=19

Даниил


Когда я думал о будущем, в нем всегда были дети. Я люблю детей и очень своих хочу… Но узнать вот так вот, что у тебя оказывается уже есть дети. Двое! С ума можно сойти.

Конечно, сейчас во мне все кипит и кричит. Умом понимаю, что Лия ни в чем не виновата… Но, # цензура, как же мне хочется наорать на нее! Разгромить к чертям квартиру, чтобы хоть как – то заглушить внутренний огонь. А Анелия сидит еще и смотрит обиженно. Гляньте, какая нежная и фарфоровая.

Моя жизнь поменялась просто по щелчку. Не знаю, бывает так или нет, но как только увидел Филиппа и Таисию, то сразу полюбил всем сердцем и душой. Даже не знал, что так можно было… У меня ни на секунду не возникло сомнения в том, кто их отец. Они так похожи на меня! Знаете, бывает, что дети вообще не похожи на родителей или просто переняли какие – то черты, а здесь же сразу видно, кто производитель.

В голове столько мыслей! Я уже представляю, где будут находиться комнаты детей у меня в доме…

– Даниил, ты меня вообще слушаешь? – услышал голос Лии.

– Что?

– Я говорю, что ты не можешь вот так появиться спустя пять лет и требовать, чтобы я мгновенно все поменяла. Мне сперва нужно подготовить детей. Ты вообще подумал об их психике?

– Я и не прошу тебя менять все и сразу, просто говорю о перспективах.

Между нами снова повисла тишина. Лия наклонилась и взяла на руки черного кролика, стала гладить. А я смотрел на нее не отрываясь. Я даже и представить не мог, что по человеку так скучать можно. Когда не видел, то все ощущения такие размытые были, далекие. И вот увидел, и нахлынуло всё. Красивая она до безумия. Все такая же тоненькая, ладненькая, желанная. Только в глазах мудрость появилась, нет больше той испуганной девчонки. На меня смотрит взрослая, самодостаточная женщина. Столько силы в ее взгляде. А ведь я помню, как она танцевать хотела…

– Ты еще танцуешь? – вопрос срывается с губ быстрее, чем я успеваю обдумать. Лия поднимает на меня свои огромные карие глаза.

– Иногда… Сейчас у меня особо нет времени на себя.

– Ты же так хотела танцевать.

– Пришлось менять приоритеты.

А мне невыносимо грустно становится от этого. Я злюсь на себя. Почему я тогда не искал ее. Все могло бы быть совершенно по – другому. Не было бы сейчас этих разговоров. Может, мы бы жили все вместе.

Ладно, прошлое остается в прошлом, нужно жить настоящим.

– Мне жаль, – тихо ответил.

– Я не жалею. Ну, почти… В смысле…

– Я понял, Лия, тебе не нужно оправдываться.

– Хорошо, – девушка улыбнулась, а затем сделала глубокий вдох, – Даня…

Мое имя в ее устах прозвучало так красиво. Хотелось закрыть глаза и попросить, чтобы она не прекращала называть его.

– Я не хочу знакомить тебя с детьми, – твердо сказала она. А у меня внутри все оборвалось. Что значит не хочет знакомить? Это мое право! Я уже собирался ответить ей все, что думаю по этому поводу, но Лия не дала мне и рта раскрыть, продолжила.

– Ты должен точно быть уверен, что ты останешься в их жизнях и станешь константой. Если ты хоть на одно мгновение сомневаешься, то уходи. И больше никогда не возвращайся. Я никому не позволю разбивать сердца своих детей. Мы жили без тебя, и будем жить дальше. Так же, как и ты.

– Лия, что ты говоришь…

– Говорю то, что должна. Я их мать, Даниил. И если ты сделаешь им больно, то я перегрызу тебе горло, можешь не сомневаться. У тебя есть время обдумать все, что я сказала. Ты должен понимать, что это не просто работа посидеть два часа на выходных и прислать подарки на праздники. Быть отцом – ежедневный труд. Это крики, истерики, болезни. Ты должен будешь ставить Таю и Фила на первое место. Всегда. Когда будешь садиться кушать, то первая мысль должна быть, а сыты ли дети. Это тяжело, очень тяжело. И не всегда все будет получаться. И страшно, боже, как же страшно, – Лия говорит, а у самой глаза начинаются слезиться, но она улыбается. По – настоящему счастливой улыбкой, – Но на свете нет ничего лучше, чем быть мамой этих детей. Я понимаю, что сейчас ты на эмоциях и готов на все. Но через час эмоции пройдут и…

– Анелия, – прервал поток ее слов. Я понимаю ее опасения. Но, черт возьми, я уже чувствую себя их отцом. Ей не стоит меня предупреждать ни о чем, ведь я абсолютно разделяю ее чувства.

– Мне не нужно думать ни о чем. Я хочу стать частью жизни своих… Наших детей. Для меня будет огромная честь называться их папой.

– Ты коней – то не гони, – проворчала девушка, украдкой вытирая слезы, – Ты еще можешь передумать, когда познакомишься поближе с этими вредителями.

– Но я серьезно.

– На счет чего именно?

– На счет всего. И я хочу дать им свою фамилию.

– Давай поднимем этот вопрос чуть позже.

– Хорошо… Я хотел бы провести с детьми время. Я понимаю, что нельзя все так взять и вывалить на них. Но, может, сходим в парк погулять или в какой – то развлекательный центр? Я просто хочу побыть с ними рядом.

– Давай сходим куда – то… Можно завтра?

– Отлично, – улыбнулся. – У вас здесь есть хорошие гостиницы?

– Да, есть, – девушка назвала пару названий, и я запомнил есть. – А тебе зачем?

– Мне же надо где – то жить, я же не местный, – ответил с улыбкой.

– Ой, точно же! А откуда ты, кстати?

– Из Москвы.

– Серьезно? – девушка смешно округлила глаза.

– Абсолютно. Мы соседи.

– Надо же… Я, почему – то думала, что ты живешь дальше…, – задумчиво проговорила Мирная.

– Слушай, а как ты нашел меня? И зачем? – спохватилась девушка. А у меня вообще из головы вылетело, зачем я сюда приехал – то.

– Нанял детектива.

– Ого, ты настоящий транжира. А зачем? Столько лет прошло…

Я решил пока придержать информацию. И в свою очередь задал вопросы.

– Лия, а что ты помнишь из той ночи? После коктейлей того придурка?

– Если честно, то ничего, – девушка смешно сморщила носик, – Я не знаю, чего он там намешал, но эта штука с памятью не дружит совершенно.

Ко мне закрались подозрения, что девушка тоже ничего не знает на счет того, что мы… Женаты! А то она могла бы легко разыскать меня. Или она просто не хотела? Я снова посмотрел на Анелию. Нет, она бы так не сделала. Девушка настолько честная, что ее бы совесть замучила, знай она правду.

– Ты так и не ответил зачем ты искал меня, Нил… Даниил?

Я открыл рот, то не смог сказать правду… Сам не знаю почему, просто не сказал. А ведь, когда она узнает о том, что мы женаты, то, скорее всего, не обрадуется совершенно.

Поэтому я сказал первое, что пришло в голову.

– Вспомнил, что у нас еще осталось три невыполненных задания.

Анелия смотрела на меня не мигая, а затем начала смеяться.

– Боже, – проговорила сквозь смех, – Ты думаешь, нам еще нужны дети? Может, в этот раз у нас получится тройня!

Я улыбнулся. Напряжение между нами начало потихоньку сходить на нет.

– В этот раз мы можем просто не пить подозрительные коктейли из рук незнакомцев.

– Знаешь, я еще от пошлого раза не отошла. Я – пасс.

– Но ты подумай, – подмигнул девушке, а она закатила глаза.

– Ты работаешь? – спросил у Анелии, мне хотелось узнать о ней. Снова.

– Да, вместе с отцом. У него несколько продуктовых магазинов по городу и я помогаю с бухгалтерией.

– Семейный бизнес.

– С двумя детьми никто не хочет брать на работу. Я когда на собеседования ходила, то у потенциальных работодателей аж глаз начинался дергаться.

– Могу представить. Наверное, перед их взором сразу больничные по уходу за детьми начали маячить.

– Наверное. Но я не жалуюсь. С папой работать хорошо.

Телефон Лии зазвонил и она вздрогнула. Встала со стула, взяла телефон и вышла из кухни. А я нахмурился. Я раньше не подумал. А вдруг у нее есть кто – то! Мужик, который крутится вокруг моих детей и … Жены! Меня такой ревностью накрыло, что пришлось закрыть глаза и начать мысленно успокаивать себя.

Я обратился в слух. Пытался разобрать слова, которые говорила Анелия. Ничего не слышно. Черт. И тут услышал ее смех. Какого # цензура! Она что не может поговорить потом по телефону?!

Спустя некоторое время Лия вернулась.

– Извини, – смущенно улыбнулась. А я смотрел, и пытался понять с кем она разговаривала по телефону. Интересно, если я спрошу у нее, как далеко она меня пошлет?

– Давай тогда запиши мой номер, чтобы уточнить во сколько встретимся. Я могу не вести Таю и Филиппа в сад.

Девушка продиктовала свой номер, я его записал и сделал вызов, чтобы она записала и мой номер.

– Записала. Тогда, давай завтра часов в десять утра созвонимся и все обговорим. Наверное, тебе придется сюда приехать, и поедем. А то ты город не знаешь.

– Тогда так и сделаем, – чувствовал, что Лия пытается выпроводить меня из квартиры. И все это после этого загадочного звонка… И меня раздражает, что я даже не имею права быть раздраженным!

Я потянулся за остывшим чаем и стал цедить. Удовольствие сомнительное пить холодный чай. Но я хотел потянуть время.

– Уже скоро дети вернутся с тренировки, – очень «тонко» намекает Мирная.

– А что за тренировка?

– На акробатику ходят. Им нравится.

– Я в детстве на карате ходил, наверное, как и все мальчишки.

– Ну, Фил пока не хочет на карате. Если захочет пойти, то я не стану мешать.

– Правильно, мальчики должны знать, как защищать себя и близких.

– Тебе такси вызвать или ты на машине? Как до гостиницы добираться будешь? – Лия не сдается. Ей так не терпится выпроводить меня. Может, к ней должен кто – то прийти? Ревность, снова, сковала грудную клетку.

– Я на машине, – сухо отвечаю. Смысла нет уже сидеть здесь. Но черт, как же мне не хочется уходить! Я еще тешу себя маленькой надеждой о том, что может Анелия предложит мне остаться? Я бросаю взгляд на кухонный диванчик. Вроде удобненький.

– Тогда до завтра. У меня еще есть дела…

– Да, я, наверное, пойду, – говорю. А сам мысленно фыркаю. Дела у нее, понимаете ли, практически на ночь глядя. Ага.

Лия проводит меня в коридор и открывает дверь. Я задерживаюсь, смотрю на девушку сверху вниз. Анелия улыбается мне такой нежной улыбкой, от которой сердце начинает биться сильнее.

– До завтра, Даниил Истефеев.

– До завтра, Анелия Мирная.

Загрузка...