Глава 11


Отключив телефон, он некоторое время боролся с угрызениями совести. «Ракуэн» ракуэном, но Арам платил живыми деньгами. Не кристаллами.

Но математика! Если пересчитывать в кристаллах, то за часов шесть работы грузчиком Егор получил бы от Арама всего десять. А еще вымотался бы так, что на следующий день даже встать бы не смог. А тут жми на кнопки и выводи деньги. Несравнимо. Да, может ему повезло с ганкерами, и больше таких доходов не будет, но как минимум, заработает он в «Ракуэне» не меньше. Оставалась лишь одна проблема: демо-аккаунт не позволял вывести больше сотни долларов в месяц.

С этой мыслью Егор довел варвара до пристани, где дремал Сантьяго. Рядом с ним рыбачил игрок, но и этот, кажется, засыпал. Его поплавок замер на водной глади небольшого затона среди кувшинок. «Ну дела, — подумал Егор. — Если тут клева нет, я этот квест до утра буду делать!»

Деревянный настил пристани скрипел под ногами варвара, из-за чего старый рыбак проснулся, заозирался. Не поднимаясь из кресла, он вытянул бутыль и приложился к ней. Сделав несколько смачных глотков, выдохнул, вытер рот.

— Добрый день, Сантьяго, — сказал Егор.

— Обычный день, — пожал плечами рыбак. — Желаешь обучиться искусству рыбной ловле, странник?

«Искусству», — хмыкнув, подумал Егор. — Наливай да пей, тоже мне искусство!» Пока батя был жив, ездили с ним на рыбалку регулярно. В пять лет Егор поймал первого карася, в семь уже сам вязал крючки и мог полностью собрать снасть. Отец предпочитал пассивную рыбалку: выбрав место, закидывал все прикормом, обосновывался, настраивал удочки, закидывал и сидел ждал. Ну и выпивал, разумеется, с мужиками. Егору же не сиделось, он обходил весь берег в поисках места поуловистее…

— Желаю, — ответил Егор.

Вместо ответа Сантьяго снова приложился к бутылке, а перед Егором всплыло системное окно:

Сантьяго предлагает вам обучиться ремеслу рыбной ловли.

Стоимость: 10 кристаллов.


Вместо того, чтобы заработать те же десять кристаллов у Арама, Егор собрался их потратить… И на что? На пиксели. Он с раздражением помотал головой, избавляясь от зашоренности мышления, и согласился оплатить урок рыбака.

Персонажа окутало сиянием, как всегда происходило при повышении уровня или характеристики.

Умение «Рыбная ловля» успешно изучено!

Рыбная ловля

Мастерство: 1-ый уровень.

Требуется: удочка.

Мастерство влияет не только на шанс улова, но и на его качество. В каждом водоеме Ракуэна можно выловить что-то поистине невероятное, но в опасных зонах шанс на редкий улов выше. Чем опаснее зона, тем больший уровень мастерства требуется для того, чтобы успешно выудить рыбу (или что-то еще!).

— Я обучил тебя азам, — заявил Сантьяго, за весь процесс «обучения» не отрывавшийся от бутылки. — Но всему остальному ты должен научиться сам. Вижу, что у тебя нет собственной снасти. Выловишь десяток солнечных карасиков мне на ужин, и эта прекрасная удочка, которую я самолично вырезал из лещины, твоя.

Старик протянул неказистую удочку, одну из тех, что лежала у его ног, и Егор принял снасть и квест:

Наставник рыбной ловли Сантьяго предлагает вам выполнить задание:

«Ужин для старого рыбака»

В водах Тихой речки водится особый вид карасей — солнечный. Зажаренные в сметане солнечные караси — любимое блюдо Сантьяго. Выловите 10 солнечных карасей, используя его удочку, чтобы обеспечить старого рыбака ужином.

Награды: 5 очков опыта, персональный предмет «Простая удочка Сантьяго».

Варвар, громыхая доспехами, дошел до края пристани и сделал пробный заброс. Поплавок, поначалу улегшийся набок, встал солдатиком, стоило грузилу опуститься. Наживки в отдельном виде, стало быть, в игре не существовало, — по крайней мере сейчас Егор рыбачил на голый крючок. В центре экрана появилась десятисекундная полоска каста рыбалки. К его середине поплавок попрыгал, подергался, лег набок и резко ушел под воду. Егор прожал X, геймпад завибрировал… Сорвалась!

Следующий заброс выдался вообще пустым, а вот третий стал успешным.

Вы поймали Солнечного карася (квестовый предмет).

Рыбная ловля +1. Мастерство: 2-ой уровень.

Инвентарь пополнился квестовым карасиком, не годным вообще ни на что, кроме как отправиться на жареху Сантьяго. Так и пошло. Были и пустые забросы, и сорвавшиеся карасики, но спустя минут пять квест был выполнен.

Внимание! Задание: «Ужин для старого рыбака» выполнено!

Получена награда: +5 очков опыта.

Получена награда: «Простая удочка Сантьяго».

Ваше отношение с Сантьяго, наставником рыбной ловли улучшено: +1.

Старый рыбак меланхолично забрал рыбу, пожелал успехов и богатого улова. Удочка, чьи свойства до того не показывали ничего, кроме названия и пояснения, что это квестовый предмет, преобразилась:

Простая удочка Сантьяго

Персональный предмет, принадлежащий Гору.

Прочность 10/10.

Добывается с: Сантьяго за задание «Ужин для старого рыбака».

Вероятность получения: 100 %.

Есть! Спрятав вожделенную снасть в инвентарь, Егор припустил в таверну.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Спустя несколько минут он уже доставал первозданное кайло из сундука. Выложил удочку на пол, трижды сплюнул через левое плечо (чертовы суеверия!) и замахнулся, чтобы ударить кайлом, но остановил замах на полпути. С киркой в руке свойства удочки показывались теперь иначе:

Простая удочка Сантьяго

Персональный предмет, принадлежащий Гору.

Прочность 10/10.

Добывается с: Сантьяго за задание «Ужин для старого рыбака».

Вероятность получения: 100 %.

Вероятность перенять свойство «Персональный предмет» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 95 %.

Благодаря все тому же «Восприятию» он теперь видел шанс перенять свойство! И шансы велики! В три удара кайлом варвар разнес удочку в хлам.

Количество свойств разрушенного предмета «Простая удочка Сантьяго»: 1 (Персональный предмет).

Расчет вероятности перенять свойство… положительно.

Свойство разрушенного предмета «Простая удочка Сантьяго»: 1 (Персональный предмет) поглощено.

По ударной части кайла прошла волна сияния, геймпад дрогнул, свойства первозданки обновились:

Первозданное кайло хозяйки Медной горы

Персональный предмет, принадлежащий Гору.

Качество: первозданный мифический предмет.

Урон: 5–9.

Эта, казалось бы, обычная кирка рудокопа способна разрушить любой предмет и с некоторой вероятностью перенять одно или несколько его свойств. Если кирка уже имеет аналогичные характеристики, показатели суммируются.

Поглощено свойств: 3.

Прочность: 995/999.

— Да! — заорал Егор, тряся над собой геймпадом. — Получилось!

Не мешкая, он выгрузил всю добычу, поднятую с тел ганкеров, и занялся инвентаризацией. Разбирать было что: одних шлемов только три штуки — с Ранней Звезды и дважды с Проклятого Воина. Но начать усиливать кирку он решил с бронелифчика варварки:

Боевой плетеный мундир

Качество: необычный предмет.

Грудь | Латы

Броня: 14.

+3 к силе

+1 к ловкости

Прочность: 36/50.

Какую-то личную неприязнь чувствовал Егор к этому предмету. К тому же тот был зеленым, с двумя магическими свойствами, и хотелось посмотреть, сможет ли кирка поглотить оба свойства. Но кирка превзошла ожидания:

Вероятность перенять свойство «Броня: 14» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 95 %.

Вероятность перенять свойство «+3 к силе» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 45 %.

Вероятность перенять свойство «+1 к ловкости» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 15 %.

Вчитываясь в цифры шансов, Егор едва сдержал восторженный вопль. Кирка могла перенимать показатель брони! Это что же получается, с нею ему и доспехи не понадобятся? Кроме того, стало понятно, что каждое следующее свойство поглощается с меньшей вероятностью. «Броня» — свойство обычного предмета, потому и шанс высок?

Мысли проскользнули между ударами, коих пришлось нанести шесть. Последний разнес бронелифчик в пыль, а на экране появилось оповещение:

Количество свойств разрушенного предмета «Боевой плетеный мундир»: 3 (1) Броня: 14; 2) +3 к силе; 3) +1 к ловкости).

Расчет вероятности перенять свойство 1… положительно.

Расчет вероятности перенять свойство 1… положительно.

Расчет вероятности перенять свойство 1… отрицательно.

Свойства разрушенного предмета «Боевой плетеный мундир»: 2 (Броня: 14; +3 к силе) поглощены.

Следующей жертвой стала юбка Ранней Звезды. К ней неприязнь была поменьше, а ударов на разрушение потребовалось больше — восемь.

Свойство брони поглотилось, а вот над двумя магическими показателями пролетела розовая птица обломинго. Осознав, что собственными руками только что разнес в пыль примерно сотню евро, Егор расстроился, но разрушения добычи не прекратил. Прерываясь лишь на то, чтобы мельком оценить успешность поглощения, он постепенно раздолбал все лишние магические предметы, а потом и все белые, обычные. На синие, кирасу и поножи, рука пока не поднялась — с большой вероятности поглотились бы показатели брони и первого бонуса, а вот еще два бонуса, скорее всего, просто сгорели бы. По той же причине Егор оставил на себе и все остальное.

Сначала оставил… Потом полез в профиль и вспомнил, что у него скопилось четыре свободных очка характеристик, полученных за повышения уровней. Тогда его осенило.

Он снял с себя зеленый шлем Проклятого Воина и положил на пол. Не сводя глаз со свойств предмета, добавил одно очко в удачу. Есть! Шансы перенять свойства немного повысились — неравномерно. Где-то добавилось десять процентов, где-то пять, где-то вообще один:

Вероятность перенять свойство «Броня: 10» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 96 %.

Вероятность перенять свойство «+5 к выносливости» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 50 %.

Вероятность перенять свойство «+3 к мудрости» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 25 %.

Выругав себя за то, что не сообразил раньше, до того, как уничтожать добычу, Егор тремя кликами повысил показатель удачи до пяти. Потом, почесав затылок, решил, что поглощенные свойства, сколько бы их ни было, — это, считай, навсегда. А вот надетый шмот можно и потерять. Не ганкеры, так какой-нибудь злой босс прикончит, или в пропасть провалишься — тогда вообще без шансов вернуть.

Приняв решение, он снова взялся за разрушение. Не избежали этой участи даже меч, кинжал, ожерелье и кольца, снятые с ганкеров. Кроме того, он отозвал непроданные шмотки Огонбата, выставленные на аукцион, чтобы освободить сумки. К этому моменту ушло две шмотки, что принесло Егору четырнадцать крисов.

Через четверть часа варвар пятого уровня Гор привычно щеголял в одних труселях, гордо сжимая в руке мифическую кирку:

Первозданное кайло хозяйки Медной горы

Персональный предмет, принадлежащий Гору.

Качество: первозданный мифический предмет.

Урон: 36–48.

Броня: 302.

+72 к силе

+36 к ловкости

+45 к выносливости

+12 к интеллекту

+6 к мудрости

+7 к духовности

Эта, казалось бы, обычная кирка рудокопа способна разрушить любой предмет и с некоторой вероятностью перенять одно или несколько его свойств. Если кирка уже имеет аналогичные характеристики, показатели суммируются.

Поглощено свойств: 5.

Прочность: 942/999.

Вспомнив, как успешно варвар стал уклоняться не только от физических, но и от магических атак, Егор вложил четыре свободных очка навыков в атлетику. С учетом бонусов кирки профиль стал выглядеть так:

Гор, человек, варвар 5-го уровня

Основные характеристики

— Сила 94.

— Ловкость 45.

— Выносливость 63.

— Интеллект 13.

— Мудрость 7.

— Духовность 13.

— Харизма 1.

— Удача 5.

— Восприятие 1.

Умения

— Незаметность 3.

— Атлетика 16.

— Танец 9.

— Рыбная ловля 10.

— Теперь повоюем, — ухмыльнулся Егор, но потом вспомнил о маме и ее операции, и настроение резко испортилось.

Первозданную мифическую кирку надо продавать, но на демо-аккаунте деньги в этом месяце больше не вывести.

Выключив перегревшуюся плойку, кулеры которой шумели на всю квартиру, Егор пошел чего-нибудь перекусить и все обдумать. Тут позвонила мама. Чувствовала она себя нормально, но жаловалась на боли и слабость. Егор вызвался сразу приехать, но она отговорила — приемные часы на сегодня закончились.

Потом, машинально жуя лапшу быстрого приготовления, он изучал с ноутбука информацию об экономике «Ракуэна» и стоимости аккаунтов.

Выяснилось, что помимо аукциона за кристаллы существует внутриигровой магазин, где предметы продаются за реальные деньги. Егору он был недоступен — магазин в интерфейсе появлялся лишь с полноценным аккаунтом. Именно из такого магазина были вещи Ранней Звезды. Магазин продавал их конкретно на класс игрока с учетом его расы, пола и уровня, причем магазинная экипировка не выпадала с мобов. Тех, кто одевался в магазине за реал, среди опытных игроков не уважали, считая, что у таких руки растут не из того места. Относились к ним, в общем, с подозрением. В любом случае, магазин предлагал вещи качеством не выше редкого.

В целом стоимость экипировки, выпавшей с мобов, на ауке была выше, чем у примерно аналогичных по свойствам предметов в магазине. Магазинные все-таки, хоть немного, но уступали выпавшим в игре.

Также в «Ракуэне» не существовало требований к уровням. Любую шмотку мог надеть любой персонаж — это логично вытекало из принципа, что с любого моба, даже в песочнице, мог выпасть предмет S-тиера, то есть наилучший в своем слоте.

Цена на зелень варьировалась от уровня к уровню, но самые дешевые, дававшие не более десяти очков бонусами, стоили от десяти долларов. Топовая зелень могла прибавить пятьсот очков характеристик в сумме, и вот такая ценилась уже сотнями евро.

Синька, то есть редкий шмот, отличалась от нее тем, что давала бонус уже к трем характеристикам, и имела чуть выше показатели брони или урона. Очень нечасто синяя вещь могла выпасть с крайне редким, необычным свойством — не плюсом к характеристикам, а чем-то вроде активации временного щита неуязвимости или избегания смертельного урона в течение скольких-то секунд. Такие стоили уже от тысячи евро, и чем выше очки бонусов, тем дороже.

У фиолетовых вещей, эпических, подобные необычные бонусы встречались уже чаще. Читая о них, Егор чувствовал, как в нем просыпается азарт коллекционера этих свойств (или атрибутов, как иногда называли их на форумах). Чтобы полностью одеться в эпики, народ годами играл в «Ракуэн» круглосуточно. Цены на эпики были раза в три выше, чем на редкие вещи.

Легендарки и первозданные мифические вещи встречались так редко, что обсуждение сводилось в основном к рекламе «уникальных пособий» по их фарму. Якобы, существуют локации и боссы, где шанс выпадения таких вещей выше; есть особая стратегия билда, повышающая это шанс… Теорикрафтеры просчитывали, сколько времени надо на то, чтобы тебе выпала легендарка; другие собирали точки и имена мобов, известных тем, что кто-то там получил легендарку. Вся эта информация продавалась недешево, и Егор просто позакрывал открытые вкладки браузера, поняв, что теряет время.

Главное, что он уяснил: его кирку можно продать очень дорого. Может быть, даже тысяч за сто евро. И чтобы ее не просто продать, а вывести деньги, ему нужно приобрести стандартный аккаунт. Подписка на такой стоила девяносто девять долларов в месяц, и оплачивать ее можно было даже игровыми кристаллами, но — снова дискриминация! — не на демо-аккаунте.

Чтобы не терять время, можно выставить кирку на аукцион, не дожидаясь, когда он найдет деньги и купит подписку, но было боязно. А что, если кирка продастся, а его акк будет все еще демонстрационным? С разработчиков станется лишить его заработанного! «Придется все-таки читать пользовательское соглашение», — подумал Егор. При регистрации он его, вопреки привычке, не читал. Торопился понять, что за игра, не рассчитывая играть серьезно, а тем более зарабатывать. Там экранов сто пришлось промотать, пока он все «принял».

Найти то, на что он согласился (для демо-акков было свое пользовательское соглашение), оказалось непросто. На пятой странице, дочитав до которой он не узнал ничего важного, зазвонил телефон. Звонил Мишка Протопович, старый школьный друг, с которым они не общались уже года полтора:

— Гор! — голос друга, как обычно сбивчивый и торопливый, полился из трубки. — Как ты там, юрист недоделанный, все путем? Ты знаешь, что Сашка Лобанов приехал?

— Здорово, Мих! — обрадовался Егор. — Да ты что, Саня приехал? Когда?

— Да вчера! Сегодня вот собираемся, все наши будут. Девчонок тоже позвал. Ты как, с нами?

— Ха, конечно! Когда, где?

— Сегодня в восемь. Раньше не получится, все работают. Ты не обижайся, что я поздно звоню, сами только сейчас все решили. Короче, ждем тебя в… — Мишка назвал время и место, распрощался и положил трубку.

Егор глянул на часы — уже темнело, и времени до встречи со старыми друзьями оставалось не так много. О том, идти ли на встречу, Егор даже не думал: четверка друзей зналась с первого класса. После школы Миха поехал учиться в Питер, а Сашка — в Москву.

В родном городе остались Егор и Хас Газимагомедов. Хас сразу пошел работать, помогать отцу в семейном бизнесе — точить гранитные надгробия. После универа Миха вернулся, устроился менеджером проектов в крупную компанию и на жизнь не жаловался. Но наибольшего успеха добился Сашка — на последних курсах попал в «Яндекс», вырос там и после универа получил работу за границей. Здесь у него остались родители, вот к ним на Новый год Сашка и приехал из своей Европы…

Бреясь, Егор поморщился — на голове буйная копна волос, давно пора постричься. Время позволяло, деньги были, а потому решил выйти пораньше и забежать в салон красоты при доме. Стригли там дешево и сердито.

Так и сделал. Сидя в кресле, традиционно пофлиртовал с Катюхой, девчонкой из этого же дома, работающей парикмахером.

— Давно тебя не было, — заметила она. — Зарос. Тебя как всегда? Или ты отращивал для чего-то особенного?

— Времени все не хватало… — про отсутствие денег говорить постыдился. — Как всегда, Кать.

Подходя к ресторану, где уговорились встретиться, Егор невольно замедлил шаг. Место явно было из разряда тех, куда с полупустым кошельком не ходят. Об этом говорило и вычурное название, и дорогие припаркованные машины, и даже двери — тяжелые, массивные, с каким-то мужиком в красном черт-те-что: то ли пиджаке с длинными полами, то ли полупальто. «Ливрея, — всплыло в голове. — Вот черт, парни не могли место попроще найти? Не жрать же собираемся, в конце концов!» Какой-нибудь паб был бы более уместен для встречи со старым другом. Не иначе, Мишка решил не ударить в грязь лицом перед другом, приехавшим из Европы.

Как назло, он еще и приехал первым.

— Вы резервировали столик? — губы хостес растянулись в фальшивой улыбке.

— Э… Нет, но может быть, мой друг, у нас встреча здесь в восемь.

— Имя вашего друга?

— Миша… Протопович Михаил.

Посмотрев что-то на экране компьютера, девушка кивнула:

— Идите за мной.

Она привела его к круглому столу, сервированному на шестерых. От обилия приборов зарябило в глазах, Егор растерялся. Сияли безупречно прозрачные дорогие бокалы и фужеры на бордовой ткани, гомонили гости ресторана в костюмах и вечерних платьях, играла классическая музыка… Егор почувствовал себя не в своей тарелке.

В ожидании друзей он изучил меню. Настроение окончательно испортилось: могло так получиться, что он выйдет отсюда без копейки, еще и должен останется. Не то чтобы он стыдился того, что добился меньше друзей, но…

Положение спас Сашка. Приехав первым из остальных, он так бурно радовался встрече, что Егор оттаял, а потом заявил:

— Что за место, Гор? Протопович выбирал? А, ну понятно! Тут же даже не пообщаться нормально!

Подошедшую принять заказ официантку Сашка отослал, сказав, что, к сожалению, планы изменились, и они уходят. Тут же отзвонился Мишке с Хасом, и по короткому обсуждению место встречи сменили.

Глядя на друга, Егор расслабился. Сашка пришел в джинсах и худи. А то, глядя на обстановку, он совсем было решил, что будет позориться весь вечер в своих стоптанных кроссовках.

А дальше все пошло так хорошо, что он просто расслабился и поплыл, наслаждаясь дружеской атмосферой. Он давно не выпивал, и после второй кружки пива его слегка повело. Друзья вспоминали школьные годы, старых приятелей и общих знакомых, Сашка рассказывал о жизни в Ирландии, где он работал в Google.

К четверке друзей присоединились Маринка и Ксюша, их одноклассницы. Первая уже побывала замужем, родила и развелась, хотя в школе была влюблена в Сашку. С Ксенией же в десятом классе встречался сам Егор, пока она не переметнулась к Хасу. Сейчас она сидела, не обращая внимания ни на того, ни на другого, и поедала Сашку взглядом. Тот, надо признать, за годы со школы похорошел…

— Пойдем, Гор, покурим, — предложил он.

Недоумевая, Егор пошел за ним. Накинув верхнюю одежду, вышли на мороз. Ни тот ни другой не курили, но Сашка вытащил миниатюрный вейп и затянулся:

— Безникотиновый, — пояснил он. — Слушай, в этой суматохе даже пообщаться с тобой толком не удалось. Как ты?

— Да нормально все, — Егор зябко подернул плечами.

— Точно? Вид у тебя немного расстроенный…

— Да как-то навалилось все. Работу вот ищу.

— Дома как? Тетя Тома?

— Да знаешь…

Язык заплетался — Егор прилично захмелел, но потребность излить душу хоть кому-то заставила его разоткровенничаться. Поделился проблемами по работе, рассказал о травме матери. Потом заговорил о «Ракуэне», найденной кирке и своих планах на ее продажу.

Друг сочувственно качал головой, вздыхал, а когда Егор закончил, просто спросил:

— Сколько надо на лечение тети Томы?

— Да там больше миллиона! Это без реабилитации…

— Будем считать, что два. Все, не волнуйся, — оборвал его Сашка. — Завтра заеду за тобой, вместе съездим в эту частную клинику, договоримся. Я все оплачу.

— Что? Не, п-погоди… — запротестовал Егор, но Сашка его остановил:

— Гор, это взаймы. Понял? На месяц.

— На месяц? А если не верну?

— Вернешь! — выдыхая пар вейпа, заявил друг. — Ты же мне сам только что все объяснил: как ты в «Раке» зарабатываешь? Сам же сказал, что кирку продашь, и деньги будут? Ну вот. Просто пока ты нагриндишь там на подписку да продашь первозданку… может у тети Томы этого времени нет. А я до сих пор помню, как она нас в детстве чаем с печеньями поила каждую неделю. Сама их пекла. «Звездочки» с повидлом, а?

— Да, было. Но вдруг…

— Ну отдашь кирку свою. Думаешь, ты один в «Раку» шпилишь?


Загрузка...