Глава 61. Кира

— Анжела, это я, Кирана!

Я сомневалась, что Анжела до сих пор находится в центре, когда набрала номер и попросила соединить с ней. Но нам повезло.

— Что ты вытворяешь, Мельникова? — возмущается Анжела.

— Послушай меня. Твой телефон у меня.

— Он заблокирован, девочка! — усмехается Анжела.

— Да, но специалисты могут подобрать пароль. Попрошу Веронику, и она найдёт того, кто сможет это сделать. Думаю, станет известно очень многое. То, что тебе не хотелось бы показывать, да?

— Не понимаю, о чём ты! — холодно заявляет Анжела.

— Ты всё прекрасно понимаешь. Когда я зашла, услышала обрывок разговора. Ты собиралась проверить тело, которое должны привезти. Тело Орлова, да?

— Кирана, у тебя разыгралась фантазия, — хмыкает Анжела. Она пытается держаться превосходно, но я чувствую в её голосе дрожь сомнения.

— Послушай, мне плевать. Единственное, чего я хочу, это оказаться как можно дальше от семейки Орловых! — проникновенно говорю я. — Думаешь, я по своей воле прилетела сюда? Как бы не так! Прилетели родители Егора и заявили, что я должна восстанавливать имидж будущего мужа, должна не давать забывать о себе и заняться чем-нибудь полезным, вроде благотворительности или ещё какой-нибудь ерунды…

— И что ты хочешь от меня?

— Обмен. Достойный. Ты устраиваешь так, чтобы я беспрепятственно покинула страну, с крупной суммой денег. А я возвращаю тебе телефон.

— Слишком много хочешь!

— Отнюдь. И судя по всему, ты можешь это устроить.. Даю тебе три часа. Я скину сообщением сумму и название страны, куда хочу улететь.

Я сбрасываю звонок и отключаю телефон. Откладываю его в сторону, смотрю на Егора.

— Ну как? Я справилась?

— Ты самая очаровательная шантажистка, которую я знаю!

— Их было много?

Егор улыбается и притягивает меня к себе в объятия. Я зарываюсь лицом в его грудь, вдыхая запах его тела. Любимый и знакомый, ставший единственно желанным среди прочих запахов.

— Очень много, Карамельникова. Чего только от меня не требовали, но ты… — он шутливо прикусывает меня за кончик носа. — Ты — самая очаровательная. И любимая.

Он отстраняет меня от себя и серьёзно смотрит прямо в глаза.

— Я тебя люблю. Больше жизни.

У меня перехватывает дыхание, я цеплюсь за его покатые плечи, чтобы не упасть. Напряжение между нами становится колоссальным. Взгляд Егора становится ещё более тёмным, почти чёрным. Острый кадык дёргается вниз и вверх.

— Сколько часов ты дала Анжеле? Три? Кажется, я знаю, как мы скоротаем это время.

— Егор! — возмущённо выдыхаю, когда он подхватывает меня на руки и несёт в сторону кабинета заведующего складом. Выгоняет оттуда работника и запирает кабинет на замок.

— Это очень… очень плохая идея, — слабо пытаюсь отбиться. — Нас могут застать врасплох…

Егор точно застигает меня врасплох, накрывая рот жадным поцелуем и лишая возможности говорит. От одежды Егор избавляет меня невероятно быстро и укладывает на диван, накрывая своим телом. Я полностью раздета, а на нём потёртые джинсы и мятая футболка. Отросшая небрежная щетина. Никогда не видела его таким. Но это он, мой Егор. И он склоняется надо мной, желая зацеловать всю. От губ, до кончиков пальцев на ногах. Спускается горячими поцелуями ниже и ниже, замирает на животике, уже немного округлившемся. Или мне просто кажется, что я уже становлюсь кругленькой?

— Моя сладкая девочка… — покрывает летящими поцелуями кожу живота, гладит пальцами. — Уже придумала имена?

— Да, но сейчас не скажу. Потом, когда это всё закончится, — шепчу, млея от его обжигающей и нежной ласки.

— Жадина. Нравится мучить меня?

Он снова целует меня в живот, и в этот момент я ощущаю сильную вибрацию, трепыхание где-то внутри меня.

— Они тебя чувствуют. Чувствуют своего папочку, — говорю со слезами счастья на глазах.

— Почему я ничего не чувствую? — возмущается миллиардер.

— Они ещё совсем крохи. Пойдёшь в следующий раз со мной на УЗИ.

— Скажу тебе больше, Кирана, я тебя не отпущу ни на шаг. Будешь постоянно находиться под моим неусыпным контролем.

Егор быстро раздевается и накрывает меня собой. Мне не нужно долго готовиться к проникновению. Я безумно сильно скучала по нему и жажду ощутить его так глубоко, как только возможно. Но слияние после долгой разлуки получается не быстрым и жадным, а степенным и пронзительным. Так откровенно и нежно, что слёзы текут сами из глаз. Егор подхватывает их губами и шепчет на ухо жарко и многообещающе. Обещает быть рядом. Всегда. Твердит о любви. Снова и снова. Наполняя меня до отказа. Экстаз кажется снежной лавиной, накрывающей так, что не слышно наших громких стонов и шумных выдохов. Есть только отчаянные поцелуи и тугие, крепкие объятия.

— Ты выйдешь за меня? — внезапно спрашивает Орлов. — Не по договору, а по-настоящему?

— Да?

— Чёрт побери. Я хочу услышать просто «ДА!», но… — хмурится он. — У меня нет с собой кольца! Я планировал разобраться со этим всем сам, а потом забрать тебя и сделать самой счастливой. Я нарочно отвёз тебя как можно дальше. А ты…

— И твои родители, — улыбаюсь счастливо в ответ. — Они считают, что я на тебя хорошо влияю.

— Не заговаривай мне зубы, Карамелька. Я жду.

Он напряжённо вглядывается в моё лицо, ожидая ответа. Ждёт-по настоящему и тревожится, что я могу отказать ему.

— Да. Я стану твоей женой, Егор. Люблю тебя…

Он целует меня нежно и ласково, вырисовывая языком жаркие спирали у меня во рту.

— Надо одеться. Собраться. Быть во всеоружии. Вдруг Анжела не явится?

— Явится…

Егор одевается сам и помогает одеться мне. Ещё раз обнимает меня и отвечает лукавой улыбкой на моё требование рассказать всё немедленно. Я упрекаю его в том, что он заставил меня и родителей переживать. Он лишь пожимает плечами, мол, нельзя было посвящать в тайну слишком многих, иначе бы ничего не вышло.

Я не могу согласиться с ним полностью, ведь на родителях Егора лица не было, когда им сообщили, что сын пропал и, возможно, погиб. Даже не представляю, как тяжело им приходится сейчас. Хочется, чтобы всё закончилось, как можно быстрее.

* * *

Анжела появляется точно в назначенное время. Встречу мы назначили в одном из пустующих зданий, готовящихся к сносу. Я немного нервничаю, стоя посередине пустого, огромного зала первого этажа. Хоть и знаю, в каком углу находятся силовики, и что рядом есть Егор, но всё равно переживаю. Получится ли?

Слышится приглушённый шум мотора. Анжела звонит мне с незнакомого номера.

— Я приехала. Деньги у меня. Разрешение на вылет получено. На завтра. Раньше никак.

— Сумма полная?

— Разумеется.

— Хорошо. Я на первом этаже. Войди в здание.

— Выйди к машине, Кирана, — злится Анжела.

— Нет. Или ты идёшь ко мне, или сделка отменяется, и я…

— Хорошо! — цедит сквозь зубы блондинка.

Она появляется через несколько минут, неся в руках кожаный портфель, туго набитый наличкой.

— У тебя большие аппетиты, девочка, — холодно заявляет она.

— Стой. Не подходи ко мне близко, — останавливаю её. — Открой портфель, хочу убедиться, что деньги на месте…

— Пересмотрела голливудских фильмов? — ядовито шипит Анжела, но всё же присаживается на корточки и раскрывает портфель, показывая, что деньги на месте. — Довольна? Сведения о самолёте лежат во внутреннем кармане.

— Хорошо.

— Теперь верни мне телефон, Кирана! — требует Анжела.

— Как тебе удалось всё провернуть? — спрашиваю я, роясь в своей сумочке. — Навряд ли ты была одна.

— Это тебе знать ни к чему, Кирана. Я выполнила твои условия. Теперь ты выполняй свои.

Я достаю телефон Анжелы и протягиваю его ей. Она шагает ко мне, протягивая ладонь. Я отвожу руку в сторону в последний момент.

— Твой подельник — барон Рихард?

Анжела замирает, но потом вырывает телефон у меня из пальцев.

— Ты умная, Кирана. Даже слишком…

Анжела быстро проверяет телефон и прячет его в свою сумочку. Потом улыбается мне натянуто.

Неприятный холодок пробегается по моему позвоночнику. Паника царапает коготками изнутри. Левая рука Анжела засунута в карман лёгкой кожаной куртки. Что она задумала?

— Было приятно с тобой познакомиться, — Анжела натянуто улыбается. — Я не хотела лишних жертв и советовала тебе держаться подальше. Мне очень жаль, что всё кончится именно так.

Раздаётся приглушённый хлопок. Анжела падает. В нашу сторону устремляются люди в форме. Егор обнимает меня, баюкая.

— Её что, подстрелили? — бледнею от страха.

— Травматические пули. Жить будет. Вырубили на время, — успокаивают нас.

Загрузка...