=21

Даниил


– На следующем перекрестке сверни направо, – подсказывает Анелия.

Аккуратно перестраиваюсь в соседний ряд, и бросаю взгляд в зеркало заднего вида на детей. Уже как пять минут они не произносят ни звука, залипли в планшете.

– Часто вы в парке этом гуляете? – задаю вопрос, чтобы завязать разговор с девушкой.

– Почти каждую неделю. Там очень красиво и свежий воздух, что еще нужно для классного дня.

– Действительно, – говорю себе под нос, а глаза все время возвращаются к стройным ногам Мирной. Чувствую себя каким – то извращенцем. Я не хочу смотреть, но…

– Вот давай здесь машину оставим на стоянке и пройдем пешком. Тут недалеко, – говорит Лия, и я вздрагиваю. Поднимаю взгляд, смотрю сперва на дорогу, а затем на девушку. И понимаю, что она застала меня с поличным за разглядыванием ее ног. Я улыбаюсь и пожимаю плечами.

– Мило, – с сарказмом говорит Лия.

Останавливаю машину, и мы выбираемся наружу. Дети тут же становятся с двух сторон от Анелии. Она улыбается им, берет за руки и они идут вперед. Закрываю машину и следую за троицей. Мне так хотелось подойти и стать частью их маленького мирка. Но я пока не могу, приходится довольствоваться малым.

Меня снова уносит в размышления.

Я когда заселился в номер отель, то первое время находился в какой – то прострации. У меня телефон разрывался от звонков, но мне было плевать. Я не хотел разговаривать ни с кем, кроме единственного человека на Земле. И тогда я позвонил маме. Рассказал ей обо всем. Мать была в таком же шоке, как и я. Она уже собиралась приезжать сюда знакомиться с внуками. Мне еле как удалось сдержать ее! Но она сказала, что у меня есть всего два дня, чтобы привезти детей к ней. И это не пустые разговоры, я более чем уверен, что мама приедет сюда. Ничто не встанет на пути к ее внукам.

После разговора с родительницей прочитал все смс от Рады. О, девушка была в бешенстве. Я даже через экран это почувствовал. Она мне грозила такими расправами, что я невольно восхитился Пылаевой и ее фантазией. Написал ей, что завтра позвоню.

Повалился на кровать и стал размышлять о том, что мне теперь делать?

Итак, что мы имеем:

Я стал отцом двоих детей.

Меньше, чем через неделю я женюсь на Раде.

Анелия все так же прекрасна…

Провожу рукой сзади по шее, по татуировке и улыбаюсь. Лия тоже меня пометила. Я все время думал, что значит А. Какие варианты только не перебрал, начиная от любимых фруктов и заканчивая матерными словами. А все оказалось намного проще. И почему тогда никто из нас не был до конца честен друг с другом.

Ладно, это все лирика.

Мне, наверное, следовало сказать Лии, что мы женаты. И по какой причине я этого не сделал? Она должна знать обо всем. Единственное, до сих пор не понимаю, как такое возможно? Я даже в интернете смотрел… Мы могли пожениться в Лас – Вегасе, но здесь в России нам пришлось бы подтверждать брак. Подавать документы и еще кучу всего. И при этом мы оба должны были присутствовать! Но никто этого не делал. Тогда как это получилось? Я ничего, # цензура, не понимаю. Тем более, когда родились Тая и Фил, Лия должна была узнать о том, что мы женаты, разве нет? Почему этого не произошло? Что за чертовщина творится!

А теперь у нас с Анелией дети, я должен сказать ей, что мы женаты и нам надо развестись, потому что… Я женюсь на другой девушке. Честно скажу, расклад так себе. Хотя, может, Лии будет все равно. Она же тоже ни о чем не догадывалась. Она такая же жертва обстоятельств. Вот только… Почему же я тогда не признался во всем сразу? Надо было решить все и не ломать теперь голову.

Как же все сложно!

Ладно, нужно действовать по очереди. Сперва мне нужно сказать Филиппу и Таисии, что я их папа. Сейчас это самое главное…

Я выныриваю из размышлений, когда слышу, как дети начинают кричать!

– Мама, мама, пошли в Лабиринт!

– А потом уток кормить!

– Хорошо, пойдем, – соглашается Лия. Дети быстро тянут ее в сторону крытого аттракциона. Я приглядываюсь, там внутри какие – то батуты, канаты, горки.

Анелия помогает детям снять обувь, а парень контролер вешает на руки детей браслеты. При этом не забывает флиртовать с девушкой. Я просто прифигел от такой наглости. Мало того, что у нее в друзьях всякие Марки и еще Бог знает кто. Так теперь и этот к ней подкатывает при живом – то муже! Я подхожу ближе и расплачиваюсь за детей. Увожу Лию прочь оттуда.

Мы садимся в кафе напротив этого «Лабиринта» и заказываем кофе.

– Я называю это не «Лабиринт», а обезьянник. Но малые, когда сюда приходят, то потом спят без задних ног.

– Я бы и сам не прочь поразвлекаться в таком месте.

– Так иди, это твой шанс, – отвечает с улыбкой. Нам в этот момент приносят кофе.

– Дань, тебе не должен был покупать все эти подарки детям, – тихо говорит Мирная.

– Я сделал это не потому что должен был, а потому что хотел, меня цепляет немного это ее предположение. Но я понимаю, почему Лия ведет себя так. Она практически не знает меня… Нужно это исправлять.

– Хорошо, – медленно отвечает, а затем смотрит на меня с недовольным выражением лица, – Но больше столько не покупай. А то они совсем на голову сядут и ножки свесят!

Я смеюсь. Да пусть хоть чечетку на моей голове танцуют, я не буду против!

– Я спросить хотела…, – начала девушка, я приподнимаю бровь в ожидании продолжения.

– У вас в семье есть какие – то врожденные заболевания? Мне нужно о чем – то беспокоиться? У меня в семье, вроде, ничего такого нет. Только у папы сахар в крови иногда скачет…

– Вроде, никаких заболеваний нет, – отвечаю ей, немного задумавшись. – Но лучше уточнить у мамы.

– Это хорошо, а то я очень переживала по этому поводу, – Лия выдыхает с облегчением и делает глоток кофе.

– Кстати, я кое – что принесла… , – вижу, как девушка нервничает и мне становится интересно.

– Что ты принесла?

Лия снимает с плеч рюкзак, открывает и протягивает мне два фотоальбома.

– Я подумала, что тебе будет интересно посмотреть, – вижу, как ее руки трясутся, когда забираю фотографии. У меня у самого ком в горле застрял, дышать мешает.

– Спасибо, – голос хриплый.

Открываю первый альбом и замираю. На развороте написано: 13 мая 20** года. Филипп – 2551 гр, 48 см, появился на свет в десять утра. Таисия – 2203 гр, 45 см, появилась на свет в десять утра и две минуты. И ниже была фотография Лии на больничной кровати с животом. Анелия просто светится от счастья. Я никогда не видел никого более прекрасного, чем она на этом фото.

– Эта фотография была сделана буквально за пятнадцать минут до родов, – говорит девушка, – Мне хотелось оставить ее на будущее. Ну, знаешь, когда они подрастут, и будут трепать нервы. Я достану этот альбом и покажу эту фотографию, чтобы они поняли, через что мне пришлось пройти, – девушка смеется.

Я ничего не могу сказать. Такое чувство, что горло сковало спазмом.

Переворачиваю страницу и там фото Лии с близнецами. Два маленьких сверточка лежат на ее груди. Девушка придвигает свой стул ближе ко мне.

– Это я только отошла от наркоза и мне принесли детей.

Я поворачиваю голову и смотрю на Мирную. Она улыбается глядя на фотографию, столько любви в ее взгляде. Как бы мне хотелось сейчас взять и обнять ее, почувствовать ее тепло, вспомнить аромат… Но я этого не делаю. Вместо этого я говорю:

– Спасибо.

– Не за что. У меня дома еще есть альбомы, если хочешь, я в следующий раз принесу, – отвечает девушка, и я качаю головой.

– Спасибо за детей, Анелия. Я восхищаюсь твоей смелостью и силой духа.

Произношу эти слова и смотрю Лии в глаза. Вижу, как она прерывисто вдыхает, и ее глаза наполняются слезами. Желание прижать ее в себе становится невыносимым.

Мирная прочищает горло и робко улыбается.

– Пожалуйста.

Последующий час она показывает все фотографии и рассказывает забавные истории о детях. Я так громко смеюсь, что у меня начинает болеть пресс. При этом мы постоянно смотрим на обезьянник, чтобы убедиться, что Тая и Фил все еще там.

– Не могу поверить, что дети на такое способны!

– О, поверь. Если в доме тишина, то жди беды.

– То есть пока ты разогревала им еду. Они взяли Вайти и разукрасили красками?

– Не только Вайти, Блэки тоже… А затем Тая решила, что этого мало, и обкорнала им шерсть ножницами.

– С ума сойти просто, – все еще посмеиваясь сказал я.

Нам принесли новые стаканчики с кофе.

– Моя мама хочет познакомиться с детьми, – произношу я.

– Хорошо, – медленно отвечает Анелия.

– Она хочет познакомиться с ними в ближайшее время, – говорю и сразу добавляю, – в ближайшие несколько дней.

Лия растерянно хлопает ресницами.

– Но это невозможно.

– Почему?

– Почему?! – Мирная совсем не соответствует своей фамилии. Девушка распаляется все больше. А меня это бесить начинает!

– Может, потому что прежде чем познакомиться с бабушкой Тае и Филу нужно узнать, что ты их папа?! – громко говорит она.

А следующее, что я слышу – два тоненьких голосочка произносят одновременно:

– Ты наш папа?

Загрузка...