=4

- Добрый день, Екатерина! Какая неожиданность. Не знал, что вы здесь трудитесь. Каждый раз мучился, обращаясь в разные агентства. Оказывается, у меня знакомство в этой сфере имеется. Очень рад вас видеть. Прекрасно выглядите. Разрешите вашу ручку.

- Здравствуйте, Геннадий Владимирович. Присаживайтесь, пожалуйста. Решили отдохнуть, на солнышке погреться или в путешествие отправиться: мир посмотреть? Правильное решение. Какая страна вас интересует? Побережье какого моря или океана вы намериваетесь осчастливить своим посещением? Каким видом транспорта вы предпочитаете путешествовать: самолётом, железной дорогой, кстати, у нас прекрасные автобусные маршруты по странам Европы, - вежливо начала разговор Катя.

Её голос отчётливо звучал в тишине, наступившей в агентстве, казалось, что вентиляторы в процессорных блоках компьютера и те затихли.

«И чего же ты припёрся, Нарцисс Владимирович? Людмила Михайловна прислала, волнуется бедняжка. Испугалась. Как же ты выкручиваться будешь, когда я тебе путёвку втюхивать буду? Не за ней ты, конечно пришёл. Любовница прислала. Мозги мне пудрить будешь? Приударить за мной и соблазнить меня решили, чтобы скомпрометировать перед Ником, и я молчала о вашей связи. Ничего, дорогой, у тебя не получиться, на меня твои чары не действуют, для меня это просто комедия. Я, в отличие, от Людмилы Михайловны, родне стараюсь не гадить, даже будущей».

Вслух Катя вежливо продолжала:

- Может, предпочитаете морские или речные круизы. У нас колоссальный выбор. Кофе хотите?

- Вы меня приглашаете к себе на кофе? Я согласен.

- Нет. Дома я кофе не пью. Я предлагаю вам кофе здесь и сейчас.

- Спасибо, но нет. Здесь не хочется. Но в другом месте…

- В другое место хотите, подыщем другое место. В каком месяце вы желаете осуществить задуманное? Черногория или Болгария вас интересуют? Не дорого. Есть очень заманчивые предложения.

- А, вы, императрица Екатерина, что можете предложить по России-матушке?

- Извините, Геннадий Владимирович, я работаю по поездкам за рубеж. Прошу вас, пожалуйста, пересядьте на это кресло. Разрешите вам представить и порекомендовать Диана Андреевна, прекрасный специалист, подберёт вам великолепный тур по России, которым вы будете довольны, и больше не возникнет трудностей с выбором к какому туроператору обратиться.

Диане Андреевна вела себя, как невеста-девственница перед новобрачной ночью: покраснела, рассеянно озиралась, будто боялась чего-то или искала, начала поправлять причёску, суетиться, рассыпала рекламные буклеты, собирая их и складывая на стол, смахнула компьютерную мышь.

Геннадий Владимирович озадаченно смотрел на нескладные действия Дианы Андреевны, порывался оказать помощь в сборе печатных изданий, но, то ли испугался за свою жизнь или ещё большего погрома, отошёл в сторону.

- Нет, нет. Не надо по России. Я планирую поездку за рубеж. Надеюсь, Екатерина, вы подберёте мне, что-нибудь интересное.

- Или экзотическое?

- Нет, я хочу набраться сил, расслабиться и предпочитаю отдыхать с комфортом. Активный отдых или убийство животных, увы, меня не интересуют. Давайте вечером встретимся, я вас приглашаю, и за ужином обсудим мой тур.

- Я не знаю. Удобнее подобрать тур здесь, в офисе. Можно посмотреть видео предполагаемого места отдыха, обстановку и комплектацию номеров, ценовую шкалу.

- Вы выберете два-три предложения, расскажите их плюсы-минусы, и я что-нибудь выберу из предложенного вами.

Видя её нерешительность и озадаченность, он продолжил.

- Мы ведь с вами почти родственники. Кем бы мы были, если вы тогда вышли замуж за Никиту. Я плохо разбираюсь в родственных связях.

- Я хорошо во всём разбираюсь и в родственных связях тоже. Но вот с вами теряюсь в догадках.

- А это почему?

- Да просто не знаю, когда вы говорили про родственные связи, кого имели в виду мать или дочь? В первом случае это свёкор, а во втором - зять.

Он наиграно взмахнул руками.

- Вы всё, Катя, неправильно поняли. Увидели меня во дворе дома и придумали невесть что.

- Поверьте, этот вопрос меня совсем не интересует, чтобы тратить время на его обдумывание. Не будем отвлекаться, Геннадий Владимирович, давайте вернёмся к выбору тура. Загранпаспорт у вас есть? Или будем делать? В каком месяце вы планируете отпуск?

- Как посоветуете вы?

- Тогда назовите страну, в какой вы желаете провести отпуск или его часть, чтобы можно было предугадать хорошую погоду.

- Подберите мне всё сами, чтобы я остался доволен, уверен вы сделаете это великолепно, а я через пару дней зайду. Какие у вас маленькие красивые руки с тоненькими пальчиками.

- Вы едете один или с компанией?

- Это тоже решать вам, императрица. Составите мне компанию.

Высокий, стройный, тёмноволосый, ухоженный мужчина, одетый всегда со вкусом, с тёмными ниточной усиками, с красивыми, правильными чертами лица был мечтою многих женщин. Среди женщин у него не было врагов, враги были у его женщин, другие женщины, которые мечтали о нём. Каждую он одаривал комплементами, к каждой мог найти подход, ту узкую тайную тропку к сердцу и телу.

Едва успела закрыться за Геннадием Владимировичем дверь, как коллеги начали осыпать её расспросами и вопросами.

Главный среди вопросов, который волновал Диану Андреевну:

- Как ты, Катя, могла отказать такому мужчине дважды? Почему он мне не предложил пригласить его на чашку кофе? Отказаться от ужина таким мужчиной, с мужчиной-мечтой. От него так и прёт сексом. Я согласна. Откуда ты его знаешь? Он занят или свободен? Когда он сказал, что зайдёт?

Кате казалось, что поток вопросов никогда не иссякнет, не успевая ответить на один вопрос, ей задавали другой, она обрадовалась звону трубочек фурина, известившего о новом клиенте. Пока Елена Николаевна подбирала семейную путёвку, Катя обдумывала план дальнейших действий.

Она понимала, зачем и для чего подослала Людмила Михайловна своего любовника, что покупка тура всего лишь выдумка, предлог, чтобы встретиться с ней, очаровать, влюбить в себя, переспать и заставить молчать, боясь разоблачения перед Никитой. Катя была уверена в себе, что не поддастся его ухаживаниям и слащавым словам Геннадия Владимировича.

Она с первого знакомства с ним, с первой встречи в доме своего парня смотрела на него не более, как на мужа сестры Никиты Олеси, и с первого дня ловила на себе те взгляды, которые он по всему радиусу посылал всем особям женского пола.

Свидание с Никитой у Кати сегодня не было запланировано. После работы мать с сестрой ждали его в салоне, где арендовали помещение под парикмахерскую, и он обещал им помочь с перестановкой мебели.

Дождь к концу рабочего дня прекратился, ветер, свирепствовавший с утра, затих, и Екатерина, обрадовалась переменой в природе и возможностью пройти пешком до дома. С подругами, бывшими одногруппницами, Катя не встречалась. Встречи нуждались в материальных затратах, денег у неё с тщательной экономией едва хватало до зарплаты.

Бывшие хорошие знакомые искали хорошие партии, посещали тренажёрные залы, бары, кафе и рестораны и другие места, где можно познакомиться с будущим потенциальным женихом. Многие смогли устроиться в крупные компании, в коллектив с гендерным балансом. Катя работала в коллективе, состоящем из трёх женщин и хозяйки, и по жизни была реалисткой, не верила ни в принцев, ни в сказочных фей.

Под весёлую музыку, которая звучала в наушниках, в хорошую погоду она всегда быстро проходила своих две остановки до съёмного жилья. Катя не слышала ни сигнала машины, ни оклика водителя, обратила внимание только, когда кто-то схватил её за руку.

- Екатерина, опасно такой красивой девушке в наушниках ходить по улице.

- Не ходите, если вам опасно. Отпустите. Что вы пристали?

Злилась она, стараясь освободить руку.

- Садитесь в машину, я вас подвезу, так будет безопасней. Стоянка около агентства была занята, я ждал вас около остановки, а вы пошли пешком. Неужели не жалко таких красивых ножек? Прошу вас.

- Спасибо, Геннадий Владимирович, за предложение, но погода хорошая и я хочу прогуляться. До свидания.

Катя отдёрнула руку, за которую он старался её удержать, и быстро пошла вперед. Он что-то говорил ей в след, но ей было неинтересно. Она не перешла через пешеходный переход и пошла домой дворами, чтобы он не смог её преследовать на автомобиле. Чувство страха закралось в её душу, уходившую в пятки. Катя шла, постоянно оглядываясь, проверяла, нет ли преследования. Только войдя в квартиру, и увидела Веру Павловну за привычным занятием, успокоилась.

- Пришла, Катерина! Испугалась кого?

- Нет, никого я не испугалась.

- Дышишь, будто сильно торопилась и шла через двор всё оглядывалась, будто кто гнался за тобой, а говоришь, что не испугал никто. Не хочешь говорить, не говори. Я карты на тебя сегодня раскинула, ничего твоей жизни и здоровью не угрожает. Ужинать будешь или только чай пить?

- Не буду. Не хочется.

- Ты на себя в зеркало посмотри, скоро в мумию превратишься.

- Я не хочу быть толстой.

- Тебя таких пять надо, чтоб толстой стать.

Катя не стала спорить с хозяйкой, пошла к себе комнату. «Зачем я сказала, что видела кое-кого во дворе. Вечно наживаю себе проблемы. Если он ещё и про видео узнал, точно машиной сбил бы, нужно быть осмотрительней. Буду ездить с людьми маршруткой».

Услышав скрип ящика старого комода, её мысли переключились на Веру Павловну: «Как же мне ничего не угрожает? Карты она раскидывала. Только глупые люди картинкам верят. Скорее бы Ник позвонил, пожелать спокойной ночи!»

Никита в этот вечер впервые не позвонил, чем очень расстроил Екатерину. Сама она решила ему не звонить, показать свою гордость.

На следующий день утром, так и не дождавшись от него звонка с объяснениями, она начала волноваться и злиться. На работе её ждал сюрприз. Вначале день начался как всегда, но ближе к обеду пришёл курьер с шикарным букетом роз для неё. Белоснежные розы были так хороши, что Катя сразу простила Никите все его прегрешения. Букет произвёл фурор в их маленьком женском коллективе.

- От кого, Катюш, такое великолепие.

- От Никиты, конечно. Он вчера вечером впервые не позвонил. Утром тоже, я так злилась на не него. Глупая. А он такие розы.

Объясняла Екатерина причину появления цветов, ставя их в хрустальную, давно пустующую, вазу.

- Исправляется твой парень. Напрасно мы его жмотом считали. Прошлый раз деньгами спонсировал, раз не разбирается в туши для ресниц, теперь цветы. Даже на курьера денег не пожалел.

- Да, он такой! Очень красивый букет.

Произнесла она восторженно, с нотками гордости.

- Не букет, а букетище. Сколько роз, ты считала? Давай посчитаем.

Диана Андреевна посчитала чистые бутоны и громко произнесла.

- Двадцать три розы. Кать, смотри, здесь записка есть. На, читай скорей.

Красивая карточка в форме разбитого сердца, пропитанная ароматом более приятным, чем запах самих роз. Счастливая, дрожащими от волнения руками, Екатерина приняла её от Дианы Андреевны и с достоинством прочитала вслух.

«Перед прекрасной императрицей преклоняю колено. Молю, не откажите отобедать со мной. Надеюсь на ваше милосердие. Заеду. Ваш Геннадий».

Это было совсем не то, что она хотела увидеть и прочесть. Та гордость за своего молодого человека и ощущение полного счастья моментально покинули девушку. Она устало села на стул, ей было больно и обидно, Катя сдерживалась, чтобы не заплакать. Всматриваясь в цветы, которые теперь казались не такими совершенными и прекрасными, ей хотелось от них поскорее избавиться.

Однако содержание записки на других произвело триумф. Диана Андреевна выхватила карточку и прочла ёще раз, с большим воодушевлением.

- Счастливица ты, Катерина! Такого мужика подцепила. Скоро обед, чего расселась, макияж подправь, давай не теряйся. Потом расскажешь, куда обедать ходили, чем кормил?

- Никуда с ним я не пойду.

- Как не пойдёшь? Глупая что ли? Ты думаешь, он за тобой долго бегать будет? Собирайся и иди. Не пойдёшь, потом жалеть будешь.

- Как вы не понимаете, он бывшей муж сестры Никиты Олеси.

- И что с того, ты нам это уже говорила. Сейчас- то он свободен, а это главное.

- Я Никиту люблю, он в октябре съехаться согласился.

- Ты себя слышишь, что говоришь? Он согласился. Да он упрашивать тебя должен. Вы почти четыре года вместе, да если бы он тебя любил, то в октябре не съехаться согласился, а под венец повёл.

- Да, Катя, ты не глупи, он ведь в ресторан тебя приглашает, а не в гостиницу. Сходи, пообедай, выслушай, что он скажет, присмотрись. Потом и решишь, что дальше делать. Ты говорила, что он в банке работает, может с работой поможет, когда вакансия будет намечается подскажет, - в разговор вступила Елена Николаевна.

Екатерина не могла рассказать всей правды: « Как я откроюсь, что Нарцисс спит со своей бывшей тёщей и у меня есть видео на телефоне в доказательство. Не могу я им объяснить истинную причину такого поведения незадачливого любовника моей будущей свекрови». Катя вдруг поняла, что любовница Геннадия Владимировича не пошла домой без трусов, она просто была дома.

Спокойно обдумав сложившуюся ситуацию, она решила встретиться с ним: « Иначе они от меня не отстанут. Просто скажу, что видела во дворе бывшего однокурсницу или сослуживицу. Пусть успокоятся и не преследуют».

Елена Николаевна сумела красиво заплести Катины волосы колоском, Диана Андреевна подушила её своими французскими духами, подаренными богатым любовником. Геннадий Владимирович пришёл точно в назначенное время.

- Добрый день, прекрасной половине человечества. Аромат, как в саду рая у прекрасных соблазнительниц.

- Здравствуйте, заходите, пожалуйста.

- Я уже вошёл. Спасибо, Екатерина, что согласились со мной пообедать. Разрешите.

Подойдя к Кате, взял её под руку и повёл к выходу.

- До свидания. Заходите ещё, послышался голос Дианы Андреевны.

На что Геннадий Владимирович обернулся, расплылся в улыбке, которой всегда очаровывал лиц противоположного пола и произнёс тихим, глубоким голосом:

- Если не будете выгонять. Я не прощаюсь. Верну её величество в целости и сохранности.

Катя сидела в шикарном автомобиле, вжавшись в мягкое и удобное сиденье.

- Вам не холодно, вы сжались, может включить подогрев сиденья.

- Нет ничего не надо. Я просто волнуюсь, как вам объяснить, чтобы всё поняли и перестали меня преследовать.

- Я вас не преследую, а стараюсь за вами ухаживать, уделять вам знаки внимания. Мы почти приехали.

Катя порог такого заведения переступила впервые. Она в студенческие годы пару раз была в ресторанах, но намного проще. А чаще, в годы студенчества, это были кафе быстрого питания, где было всё значительно привычней и непринуждённей.

Она отказалась от предложенного ей меню, просто сказала: «Мне всё равно. Я не привередлива, что закажите, то и съем. Алкоголь не буду, не пью и не хочу лишиться работы».

- Вам очень нравиться ваша работа? Понимаю вас, Екатерина, интересное общение с людьми, разговоры о прекрасных уголках планеты, о путешествиях, познаниях чего-то нового неизведанного.

- У нас строгая дисциплина и я не хочу остаться без работы.

- Такой красивой девушке не трудно устроиться на работу, но работать необязательно.

- Ну, да! Мне, конечно, таких предложений не поступало, но я поняла, что вы имеете в виду: заиметь богатого папика, быть его игрушкой, содержанкой и наложницей, тупо жить, выпрашивая у него подачки и ждать, когда он заменит на более молодую и красивую. Меня такой расклад не устроит.

- Вы молоды и прекрасны, можете очаровать любого. Представьте, он влюбляется и предлагает вам иной статус, нежели любовницы.

"Что-то я не вижу ни одного очарованного мной, Никита со вчерашнего утра даже не позвонил», но в оппонент ответила:

- Я не люблю жить на «авось. Я хотела поговорить о вас Геннадий Владимирович.

- Обо мне? Почему не о нас? Не хмурьтесь. Давайте обо мне. Я рад, что вызвал в вас интерес.

- Прошу вас не надо за мной ухаживать, уделять, эти ваши так называемые, знаки внимания, не надо мне присылать цветы. Я этого не хочу.

- Вы не любите цветы?

- Почему, цветы люблю, но от вас не хочу.

- А что вы хотите? Подскажите.

- От вас ничего. Мне ничего не надо. Нет хочу. Хочу, чтобы вы просто забыли о моём существовании, а я о вашем. Прошу вас, сделайте одолжение. Не приходите больше на работу.

- Хорошо. На работу не приду, если вы согласитесь встречаться в другом месте.

- Вы что не слышите меня или не понимаете слов. Вы мне неприятны.

- Вы мне отказываете?

- Да, я вам отказываю. Я люблю другого человека, понимаете? Я люблю Никиту.

- Как можно любить такого бестолкового лодыря? Екатерина, послушайте, он ничего не сможет вам дать и никогда не жениться на вас, даже если потеряет от вас голову. Ему они не позволят.

- Вы не знаете. Мы собираемся жить вместе, просто отложили пока, ждём мой отпуск для переезда.

«Ничего страшного, если я слегка приукрашу реальность перед Нарциссом», - в оправданье на небольшую ложь подумала она.

- Какая наивность! Пройдёт несколько отпусков, прежде чем поймёте, что я был прав. Поймёте раньше, позвоните мне. Я вас отвезу.

Он подал ей визитку. Чтобы ещё сильнее не обострять ситуацию, она, молча, взяла визитку со стола, скомкала в ладони и выкинула, садясь в его машину.

Геннадий Владимирович молча вёл автомобиль. Катя видела, как дёргаются скулы на его лице, только помогая ей выйти, проронил: «Ты первая из баб мне отказала. Соплячка». Она отвернулась и пошла к входу в агентство, даже не обернулась, услышав шум машины резко срывающейся с места.

Загрузка...