49

Женя


За чем таким особенным Алине понадобилось тащиться в «Jam-Молл» — торговый центр на другом конце города, она так и не сказала. Впрочем, Женька и не особо выспрашивал. Раз надо ей туда — отвезёт, ему несложно.

Она и правда заглянула в какой-то павильон с косметикой, покрутилась там немного. Женька поджидал её снаружи павильона, затем неторопливо двинулся к эскалатору.

Мику он увидел ещё издали. В первую секунду даже не понял, что это она. Просто внутри ёкнуло, а уж потом узнал. Она стояла посреди зала почему-то полураздетая. Сюр какой-то… Потом только он заметил машину с бантом и сообразил, что она промо-модель.

Предрассудков он не имел, но видеть в подобном образе именно её, такую правильную, неприступную, горделивую, было дико. В его представлении она никак не вязалась с этими делами.

Надо было сразу уйти! Как только увидел — развернуться и уехать оттуда к чёрту, но тут она встретилась с ним взглядом. И этим взглядом просто душу ему всю вынула в один момент. И потом глаза не отводила, так и смотрела неотрывно, а уж он и подавно отвести теперь не мог. Даже шёл ей навстречу безотчётно, как в тумане.

Возникло странное ощущение, что между ними натянута струна под огромным напряжением. И оно росло, с каждым шагом. Потрескивало на кончиках пальцев. И от волнения сердце в груди заходилось.

Надо было всё-таки пройти мимо, а он залип, глядя на неё — на её лицо, красивое до боли, на её невозможное тело, от вида которого мгновенно сделалось жарко, аж во рту пересохло.

До безумия захотелось коснуться её кожи…

Она отвернулась, явно смутившись. А он всё смотрел как полупьяный. Алина что-то говорила другим моделям — он не особо вникал. Потом Мика вновь метнула в него взгляд, такой пронзительный и горький, что стало не по себе. И как-то пришло понимание, что сейчас надо просто уйти, немедленно. Не мучить её, явно же ей неприятно…

* * *

— Что ж ты не поздоровался даже со своей бывшей одноклассницей? — спросила Алина, когда они сели в машину.

С этой «бывшей одноклассницей» она приставала уже не первый раз. Если быть точным — третий.

Первый раз — когда случайно встретились с ней и с Ивлевым в супермаркете. Вот тогда тоже был шок! Пять лет почти от неё ни слуху ни духу, и вдруг появилась.

Хорошо хоть он увидел её заранее и как-то справился с собой. Впрочем, тогда почему-то это далось почти без труда. Может, потому что с ней был Ивлев. А, может, ещё и потому, что тогда он кое-чего не знал, и ни о чём таком не думал… Но всё равно даже та короткая, случайная встреча выбила его из колеи.

И Алина что-то почувствовала. Сначала щебетала, как обычно, потом стала присматриваться к нему. А затем выдала:

— А как твою бывшую одноклассницу зовут?

— Какую именно? — переспросил Женя и тут же сам догадался, кто её интересует.

— Которую мы сегодня видели.

— Микаэла.

— У вас что-то было?

Он покачал головой.

— Просто ты так нарочито её не замечал, а потом так резко переменился сразу после встречи с ними… Весь вечер молчишь, думаешь о чём-то. Я тебя по сто раз спрашиваю, ты даже не слышишь. О ней думаешь?

— Почему сразу о ней? Может, о Лёхе Ивлеве, — попытался он перевести неудобный разговор в шутку.

Но обманывал он не её, а, скорее, себе отчаянно не хотел признаваться в том, что там, в груди, ещё что-то живо, ещё тлеет. Потому что предчувствовал — только допусти эту мысль и начнётся… А этого ему даром не надо. Ту зиму в выпускном классе он до сих пор помнил как самый черный период в своей жизни. Как его ломало тогда — так врагу не пожелаешь.

Так что нет, все эти страсти больше ему не нужны. И лучше бы её вообще просто не встречать.

Но спустя время они вновь случайно столкнулись. На остановке. Он хотел поздороваться и пройти мимо. Уверен был — она и сама не горит желанием общаться, но Мика неожиданно остановила его…

Зачем? Он никак не понимал. Для чего ворошить прошлое? К чему вскрывать старые раны? Какой в том толк? Живут же уже нормально…

Было ощущение, что она просто ворвалась из прошлого и выдернула его из привычной жизни.

Та их вторая встреча, её объяснение, её «извини» и совершенно растерянный взгляд — всё это неожиданно накрыло. Да так, что он даже не смог уехать сразу. Припарковался наобум в каком-то дворе в паре кварталов и всё думал… Точнее, не знал, что думать. И не понимал, что стояло за её словами. Банальное извинение или что-то большее?

Потом позвонила Алина, потеряла его. Они собирались ехать на день рождения к её подруге. Он же должен был купить букет для именинницы и давно вернуться.

Женя сначала хотел отказаться ехать — не до веселья было. Но представил, что тогда и Алина, само собой, останется. И придётся им наедине провести целый день, а этого почему-то в тот момент страшно не хотелось.

В гостях, в общей суматохе удалось забыться, но вечером, уже дома, обнаружил от Мики сообщение в почте. Видимо, она то и хотела сказать, что уже сказала на остановке. И по-хорошему стоило это сообщение удалить и всё выкинуть из головы. Но как тут выкинешь, когда со дна души уже поднялось томление. И номер её он вбил себе в телефон. На всякий случай…

А ночью лежал без сна. Час, другой… Перебирал в уме вопросы, но ответов не находил. И всё сильнее травил себе душу. И хотел бы всё это заглушить, но не понимал, как. Отмотать бы всё назад, чтобы не пойти в тот супермаркет, отправиться в другой цветочный магазин, избежать встречи с ней…

А потом Алина, которая, как он думал, давно уже спала, вдруг села в постели, повернулась к нему.

— Скажи честно, в чём дело? Что с тобой?

— А что со мной?

— Женя, не держи меня за дуру. Мы пришли из гостей. Ты говоришь: «Давай просто ляжем спать, я устал». Ну, окей, ляжем спать, раз ты устал. И вот сейчас уже три часа ночи, и ты, такой весь уставший, лежишь, дышишь — и сна ни в одном глазу. И о чём это ты так думаешь? Или… о ком?

Препираться не хотелось. И отвечать тоже было нечего. Что тут ответить, если он и сам уже ничего в себе не понимал.

— Давай спать. — Он притянул её ближе, уложил на плечо, обнял.

— Угу, мне, между прочим, завтра в десять надо быть на работе, — пожаловалась Алина тоном маленькой обиженной девочки. Но хоть вязаться с вопросами не стала.

— Ну вот и спи.

* * *

Тогда неприятного разговора не состоялось, но сейчас Алина явно была настроена решительно:

— Так почему ты не поздоровался со своей одноклассницей? — вновь повторила свой вопрос Алина. — Поздороваться — не поздоровался. Зато глазами чуть не съел.

— То есть ты специально сюда меня притащила? Ты… — Он осёкся. — Зачем это было?

— Жень, я просто хочу понять, что у тебя с ней. И если есть что-то, я хочу это знать.

— Так это что, ты типа проверку мне решила устроить?

— Потому что ты мне не отвечал! А я же прямо тебя спрашивала!

Он выехал с парковки, сосредоточенно глядя только на дорогу.

— Пойми, я не из тех, кто прячет голову в песок, — Алина сменила напористый тон на жалобный. — Я должна была знать точно. Жень…

Он скосил на неё взгляд.

— Ну что, узнала?

Алина не ответила, поникла и отвернулась к окну. В салоне повисло тяжёлое молчание. За всю дорогу они больше ни слова друг другу не сказали.

Загрузка...