Глава 2

Марьямна

Наконец-то наступил долгожданный выходной. Я проспала до полудня, проснулась с головной болью, но даже это не испортило мне настроения. Мне портит настроение только работа.

Сегодня решила весь день провести дома и никуда не выходить. Для начала собралась убрать квартиру. Казалось бы, живу одна с двумя котами в однокомнатной квартире, откуда здесь может взяться грязь? Отвечаю — Херен знает откуда! Я уже задолбалась мыть квартиру.

Все везде пропылесосила, вытерла пыль и, согнувшись в три погибели, натерла пол до блеска. Когда я уже куплю себе швабру? Разобрала хлам на лоджии. Закаток, что ли, на зиму сделать? Быстро отбросила эти опасные мысли. В том году они меня уже посещали, и я ошпарила себе руки так сильно, что вскочили безобразные, просто уродливые волдыри.

Вымыла кухню, приготовила себе жареной картошки, сходила в душ и без сил опустилась на диван, который служил мне и кроватью. Батлер и Скарлетт тут же запрыгнули ко мне. На удивление, эти кошки просто обожают картошку. Пока грузила старенький ноут, коты съели полтарелки еды.

— А ну, брысь, наглые морды! — закричала на них, но никак не впечатлила, животные спокойно продолжили жевать мой завтрак-обед.

Пришлось подниматься за новой порцией картошки. Ворча, вошла в комнату и бросала уничижительные взгляды на пушистиков. Ноутбук как раз загрузился, и я вошла в ВК.

Насыпав новую порцию еды, решила проверить свою страницу ВК. На странице в основном выставлены мои работы — примеры тортов, капкейков, кейк-попсов и прочего.

С удивлением обнаружила новое входящее сообщение. Быстро открыла его и отправила в рот огромную порцию картошки.

Сообщение гласило.

Добрый день, Марьямна!

Мы с женихом просматривали Ваши работы, и они нам очень понравились! Согласитесь сделать для нас торт на свадьбу?

Улыбка сама собой расцвела на губах. Наконец-то! Наконец-то я буду заниматься тем, что мне нравится, пусть и только на один заказ.

Поставила тарелку себе на колени и под злобное фырканье животин принялась писать ответ.

«Добрый день, Аня. Буду счастлива помочь Вам сделать этот знаменательный день еще счастливей! Вот мой номер телефона, позвоните, и обговорим детали».

Настроение улучшилось в разы. Загрузила новый фильм с любимым Джейсоном Стетхемом и принялась за картошку.

Где-то на середине фильма зазвонил мой сотовый. Поставила кино на паузу и посмотрела на дисплей — номера нет в моей телефонной книге.

— Алло, — ответила на вызов.

— Добрый день, Марьямна. Это Аня, я писала насчет торта, — проговорил приятный женский голос с того конца провода.

— Да-да, Аня, конечно, помню. Вы что-то решили?

— Мы с женихом все обсудили, и я прислала примерные картинки тортов, которые мы хотим.

— Сейчас, секунду, открою браузер, — сказала и снова зашла в ВК, открыла сообщение с фотографиями.

— Вы хотите голый торт с живыми цветами, я правильно поняла?

— Да, именно такой. Желательно с белым кремом и сиреневыми цветами.

— Поняла, а что насчет коржей, и какой именно крем?

Дальше мы детально обсуждали все пожелания будущих молодоженов. Спросила, сколько приглашено гостей, чтобы рассчитать примерный вес торта.

— Хорошо, Аня. Все поняла. Я сейчас посчитаю, сколько это выйдет по деньгам, — и замолчала, производя в уме гениальные подсчеты. С математикой я никогда не дружила, но когда дело касалось денег, то я становилась гением.

— Цена будет составлять семь тысяч восемьсот рублей — торт, и плюс тысяча — за срочность.

— Отлично! — обрадовалась Анна. — В пятницу у нас свадьба, значит, в четверг мы заберем заказ.

— Хорошо, я до семи работаю, после восьми вечера буду ждать, — сегодня вторник, значит, придется работать всю ночь завтра.

После разговора с клиентом у меня на душе было так радостно, хотелось петь и танцевать. Вот только я не умею ни того, ни другого. Посмотрела на часы — было начало третьего. Все же сегодня придется выйти в люди.

Пока одевалась, составила в уме список нужных продуктов. Наряжаться не было ни сил, ни желания. Надела спортивные штаны и видавшую виды футболку с символикой Nirvana. Позвонила Томке из кондитерского магазина, заказала живые цветы и колбочки под них. Достала большую десятилитровую бутыль с надписью «Еще немного». Сюда я кидаю все лишние деньги. Коплю на свою голубую мечту. Когда-нибудь я открою кондитерскую! Боже, да я сплю и вижу это. Ничего и никогда не хотела сильнее! Достала из банки пять тысяч одной купюрой, и остальное поставила на место.

До магазина дошла довольно быстро, погода хорошая. В воздухе уже витает запах осени. Скоро начнутся дожди и холод. А у меня обуви осенней нет… Полуботинкам пришел капут еще в прошлом году. Блин, теперь еще и на них траться.

По рядам супермаркета ходила мрачнее тучи, так не хотелось тратить несколько тысяч на обувь… ведь это будет отделять меня еще на эти несколько тысяч от своей кондитерской с желтыми занавесками на окнах…

Как раз выбирала маскарпоне для красного бархата, услышала, что кто-то меня зовет. Обернулась и выругалась сквозь стиснутые зубы. Павел Андреевич, собственной противной персоной.

— Маняшка, — подойдя ближе, произнес этот… этот… мой бывший.

— А я смотрю, задница знакомая, — и заржал, словно гиена.

— А я смотрю, ты все… — замолчала для пущего эффекта, а Паша выпрямился, всем своим видом показывая мне, кого я потеряла, слава небесам.

— Так же должен мне пятнадцать тысяч, — и с удовольствием отметила, как его улыбка быстренько стерлась с лица.

Отвернулась к витрине, с утроенным интересом стала читать состав сыра. Черт! И угораздило же меня три года провести вот с этим пугалом огородным! Нет, Пашка красив, зараза. Темноволосый, кареглазый, с обаятельной улыбкой… Но он без царя в голове. Постоянно сидел без работы и где-то зависал со своими дружками, которых я не переваривала. Я и раньше замечала, что у меня деньги пропадали, но маленькие суммы, поэтому молчала. Терпела, долго терпела, потому что любила… Но когда он украл у меня огромную сумму, терпелке пришел конец.

— Да ладно тебе, Марьяша, кто старое помянет, как говорится…

— Я тебе это «старое» при каждой встрече буду припоминать, Колесниченко.

— А ты все такая же красивая, — сказал вообще не в тему, и смотрит на меня с таким обожанием, как раньше. А я? А я, дура, под гипноз его шоколадных глаз попадаю… Резко опомнилась и отвесила себе воображаемый подзатыльник.


— Так, а ну, сгинь, окаянный, отсюда, пока по голове не получил чем-нибудь тяжелым! — зло проговорила и, закинув сыр в тележку, быстрым шагом пошла прочь от бывшего.

Когда подошла к кассе, меня все еще раздирали эмоции после встречи с Пашей. И снова это омерзительное чувство — сомнение. А правильно ли я сделала, что рассталась с ним? Ведь так-то нормальный мужик был. По хозяйству помогал… А после расставания с ним я почти год одна. Может, не нужно было носом крутить? Ну, подумаешь, деньги, за них же любовь не купишь.

Та-а-а-к, Маня, не о том думаешь! Снова дала себе мысленный подзатыльник. Это я, что, начала оправдывать этого козла?! Да он у меня полжизни забрал и душу смял, словно ненужный лист бумаги, и выкинул в мусор. Сколько ночей проплакала в подушку? Все! Проехали — забыли. Лучше одной быть, чем с кем попало!

Расплатилась на кассе и, взяв пакет, вышла на улицу.

— Давай, до дома проведу, — услышала у самого уха до боли знакомый голос и вздрогнула. Немного отклонилась назад, чтобы в лицо мужчине посмотреть.

— Ну, проводи, — спустя некоторое время милостиво согласилась. Какая, к черту, разница, проводит он меня или нет.

Павел галантно взял пакет из моих рук и подставил локоть для прогулки. Я закатила глаза, но под руку его все же взяла. Всю дорогу Колесниченко травил байки, и я смеялась. Я уже и забыла, как легко с ним общаться. Так, болтая, мы и дошли до подъезда. А потом… Потом сама не поняла, как мы оказались в коридоре моей квартирки, срывая друг с друга одежду. Жадно целуясь, упиваясь ощущениями «кожа к коже». Год без мужчины, скажу я честно, то еще испытание! Ты кидаешься, буквально, на первого встречного. Все кажутся такими милыми и хорошими. Восприятие мужской козлячей сути притупляется. А как на кровать повалились, так вообще все мысли из головы улетели в экстазе…

Стояла под струями душа, смывая с себя доказательства недавнего порыва страсти, и думала о том, что бы приготовить на ужин.

— Па-а-а-ш, — крикнула, — будешь отбивные с вермишелью? Сейчас выйду — приготовлю.

Ответа не последовало. Уснул, что ли? Умаялся, бедняжка. Последняя мысль вызвала на лице улыбку. Выключила воду и, замотавшись в полотенце, вышла из ванной.

Павла в комнате не оказалось, я нахмурилась. Может, в кухне, курит у форточки, как делал всегда. Прошла туда, но и там его не оказалось.

От страха и неверия внутренности скрутило холодом.

Боже…

Загрузка...