‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍=36

Анелия


Завтрак прошел… Спокойно. Я постоянно ждала какого – то подвоха, но его не было. Дети обрадовались, увидев своего папочку. Наперебой рассказывали о походе в цирк и своих впечатлениях. Даня внимательно слушал и улыбался. Он пообещал, что скоро проведет весь день с ними.

Пришло время собираться на репетицию. Я поднялась наверх, чтобы переодеться и привести себя в порядок. На все про все мне понадобилось минут двадцать. Я решила не заморачиваться, надела джинсы и кофту, все равно переодеваться. Взяла сумку с формой и спустилась вниз.

Истефеев все еще был здесь.

– Все, мамочка уходит, быстро обнимашки – целовашки, – сказала детям и опустилась на корточки. Мелкие тут же подбежали и крепко, насколько хватило сил, обняли меня.

– Мы будем скучать, мамочка! – сказала Тая.

– Я тоже, мои хорошие. Но вам будет весело с бабушкой, дедушкой и Джеком, правда?

– Да! Мы сегодня идем … Идем… Я забыл куда идем, но куда – то идем, – важно сказал Филипп.

– Потом расскажите куда ходили, – с улыбкой ответила я. – Все мои сладкие, я пошла.

Я опустила руки и такое чувство, что детей от сердца прям оторвала. Все, сегодня весь вечер проведу с ними!

– Лия, подожди, я тебя подвезу. Папа тоже уходи, – сказал Даня, вслед за мной обнимая детей.

Я хотела сказать, что не нужно меня подвозить, сама доберусь. Но пришлось сдержаться. Все же решила дать ему шанс.

Мы с Даниилом вышли из дома. Я порылась в сумочке, нашла ключи и протянула мужчине.

– Вот, возьми, – он лишь головой покачал.

– Не нужно, будешь ездить на машине сама.

– А ты?

– А я на этой, – кивнул в сторону легковой машины. Красивая такая, что за марка интересно, отсюда не разобрать.

– Хочешь, поменяемся? – весело спросил, заметив мой интерес. А я задумалась. Обнаглеть вкрай или нет. Решила, что могу себе позволить.

– Да, было бы неплохо. А то я не привыкла управлять джипом. Он слишком большой, я не чувствую габариты.

Мы обменялись ключами, и Даня повел меня к Джипу.

– Надеюсь, вчера ты хорошо их чувствовала, – сказал Истефеев. Я лишь фыркнула. Мужчины и их игрушки.

Села на пассажирское сиденье, пристегнула ремень.

– Иди сюда, – услышала требовательное сбоку от себя.

Даня пятерней взял меня за скулы и поцеловал. Так крепко, с упоением, немного грубовато, с жадностью. И мне это безумно понравилось. Внутри начали взрываться разноцветные фейерверки. Я упивалась, наслаждалась нашей близостью. Мне казалось, что кроме нас, наших губ и жадных касаний, больше ничего нет.

Эти безумие. Так и сходят люди с ума. Его запах… Заставляет терять голову. Я уже почти сидела на коленях Истефеева. А он, пользуясь моментом, запустил мне пальцы в волосы, гладил по спине, плечам, оставлял горячие, чуть влажные поцелуи на шее. Простые касания, а я вся в огне.

Одежда. Кто придумал ее? Она же только мешает. Хочу почувствовать Даню. Кожа к коже. Я потянулась к рубашке мужа и расстегнула пару первых пуговиц…

И тут кто – то постучал в окно машины. Я так испугалась, попыталась отскочить от Даниила, зацепилась коленом о рычаг и едва не полетела на пол.

Стук повторился. Я спрятала горящее лицо в ладонях. Услышала голос Льва Юрьевича.

– Дети, вы либо уезжайте, либо через черный вход идите в спальню на втором этаже. А то мы с детьми через пять минут хотим выйти во двор, – голос мужчины был невозмутим.

Боже, пожалуйста, пусть разверзнется земля подо мной, и я провалюсь! Чувствовала, что от стыда у меня начали пылать не только щеки, но и все тело.

– Мы как раз хотели уезжать, – ответил Даня, а голос хриплый.

– А я – то думал, что вы что – то другое хотели сделать, – хмыкнул Истефеев старший.

– Иди в дом, отец, тебя дети ждут, – твердо сказал Даниил.

– Иду – иду. И Даня…, – Лев выдержал драматическую паузу и окончательно добил, – Ты бы спрятал шею. Взрослый мужик же, глава компании и с такими узорами.

Все. Упасть ниже просто нельзя. Почему все происходит именно со мной? Как я после этого посмотрю в глаза Льву Юрьевичу? Мне надо позвонить Джеку и сказать, чтобы он собрал все наши вещи. Я в этот дом больше не вернусь.

– Он ушел.

– Боже, – простонала я, – Какой кошмар, какой позор! Что твой отец подумал… А ты что не мог спрятать эти засосы?! – прошипела в конце.

– Теперь я виноват? – Даня приподнял бровь и весело посмотрел на меня. – Это твоих губ дело.

– Замолчи!

– Ничего отец не подумает, Анелия, хватит себя накручивать. Мы муж и жена, в конце концов.

– В конце концов, – передразнила мужчину, – Давай поехали уже! Не хватало еще опоздать.

Даня выехал со двора и вскоре мы уже мчали по трассе. Мне до сих пор было неловко. Просто не могу поверить, что отец Даниила все видел. А этот сидит и лыбится, как сытый наглый кот.

– Я не поняла, – сказала и скрестила руки на груди, всем своим видом показывая, что я воинственно настроена.

– Это что, ты так за мной ухаживаешь? Обслюнявил, облапил всю, даже не хочу знать, что дальше! – конечно, я преувеличиваю. Но я зла. На себя, на него, на всю дурацкую ситуацию. Мне нужно с кем – то поругаться, чтоб выпустить пар.

Мы остановились на светофоре, где горел красный свет.

– Лия, Лия, – Истефеев покачал головой. Повернулся ко мне, и я едва не утонула в голубизне его глаз.

– Я даже еще не начинал, – сказал так выразительно, проникновенно, что у меня по телу начали бегать мурашки.

Дальше разговор я решила не продолжать. От греха подальше.

На репетицию я едва не опоздала. Выбежала из машины Истефеева и помчалась в зал. Забежала в раздевалку, переоделась. В зале пока никого не было. Я только перевела дыхание, как все зашли и мы начли репетицию.

Времени, чтобы поговорить с Киром не было. Хореографы нас гоняли по полной программе. Не жалея! Через пять дней первый прямой эфир и нам нужно быть на высоте.

Нас отпустили через три часа. Мы были без сил. Кир жадно пил воду, а я села на пол, ноги горели огнем.

– Слушай, если у тебя есть время, может, останемся и еще раз отработаем поддержки? Последняя какая – то корявенькая выходит, – обратилась я к Дикову.

– Давай, я сегодня никуда не спешу.

– Кир, я хотела поговорить о том, что случилось в ресторане…, – осторожно начала я.

– Забей, Анелия. Я все понимаю, – мужчина сел на пол рядом со мной и протянул мою многострадальную сумочку, которую я оставила в ресторане.

– Спасибо!

– Так вы разводитесь? – спросил, и смотрит в глаза. Откровенно так. Я смущаюсь и перевожу взгляд на свои ладони.

– Даня попросил у меня шанс… И я решила, что это хорошая идея.

– С этим неуравновешенным? – переспросил Кирилл и я улыбнулась.

– Ну, так – то он нормальный. Но бывают помутнения.

– Я тоже нормальный и помутнения бывают, – серьезно произносит Кир.

А я не знаю что ответить. Просто не знаю. Вот что? Я только и могу, что ресницами хлопать, в надежде взлететь.

– Ты мне нравишься, Анелия, – вот так просто заявляет, – И не думай, что твой «муж» для меня помеха.

Кирилл нахально подмигивает мне. А мои брови ползут вверх от шока. Это что сейчас произошло? Слишком много потрясений для одного дня. Мозг работает медленно. Я пытаюсь переварить информацию. Это что получается… У меня еще вчера не было ни одного мужчины, а сейчас целых два? Ой, мамочки. Мне такого счастья не надо!

Я лихорадочно придумывала, как бы так отшить актера. Но мягко, чтобы не обиделся, не затаил обиду… Но ничего не приходило в голову.

И тут в поле моего зрения появилась рука Дикова. Машинально приняла ее. Мужчина помог мне встать и тут же прижал к себе. Я каждым изгибом чувствовала жар исходивший от его тела. Он находился так близко, даже ближе, чем того требует танец. Одна рука на талии, а другая играет с локоном выбившимся из пучка

Я медленно подняла голову и увидела глаза полные решимости. Он и правда не отступится, чтобы я сейчас не сказала…

Загрузка...