=6

Наконец на очередное послание Екатерины, она сбилась со счёту какое, Никита всё-таки ответил: «Встретиться не могу, занят. Когда освобожусь, не знаю. Может через полгода. Не пиши, не мешай жить». Прочитав текст, Катя поняла, что отношениям пришёл конец, её бросил любимый человек.

Ей показалось, что время остановилось, что это происходит не с ней. Ведь ещё утром всё было хорошо, и она чувствовала себя счастливой. Девушка не могла дождаться конца рабочего дня, потом спешила домой, будто за ней гнался убийца, в свою маленькую съёмную на неопределённый период комнатку, чтобы вылить горечь из души слезами. Катя тихонько сидела и плакала о несбывшихся надеждах на замужество, о фальши в обещаниях Никиты на скорое совместное проживание, о своей несчастливой жизни и о многом другом.

Такую, сидящую в уголке дивана, смотрящую в одну точку, с полными глазами больших прозрачных капель, увидела, вошедшая в комнатку Вера Павловна.

- Катерина, ты здесь? Слышала, вроде пришла, дверь хлопнула и тишина. Ты чего это в темноте сидишь? Дайка я свет, что ли включу.

- Не надо свет. Не включайте.

- Ладно, не буду. Иди в ванную, умывайся, с работы пришла, что руки не мыла, и на кухню приходи. День рождения у меня сегодня, праздновать будем. Через пять минут не придёшь, сама приду, свет включу.

Когда Вера Павловне вышла Катя переоделась и нехотя поковыляла в ванную, ей ничего не хотелось, ни есть, ни пить, ни жить.

Квартирная хозяйка хлопотала около стола, выставляя на стол тарелки, салатники.

- Садись, Катерина, давай заполняй тарелку, я пока рюмашки наполню.

- Бабушка, я не пью, и есть мне совсем не хочется.

-За моё здоровье по капельке. Давай, Катерина, надо за моё здоровье, чтобы я не болела.

Катя машинально взяла рюмку, наполненную до краёв, и выпила как робот, не ощутив ничего, даже горечи напитка.

- Давай закусывай, ешь, бери колбаску, рыбку. Пирожки вкусные, тесто удалось сегодня. Закусывай, детка, закусывай.

- Ну, Катерина, за прошлое пить не будем. За прошлое пить, с оглядкой жить. Кто назад оглядывается, старым живёт, вперед не идёт, удачу не найдёт. Запомни, откуда бы ни выходишь, окликнет кто тебя, не оглядывайся, сбавь ход, пусть догоняют, если ты нужна. За будущее не пьют, удачу спугнут. Выпьем, за настоящее, за нас. Закусывать, Катерина, не забывай. Запомни, выпила закуси, ни рюмку, ни закуску в руках не держи.

Катя не помнила дальнейшее продолжение вечера, сколько и за что пили они с Верой Павловной. Проснулась она в своей комнате на диване, когда зазвонил будильник на телефоне.

Катя вспомнила: «Меня Никита бросил. Никому я не нужна. Телку себе новую завёл».

Екатерина мысленно успокаивалась, она себя не узнавала, плакать ей совсем не хотелось, появилась злость и агрессия: «Я его так любила. Унижалась. Больше не дождёшься моих слёз. Было бы по ком. Тоже мне утрата».

- Проснулась, не лежи, вставай с правой ноги, и бегом в ванную потом на кухню, я бульон с корешками приготовила, никто и не догадается, что ты после праздника.

- Вера Павловна, что вам купить на день рождение?- спросила Катя, входя на кухню.

- На какое день рождение, до него ещё дожить нужно, оно в январе у меня.

- А, что же мы тогда отмечали вчера вечером?

- Новую жизнь. Бульон выпила? Собирайся, что сидишь, на работу опоздаешь. Да на правую руку вначале рукав одень.

Выбежав из подъезда, боясь опоздать на работу, девушка поспешила на маршрутку. Она оказалась у порога агентства за пять минут до приезда великолепно выглядевшей начальницы в новом, шикарном, красном плаще и ароматом дорогих духов и за пару минут до прихода молчаливой и как всегда без излишеств одетой, но всегда опрятной Елены Николаевны.

Катя, войдя в помещение, сразу убрала в шкаф подсобки яркий пакет в жёлтых тюльпанах, поглядывала на Елену Николаевну, опасаясь, что та заведёт разговор при Виктории Валерьевне о её разрыве с Никитой, о котором сама старалась не думать. Но старшую коллегу интересовал вопрос выходного дня, который она старалась положительно согласовать с Викторией Валерьевной.

- Я ведь, не против, Елена Николаевна, но Диана Андреевна только через неделю выйдет, понимаю, что вам всего один день нужен, но Катя одна может не справиться.

- Я постараюсь, Виктория Валерьевна. Думаю, всё в порядке будет.

- Ладно. Если возникнут проблемы, звони, я подъеду. У тебя, Катя, с сентября пойдёт надбавка после года работы, как я и обещала, но в отпуск в начале ноября отпущу не раньше и только на две недели, остальные дни потом заберёшь, в первом квартале. На конец года продажи поднимутся, а затем резко упадут до марта. На путёвку себе насобирала? Если да, то с меня загранпаспорт. Елена Николаевна, слышите, оформите за счёт агентства.

- Нет, спасибо, не надо. Я никуда не поеду, если только домой, дедушек, бабушек навещу.

- Смотри сама, может, ещё передумаешь. Ладно, девчата, всем удачи, продаж. До завтра, Катя.

Когда за Викторией Валерьевной закрылась дверь, Елена Николаевна, внимательно посмотрев на Катю, заключила: « Сегодня выглядишь намного лучше. И лицо свежее, а плакала наверно. Ты вчера никакая уходила. Казалось, вот-вот ручьи потекут».

- Выспалась хорошо, меня Вера Павловна вчера напоила, представляешь, я не помню, как до дивана дошла, как спать ложилась. Помню, как за столом сидели, за что-то пили, за что можно было, чтобы удачу не испугать и всё.

- Мне завтра удача тоже пригодилась бы.

- А у вас, что завтра?

- Что-то вроде смотрин. К его родителям поедем знакомиться.

- Вы завтра вставайте с правой ноги и одевайте вначале правую руку, так Вера Павловна мне сказала. Желаю удачи.

Не успела Елена Николаевна ответить, как раздался мелодичный звон фурина, некогда привезённого Викторией Валерьевной с отдыха из Японии. Начался рабочий день. В перерывах между клиентами, Елена Николаевна давала наставления Екатерине: «Телефон у меня всегда с собой будет, не стесняйся, если что, сразу звони».

День прошёл на удивление быстро. Вечером, ведь больше ей не с кем было встречаться на полпути, Катя шла домой. По дороге купила небольшой тортик в сетевом магазине, чтобы хоть как-то отблагодарить хозяйку за заботу.

Вера Павловна налила Кате щей, заварила ароматный земляничный чай, села напротив и предложила квартирантке погадать. Девушка не верила гаданьям, но чтобы не обижать добрую старушку, согласилась: «Вера Павловна, вы только скажите, выйду ли я когда замуж? И вернётся ко мне Никита? Остальное меня не интересует».

Хозяйка деловито достала из шкатулки колоду карт, красиво их перетасовала, попросила Екатерину подснять на себя левой рукой, потом начала раскладывать. Разложив карты, Вера Павловна, задумавшись, сидела, посматривая то на них, то на квартирантку. Первой не выдержала Катя, желая скорее закончить затянувшийся процесс гадания и пойти в свою комнату.

- Ну, что там, Вера Павловна? Всё плохо? Говорите, если плохо, я всё равно не очень верю в гадания.

- Ты только то, хочешь узнать?

- Да, вы же сами говорили, что когда знаешь будущее, то неинтересно жить.

- Тогда о чём просишь, только то и скажу. И замуж выйдешь, и жить будешь богато, и дети у тебя будут и Никита на поклон не раз придёт, но с ним тебе дороги нет. Сама не захочешь.

- Откуда богато. Богатые на богатых женятся. Люблю я Никиту и прошу его.

- Что вижу, то и говорю. Ну, пора ко сну готовится.

Вера Павловна аккуратно сложила карты в шкатулку и пошла в свою комнату к комоду. Катя решила пораньше лечь спать, завтра предстоял тяжёлый день.

Утром на работу Екатерина пришла раньше обычного, сама открыла дверь ключами Елены Николаевны и к приходу Виктории Валерьевны включила компьютер, сложила аккуратными стопками рекламные проспекты и стала ждать клиентов.

Виктория Валерьевна, забежавшая сегодня на несколько минут, куда-то торопилась. Катя встала, посмотрела вслед её отъезжающей машине: «Как хорошо, когда тебя ждут, когда ты кому-то нужна. Диана Андреевна нужна дочери, богатому любовнику, бывший порог отбивает, Елена Николаевна скоро замуж выйдет, знакомиться с будущими родственниками поехала, а Виктория Валерьевна ухоженная, красивая и богатая всем нужна. Только ты Катька сидишь одна, никто тебе не звонит, даже по работе».

Включив кофе-машину, она хотела продолжить самобичевание и уничтожающий тренинг, но зазвонил рабочий телефон.

- Доброе утро. Мне хотелось бы услышать Екатерину Сергеевну.

- Доброе утро. Я Екатерина Сергеевна. Слушаю вас внимательно,- ответила Катя, машинально коснувшись приколотого на груди бейджика.

- Я заеду во второй половине дня, хочу посмотреть предложения на первую декаду ноября.

- Приезжайте, пожалуйста, обязательно подберём вам хороший тур.

Не успела она положить трубку, пришли первые клиенты. Катя общалась, предлагала туры, выслушивала клиентов о предпочтения. Видела, как люди жили полной жизнь, работали и зарабатывали, тратили их на отдых и отдыхали. Рассказывали о предыдущих поездках, делились впечатлениями, интересовались, где она побывала в последнее время, что интересного увидела, и удивлялись её ответу.

После обеда она всё чаще посматривала в окно, высматривая посетителя обещавшего зайти. Но просмотрела, увидела только, когда радостный звон трубочек фурина известил о посетителе. Катя его сразу узнала, не могла только вспомнить, как его зовут, зато имя его дочери Лизы она вспомнила сразу.

- Добрый день! Рада вас видеть! Проходите, пожалуйста, присаживайтесь. Как прошёл ваш прошлый тур? Как отдохнули? Осталась довольна дочь? Почему вы на этот раз без Лизы?

Он отвечал на её вопросы коротко, без энтузиазма, скорее ради приличия.

- Тур был хороший, отель чистый, вода тёплая, погода отличная, всё было хорошо. Лиза осталась довольна.

- Что мы сейчас будем рассматривать?

- Я хочу тепла, уюта и комфорта, хочу уехать в лето, покупаться, погреться на солнышке, отдохнуть. Предлагайте.

- Мне учитывать желание вашей дочери?

- На этот раз я еду без неё.

- Понятно. Так, нужен купальный сезон в начале ноября - это первое. Давайте начнём со страны. Как вам: Турция, Таиланд, были во Вьетнаме или в Индии, например в Гоа.

- В Гоа? И как там, в ноябре в Гоа?

- Днём, плюс тридцать градусов, ночью на два-три градуса меньше. Визу можно оформить за три-четыре дня.

Катя повернула монитор к клиенту, чтобы показать красоту вида, открывающего из отеля, комфорт отдыха.

Мужчина очень осунулся за несколько месяцев, и устало, грустными глазами следил за меняющими пейзажами на экране, предполагаемого места отпуска, слушал слаженный, натренированный рассказ Екатерины. Окончив обзор, она выжидающе смотрела на клиента, и, видя его нерешительность, испугалась, что сделка может не состояться, предложила: «Хотите кофе, я сейчас, а вы посидите, обдумайте спокойно, не торопитесь». Приготовив ему и себе кофе, и чтобы не дать ему уйти без покупки, и говорить о ней как о деле решённом, расположить его к общению, Катя завела разговор об его дочери.

- А Лиза, в этот раз, почему не летит с вами?

- Понимаете у Лизы молодой человек совершенно не её круга, красивый альфонс. Когда я увёз её, думал, сблизимся, начнём понимать друг друга, казалось, приедет, кардинально поменяет свою жизнь, займётся делом. Понимаете, чем девушка обеспеченнее, тем сложнее ей в жизни.

Услышав эти слова, Катя чуть не упала со стула.

- Нет, мне этого не понять. Как и не понять, как вы говорите, обеспеченной девушке, как это отработать месяц с девяти утра до восьми вечера с одним выходном днём в неделю. Получить зарплату, почти половину отдать за комнату в шесть квадратных метров, а остальные деньги разложить так, чтобы с голоду не умереть, с них умудриться одежды что-нибудь купить, ведь мои ровесники, видели, как одеваются и шампунь, и зубную пасту, на всё деньги нужны. А если позволила, что-то лишнее, например, поход в кафе или кино, то в счёт маршрутки, встаю на час раньше и пешком иду на работу. Мне бы сложности этой обеспеченной жизни, на которую вы так сетуете и обижаетесь. На этой неделе шла около шашлычной, а оттуда ароматом как пахнуло, я быстрее пройти мимо старалась, боюсь слюной подавиться.

Екатерине было уже всё равно купить клиент тур или нет, ей нужно было высказать всё, что накопилось за время её скудной жизни. Она видела, мужчина чувствовал себя виноватым, он сидел и слушал, уставившись в пол.

- Ну, что вы решили насчёт тура?- спросила Катя в конце монолога. Поедете отдыхать? Ведь ваша обеспеченная жизнь, которой вы так недовольны, даёт такую возможность.

- А, вы могли бы составить мне кампанию вместо дочери?

- Вы мне предлагаете...,-начала гневно девушка, но не успела закончить фразу, как он её оборвал: «Я вам предложил вместо дочери. Если вам до этого делали пошлые предложения, все претензии к ним и себе. Значит, вы им позволяли это делать или вели себя так, что у них складывалось впечатление, на основании чего они и делали соответствующие выводы».

- Извините,- Катя поняла, что, не дослушав человека, не поняв, обвинила и нагрубила.- Хотите ещё кофе?

- Нет, спасибо. Сколько вам лет?

- Двадцать три.

- Лизе двадцать пять. Извините меня, Екатерина Сергеевна, просто прошу меня тоже понять, наболело. Умница и отличница, школа с английским уклоном, школа бизнеса в Лондоне. Такие перспективы открывались, предложения были, сестра жены к себе в Москву звала. Не захотела, думал, что здесь начнёт в бизнес вникать, нет же, нашла какого-то идиота, тот присосался, как пиявка, сам не работает, до утра по кабакам, на её деньги, потом спят до вечера, до следующего похода в кабак.

- Откуда у неё деньги?

- Она моя дочь. Что вы на меня так смотрите? У вас, видимо, тоже не всё гладко и хорошо. Сирота. Давайте вместе куда-нибудь, поэтому составьте мне кампанию, хоть поговорить будет с кем. Что вы там про Гоа говорили? Оформляйте тур на двоих.

Катя растерянно смотрела на экран монитора, она не привыкла к таким поворотам судьбы. Она ответила, первое, что пришло ей в голову: «Нет. Вы что? Как я поеду, у меня даже купальника нет».

- Да купим мы вам купальник. Не завтра же отлёт. В крайнем случае, там можно всё купить. Оформляйте.

Он достал паспорт, Катя отксерокопировала данные, сделала запрос, на который пришёл ответ, подсчитала стоимость. Сергей Александрович, как и прошлый раз, рассчитывался наличными. Пересчитав оплату, Катя обнаружила несколько лишних пятитысячных купюр и отодвинув их от общей пачки в сторону клиента.

- Вы обсчитались. Это - лишние.

- Я не обсчитался. Это вам на купальник, ну и ещё, что нужно, вы, девочки, в этом лучше разбираетесь.

Они с Сергеем Александровичем обменялись телефонными номерами, после чего он покинул помещение агентства. Катя спрятала в сейф деньги за оплату тура, а остальные ещё долго вертела в руках, прежде, чем спрятать в кармашек сумочки.

Загрузка...