Глава 1. Клетка

Арделия резала овощи на ужин, напевая себе под нос, когда услышала, как скрипнула дверь. В комнату вошел муж. Его не было почти неделю – уезжал в город, на заработки. Как же она соскучилась по Мэту за эти дни!

Ей двадцать два, они три года вместе, а она по-прежнему чувствует себя влюбленной дурочкой, когда-то сбегавшей из дома на свидания.

Улыбнувшись, она повернулась.

- Ты приехал! Я так!.. – Арда хотела кинуться ему на шею, но оборвала себя на полуслове – он, прислонившись плечом к косяку, мрачно смотрел на нее.

– Что-то случилось? – её словно холодной водой окатили.

- Случилось, – голос любимого был неожиданно холодным и спокойным. – Мы расстаемся.

- Что? – она невольно усмехнулась подобной глупости. – Но почему? Это шутка?

Сделала шаг вперед, но остановилась, по лицу мужа поняв – тот не шутит.

– Что я сделала не так?

Слезы мгновенно брызнули из глаз, голос дрогнул. Казалось, она стоит в одном шаге от бездны. Только бы не разреветься. Мэт не может ее бросить! Они сейчас поговорят и вместе все исправят, что бы ни случилось, ведь они любят друг друга.

- Я три месяца живу с другой женщиной. Она забеременела.

Словно удар под дых. Вот и все. Шаг сделан, и она летит прямиком в пропасть. Три года. Три долгих года они не могли завести ребенка. Что она только ни перепробовала за это время: доктора, знахарки, даже к магикам обращалась... И вот теперь Мэт говорит, что с другой ему понадобилось всего три месяца?!

- Мне возвращаться в родительский дом?

Она сама поразилась, как отстраненно звучал ее голос, хотя внутри все скручивалось от невыносимой боли. Было бы ей еще, куда возвращаться. Мама умерла давно, и отец долго без нее не прожил. Дом детства теперь принадлежит брату отца, и там ее не ждут.

- Нет. В этом нет необходимости.

Арда шумно выдохнула. Конечно, Мэт благородный человек, он не оставит ее ни с чем: подпишет документы, отдаст ей этот дом... Наверное, он любит ее, просто, как и любой, хочет продолжения рода... Ее вина, что она не смогла ему это дать. В глазах еще сильнее защипало.

- Я тебя продаю.

- Что?

Слезы моментально высохли. Как продает? Куда? Что он имеет в виду?

- На ребенка нужны будут деньги, да и вторая свадьба обойдется недешево. Сейчас не сезон, продукты стоят дорого. Поэтому я тебя продаю.

Не осознавая, что она собирается сделать, Арделия схватилась за нож, которым еще недавно резала овощи. Выставила перед собой в защитном жесте – пусть только попробует подойти. На невольничий рынок она себя отвести не позволит.

Изменник подстраховался. Стоило ему стукнуть по двери, как та открылась, и в комнату вошли два крепких головореза. Увидев их, Арда направила острие на свое сердце – оно уперлось в грудь. Нужно было действовать быстро: одно резкое усилие – и все было бы кончено. Громилы не спеша приближались. Три шага, два... Ближайший замахнулся, ударяя по лицу наотмашь. Нож выпал и с глухим лязганьем ударился об пол.

Дальнейшее она помнила смутно. Она кричала, вырывалась, проклинала предателя мужа. Затихла, только когда её затолкали в клетку, установленную на самодвижущуюся перевозку, и закрыли решетку.

Вот и все. Все кончено. Последнее, что она слышала от мужа, как он продиктовал работорговцу причину продажи: «Бесплодна».

Глава 2. Гранд Мастер

Получив очередной удар плеткой по спине, Арделия выгнулась, но не произнесла ни звука: чем больше эмоций показываешь, тем больше вероятность, что тебя скорее выкупят. Несмотря на то, что она уже смирилась со своей участью, оттянуть встречу с будущим хозяином хотелось как можно дальше. Уже месяц, как ее продал муж, и пока эта тактика давала наилучшие результаты. А если не помогало, она начинала впадать в другую крайность – сквернословить и пытаться драться. За это она получала очередные побои, но результат оставался стабильным – покупатели выбирали других.

Один из драконов, пришедших на рынок, приблизился к ней. Их – драконов – легко распознать по характерному желтому цвету глаз и слегка проступавшему рисунку чешуи на руках – ни у одной другой расы Лораса такого не встретишь. Надсмотрщик засуетился.

- Не смотрите, что такая мороженная, Гранд Мастер Килеск. Вчера мне руку прокусила что бешеная сука. Вот, до сих пор не зажило! Как раз в вашем вкусе.

Арда прикрыла глаза, а толстяк дернул веревку, привязанную к ее ошейнику – он знал, что она не девственна, и решил поразвлечься с товаром, зная, что может сделать это безнаказанно, не боясь опустить цену. Жаль, что она прокусила только руку, а не короткий член, которым тот пытался в нее тыкаться. Впрочем, Арда ни о чем не жалела, даже последовавшие удары того стоили, ведь своего она добилась – толстяк выбрал жертву посговорчивее.

Что ж, возможно, она лукавит сама себе и смирилась не до конца. В груди все еще щемит от предательства и горит от всепоглощающей ненависти.

- Откуда я знаю, что это она? – холодно уточнил покупатель. – В прошлый раз ты мне говорил то же самое.

Высокий, с длинными, черными, как смоль, волосами, в строгом костюме, подчеркивавшем поджарую фигуру. Все драконы красивы, и этот не был исключением. Вот только красоту портило брезгливое выражение лица – сразу становилось ясно, что он делает одолжение окружающим одним своим присутствием на невольничьем рынке. Вдобавок ко всему, надсмотрщик назвал его «Гранд Мастер». К обычным драконам обращались почтительно «Мастер», «Гранд Мастер» означало, что перед ней дракон-демон, высшее существо, рядом с которым обычные драконы так же беспомощны, как она беспомощна рядом с крылатыми.

Заинтересованный блеск его глаз Арде не понравился. Она обхватила себя руками – полупрозрачная тряпка, что была на ней и по недоразумению называлась «платье», почти ничего не скрывала. Что ее ждет в рабстве у этого мужчины, если характеристика «бешеная» его зацепила?

- Да вы посмотрите на нее!

Надсмотрщик только что не пританцовывал на месте. Очевидно, Гранд Мастер был ценным клиентом. Килеск... что-то она слышала про этот род.

Последние двадцать лет Лорас лихорадило. Правящая династия прервалась, старый король умер, не оставив наследников. Власть перешла к временному правительству, в которое входили представители двенадцати влиятельнейших родов Лораса. Кажется, Килески были одними из них.

Если это так, то неудивительно, что работорговец нервничает. Чтобы лучше продемонстрировать товар, толстяк подошел к ней, наматывая поводок на руку, и развернул, пытаясь раздвинуть ноги и приподнять палкой подол.

Арда не выдержала, выворачиваясь, но шею сдавил впившийся ошейник. Ненавидит! Как же она всех их ненавидит! По щеке скатилась одинокая слеза. Надо же, а она думала, что уже разучилась плакать, что выплакала все слезы в тот день, когда ее предал муж.

Из-за ее попыток вырваться толстяк пришел в бешенство и схватился за хлыст:

- Тварь!

- Прекратить! – холодно приказал демон-дракон, и его властный голос заставил работорговца побледнеть и замереть на месте. – Подойди.

Арда невольно обернулась, словно проверяя, точно ли к ней обращается Гранд Мастер, но рядом никто не стоял – прочие выставленные на продажу рабыни жались в угол клети, которой было обнесено торговое пространство. Еще несколько покупателей-магиков, среди которых были раканы, драконы и ксанфы, рассматривали других женщин и мужчин.

- Мне повторить?

От его голоса задрожали коленки. Особой тяги исполнить приказ она не чувствовала, видимо, ей предоставляют выбор – подойти самой, или ее заставят это сделать. Арделия сглотнула, запоздало вспомнив, что демоны-драконы владеют Словом – особой магией, заставляющей выполнять их волю. Борясь с охватившим смятением, она шагнула вперед.

- Как тебя зовут?

И снова стайка мурашек по коже.

- Арделия.

- Слишком сложное имя для человека.

Арда сжала зубы, чтобы не отвечать. Если этот магик купит ее, он ведь не придумает ей взамен нелепую кличку, чтоб было проще?

Когда-то она гордилась своим необычным для людей именем. Сейчас оно казалось нелепым. Но, по сути, оно – единственное, что сейчас она может еще по праву считать своим. И еще память о матери, которая нарекла ее. Она была раканкой – магиком, владевшей одной из стихий. Когда-то мать сбежала из дома, чтобы выйти замуж по любви за отца – обычного человека. Жили дружно, но бедно. Впрочем, это не помешало Арде мечтать о любви и уговорить дядю согласиться на ее брак, когда теперь уже бывший муж сделал ей предложение.

Демон-дракон провел рукой по ее волосам. Килеск создавал жуткое впечатление, взгляд его пронзительных желтых глаз выворачивал наизнанку, на его лице не проступало ни единой эмоции.

Глава 3. Список дел

Арделия проснулась от яркого солнечного света, бьющего прямо в глаза. Откуда в рабском загоне свет? Она перевернулась на бок и неожиданно нащупала на себе одеяло. Одеяло?

Резко сев, Арда непонимающе огляделась и только затем вспомнила: дракон, дорога до его дома, секс... При мысли о том, что сама была инициатором, щеки зажгло румянцем. Она обхватила голову руками, пытаясь справиться с приступом стыда и охватившего душу смятения. Тяжелый браслет в виде змейки все еще болтался на правой руке, напоминая о том, что все это действительно было. Амон всемогущий, какой ужас!

Кажется, вчера она была в таком шоке от всего, что просто рухнула на кровать и уснула, свернувшись калачиком. Мягкая постель после месяца жестких деревянных коек с соломенными мешками вместо матрасов сделала свое дело – сон пришел моментально. И вот теперь настало время разбираться с последствиями всего, что случилось.

В принципе, стоило признать, что все могло быть и хуже. Гораздо хуже. А сейчас у нее есть приличное занятие – быть домработницей не зазорно. Замужем она работала в полях, обслуживая расположенную рядом с их деревней ферму, но хозяйство вести умеет. Кроме того, на ней нет рабского ошейника, и пусть это лишь мелкая деталь, которая не делает ее свободной, но для того, кто провел несколько недель на привязи – это уже бесконечно много.

И, самое главное, ей обещали свободу за год безупречной работы. Неужели она не справится?

За этот год она сможет многому научиться. Судя по тому, что сказал демон-дракон, она должна будет сама вести учет средств на продукты и бытовые нужды. Все это придется как-то записывать... Определенно, это будет бесценный опыт.

Пожалуй, все было бы просто великолепно, если бы не то, что она с Леонидом вытворяла у стены всего в двух шагах от кровати. В мыслях вновь всплыл образ того, как он опустил ее на колени, заставляя ласкать его ртом. Внизу живота моментально стало тяжело, а грудь заныла в ожидании прикосновений.

Как ей теперь смотреть ему в глаза? И что если он захочет повторения? Будет считать себя вправе, раз все уже было?

Сейчас было поздно сожалеть о случившемся, но Арда действительно не могла понять, почему вчера сама подалась в объятия Килеска? Настолько испугалась перспективы вернуться обратно на рынок? Поняла, что даже сбежав, она в лучшем случае погибнет, но так ничего и не добьется? Или же просто сознание, ища способ защититься от реальности, выбрало тот вариант действий, при котором у нее была хотя бы иллюзия выбора?

Теперь же остается лишь иметь дело с последствиями.

Впрочем, как дракон вчера сказал? «Мне нужна исполнительная прислуга, а не постельная грелка». Что ж, в таком случае лучше поторопиться с исполнением основных обязанностей. Быть может, она зря боится, и интереса к ней не будет.

В небольшом комоде нашлись еще один комплект спальных принадлежностей, несколько нижних сорочек и серых платьев – должно быть, форма прислуги.

В рабском загоне их старались содержать в чистоте – от этого напрямую зависела цена и товарный вид рабов, но приводить себя в порядок самой было куда приятнее.

Русые волосы за месяц чуть выгорели, взгляд голубых глаз даже самой себе стал казаться колючим. Нос слегка заострился, и впали щеки – работорговцы не отличались особой щедростью, а из-за постоянных проблем с поведением она частенько оставалась голодной.

Закончив одеваться, она прошлась по дому, оценивая фронт работ.

Дому однозначно требовалась не только хорошая генеральная уборка, но и ремонт: ступеньки и половицы скрипели, краска на потолке облупилась, а в некоторых комнатах на обоях проступали темные пятна плесени. В ванной на втором этаже не работал душ, а на третьем была сломана дверца бельепровода – большой трубы, ведущей вниз, в прачечную.

- Вот тебе и всемогущие демоны-драконы, – хмыкнула Арда, спускаясь в кухню.

Всем этим обязательно необходимо заняться, но сперва нужно было разобраться с насущными проблемами. Например, приготовить обед и ужин, раз уж в ее обязанности входит еще и готовка. Первым делом она просмотрела все шкафы, выясняя запас продуктов. Были крупы, шкаф с несколькими кусками мяса, замороженного заклинаниями. Дома она никогда такого не видела, но пришла в полный восторг от открывшихся возможностей. Это же можно закупать продукты впрок и не ездить каждый день на рынок, теряя драгоценное время!

Достав мясо размораживаться, принялась убирать вверенное ей пространство. Вытерла все полки, проверила мешки с припасами – в некоторых крупах завелись жучки.

Посуда в шкафах тоже запылилась, пришлось сполоснуть и ее. Рассматривая изящные сервизы, Арда невольно вспоминала свою жизнь с Мэтом, их дешевые разномастные чашки и плошки, каждую со своей историей. Сейчас, должно быть, из них ест его новая жена. Беременная, счастливая, покупающая приданое для своего ребенка на деньги, полученные от продажи ее – Арды. При мысли об этом тарелка выскользнула из рук и разбилась на две почти равные части.

Проделки Намоа, не иначе! Что же теперь делать?

Осторожно подняв куски с разделенной напополам выведенной голубым лилией, Арда спрятала их в дальний угол, надеясь, что хозяин не заметит. Она ему обязательно скажет об этом, но не сегодня. В первый же день признаваться в такой оплошности явно будет ошибкой.

Наконец уборка в кухне была закончена, она разобралась с принципом работы печи, поставила запекаться мясо и впервые за день присела, опершись руками на стол. Только тут она увидела небольшой клочок бумаги. Нахмурившись, взяла в руки, пытаясь разобрать начертанные символы: буквы и несколько цифр. Что же это? Закусив губу, попыталась вспомнить, что хозяин говорил вчера. Может, она что-то забыла?

Глава 4. Во сне и наяву

- В Лорасе пять разумных рас. Демоны и драконы – управленцы, самые сильные и хитрые из всех. Ксанфы и раканы – творцы, самые умные, большинство изобретений принадлежит им. И пятая – люди, исполнители. Самые преданные и трудолюбивые.

- Но мама, я не хочу быть самой преданной, – Арда морщит нос, пытаясь решить, какой бы она хотела стать, – хочу быть хитрой и умной.

- Обязательно будешь, – смеется мама, шутливо показывая ей язык, – только для начала алфавит выучи. Вот, какая это буква?

Арда послушно называет, затем называет следующую, и еще одну...

Картинка меняется.

Она стоит на своей старой кухне, держит в руках нож, которым еще недавно нарезала овощи. Мэт стоит напротив и смотрит на нее, склонив голову.

- Я тебя продаю.

- Что?

Сердце совершает кульбит, холод простреливает спину и ударяет в пятки.

- Зачем мне неграмотная жена? – издевательски тянет муж, и его противная ухмылка вызывает небывалый приступ злости.

Нож, все еще зажатый в руке, точным броском отправляется ему прямо между глаз. Но тот словно не замечает рукояти, торчащей у него в голове.

- Я тебя продаю.

Мгновение и...

...она в промозглом сыром бараке лежит на мешке с гнилой соломой. Толстый рабовладелец замахивается плеткой, и спина тут же отзывается болью.

- Тебя никто не купит. Кому нужна неграмотная? Так что оставлю тебя себе.

Арда хочет закрыться, попытаться оттолкнуть нависшего над ней толстяка, но руки и ноги связаны – не пошевелиться. От омерзения ее передергивает, и в этот самый момент...

...окружающая действительность вновь меняется.

Вместо жесткого мешка – кровать, вместо барака – стены особняка.

В глубоком кресле рядом с кроватью сидит Леонид. Рубашка на нем расстегнута, и Арда невольно сглатывает, залюбовавшись на кубики пресса под ней. Она пытается подняться, но тщетно.

- Ты связана... – низкий голос мужчины завораживает, – обязательствами. Хотите свободы – придется учиться.

Он протягивает к ней руку, поглаживает обнаженный живот. Амон всемогущий! Да на ней ведь ничего нет. Абсолютно бесстыдно лежит обнаженная с гордо торчащими сосками на вздымающейся от частого дыхания груди. На лобке темнеет треугольник волос, и демон-дракон тянет руки прямо туда.

- Ты не желаешь учиться, – хмыкает он, проникая пальцами между складочек. Внизу живота тяжелеет, и она не сдерживает первого стона. – Знаешь, какое наказание ждет нерадивых учениц?

О, Амон! Как можно совершать такие непристойные действия с таким серьезным и бесстрастным лицом? Арда пытается выгнуться навстречу ловким и умелым пальцам, но не может даже оторвать ягодицы от матраса.

- Не дергайся. Или я выпорю. Лучше повторяй вслух...

При слове «порка» в голове ярко вспыхивает шлепок, когда Леонид пытался трахнуть ее на кухне, решив, что Арда напрашивается на секс. Хотела бы она, чтобы он наказал ее подобным образом?

- Что повторять?

Демон-дракон хмурится и убирает руку. Она разочарованно выдыхает. Между ног мокро, а жажда чужих прикосновений становится почти невыносимой.

- Почему я недоволен?

- Хозяин... – скулит она, понимая, что в очередной раз забыла обращение. – Что мне повторять, хозяин?

Его рука вновь начинает ласкать ее клитор, поглаживая чувствительное местечко, два пальца, легко скользя, проникают внутрь. Второй рукой Леонид принимается ласкать грудь. Выражение его лица сосредоточенное, словно он настраивает инструмент, прислушиваясь к его звучанию.

- Алфавит, конечно, – хмыкает мужчина, продолжая трахать ее пальцами.

Ей это не нравится, она хочет ощущать внутри себя его член, а не жалкую замену. Быть наполненной до краев, чтобы он вжимал ее своим телом в кровать, вдалбливал в нее, неистово беря раз за разом. Сильно, страстно.

Но вместо этого он просто рядом, сосредоточенно наблюдает за тем, как она теряет остатки контроля. Если бы она могла, то бесстыдно расставила бы широко ноги, давая ему лучший доступ к ее телу. Как хорошо, что она не может двигаться. Ведь так можно сказать себе, что все – против ее воли. Что она стонет не от того, что вытворяют проворные пальцы. Что она не мечтает, чтобы хозяин позволил ей коснуться его. Пусть даже вновь поставит на колени, намотает ее волосы на кулак и заставит взять его достоинство в рот.

А где-то на периферии сознания голос, так похожий на ее собственный, послушно повторял буквы, они вспыхивали перед внутренним взором золотистыми искрами.

Арделия проснулась от сокрушительного оргазма. Резко села на кровати, чувствуя, как сердце все еще заходится в немыслимом беге. Намоа явно играет с ней. Это всего лишь сон. Пугающе реалистичный, но сон... Сжавшиеся в плотные горошины соски терлись о ткань ночной сорочки, а между бедер пульсировало от только что пережитого удовольствия.

Как стыдно! Оставалось, надеяться, что она не кричала во сне и хозяин ни о чем не узнает.

Загрузка...