Глава 11

Елисей

Последующие дни слились в какой-то один сплошной рутинный ком. Проснулся, завтрак, пробежка, тренажерка, душ, английский, обед, море, душ, ужин и спать. Однообразие просто достало. Хотелось в клуб или кафе на худой конец! Да вообще, людей увидеть. Невозможно сидеть в четырех стенах. Из-за этого настроение было постоянно ни к черту. Еще три с половиной недели я так не выдержу.

И еще эта Марьямна (наконец-то смог ее имя запомнить). Какая раздражающая особа. Она как ноющая зубная боль. Такая же внезапная. Когда думаешь, что уже привык, становится еще невыносимей.

Вот и сейчас сижу в комнате, а эта что-то там бормочет и грохочет на кухне. Отложил телефон в сторону и прислушался к ее словам.

— Нужно сделать так, чтобы тесто стало похоже на однородный колобок. Я так называю это тесто — колобок. И когда надавливаешь на него, остаются отпечатки пальцев. Вот, смотрите, отпечатки. Красота. А как пахнет! М-м-м.

Сама с сбой уже разговаривает. Совсем плохая что ли? Вышел из спальни и остановился на входе в кухню. Астафьева стояла вся в муке и тыкала пальцами в тесто. На ней был какой-то бабушкин халат, волосы скручены в гульку, ни грамма косметики. И что самое интересное — она снимала на телефон, но при этом не установила никакого света. И что за запись будет? Ничего ж не видно.

— И после того как скатали шарик, надо отправить тесто в холодильник и дать ему отдохнуть. Тем временем… Арагорн! Нельзя, плохой мальчик.

Я тут же нахмурился, никто не смеет говорить моей собаке, что он «плохой мальчик». Уже собирался открыть рот и отчитать Марьмяу, как увидел Ара. Весь его нос был в белых брызгах, пес выглядел довольным.

— Ты что, вылакал все сливки?! Ах ты морда мохнатая. Кыш, сейчас выйдет твой, — она скорчила стремную гримасу, видимо, изображая меня, — и будет нудить. Ему это низя, соблюдай бжу-бжу, тьфу ты! Ладно, не строй мне глазки. Это будет наш секрет.

Девушка села на корточки и стала трепать пса по холке.

— И какой теперь мы будем делать крем, а? Ой, Елисей, добрый день, — наконец-то увидела меня девушка, встала и выпрямилась во весь рост.

— А я тут снимаю очередной выпуск своей программы, но кое-что пошло не по плану.

— Знаешь, Марья, при таком освещении и в таком халате снимать нельзя, — еще вчера мы перешли на «ты».

— В смысле?

— В прямом. На видео не будет ничего видно, и половина твоих зрителей выключат видео из-за этого, а другая половина в ужасе закроет из-за твоего халата.

Девушка ощетинилась и тут же скрестила руки на пышной груди. Автоматически проследил за этим движением, задержав взгляд на ней.

— Ну, знаешь ли… Не всем дано родиться богами, мы — простые смертные.

— Думаешь, я таким родился? Нет. Это часы упорной работы над собой.

— Или вот она? — взял со столика журнал и показал девушку на обложке, — она явно не носит бабский халат.

Девушка закатила глаза и презрительно фыркнула.

— Она весит меньше, чем одна моя ляха… Я выглядела как она, когда мне было года три. Что имеем, с тем и работаем, — девушка обвела рукой свою фигуру.

Видел, что эта тема ей некомфортна. Но мне скучно и плевать на ее тонкую душевную организацию. И по правде сказать, вчера первый раз увидел Астафьеву в купальнике и едва дара речи не решился. Меня никогда не тянуло к пышкам, Анфиса Чехова не в счет. Но Марья выглядела отлично. Пышные бедра, тонкая талия и эти сиськи, которые так и хотелось сжать руками. Или у меня давно не было девушки? Но я отчетливо почувствовал острое, мучительное желание. А потом стоял под холодными струями душа, которые, к слову, совершенно не помогли. Марьямна красивая и сексуальная девушка, только сама этого не понимает. Но стоило ей открыть рот, как все наваждение тут же улетучивалось.

— Я говорю не о параметрах фигуры. Все люди разные, слава Богу. Ты для чего начала вести канал?

Девушка задумалась и сморщив носик ответила.

— Чтобы наработать аудиторию и найти спонсоров.

— Как я и думал. А теперь посмотри на нее, видишь, как она себе нравится? Это платье, туфли, макияж. Она кайфует от себя. А ты кайфуешь от себя в этом недоразумении? — кивнул на ее наряд.

— Ты должна продать себя, понимаешь? И продать, черт возьми, подороже. Все должно быть на высшем уровне. Первое — свет, а второе — ты.

Девушка стояла и смотрела на меня с разинутым ртом. По ее лицу можно было много нецензурных выражений прочитать.

— Елисей… Я понимаю, что ты звезда экранов и все такое… Но что ты понимаешь в том, как вести кулинарный канал?

— Понимаю побольше твоего. Один из моих друзей популярный блогер.

— Спасибо за советы, но я сейчас снимаю выпуск и мне некогда, — мягко ответила та, а во мне поднялась волна злости.

Вы только посмотрите на нее. Да за такие советы многие готовы душу дьяволу продать. Я к ней с желанием помочь. А она меня прогоняет!

Сжав челюсть вернулся обратно в комнату. Открыл инсту и стал листать ленту. И тут увидел Лену. Руки мелко задрожали. Она запостила новую фотку. На ней она улыбалась, держа в руках букет цветов. Какая же она красивая. В области сердца неприятно заныло. Почему-то я был уверен, что мы вновь сойдемся, пока не прочитал подпись под фото, которая гласила: «Я сказала ДА!!!». Дышать стало нечем. Снова с жадностью стал разглядывать фото и увидел кольцо на безымянном пальце! Черт возьми! Какая стерва. Отшвырнул от себя телефон. Меня трясло от злости. Мне нужен бар, иначе, быть беде.

Вылетел из комнаты обратно на кухню.

— Пошли.

— Куда?

— Поедем в город

— Но у меня…

— Сейчас же, Марьямна, и возьми водительское удостоверение, — прервал ее тоном не терпящим возражений и, круто развернувшись, пошел в гараж. Девушка, бурча себе под нос последовала за мной.


Сел в машину на водительское сиденье, Марья села рядом на пассажирское.

— Слушай внимательно и запоминай. Это машина с автоматической коробкой передач, — надо ей объяснить принцип, потому что обратно ей придется нас вести самой.

— Не думаю, что это хорошая идея…

— Просто помолчи.

Вставил ключи в замок зажигания, повернул и машина издала странный звук. На панели загорелись какие-то красные лампы. Что за черт? Завел еще раз, но она вновь издала фыркающий звук.

— Какого хрена? Давай же! — заорал я и снова повернул ключ.

Чуда не произошло. Твою мать. Нервы просто сдали, я начал молотить по баранке. Выпить захотелось до трясучки. Я здесь не останусь. В город и пешком дойду. Просто не могу остаться в этом гребаном доме. Лена, как она могла? Все эти слова любви, которые она говорила — все ложь! Как можно так? Как она может быть счастлива, пока я здесь подыхаю от боли.

Сжал кулаки и сделал несколько вдохов, надо успокоиться. Повернул голову направо и увидел, как Марьямна сжалась на сиденье рядом со мной. Я уже и забыл, что она тоже находилась в машине. Глаза девушки были огромные, как у героев аниме. Видимо, моя маленькая вспышка гнева ее напугала. Тут же почувствовал себя придурком.

— Извини, — тихо сказал и с силой зажмурил глаза, — просто мне нужно проветриться.

— Я тут видела, — услышал тихий голос девушки, — в сарае за домом велосипед…

Тут же открыл глаза, и на моих губах сама собой расцвела улыбка. Вот это уже другое дело. Моментально вылез из машины и пошел в сарай. Открыл дверь и замер. Марья не соврала, Здесь действительно находился велосипед, только не обычный, а двойной, как в фильмах. Первый раз такой живьем увидел. Выкатил его из сарая, размышляя как же на нем ехать. Обернулся через плечо на подошедшую девушку. Окинул хмурым взглядом ее халат и сказал.

— Думаю, тебе нужно надеть что-то более удобное. Мы едем гулять.

Загрузка...