Глава 16


Такого скоростного уничтожения лута история «Ракуэна» еще не знала! Кайло хозяйки Медной горы, и так имевшее уже почти сотенный урон, врубалось в доспехи, сапоги, мечи, щиты и прочую экипировку, утерянную двумя кланами ганкеров. Хорошо, они этого не видели, а то слез было бы не избежать. Как и чистой, ничем не замутненной ярости.

Лут Егор по большей части бил, но иногда все же брал: зелья, ингредиенты, руду, самоцветы, а один раз попался даже свиток портала в Ратчет, какой-то крупный город этой части игрового мира.

Взгляд, брошенный на свойства кирки после этого акта масштабного вандализма, бросил его в дрожь:

Первозданное кайло хозяйки Медной горы

Персональный предмет, принадлежащий Гору.

Качество: первозданный мифический предмет.

Урон: 764–948.

+25 единиц урона ядом

+38 единиц урона огнем

+5 единиц урона холодом

Броня: 13680.

+920 к силе

+824 к ловкости

+693 к выносливости

+319 к интеллекту

+174 к мудрости

+127 к духовности

+45 % к скорости атаки

+5 % к шансу кровотечения

+10 % к шансу воспламенения

+15 % к шансу оглушения

+30 % к скорости передвижения

+25 % к скорости регенерации здоровья

Эта, казалось бы, обычная кирка рудокопа способна разрушить любой предмет и с некоторой вероятностью перенять одно или несколько его свойств. Если кирка уже имеет аналогичные характеристики, показатели суммируются.

Поглощено свойств: 952.

Прочность: 403/999.

Глядя на свойства обновленной кирки, Егор первым делом открыл окно вывода кристаллов, коих насобиралось почти три тысячи, и, чувствуя, как колотится сердце, вывел их. Операция прошла успешно, не появилось никаких сообщений об ограничениях или еще о чем-то таком, и поэтому ему захотелось возликовать и, как шахтеру, вышедшему из забоя, стащить с головы каску и вытереть пот с грязного лба.

Конечно, ничего такого делать он не стал, потому что уже едва ли не воочию видел, как среди деревьев в его сторону бегут разъяренные, готовые убивать ганкеры, которые с секунды на секунду вылетят к болоту. Не то чтобы он их теперь боялся, но одно дело — вырубить подыхающих хаев, а другое — в одиночку раскидать пять десятков, доказав этим справедливость их подозрений.

Он развернул варвара и бегом направил его обратно в город — по широкой дуге, в обход. Как бы ни кричал разум, что пора рвать когти из песочницы, а то и вообще забить на «Ракуэн» на несколько дней, пока все не утихнет, сердце подсказывало, что нужно закончить квестовую цепочку. А значит, стоит сходить к Лугрите за пыльцой кровавого зуба.

Одновременно с этим в окошке чата загорелся никнейм Мико, девушка снова вышла онлайн. А ведь вроде спать собиралась.

Скорость передвижения, благодаря кирке тысячи атрибутов в руках, стала намного выше, и Гор несся так, что аж деревья мелькали. Кажется, среди раздолбанного шмота были какие-то «Сапоги-скороходы»…

Решив проверить, сработают ли эффекты кирки из инвентаря, Егор переместил ее в сумку, вместительность которой успела значительно увеличиться за последнее время, и скорость сразу упала. Тогда он снова взял кайло в руки, и тотчас же будто сам собой ускорился.

В чате уже мигало сообщение от Мико:

«Блин, не смогла заснуть. А все из-за тебя!»

Звучит двусмысленно, подумал он и ответил:

«Ты возле дома алхимика?»

«Пока да. А ты?»

«Бегу от болота. Я тут такую интригу провернул… Потом расскажу. Пойдешь квест выполнять?»

«А то! Но недолго. Какую интригу? Говори!»

«Встречаемся у лавки знахарки Лугриты».

«Буду там через пять минут».

Он тоже рассчитывал, что окажется на месте минут через пять, но не сложилось: в роще под городом едва не налетел на трех торопящихся навстречу бойцов «Изумрудной ярости». И откуда они тут взялись? Наверное, это были члены клана, не участвовавшие в эпической битве у болота, которые вошли в игру недавно, увидели сообщения в коллективном чате и поспешили на поиски зарвавшегося нуба.

Варвар с киркой мог легко раздолбать всех троих, но Егор не хотел палить маршрут Гора, чтобы другие ганкеры не начали подтягиваться в этот район. Пришлось прятаться в кустах, пока опасность не миновала.

Он еще дважды чудом избегал встречи с игроками из вражеских кланов, но все же смог добраться до дома знахарки незамеченным. Пока спешил, Мико приставала, выспрашивая, какая там у него была «интрига», и Егору пришлось вовсю работать пальцами, набивая текст в чате.

«Ну ты красава! — восхитилась она под конец. — Нубаха-парень! Так, говоришь, с бесами добил их клан-лида?»

«Ага, прямо в лоб ему засадил, и он коньки двинул», — гордо сообщил Егор. Варвар уже спешил по улицам, до магазина знахарки оставалось всего ничего. Кирку он предусмотрительно спрятал в инвентарь, а потому прохожие видели в нем всего лишь очередного нуба. Впрочем, кое-кто заглядывался, узнавая в спешащем мимо здоровяке усиленно разыскиваемого Гора.

Странно, что городской чат молчал. «Изумрудная ярость», видимо, не спешила делиться своим позором и решила разобраться с зарвавшимся Гором сама.

Мико ходила туда-сюда перед входом в маленькую лавку, приткнувшуюся на самой границе Лесной слободы, как называлась эта окраинная часть города. Здесь Егор еще не был и по дороге вовсю крутил камеру. Домишки вокруг выглядели бедно, все скособоченные, много заброшенных строений, в общем, какое-то гетто.

Когда чернокнижница повернулась к нему, Егор поймал себя на мысли о хозяйке этого чара: какая она? лицо? фигура? цвет глаз? И в каком месте планеты она все-таки находится?

Протяжно заскрипела дверь, когда он навел на створку перекрестье и вдавил «X». Невысокая старушенция шаркая вышла к прилавку из глубины комнаты.

Лугрита, человек, знахарка, 7-го уровня

Хозяйка лавки «Бурлящий котел»

Стены были увешаны связками трав, на полках стояли пыльные склянки, корзинки и бутыли, с потолка свисали венки из сухих цветов, ягод и мелких грибов. Оставалось только представлять, как бы в подобном месте благоухало, если бы оно было реальным.

— Пошто пришли? — не очень-то приветливо проворчала старушка. Голос у Лугриты был скрипучий и напоминал тот звук, который издала дверь ее заведения, а лицо — сморщенное печеное яблоко с глазками-бусинками и носом-крючком.

Без предупреждения развернулись два инвентаря: его справа, знахарки — слева. В ее части были закладки: «Товар», «Ресурсы», «Ингредиенты», «Рецепты».

— Видишь то, что нам нужно? — спросил он у Мико.

— Смотрю… Ресурсы — это флора, то есть ее можно собирать или здесь купить. Товар — всякие готовые присыпки и примочки, а рецепты — это рецепты и есть.

— Нам нужны ингредиенты, — заключил он и полез в третью закладку.

Здесь было много всего: от «Толченой кости малого скального камнееда», до «Лущеной чешуи речной нежити». Егор выставил содержимое по алфавиту, пробежал глазами по списку с картинками и увидел тусклую баночку без пробки, зато с этикеткой, на которой было написано: «Пыльца кровавого зуба».

— Она что, пустая? — спросил он.

— Точно, — откликнулась Мико. — Я пытаюсь взять, но…

Он навел на банку перекрестье, над ней появилось предупреждение: «Товар отсутствует в магазине».

Так… и зачем тогда эту банку туда поместили? Намек игрокам, что теоретически эта штука у знахарки как бы есть и можно про нее спросить?

Он вышел из магазинного интерфейса и обратился к бабке, все это время неподвижно стоящей за прилавком:

— Мы хотим купить пыльцу кровавого зуба, но в интерфейсе… то есть в вашей лавке стоит только пустая банка.

— Нету пыльцы, — буркнула знахарка. — Была да сплыла.

Бабуля говорила на удивление узнаваемо, как будто пришла сюда прямиком из русских народных сказок. Учитывая, что разрабы были из Японии, перевод получился на диво хорошо.

Егор глубоко вдохнул и врубил своего внутреннего адвоката:

— Дошло до нас, о мудрая Лугрита, что во всем Лунном приюте не сыщется травницы и мастерицы зельеварения опытнее вас. Этой девчон… то бишь сей золотовласой деве для проведения чернокнижных опытов требуется получить пыльцу кровавого зуба, и, как мы знаем, кроме вас, никто не способен добыть сию редкостную субстанцию, — тут Мико хихикнула, а он подумал, что, кажется, перегибает, и решительно закончил: — Короче говоря, как нам раздобыть пыльцу кровавого зуба?

Старушенция залипла — контролящая ее нейросеть, или что там вместо нее, тяжко задумалась. Наконец из бездны вариантов ответов на такую же бездну вариантов реплик, которые могли произносить живые игроки, был выловлен нужный, и Лугрита, явно подхватывая манеру собеседника, заскрипела, как несмазанное тележное колесо:

— Ох и говорлив ты, здоровяк, ох и речист! А подружка твоя, гришь, опытами балуется? Не доверяю я чернокнижию ентому… С гнильцой наука, с гнильцой! То ли дело мое! Все натуральное, все природой-матушкой даденное и для здоровья пользительное! О-хо-хо! — она взмахнула рукой в сторону полок с флорой.

Мико возмутилась:

— Вот вы не правы! Чернокнижие — тоже ниче так занятие! Перспективное!

Страшась, чтобы отношение к ним знахарки не ухудшилось, Егор вновь поспешно заговорил:

— Абсолютно с вами согласен, добродетельная Лугрита! Много мудрости в ваших словах, много знаний! Да и может ли быть иначе, ежели изрекает слова эти столь прекрасная и почтенная дама, как вы? Однако же можете подсказать нам, где раздобыть пыльцу кровавого зуба?

Он был абсолютно уверен, что нейросеть не улавливала мельчайших деталей, для этого, с учетом богатства языка, она должна была быть пипец какой мощной. Но, так сказать, общую направленность — доброжелательную или подобострастную, требовательную или грубую — система точно могла идентифицировать. Иначе реплики многих неписей были бы неадекватными.

И он не ошибся — личико этой дремучей карги сморщилось еще сильнее, хотя всего секунду назад Егор был уверен, что такое просто невозможно. И вдруг он с оторопью понял, что старуха улыбается! Причем даже как будто немного кокетливо. Выглядело это так, будто заухмылялся трухлявый столетний пень.

— Прекрасная почтенная дама — итить, как сказанул-то! — заскрипела она. — О-хо-хо! Ну и здоров ты балагурить, варвар, ну и ловок! Да и красив несказанно, а? И телом крепок, я гляжу, и статью велик… Так, может, подсобишь мне? Тогда, стал быть, и пыльцу свою получите.

— Как именно подсобить? — уточнил он, всеми фибрами своей варварской души чуя промежуточный квест, и добавил на всякий случай: — О-хо-хо?

Мика снова хихикнула, а бабка ответила:

— Как-как… нет более в лавке моей пыльцы зуба-кровавика, потому что можно столочь его токмо одним способом. Хрустальная ступка надобна для того. А ее-то у меня клятые разбойники и отобрали.

— Разбойники? — повторила Мико многозначительно.

— Агась, — кивнула бабка. — Возвращалась я, стал быть, в город, а они как набросятся, едва ноженьки унесла, а суму свою в разбойных руках оставила. Бедную прекрасную почтенную даму всяк обидеть норовит. Атаман у них ох и страхолюдный! Возвернете мне ступку, коя в сундуке у разбойного атамана лежит, так и сделаю для вас, что просите. За бесплатно сделаю.

Внимание! Четвертое задание уникальной квестовой цепочки «Доспехи Веспы» выполнено!

Получена награда: +120 очков опыта.

Уровень: 9. Очки опыта: 351/900.

Знахарка Лугрита предлагает вам выполнить задание:

«Забери добычу атамана»

В лесах на севере за Лунным приютом, в области, именуемой Каменный лес, обитает разбойничья ватага. Проникните в их лагерь, добудьте хрустальную ступку и верните ее Лугрите.

Награда: 150 очков опыта, квестовый предмет «Пыльца кровавого зуба», следующее задание в уникальной квестовой цепочке «Доспехи Веспы».

Когда они приняли задание, старушка еще раз окинула варвара взглядом и произнесла как будто бы с сомнением:

— А ведь хоть и здоров ты, но можешь не сладить с разбойниками. Уж больно много их там, в Каменном лесу, засело. Так и валят толпами, так и валят, стоит лишь прозвучать разбойничьему горну. Дам-ка я вам еще кой-чего, чтобы могли вы проникнуть в лагерь ихний незамеченными.

Знахарка Лугрита предлагает вам взять среднее зелье невидимости.

Принять зелье?

Когда Егор согласился, чар с неписью разыграли уже знакомую скриптовую сценку передачи предмета, и в инвентаре варвара появилось то самое зелье. Наверное, своими глазами Мико видела то же самое, только с участием ее чара, когда Егор спросил: «Тоже получила зелье?» — она подтвердила.

— Жду тебя с моей ступкой, здоровячок! — напутствовала его Лугрита.

Но прежде чем уйти, он снова залез в интерфейс торговли и поискал «зелье невидимости» в разделе товаров. Ну и нашел — стоило оно, нифига себе, сто двадцать крисов за среднюю склянку! Больших зелий у Лугриты не имелось, а вот «Малым зельем невидимости» она торговала по семьдесят крисов. Памятуя о своих сложных взаимоотношениях с толпой кровожадных ганкеров, Егор подумал было прикупить еще зелья, но от вида цен на него свалилась гигантская жаба и стала, гадина зеленая, давить, как пресс со свалки автомобилей. Сто двадцать баксов за пиксели!

Правда, это такие пиксели, которые при должном обращении приносят настоящие доллары-рубли…

И все равно. Получается, что деньги, на которые в разгар экономического кризиса можно жить много дней вместе с мамой (при их-то скромных запросах), ему предлагают отдать за несуществующий в материальном мире зеленый бутылек, который на экране телевизора кажется размером с ноготь!

В общем, покупать зелье он не стал и вместе с Мико покинул лавку. На улице, убедившись, что поблизости нет ганкеров, девушка сказала:

— Слушай, у меня глаза совсем уже закрываются. Я все-таки выхожу. Ты как?

— Устал, — признался он. — Но все же к разбойникам пойду сейчас. Спешить мне надо.

— Да я уже поняла, что у тебя там какая-то непростая жизненная ситуация, — из динамиков телевизора донесся приглушенный зевок. — Ты позже мне про себя расскажешь, окей?

— Конечно! — обрадовался он. Внимание Мико казалось лестным, пусть даже он в глаза не видывал эту девушку в ее натуральном виде, более того, еще оставался какой-то шанс на то, что никакая это не девушка. — А ты — про себя, да?

— Да я уже… а, неважно! Короче, у меня только одна просьба: не заканчивай квест без меня. Не этот промежуточный, а финал. Даже не просьба, это требование!

— Сто пудов, не сомневайся.

— Ну хорошо, — златовласая чернокнижница очень естественно, по-человечески, кивнула варвару и растаяла.

А Егор развернул карту, нашел в лесу за городом область «Каменный лес» и поспешил в нужном направлении.

***

Воспользоваться зельем невидимости пришлось задолго до того, как варвар добрался до логова разбойников. Собственно, еще в городе.

Его засекли через квартал от лавки Лугриты, когда Егор уже решил, что пронесло. Высокая беловолосая эльфа по имени Риарда — клан «Изумрудная ярость», четырнадцатый уровень — вынырнула из-за угла и чуть не нос к носу столкнулась с варваром.

— Твою мать, осторожней, придурок! — прокричала она грубым прокуренным голосом, что не вязалось с утонченной внешностью, а потом сбилась с шага, сообразив, кто перед ней, и взвизгнула: — Так ты же тот варвар!

— Да что ты говоришь, детка, — откликнулся Егор, проводя своего веселого подопечного мимо. Весел Гор был в том смысле, что опять пританцовывал и качался, как пьяный скоморох. Чертову кнопку пора было чинить, а еще лучше — купить новый геймпад. Он оббежал эльфу и поспешил дальше, представляя, как в этот миг вскипает потоком сообщений их клановый чат.

Когда буквально через полминуты он оглянулся, увидел, как к следующей за варваром Риарде присоединились трое ее сокланов. Спустя секунд тридцать их стало уже семеро, причем по длинной боковой улице к ним спешила еще небольшая толпа «изумрудных».

Егор сделал самое простое, что мог в этой ситуации: нырнул в магазин, который обнаружился по дороге. Над дверью его висели два здоровенных перекрещенных топора. Как он и ожидал, это оказалась оружейная лавка, продавцом в ней был такой же варвар, как и его чар, а на стенах висели в основном грубые дубинки, старые мечи, слабые кожаные доспехи да щиты.

Егор поспешно выпил зелье. Раздался короткий музыкальный аккорд, и фигура варвара исчезла вместе с киркой. Он все еще видел стеклистый силуэт, но надеялся, что заметен тот только ему как хозяину чара.

Внимание! Способность невидимости доступна в течение 60 секунд.

Побежал таймер.

Гор выскочил наружу. Толпа ганкеров приближалась, они видели, как варвар вошел в лавку, и наверняка были уверены, что он еще там. Эге, да тут не один клан, понял Егор, обнаружив в толпе почти десяток «Святых». То есть Фурион с Моррианом сумели разобраться и договориться? Быстро они. И это плохо — теперь охота на него будет лучше организованной и совсем уж глобальной для песочницы.

В невидимости звуки изменились, стали более гулкими и как будто далекими, а по краям поля зрения картинка чуть размылась. Егор тронул стик — и варвар побежал, чтобы на полную катушку использовать отпущенное время.

Хорошо, что до границы города, а значит, и до леса было недалеко. Когда всё с тем же музыкальным аккордом невидимость отключилась, и знакомый аватар проступил на экране, он был уже среди деревьев. Ни одного ганкера поблизости не наблюдалось, можно было вздохнуть спокойней. С другой стороны, что там теперь делается в Лунном приюте и округе? Раньше его враги скапливались с восточной и южной сторон у границы города, а теперь толпой несутся сюда.

Ладно, будем переживать неприятности по мере их поступления, решил Егор, спеша вперед между деревьев и скал. Последних становилось все больше, они тонкими серыми пальцами торчали между стволов. Появились и валуны, то поросшие мхом, то голые, их количество тоже росло. Вот почему эта область называлась Каменный лес. Здесь все казалось куда более дремучим, чем там, где он бывал раньше. Деревья выглядели более кряжистыми и древними, кроны их нависали над головой как-то более грозно, под ними висел сумрак. Даже небо, проглядывающее между ветвей, стало более мрачным.

Сбоку зашелестело, из густого подлеска вылетел яростно хрюкающий кабан с торчащими кривыми клыками и красными глазами. Десятый уровень — настоящая гроза новичков.

Егор даже не стал читать, как система обозначила моба, кабан бросился на варвара, тот подскочил, ударил киркой раз… и этого хватило. Дикий хряк, что называется, отбросил копыта, причем с фейерверками: туша зверя взорвалась фонтаном крови и плоти. Егор подобрал упавший лут, то есть «крепкий кабаний клык». Почему-то только один.

Справа показалась едва различимая лесная дорога, он свернул, и поскольку та вела в нужном направлении, заспешил дальше. Дважды по дороге попадались кролики, над головой несколько раз пролетели вороны и один раз — сова. Валунов и скал становилось все больше.

Потом его атаковала самка кабана с тремя кабанятами, еще более агрессивными и яростно хрюкающими, чем мамаша. Кабанята были совсем не милыми, будто только что выбрались из ада: сверкали красными глазищами, в которых читалось только одно желание, разорвать и сожрать!

Пришлось всех убить. Егор поймал себя на мысли о том, какие бы проблемы доставили ему эти бестии раньше? Когда и он сам был уровнем пониже, и, главное, кайло вобрало в себя меньше атрибутов. Если не тот кабан, то уж эта кабаниха вместе со своим адским потомством точно отправила бы варвара на перерождение.

Он как раз проходил мимо двух покосившихся скал, которые привалились друг к другу верхушками метрах в трех над землей, образуя треугольный проем, когда оттуда раздался свист. К нему легкой трусцой выбежали трое очень похожих друг на друга разбойников. Один из них — самый здоровый, неопрятный и лысый — цыкнул зубом и шумно сморкнулся прямо под ноги Гору.

— Ни с места, путник! — велел он.

Все трое были пятнадцатого уровня и чувствовали себя, видимо, очень уверенно. Мало кто в песочнице мог им противостоять.

— Стою, — ответил Егор.

— Это наш лес! — с некоторой долей пафоса заявил лысый.

— Рад за вас.

— Хочешь пройти дальше — плати сто кристаллов и иди. Хочешь вернуться назад — плати сто кристаллов и иди.

— А если останусь тут стоять?

— Плати сто кристаллов и стой, сколько влезет. Можешь даже полежать! — разбойник загоготал.

Судя по карте, где-то там, за спинами разбойников, кончалась зона песочницы и начинался большой Ракуэн. Возможно, так разрабы искусственно ограничивали желающих поскорее выйти из яслей (и мотивировали вливать реальные деньги), но Егор был по горло сыт проблемами. Еще ни одной драки в этой игре он не затеял сам. Даже тот злосчастный кролик, с которого выпала мифическая кирка, первым на него напал! Пацифистом в «Ракуэне» было не место, хотя разрабы постоянно хвалились тем, что их игра открывает простор для любой игровой стратегии, в том числе мирной.

— Знаешь, что, лысый?

— Что? — осклабился разбойник, перекидывая из руки в руку сучковатую дубинку. Два его товарища стояли рядом и тоже ухмылялись.

— Вот что…

Договаривать Егор не стал. Кирка взлетела и опустилась на сверкающую лысину.


Загрузка...