Глава 22

Нужно отдать должное Треболю — в руки он себя взял очень быстро. Перехватив его красноречивый взгляд, который он бросил в сторону входной двери, я покачал головой:

— Даже не думай. Они тебя не спасут. А потом и сами умрут. Скажу больше, от тебя сейчас зависит будут ли жить все те, кто в данный момент находится в этом здании. Как ты понимаешь — лишние свидетели мне не нужны.

Треболь набычился. Не знаю, поверил ли он мне или нет, но пока не рыпался. Видимо, тянет время и ждет удобного момента для атаки.

Я тем временем обвел взглядом кабинет и произнес:

— Неплохая берлога. Уютная. Я вот еще несколько часов назад все думал, как бы мне сюда попасть. Строил планы штурма. А ты взял и сделал мне подарок: сам открыл двери и провел через охрану. Что тут скажешь? Спасибо!

На каменной роже Треболя не дрогнул ни один мускул. А вот в глазах промелькнуло что-то такое… Похожее на осознание.

— Кто ты? — наконец, спросил он.

— А вот это очень хороший и правильный вопрос, — похвалил я его. — Мое имя тебе уже известно. И поверь мне — оно настоящее. Я — Максимилиан Ренар. Хотя я прекрасно понимаю суть твоего вопроса. Особенно после того, что ты увидел только что. Я не похож на того Макса, которого ты знал. Того недалекого разбалованного столичного дворянчика, которого твой верный шакал де Невер заманил в твой игровой дом, и которого, как тебе ошибочно показалось, ты взял в оборот.

Я, конечно, блефовал, но мои слова падали на благодатную почву. Особенно после демонстрации моих возможностей.

Треболь продолжал сидеть с каменным лицом, но его глаза выдавали его все больше и больше. Кажется, он начинал понимать, с кем его свела судьба.

— Слушай, не мне тебя судить, — продолжил я. — Каждый добывает свой кусок хлеба, как умеет. Видимо, твоя схема за много лет неплохо обкатана. Кто ж мог знать, что со мной она даст сбой? Думаю, это де Невер облажался.

Наконец, в каменной маске Треболя появилась трещина.

— Что имеешь в виду? — слегка подался он вперед.

Хех… Какие же вы все предсказуемые. Как только услышал, что можно кого-то сделать крайним, сразу же заинтересовался. Еще одно косвенное доказательство того, что предо мной сидит самодур, который ненавидит быть неправым. Жук, сам того не подозревая, в разговоре с ответственным за безопасность букмекерской конторы, который я подслушал, дал мне подсказку.

Треболь, чувство собственной непогрешимости которого прилично завышено, очень ревностно ищет виновных в провалах, а затем жестоко их наказывает. Хотя на самом деле это всего лишь боязнь признания собственных промахов и ошибок. В моем мире почти каждый руководитель имеет этот грешок. Не думаю, что в этом мире как-то по-другому обстоят дела. Собственно, именно на эту слабость Треболя я и намерен давить.

— Ну как же? — притворно удивился я. — Вот, смотри… Ты, ведь наверняка приказал де Неверу хорошо меня проверить. Кто я, что я, откуда прибыл и так далее… Верно?

Треболь машинально кивнул. Морщины на его лбу постепенно начали разглаживаться. Он даже медленно откинулся на спинку своего кресла.

— И он тебя наверняка уверил, что проблем со мной не будет. Что я всего лишь бастард какого-то столичного графа, казненного за измену королю. И что я никому оказался не нужен. Родной дядя выгнал меня из моего собственного дома, приказав больше не возвращаться в столицу. Правда, есть еще другие родственники по материнской линии, очень богатые, но они тоже не хотят ничего знать обо мне. Так?

Треболь снова кивнул. Сейчас он был задумчив.

— Далее, — спокойно продолжал я. — Ты, как человек опытный и повидавший многое на своем пути, справедливо рассудил, что столичная буря постепенно уляжется, и никому ненужный бастард снова может понадобиться своим родственникам. Тем или другим — не суть важно. Родная кровь все-таки. И когда это произойдет, бастард уже будет полностью с потрохами в твоей власти, в долгах как в шелках.

Треболь больше не кивал, но мне и так было ясно, что я кругом прав.

— Отличный план, — похвалил я. — Но подвели исполнители… Схема много лет работала без перебоев. Вот твои подчиненные и расслабились. Но ты не виноват. Ты же не можешь быть везде одновременно и делать за них их же работу.

Какой самодур не любит, когда его хвалят. Вот и Треболь не устоял. Он обреченно покачал головой и тяжело вздохнул. Кроме того, кажется, до него, наконец, дошло, что я пришел говорить, а не убивать.

— Вы правы, — произнес он, переходя со мной на «вы». — Никому ничего нельзя доверить. Одни бестолочи кругом. Сейчас я вижу перед собой совершенно другого человека, и он очень отличается от того Макса, которого притащил сюда этот идиот де Невер. В чем он просчитался? Кроме того, что не распознал в вас мага.

Я усмехнулся.

— Интересно, как бы этот болван смог распознать во мне мага?

— Да уж, — усмехнулся в ответ Треболь. — Что это я говорю… Видать, нервишки шалят. Встряхнули вы мое сонное царство.

Я оскалился.

— Обращайтесь еще.

— О, нет! — нервно вздрогнул Треболь. — Мы как-нибудь сами.

— А по поводу просчетов… — я задумчиво помял подбородок. — Всего, как вы понимаете, я сказать не могу, но несколько общеизвестных фактов о себе я озвучу. Заметьте, де Невер знал об этом, но вам по какой-то причине не доложил.

Я решил потешить самолюбие местного босса и тоже перешел с ним на «вы». Он мне еще может понадобиться. Особенно меня интересует контрабанда магических предметов. Надо наводить мосты.

Кроме того, я продолжил закапывать в его глазах де Невера, хотя уверен, что тот обо всем доложил начальству. Последнее слово всегда за боссом. Но я его понимаю — Макса-то он правильно просчитал. Откуда он мог знать, что его тушку займет иномирное и крайне опасное существо?

— Например, — продолжил блефовать я, жонглируя фактами. — Возьмем, к примеру, моего отца графа де Грамона. Все знают, что его казнили за измену королю. А вот меня почему-то оставили в живых и зачем-то отправили в эту глушь. Хотя моих старших братьев тоже обезглавили. Никого этот факт не насторожил. А должен был. Де Невер обязан был копнуть глубже. Если бы он это сделал, то узнал бы, что де Грамоны участвовали плечом к плечу с принцем в том самом легендарном первом походе в Тень, и что мои предки издавна защищали фронтир от нашествия теневых тварей. Теперь понимаете, к чему я клоню?

— Древняя кровь, — прошептал Треболь и, зажмурившись, покачал головой. — Как я мог это пропустить…

Бертран много рассказывал мне о роде де Грамонов. О том, что в этой семье частенько рождались одаренные. Кстати, именно поэтому старого слугу не сильно удивило мое признание.

— Отец понял, что вы — одаренный, потому и признал, — продолжил говорить Треболь. — А его величество…

— Молчать! — резко прервал я его. — Ни слова больше. Иначе мне придется сделать то, чего я не хочу делать.

От моего голоса повеяло могильным холодом. По крайней мере, я очень старался достигнуть именно такого эффекта.

Судя по испуганной физиономии Треболя, у меня неплохо получилось. Он вжался в свое кресло, отчего его крепкая тушка визуально уменьшилась чуть ли не в два раза.

Я мысленно усмехнулся. Готов. Не знаю, что он там себе нафантазировал, но наблюдать ужас в его глазах мне понравилось.

— Слушай меня внимательно, — продолжил я тем же тоном и сверля его взглядом. — Частые визиты твоих подопечных начинают меня утомлять. Я хочу, чтобы ты забыл обо мне. По крайней мере, на время.

До этого Треболь часто-часто кивал, но последняя фраза заставила его вздрогнуть и вжаться в кресло еще больше.

— Не бойся, — улыбнулся я, вставая с кресла. — Когда настанет удобный момент, я навещу тебя. Поверь, это будет выгодно, как мне, так и тебе.

Треболь вскочил со своего кресла следом за мной и, опустив в поклоне голову, протянул мне мой же кошель.

— Господин Ренар, я приношу свои искренние извинения, — произнес он пересохшим горлом. — Даю слово, ни я, ни мои люди вас больше не побеспокоят.

— Эти деньги оставь себе, — небрежным тоном произнес я, хотя изнутри меня корежило от жадности. Мне стоило труда не показывать свое состояние. Тот новый Макс, которого он только что во мне увидел, должен вести себя соответствующе своему высокому положению. — Игорный дом должен приносить доход.

Перешагнув через бессознательное тело Гастона, я спокойно пошел на выход. Несмотря на свою комплекцию, Треболь уже был у двери и учтиво открывал ее передо мной.

Перед тем как шагнуть через порог, я замер на мгновение и, вплотную приблизившись к Треболю, тихо произнес:

— Надеюсь, не надо объяснять, что наш разговор должен остаться между нами? Помни об этом, когда в следующий раз будешь встречаться со своими друзьями из канцелярии.

Треболь вздрогнул и побледнел еще больше.

— Если будут вопросы, скажешь, что мой дядя оплатил весь мой долг.

— Да, господин, — прохрипел Треболь. — Я вас понял.

* * *

— Да что ж такое… — раздраженно буркнул я себе под нос, спрыгивая с коляски, любезно предоставленной мне Треболем и докатившей меня с ветерком до моего скромного жилища. — Все как будто сговорились.

Мой желудок периодически уже давал о себе знать, намекая мне на то, что готов вместить в себя даже тушу слона. Желательно целиком.

Причиной моего недовольства была шикарная карета, стоявшая у главного входа в доходный дом мадам Ришар, которую сопровождали шестеро конных воинов.

Вернее, не так. Я был крайне недоволен видом притоптывающего на морозе Бертрана рядом с дверцей этой кареты. Старик явно держался из последних сил. Но тому, кто сидел сейчас внутри и разговаривал с моим слугой сквозь приоткрытую шторку, похоже, было плевать на его состояние.

Бертран, заметив меня, глубоко поклонился своему собеседнику и шагнул ко мне навстречу.

— Ты почему не в постели? — недовольно буркнул я. — Тебе что было велено? На ногах же еле стоишь…

— Господин, — игнорируя мой тон и делая большие глаза, вполголоса обратился ко мне Бертран. — Взгляните на герб на карете… К вам с визитом из столицы только что приехали ваша единокровная сестра Валери де Грамон и ваша кузина виконтесса Ивелин де Грамон.

Я нахмурился. А вот этого я никак не ожидал. С какого перепугу они обо мне вдруг вспомнили?

— Слушай, старина, — вполголоса, почти шепотом произнес я. — Я их совсем не помню. Кто из них кто?

— С вашей кузиной, насколько я знаю, вы не были знакомы, а с Валери вы встречались всего несколько раз, но очень давно, когда вы были еще детьми, — без лишних разговоров тоже шепотом начал просвещать меня Бертран.

Я облегченно выдохнул. Нормальный расклад. Осталось узнать, что им понадобилось от меня.

— Как они выглядят? — спросил я.

— Та, что с белыми локонами — Ивелин, а Валери… Вы ее сразу узнаете. Она очень похожа на вас.

Наш разговор был беспардонно прерван.

— Кузен! — услышал я звонкий голосок за моей спиной. — О чем вы там шепчетесь с вашим слугой?! И что за манеры? Мы вас, между прочим, уже заждались!

Я обернулся. Из окошка кареты торчала белокурая, весело улыбающаяся головка. Ага, это, значит, Ивелин. Девчонке лет семнадцать-восемнадцать.

— Виконтесса, — учтиво поклонился я. — Приветствую вас в Абвиле. Надеюсь, в дороге с вами ничего не случилось.

Вместо ответа зеленоглазое чудо нырнуло в карету, и уже оттуда я услышал ее звонкий слегка приглушенный голос:

— Валери! Взгляни на него. Вы похожи как две капли воды!

В следующую секунду из оконца высунулась еще одна голова. Ничего себе. А ведь Макс с сестрой действительно очень похожи. Не близнецы, но сходства много.

— Ренар, — презрительно, почти выплюнув, произнесла она. — Почему ты не отвечаешь на письма графа де Грамона? По твоей вине нам пришлось тащиться в эту дыру и искать тебя по всем злачным местам.

— Какие еще письма, сестрица? — удивился я. А она меня явно не жалует. — Я не получал никаких писем.

— Это уже не важно, — ответила она, поджала губы и протянула мне свиток. — Вот. После того, как прочитаешь, начинай собирать свои пожитки. Ты едешь с нами в столицу. И еще… Ренар, больше не называй меня сестрой. Для тебя я виконтесса де Грамон. Ты меня понял, бастард?

Этой было лет двадцать с хвостиком. А гонору на все пятьдесят. М-да, ну и родственнички…

Не ответив, я развернул свиток и углубился в чтение. Мне писал лично граф де Грамон. В коротком сухом послании мне сообщалось, что для меня найдена невеста. Некая виконтесса де Марбо. И что мне надлежит прибыть в столицу для заключения брака.

Закончив чтение, я взглянул на сгоравшего от любопытства Бертрана и широко улыбнулся:

— Старина, похоже, что без меня меня женили.

Лицо Бертрана вытянулось от удивления.

— Прочитал? — надменно спросила Валери.

— Да, — кивнул я и протянул свиток Бертрану.

— Тогда собирайся! — приказала она и хотела было нырнуть в недра кареты, но мой ответ заставил ее замереть.

— Я никуда не поеду, — сказав это, я развернулся и, более не обращая внимание на эту напыщенную курицу, спросил у Бертрана. — Ты уже завтракал, старина?

— Что ты сказал?! — угрожающе прошипела Валери у меня за спиной.

Тяжело вздохнув, я обернулся. В оконце уже торчало две головы. Если Валери была сейчас похожа на приготовившуюся к броску змею, то на лице Ивелин играла счастливая улыбка. Девчонка развлекалась по полной.

— Кузина, а он тебя не слушается! Ты говорила, что он будет на седьмом небе от счастья и как верный пес будет готов бежать следом за каретой до самого Эрувиля!

— Тебе оказана честь, бастард! — не обращая внимания на девчонку, шипела Валери. — Ты должен быть благодарен. Подчинись! Иначе мне придется применить силу.

Я хмыкнул. Краем глаза я заметил, как возле входа в доходный дом начали собираться зеваки. Жак, кстати, тоже был тут как тут. Мы переглянулись. Эту счастливую рожу хоть сейчас к ране прикладывай.

— Применяй, — спокойно ответил я, примерно уже понимая, что за этим последует.

— Ты сам напросился, — злорадно сообщила Валери. — Капитан!

— Госпожа, — к карете приблизился широкоплечий, отлично вооруженный всадник. Его густые седые усы издалека были похожи на подкову, а на побитом оспой лице застыла маска безразличия.

— Помогите шевалье Ренару собраться, — зло глядя мне в глаза, чеканя каждое слово, произнесла Валери. — Если он будет сопротивляться — разрешаю применить силу. Это прямой приказ его сиятельства.

— Слушаюсь, — усатый капитан повернул голову к своим бойцам, лениво наблюдавшим за происходящим, и коротко выкрикнул:

— Бруно! Юго! Вы слышали виконтессу! Выполнять!

С коней тут же спрыгнули двое крепких дружинников и быстро направились в мою сторону.

Оба молодые. Блондин и брюнет. На лицах усмешки.

— Не серчай, шевалье, — сказал брюнет. — Сам понимаешь — приказ его сиятельства. Лучше по-хорошему подчинись.

— Вы тоже парни зла не держите, — подмигнул я ему. — Обещаю, калечить не буду.

Дружинники графа переглянулись и со снисходительными улыбками синхронно начали надвигаться на меня с двух сторон.

— Чего вы копаетесь? — возмущалась из кареты Валери. — Теряем время! Нам еще в гостиницу заселяться.

— Только аккуратно, — попросила Ивелин у капитана. — Не покалечьте его.

Усатый лишь кивнул и продолжил наблюдать за мной. Ему явно не нравилось происходящее, но, похоже, он уже привык к этой семейке. А вот меня явно начинало раздражать то, что мой статус никто в грош не ставит.

Первым, раскрыв глаза от удивления, в снег полетел блондин. Должен заметить, он пытался действовать очень аккуратно. Видимо, хотел просто взять меня под руку. Вот и нарвался на классический бросок через плечо. Пришлось потратить приличный сгусток энергии, чтобы опрокинуть эту тушу.

Спустя несколько мгновений в соседнем сугробе лежал и брюнет. Надо было видеть лица моих родственниц. Они таращились на меня, словно на привидение.

Зеваки тем временем громко потешались.

— Это он еще их жалеет! — кричал кто-то из толпы. — Все-таки дядькины дружинники!

— Ага! — вторил ему хриплый голос. — Сегодня утром с парнями Эванса он не церемонился!

Пока, тряся бошками, Бруно и Юго вылезали из сугробов, я обратился к их командиру:

— Слушай, капитан, я их так хоть весь день валять могу. Только времени жалко. Дел еще по горло. Понимаю, у тебя служба, но и ты меня пойми. Я ведь могу и разозлиться.

Капитан мои слова пропустил мимо ушей, и я услышал его резкий приказ «Взять!», после чего остальные бойцы начали спрыгивать со своих лошадей.

— Ну, ты сам напросился, — пожал плечами я и зачерпнул из источника приличный сгусток энергии.

Загрузка...