вам дал ваш хозяин?

Мой пренебрежительный тон посыльному Треболя не понравился. Подозреваю, что этот Гастон Барбье не какая-то мелкая сошка. Он явно один из лучших бойцов местного криминального авторитета. Другого ко мне Треболь не послал бы. Да еще и в одиночку. Кстати, сержант и другие стражники явно были в курсе, кто ко мне пожаловал. Вон как напряглись. Даже приостановили погрузку.

— Мой господин прямо сейчас приглашает вас к себе в Желтую Черепаху, — произнес Гастон. — Там, кстати, вам подадут отличный завтрак. Стряпня нашего повара лучшая в этом городе. Ну, об этом вы и так знаете, потому как много раз там бывали.

— Любопытно, — помял я подбородок. — Почему приглашение вашего хозяина из ваших уст звучит как приказ?

— Ну что вы, шевалье, — Гастон снова поклонился, только в этот раз ниже. — Как я могу вам приказывать? Это действительно приглашение.

Ну-ну, но только одно из тех, от которого нельзя отказаться. Что ж, подыграем. Тем более, я и сам собирался навестить моего главного кредитора. Пора заканчивать с этим делом. Только ежедневных разборок с местным криминалитетом мне и не хватало.

— Что ж, — демонстративно вздохнул я, а потом широко улыбнулся, чем здорово удивил посыльного. — А у вас прямо дар, господин Барбье. Умеете вы уговаривать. Да и кто в здравом уме откажется от лучшего завтрака в Абвиле? Дайте мне минуту. Я должен собраться.

После этих слов я бесцеремонно захлопнул дверь перед его носом и пошел одеваться.

Быстро собравшись и успокоив Бертрана, я вышел на улицу. Перед выходом зачерпнул приличный сгусток энергии из изумрудной пыли, тем самым активировав ускорение наполнения источника маной. Торбу с трофеями припрятал в куче дров рядом с печью. Так себе тайник, но времени на создание нормальной нычки у меня не было.

На улице рядом с крыльцом помимо Гастона меня ждал Жером Тонер. Когда я показался в проеме, он спросил, демонстративно косясь на подручного Треболя:

— Господин Ренар, у вас все в порядке?

— Абсолютно, — широко улыбаясь, ответил я.

— Вы не могли бы уделить мне минуту вашего времени? — все-таки настоял сержант. На что Гастон хмыкнул и недовольно покачал головой.

— Хорошо, — кивнул я и обратился к Гастону: — Господин Барбье, вы не оставите нас на минуту?

Гастон снова хмыкнул, но с крыльца все-таки спустился и даже отошел на несколько шагов в сторону, но при этом продолжая держать меня в поле зрения. Будто боялся, что я попытаюсь сбежать.

— Шевалье, я не в праве давать вам советы, — тут же взял быка за рога сержант.

— Отчего же? — удивился я. — С удовольствием выслушаю вас. Тем более, что вы в моих глазах зарекомендовали себя, как порядочный человек. Который с честью выполняет свой долг перед городом и его гражданами.

За определенную сумму, конечно. Но этого я вслух не сказал.

— Благодарю вас за столь лестный отзыв, господин Ренар, — склонил голову сержант. Легкий румянец на его щеках говорил о том, что мои слова пришлись ему по душе.

— Итак, я вас слушаю.

— Гастон Барбье по прозвищу Мясник — очень опасный человек, — скороговоркой вполголоса начал говорить сержант. — Он один из ближников негодяя и мерзавца Треболя. Я знаю, что произошло вчера в конторе Поля Лепети. С учетом сегодняшнего визита де Невера — это звенья одной цепи. Шевалье уже давно работает на Треболя. Помогает ему заманивать в его игорный дом аристократов, которые оставляют там свои деньги. Вы — очередная жертва этого преступного сговора.

Я внутренне усмехнулся. А вот и мои небольшие вложения начали давать свои плоды. Всего каких-то несколько крон и — уважительное обращение. И это только начало.

А по поводу рыжего дружка Макса… Что-то такое в этом роде я и предполагал. Только непонятен финт с дуэлью. Зачем де Невер вызывал Макса? Сейчас уже ясно, что дочь богатого лавочника — это всего лишь повод. Наверняка рыжий действовал по указке Треболя. Хм… А местный криминальный босс неплохо так окопался. Игровой бизнес, контрабанда магическими артефактами, развод богатеньких аристократов. Наверняка это только вершина айсберга.

— После моих слов у вас наверняка появился закономерный вопрос: почему мы, зная о грязных делишках этого негодяя, ничего не делаем? — приглушенным голосом начал говорить сержант, но я его остановил.

— Не беспокойтесь, господин Тонер. Мне нет нужды задавать вопросы, ответы на которые я знаю.

Сержант поднял голову и удивленно взглянул на меня.

— Я не вчера родился, сержант. Без поддержки кого-то из власть имущих такой, как Треболь, не смог бы ничего сделать. Наверняка его покрывает кто-то из местной канцелярии. Или кто-то из вашего начальства. А скорее всего — оба варианта правильные.

Лицо сержанта вытянулось. Он хотел было что-то сказать, но вовремя прикусил язык. Я усмехнулся. Согласен. У нас еще не настолько доверительные отношения.

— Значит, Мясник, говорите? — улыбнулся и подмигнул сержанту. — Благодарю вас за предупреждение. Вот, возьмите.

В моей ладони, как по мановению волшебной палочки, появились пять крон, которые я всунул в руку опешившему Жерому Тонеру.

Не слушая слов благодарности сержанта, я двинулся в сторону стоявшего поодаль Гастона.

— Господин Барбье, — обратился я к нему. — Если в течение часа я не поем, начну кидаться на людей.

— Тогда поспешим, господин Ренар, — произнес он и, слегка поклонившись, указал вперед. Проходя мимо него, краем глаза я засек его кровожадную ухмылку. Ну-ну, мужик. Ты, конечно, хищник, но я тебе не по зубам. Даже не думай на меня рыпаться.

У центрального входа в доходный дом нас уже ждала коляска. Отлично. Не придется топать на своих двоих по всему городу.

До пресловутой Желтой Черепахи мы добрались быстро и без задержек. К моему удивлению, игорное заведение Треболя находилось недалеко от центра города и выглядело довольно прилично. Розовый кирпич. Большие окна. Ничего общего с мрачной букмекерской конторой. На дверях стоял широкоплечий швейцар в красно-синей ливрее с блестящими пуговицами.

Заметив нас, он без лишних разговоров открыл массивную дверь и пропустил нас внутрь.

Внутри тоже было чисто и уютно. И — пусто. Сразу видно, что это заведение оживало только ночью.

Шагая следом за Гастоном, я буквально кожей ощущал на себе посторонние обжигающие взгляды. Наверняка из темных углов зала на меня таращились те, кого я раскатал в конторе Поля Лепети, и не только.

Стая Треболя ждала сигнала своего вожака, чтобы в любой момент броситься на глупую овечку, которую заманили к ним в логово. Только вот, если следовать аналогии, в логово шакалов, на их беду, в овечьей шкуре забрался очень злой и опасный тигр, которому уже начали надоедать постоянные встречи со всяким сбродом.

Миновав довольно большой игорный зал, а за ним и еще один, только поменьше мы остановились перед небольшой резной дверью, которую охраняли двое головорезов. Если бы контору Лепети охраняли такие же ребята, мне бы пришлось повозиться подольше. Настоящие волки. Я просканировал их в истинном зрении, но ничего необычного не заметил.

— Шевалье, — обратился ко мне один из них. — На время разговора с нашим хозяином вам придется оставить все ваше оружие здесь.

Я видел, как напряглись охранники, включая Гастона. Вероятно, ждут скандала. Потребовать у дворянина отдать оружие… Хм… Серьезный повод нарваться на дуэль.

Я лишь пожал плечами и легко отдал свой бесполезный меч, который прихватил с собой только для вида. Трофейные кинжалы у меня тоже попросили отдать. Ничего. Поскандалить я всегда успею.

Когда мое оружие перекочевало в руки охраны, они заметно расслабились. Я хмыкнул. А зря… Расслабляться вам ребятки еще рано.

Наконец, резная дверь открылась, и я шагнул в святая-святых бандитского логова. Ну что сказать, Треболь своим видом меня не удивил. Почему-то именно таким я себе его и представлял. Невысоким, но крепким. На теле ни капли лишнего жира. Шестидесятилетний мужик с острым как бритва взглядом. Может, это память Макса решила осчастливить меня подсказками?

Треболь сидел за широким столом из темного дерева и разбирал какие-то документы. Его длинные седые волосы были собраны в хвост на затылке, а лицо пересекал глубокий косой шрам. Из-под закатанных рукавов его белой сорочки виднелись обвитые тугими жилами предплечья и наколки на морскую тематику. На стене висела абордажная сабля. Да и специфическое название заведения, которое расположено далеко от побережья, — все говорило о том, что Треболь в молодости ходил по морям и океанам. Вероятнее всего, на какой-нибудь пиратской шхуне.

Оторвавшись от чтения, Треболь взглянул на нас. Спустя секунду его взгляд стал более осмысленным. На меня он смотрел с нескрываемым интересом, будто видел в первый раз.

— А, Макс! — произнес он хриплым голосом. — Проходи, присаживайся. Спасибо, что принял мое приглашение. Надеюсь, не оторвал от важных дел?

Плюхнувшись в указанное широкое дубовое кресло напротив стола, я произнес:

— Мне обещали завтрак.

Треболь удивленно взглянул на Гастона. Тот лишь молча пожал плечами. Как бы говоря, мол, использовал все способы, чтобы заманить тело.

Затем хозяин кабинета перевел взгляд на меня.

— Увы, Макс, но кухня сейчас закрыта. Повара отсыпаются после ночной смены.

— Да, я уже и так понял, — отмахнулся я. — Придется потерпеть.

Треболь усмехнулся и откинулся на спинку своего кресла. Всем своим видом он показывал мне, что еще неизвестно: доживу ли я до завтрака или нет. Да и Гастон мягко переместился мне за спину. Думал, я не замечу.

— А тебя не узнать, Макс, — улыбнулся Треболь. Большинство его зубов были стальными. — С последней нашей встречи ты здорово изменился. Повзрослел. Заматерел. Похоже, смерть пошла тебе на пользу.

Я улыбнулся в ответ и пожал плечами.

— Кто знает. А может, я всегда был таким?

Улыбка сползла с лица Треболя. Он сложил руки в замок и уперся локтями в подлокотники кресла.

— Ты ведь понимаешь, почему я приказал привести тебя? — добавив стали в голос, спросил он.

— Конечно, — кивнул я и потянулся правой рукой к своему поясу, и тут же почувствовал холодное лезвие ножа на своей шее.

— Рыпнешься — прикончу, — прошипел Гастон. — Руки убрал.

— Нервные вы какие-то, — хмыкнул я и подчинился, положив руки на подлокотники. — Там на поясе кошель с деньгами. Мой долг тебе, Треболь. Сам посмотри.

Дождавшись кивка своего хозяина, Гастон, продолжая держать нож у моей сонной артерии, второй рукой ловко отцепил кошель от моего пояса и бросил его Треболю.

В следующую минуту содержимое кошелька перекочевало на стол. Когда Треболь пересчитал деньги, он недоуменно поднял на меня глаза.

— Макс, ты совсем охренел? Здесь всего сотня крон. Ты мне должен в шесть… Стоп. Нет. После этой выходки ты мне уже должен в десять раз больше. А эта сотня пойдет в качестве извинений за потраченное на тебя время. Но это только начало. А ведь мы еще не перешли к той части, где ты мне подробно рассказываешь о нападении на мою контору.

— Ого! — улыбнулся я. — Ну и аппетиты у вас, ребятки! А еще меня охреневшим обозвал. Ты, я смотрю, совсем уже страх потерял. Расслабился тут у себя в провинции. Возомнил о себе невесть что.

— Что ты сказал, ублюдок? — нахмурился Треболь и подался вперед.

Давление ножа на мою шею усилилось, но я продолжал невозмутимо сидеть и спокойно смотреть в наливающиеся кровью глаза местного криминального босса.

— И со слухом у тебя, вижу, проблемы, — хмыкнул я и уже чуть громче продолжил. — Я сказал, что даже сотни крон для тебя будет много. После того, что ты устроил, я вообще тебе ничего не должен.

— Что?!

— Сперва ты посылаешь ко мне своих быков, которые меня чуть было не утопили. Затем твои мордовороты грабят и избивают моего слугу. Затем этот спектакль с де Невером. И ты считаешь, что после всего этого я тебе еще что-то должен? Вот я тебя и спрашиваю — а не охренел ли ты?

На некоторое время в кабинете повисла гробовая тишина. Я даже услышал, как в дальнем углу скребутся мыши. А потом Треболь откинулся на спинку своего кресла и громко заржал. По его впалым щекам покатились слезы.

Пока босс хохотал, Гастон без тени улыбки продолжал внимательно следить за мной. Одно движение — и из моей шеи хлынет кровь.

Наконец, отсмеявшись, Треболь прокашлялся и хриплым голосом произнес:

— Так и быть. За этот спектакль прощаю тебе десяток талеров. Повеселил, ничего не скажешь. А теперь поговорим серьезно. Гастон, отрежь ему ухо!

В следующее мгновение я зачерпнул довольно приличный сгусток энергии из источника, опустошив его на четверть и, прошептав короткий ведьмин наговор, выплеснул его в сторону Гастона.

— Спи…

Глаза Гастона тут же закатились, и он словно соломенная кукла рухнул на пол.

Наблюдая ошеломленную физиономию Треболя, я поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и закинул ногу на ногу.

— Согласен, — произнес я ледяным голосом, от звука которого хозяин кабинета вздрогнул всем телом. — Пора поговорить серьезно.

Загрузка...