=22

Анелия


Я закрыла глаза и боялась открыть. Мой худший кошмар только что стал реальностью!

Почувствовала, как дети подошли ближе.

– Ты наш папа? – услышала серьезный голос дочери.

Я тут же открыла глаза и посмотрела на их ноги. Слава богу, ребятки надели обувь, правда не на ту ногу… Но уже что – то.

Посмотрела на Даниила, а тот в свою очередь смотрел на меня. Его глаза просто кричали: «Помоги мне!».

– Ма – а – а – ам? – протянул Фил и три пары одинаковых глаз уставились на меня.

Вот блин! Почему именно я должна говорить обо всем.

Я прочистила горло и попыталась успокоить сердцебиение. Еще немного и я потеряю сознание.

– Тая, Фил, – начала я. Взяла детей за руки и улыбнулась дрожащими губами. Как же тяжело, черт возьми! Я не хочу этого делать. Не хочу разбивать их маленькие сердечки.

– Хорошие мои, помните, я вам рассказывала, что ваш папа шпион и он на задании? – не знаю, как получилось так, что мой голос не дрожал.

– Да! Ты сказала, что он вернется о – о – о – о – о – чень не скоро, – протянул сын.

– Эм, да, я так сказала. Но оказывается…, – Боже, Анелия, просто скажи это! Хватит тянуть.

– Оказывается, что … Что … Ч – Ч – то …, – я даже заикаться начала. Не могу, не могу.

– Да, я ваш папа, – услышала голос Дани, дети тут же повернулись к нему.

– П – р – р – р – авда? Мамочка говор – р – р – ила, что ты там будешь долго. Долго уже прошло? – спросила Тая, хлопая ресничками.

– Долго уже прошло, – Истефеев протянул руку к дочке и аккуратно заправил ей прядку волос за ухо.

– А ты там где был, сражался с врагами? – это уже Фил.

– М – м – м, – протянул Даня, – Всякое бывало, но я не могу говорить об этом это секрет. Но, – заговорщицки сказал и наклонился вперед, так, чтобы быть на одном уровне с детьми, – Если вы умеете хранить секреты, то я расскажу что – нибудь интересно.

– Я умею хранить секреты!

– Я тоже!

– Ма – а – а – м, – протянула дочка, – А папа будет жить с нами? Он может спать в нашей комнате на полу.

От столь щедрого предложения я едва со стула не свалилась.

– Э – э – э, – только и смогла сказать.

– А ты отвезешь нас завтра в садик?

– И заберешь?

Я не могу поверить! Неужели Фил и Тая так спокойно отнеслись к этой новости?! Меня значит трясет и дышать нечем, а они прыгают, как довольные зайчики.

– Дети, – обратилась к малым, – Вас ничего не смущает?

– Что значит «смущает»? – тут же спросил Фил. Я вытянула губы вперед и попыталась придумать подходящий синоним.

– Ну вот мы жили втроем, а теперь у вас появился папа…

– Да, мы жили втроем, а сейчас будем, – дочка вытянула перед собой руку и попыталась посчитать сколько теперь человек нас будет.

– Папа, помоги! – обратилась она к Дане, а у меня сердце биться перестало.

Папа. Она назвала его папой! На глаза тут же навернулись слезы, чтоб их. Видела, что Даня тоже по полной прочувствовал этот момент. Он с шумом втянул в себя воздух и прочистил горло.

– Вот смотри, – хрипло сказал и усадил Таисию к себе на колени. Взял ее маленькую ручку в свою и стал считать вместе с ней.

– Мама, ты, Филипп и…я, – каждый раз Истефеев загибал дочке пальчик.

– И это получается…

– Я знаю! Я умею считать! – закричала Таисия и стала громко считать вслух.

– Один, два, тр – р – р – и, четыр – р – р – е!

– Правильно, ты такая умничка.

– Я кушать хочу, – объявил Фил.

Мы решили сходить в кафе недалеко от парка, там очень хорошее детское меню. Дети взяли Даниила за руки и пошли вперед, показывая ему дорогу. А я шла чуть позади них… Одна! Мне даже обнять себя пришлось, чтобы не чувствовать столь одинокой. Понимаю, что это глупо и я не должна чувствовать себя брошенной… Но это именно то, что я чувствую! Я ревную, черт подери!

Не могу поверить, что мои дети, которых я холила и лелеяла, променяли меня на какого – то… Папашу. И вообще, как они все восприняли. Так спокойно, словно ничего и не случилось. Нет, я читала о том, что дети в таком возрасте все воспринимают иначе и быстро привыкают к разным жизненным ситуациям. Но чтобы так быстро?! Они только узнали, что их папа «вернулся» и уже выбрали себе любимого родителя.

Тьфу ты, Анелия, не говори глупости. Просто… Просто надо успокоиться. Может, в том детском кафе будут крепленые напитки, специально для мамочек?

В кафе дети просто не замолкали, такое чувство, что они рассказали Даниилу абсолютно обо всем! Столько информации за один раз выложили. Мне даже приходилось напоминать им, чтобы дышали.

После кафе мы пошли в торговый центр. Где Тая и Фил провели папочку по своим любимым магазинам. Игрушек много не бывает, как сказали дети. Скоро придется выделить целую комнату под них! Потом мы сходили в кино. Так день и прошел. Мне кажется, если бы я ушла, то никто и не заметил бы моего отсутствия.

Мы вернулись домой уже глубоким вечером. Джек оставил записку, что пошел на какой – то баттл, а сестра на работе, у нее горят сроки. Предатели.

Я быстро искупала детей и переодела в пижаму. А потом и сама в душ сходила. Надела домашний костюм. Пошла в детскую и замерла на пороге.

Дети сделали что – то вроде шатра из простыней. Скинули внутрь подушки и одеяла. Оттуда торчали длинные ноги Даниила, и доносился детский смех. Окей, моя и без того расшатанная психика не смогла этого вынести. Мне стало так жалко себя и обидно! Все это время были только я и дети, а сейчас приперся Даня и забирает их у меня. Мне самой тошно от таких мыслей, правда. Мне так и хочется дать себе подзатыльник. Но у меня минутка жалости к себе.

Я всхлипнула и тут же прижала руки ко рту. Из шатра появился Фил.

– Мамочка иди скорее к нам! Мы и для тебя место сделали, – произнес сын и потянул меня за собой. Я не удержалась, крепко обняла ребенка. Мой мальчик.

Пролезла в проход и легла на указанное место. Рядом со мной лежал сын, потом Тая и Даниил.

– Ух ты, как вы все обустроили.

– Нам папа помог! Он этот арти… арси… дома умеет строить! – тут же сообщил Филипп.

– Архитектор? – подсказала я.

– Да! – закричали дети.

Я приподнялась на локтях и посмотрела на Даню.

– Правда?

– Абсолютная, – ответил мужчина.

– Уже спать пора, давайте в кровати ложиться.

– Ну, ма – а – а – м, мы тут хотим спать. С вами, – начала хныкать Тая.

– Это что еще за новости? Кто спит на полу? Чтобы застудить себе все?

– Вообще – то мы подстели матрац и несколько одеял из шкафа, – сказал Истефеев. Я прожгла его взглядом.

– Ну, мамочка, можно? – это уже Филипп. Мне пришлось сдаться.

Дети обрадовались и потребовали сказку. Которую, сюрприз – сюрприз, им должен был рассказать папа. Даня начал рассказывать про Колобка, но намешал в эту сказку все что знал. К такому его видимо жизнь не учила.

Дети уснули быстро, не прошло и десяти минут, как они уже мирно посапывали. Я села по – турецки внутри шатра и Даня поступил так же.

– Мне завтра нужно будет возвращаться, – тихо сказал мужчина.

– О, – только и смогла сказать. Я понимала, что у него своя жизнь и все такое. Но не думала, что реальность так быстро дать о себе знать.

– Фил и Тая будут очень расстроены. Поэтому я и не хотела ничего говорить! – громким шепотом начала кричать.

– Я знаю, знаю, – Даниил запустил руки в волосы и взъерошил их.

– Там у нас проблемы с проектом и мне нужно быть на работе. Очень большие деньги стоят на кону.

– Я понимаю, что работа очень важна. Правда, понимаю. Но это твои дети, Даня! Они только узнали, что ты их папа. Ты посмотри, с какой радостью они восприняли эту новость. А ты завтра скажешь им, что уезжаешь…

– Я думал об этом.

– Да неужели, – сарказм так и сочился из меня.

– Лия, не делай из меня плохого парня, ок? Я пытаюсь справиться со всем. Пытаюсь найти оптимальный выход из ситуации.

– И как, нашел?

– Да.

– Можно услышать?

– Предлагаю вам переехать в Москву, – просто сказал мужчина. А я смотрела на него и пыталась понять, в какой момент стоит смеяться. Он же шутит, да?

– Ты шутишь?

– Серьезен, как сердечный приступ.

– Давай выйдем из шатра, – спокойно сказала, наверное, слишком спокойно. Потому что Даня подозрительно спросил:

– Зачем?

– Чтобы я смогла наорать на тебя и побить!

– Ты можешь просто выслушать меня минуту?

– Ох, это не весь гениальный план? Что ты еще придумал, м? Отправишь учиться детей заграницу? Или подыскал им милый интернат?

– Что ты начинаешь? Бред не неси! – вспылил мужчина.

– Я говорю о том, чтобы приехать в Москву на неделю! Всего на одну неделю. Я решу все вопросы, и мы вернемся сюда.

– Во – первых, никаких «мы», ты все еще на испытательном сроке. Во – вторых, ты предлагаешь выдернуть детей из их привычной жизни, чтобы тебе было удобненько играть в отца? Мило.

– Да почему ты каждое мое слово переиначиваешь? Я не знаю, что мне делать! Хочешь, чтобы я остался? Я останусь.

– Я не хочу, чтобы ты оставался. Я хочу, чтобы ты не разбивал сердца моим детям.

– Они и мои дети тоже! Ты можешь винить меня во всех смертных грехах и будешь в своем праве. Но просто помни, что я не знал о детях. И я еще не научился быть идеальным родителем. Но я хочу. И приложу к этому все силы.

Я почувствовала себя настоящей стервой. Ведь он прав. Я слишком насела на мужчину. Может, стоит дать ему поблажку?

– На неделю говоришь? – пробормотала я.

– Большего и не прошу. Они как раз познакомятся с бабушкой и дедушкой.

– Я не знаю, Даня…

– Лия, пожалуйста, – просит Истефеев. И смотрит на меня своими голубыми глазами. Внутри меня такая нежность. Она растекается по телу и бежит по венам. Черт возьми, этот мужчина одним взглядом может уговорить меня на все!

– Хорошо. Мы поедем с тобой в Москву.

Загрузка...