Глава 20

Хорошо, что теперь возле кладбища никто не дежурил, если бы его увидел игрок из «Изумрудных» или «Святых», сюда быстро сбежались бы все ганкеры округи. Егор постоял перед воротами в раздумье, соображая, что делать дальше. Ведь последний квестовый предмет остался на месте, нельзя было бросать всё сейчас.

Тут в чате мигнул никнейм Мико — она вышла в онлайн. А еще полминуты спустя чернокнижница показалась из ворот кладбища в одном купальнике. Соблазнительно покачивая бедрами, девушка подошла к приплясывающему варвару в трусах.

— Ты все танцуешь, — констатировала она.

— Да задрало уже, надо бы новый геймпад раздобыть, если они еще есть в продаже. Так, есть идеи, что нам делать?

— Конечно. Я уже с подобным сталкивалась. С призраком, которого обычное оружие не берет. Только тот гораздо слабее был.

— И как?

Она встала перед Гором, глядя ему в лицо, и Егор опустил камеру ниже, чтобы видеть золотоволосую чернокнижницу во всей красе.

— А ты не догадываешься? Подумай сам, по Торфу прошёл только мой урон, а твой — нет, и это значит…

— Ага, его берет только магия, — догадался он. — Слушай, но твоего урона точно не хватит, чтобы снести двадцать тысяч жизни босса. Вот если бы как-то можно было преобразовать мой физический урон…

— Точно! — воскликнула Мико. — Есть специальные зелья, которым смазывают оружие. Это может сработать. Нам нужно к алхимику…

— К Лугрите? — Егор открыл карту города, прикинул расстояние и выставил точку на магазине старухи. По карте протянулась полоска-стрелка, показывающая маршрут. — Да, до нее ближе. Только… Стоп. Мы же все деньги потеряли. Черт, какая-то хреновая фигня с этим постоянным выпадением всех денег после смерти!

— А ты что, все с собой таскаешь? — с подозрением поинтересовалась чернокнижница. — Открой банковский счет и переводи деньги туда. Или купи специальный кошелек. Обычный сохранит четверть накоплений, но классом получше сбережет половину или даже больше.

— Блин, я реальный нуб, Мико! Даже спросить у тебя не догадался…

Посетовав на свою тупость, он выяснил, что кошельки производят и продают на аукционе игроки, но, если переплатить, можно приобрести их и в игровом магазине. «Зеленый» стоит триста кристаллов и защищает от выпадения после смерти персонажа четверть кристаллов. «Синий», то есть редкий, хранит половину, эпический — три четверти. Легендарных кошельков в продаже Егор не увидел.

— Короче, не парься. На зелье моих сбережений хватит, — сказала Мико. — Идем в лавку.

Бабка Лугрита их узнала, закивала из-за прилавка, и Егор сразу перешел к делу, попросив ее порекомендовать что-нибудь, позволяющее бить нематериальные сущности. Та покопалась под прилавком и выгребла два флакона. Протянула первый со словами:

— Смажешь им, милок, оружие свое, и станет оно бить пламенем адовым, итить его налево, истинно тебе говорю! Вообще, стоит двадцать кристаллов, но уж больно ты хорош! Отдам за девятнадцать…

Вглядевшись в свойства, Егор признал, что это ему не подойдет. Урон от «пламени адова» наносился убогий, ничем не лучше того «Воспламенения», которое с некоторым шансом давала его кирка. Бабка тем временем продолжила:

— А это, здоровячок, зелье призрачное. Опасное оно, духовной силы огромной требует. Отправит оно тебя в мир духов, станешь сам бесплотный, аки облако, зато в одном пласте реальности с этой нечистью окажешься. Тридцать три кристалла — и никаких скидок! Штучный экземпляр!

Переведя ее слова в числовые значения, Егор понял (вернее, прочитал в свойствах флакона), что для использования «Призрачного зелья» требуется высокий параметр духовности. Благодаря кирке, с этим у него проблем не было. Чем выше характеристика, тем больше времени он мог провести в ином мире, по секунде за очко духовности.

— Тринадцать секунд, — хмыкнула Мико. — Но мне этого не надо, я-то могу заклинаниями влиться в босса. А вот тебе… Берем? Крисы есть, хватит.

— Не знаю, о чем ты говоришь, дева чернокнижная, но вещаешь зело странно, — проворчала Лугрита. — Неместная, что ли?

— У меня будет пара минут, — сказал Егор. — Думаю, успею, если сработает. Давай попробуем, у нас еще две попытки.

— Покупаю, — ответила девушка.

Болотный остров встретил их все той же атмосферной тишиной, едва нарушаемой призрачной музыкой, звучащей почти неслышно.

— А тут, кажется, кроме призрака Торфу вообще никто не живет, — отметил Егор. — Если о нем можно сказать «живет».

Как и в первый раз, как только они ступили на берег, ландшафт вокруг острова подернулся дымкой, и локацию окружило поле, не позволяющее игрокам ее покинуть.

Попытавшись выйти обратно и убедившись, что это невозможно, они направились к крепости. Все вокруг было мшистым, зелено-серым, тусклым. Почва пружинила под ногами, того и гляди провалится. Приземистые крепостные башенки и стену затянуло мхом, как и двор, в который они заглянули через пролом в воротах. Мико сказала тихо:

— Вообще, по идее, игровое событие ведь продолжается. Ну, то, которое началось, когда мы вошли на остров.

— Конечно, раз нас силовое поле назад не выпускает, — согласился Егор. — Хотя Торфу что-то не видно… Смотри!

Мико улыбнулась. Впереди лежали их выпавшие вещи. Быстро собрав их и снова одевшись, они пошли дальше. Егор выставил «Призрачное зелье» на быстрый доступ, чтобы активировать сразу.

Линии пентаграммы снова разгорелись на мшистой подушке, разлегшейся под ногами, протянулись между пятью башнями. Но сейчас в центре двора не возникло никакого силуэта, поэтому они сделали еще несколько шагов и остановились.

— Ну и где… — начала Мико.

— Вон, — перебил Егор. — Кажется, он все это время здесь тусовался, нас поджидал.

— Снова вы! — донесся сбоку брюзгливый возглас, и от стены к ним двинулась мутно-прозрачная фигура с мечом в руках. Призрак казался косматым из-за развевающихся лоскутов дымчатой одежды и патлатых длинных волос. — Нет покоя для грешных! А я грешен! Безумно грешен!

— Какой-то он все-таки странный, — пробормотала Мико.

Пока Торфу приближался, занеся вполне материальный, поблескивающий изумрудной энергией меч, она скастовала знакомое заклинание.

Чернокнижница Мико использовала заклинание «Блуждающий дух»!

Мико нанесла Торфу 25 единиц урона тайной магией.

Торфу, очки жизни: 19975/20000.

— Ха, пакостное чернокнижие! — хмыкнул Торфу. — Это дрянное заклятьешко для меня — все одно как укус болотного москита.

Она возмутилась:

— Вот ты нахал!

А Егор думал о другом. Прикинув цифры жизни призрака, он понял, что у того здоровье с момента их прошлой стычки восстановилось.

За мгновение до того, как Торфу оказался рядом, он выпил «Призрачное зелье». Последствие оказалось чем-то схоже с инвизом: экран по углам чуть затемнился, образовав эффект «туннеля зрения». Изменились и звуки, стали более гулкими и далекими, а за движущимися предметами начали вытягиваться глянцево поблескивающие шлейфы.

Внимание! Способность невидимости доступна в течение 133 секунд.

Призрак в этом пласте реальности разительно преобразился. Четче обозначились черты лица, волосы из дымного ореола превратились в густые космы. Темными линиями проступили вены на длинных худых запястьях, торчащих из рукавов балахона. Мико тоже изменилась, но в обратную сторону, словно сама стала призраком — относительно этого пласта реальности.

— Говорил же я, что ты ловчила, — проскрипел Торфу.

Чернокнижница Мико использовала заклинание «Блуждающий дух»!

Мико нанесла Торфу 25 единиц урона тайной магией.

Торфу, очки жизни: 19950/20000.

Призрак ускорился, атакуя, и варвар бросился навстречу. Оба вскинули оружие. Мико осталась где-то позади, Егор сразу потерял ее из виду. Да и не до нее теперь было: он уклонился, покатился вбок, вскочил, ударил… Есть! Работает!

Вы нанесли 11630 единиц физического урона Торфу!

Торфу, очки жизни: 8320/20000.

Фигура противника поблекла, опять стала прозрачней.

— Ну, ты горазд своей корягой махаться! — взревел он оскорбленно и поспешно отплыл назад, так что второй удар Егор нанести не успел. — Гарфид, Нарфид, Барфид, Виртига и Гаргала! Взываю к вам, болотные стражи! Оживите Великий Знак Болот!

Торфу использовал пассивное заклинание «Сила Знака Болот».

В основаниях пяти башен по углам двора что-то замерцало, они тихо загудели, от них по угасшим линиям пентаграммы пробежали пульсации зеленого света. Призрак как раз доплыл до ближайшей линии мерцания, и свет перескочил на него, отчего фигура Торфу снова стала материальной. При этом он на две-три секунды замер, впав в транс, а затем встрепенулся и довольно крякнул, будто объевшийся сытного борща обжора.

Торфу, очки жизни: 20000/20000.

Егор выпучил глаза. Что-что? Он может целиком восстанавливаться? Но как тогда с ним сладить?!

Мико снова атаковала «Блуждающим духом», но его это не очень-то порадовало — что толку, если призрак возвращает все отнятое? Таймер показывал, что до окончания действия «зелья призрачности», после чего он вообще не сможет навредить этому древнему божку, оставалось меньше двух минут.

Призрак снова поплыл к нему, и варвар метнулся к ближайшей башне. Линия пентаграммы уходила в проем, но войти внутрь Гор не смог, ход был перегорожен мерцающей пленкой силового поля. Торфу нагонял, и Егор ударил киркой. Пелена треснула, после второго удара паутина разверзлась сильнее. Однако раздолбать защиту он не успел — противник был уже за спиной, что Егору показала максимально поднятая камера. Пришлось кувырком уходить вбок.

— Тебя Веспа прислала, ловчила? — скрипнул Торфу, как показалось Егору, с какой-то даже иронией. — Не лежится старой карге в ее гнилой могиле!

Очутившись сбоку от противника, Егор провел «Двойной удар», надеясь нанести дополнительные сто процентов урона, что превысит общий размер жизни босса. Не вышло — кирка опять сработала только на одиннадцать тысяч шестьсот тридцать единиц, а Торфу быстренько переместился к линии пентаграммы, по которой от башен немедленно побежали импульсы энергии. Как только они влились в призрака, тот на пару секунд застопорился, восстанавливаясь, и Егор воспользовался этим, чтобы ударить еще раз.

В прошлый раз он этого не заметил, только сейчас разглядел, что во время «транса» фигура Торфу окутывается светящимся коконом. Кирка ударила по нему, тот пошел трещинами, но прежде чем получилось замахнуться еще раз, Торфу восстановился — и тоже атаковал.

На какой-то миг Егору показалось, что это конец. Ведь в прошлый раз одного касания квестового меча к бренной тушке варвара хватило, чтобы отправить того к праотцам.

Торфу нанес вам 4500 единиц физического урона!

Гор, очки жизни: 5328/9828.

Фух-х! Егор бегом повел варвара к другой башне. Хотя какое там «фух-х», еще два удара меча — и квест провален!

На бегу он выпил «Великое зелье здоровья», и очки жизни бодро поднялись почти до десяти тысяч. Торфу плыл за ним, чуть отставая, но вполне резво. Он что-то многословно скрежетал: про старую Веспу, которая «всегда любила использовать таких молодых ловчил», про родные болота, в которых «так привольно дышится гнилым воздухом старых торфяников», и про судьбу своего противника-варвара, которой он, Торфу, совершенно не завидует, поскольку «заговоренный меч не просто убьет тебя, ловчила, а высосет твою мелкую душонку до дна!»

До окончания действия призрачного зелья оставалась чуть больше полутора минут, когда варвар добрался до следующей башни и начал колотить по защитному полю. Анимация разрушения повторялась один в один: первый удар — несколько концентрических трещин, второй — уже целая паутина, третий…

Но третьего он снова нанести не успел, потому что сзади Торфу уже занес над ним меч, и пришлось снова кувыркаться, прыгать, бежать обратно в обход призрака.

Он был совершенно уверен, что правильно понял механику всего этого, и с разгона вломил киркой по проходу в первую башню. Третий удар заставил поле осыпаться световыми осколками, которые упали на мох двора и растаяли.

Гор, влетев внутрь, остановился перед небольшим каменным алтарем в центре круглой комнаты. Вдоль стены вверх шла винтовая лестница, а на алтаре, который светился той же зеленью, что и линии пентаграммы, лежал изумрудный череп. Вроде человеческий, но с удлиненными челюстями и двумя выступами на лбу.

Тварь, которой он когда-то принадлежал, была изображена в виде барельефа на верхней плоскости алтаря: ящероподобный чешуйчатый обитатель болот, стоящий на задних ногах со щитом и мечом в руках, и с короткими кривыми рогами.

— Не трожь черепушку Гарфида, ловчила! — потребовал Торфу сзади.

Кирка опустилась на череп, и тот рассыпался осколками. Алтарь вспыхнул и стал черным, словно мгновенно обуглился. Погасла тянущаяся от него наружу через проем линия пентаграммы.

Череп стража болот Гарфида уничтожен!

Вероятность перенять свойство «+30 к выносливости» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 40 %.

Вероятность перенять свойство «+30 к силе» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 40 %.

Вероятность перенять свойство «Броня: 25» «Первозданным кайлом хозяйки Медной горы»: 40 %.

Количество свойств разрушенного предмета «Череп стража болота Гарфида»: 3 (1) +30 к выносливости; (2) +30 к силе; (3) Броня: 25.

Расчет вероятности перенять свойство 1… отрицательно.

Расчет вероятности перенять свойство 2… положительно.

Расчет вероятности перенять свойство 3… отрицательно.

Свойство разрушенного предмета «Череп стража болота Гарфида»: 2 (+30 к силе) поглощено.

— Ах ты ж, гаденыш мелкий! — заругался снаружи древний бог. — Раздолбал кумпол бедняге Гарфиду! А такой парень был славный! Отважный! Послушный! Тупой, как пенек! Так служил он мне! Проклинаю тебя, ловчила, всякими жу-у-уткими древними проклятиями!

Егор побыстрее вывалился из башни, но оказалось, что зря. Нейросетка, ведущая Торфу, знала толк в тактике боя. По крайней мере, хоть какое-то представление о ней имела — догадалась поставить призрака сбоку от прохода, чего из-за скорости и сумбурности происходящего Егор не учел.

— Н-на! — ну совершенно не «по-божественному», а с каким-то даже мальчишеским запалом рявкнул Торфу, и его меч ударил варвара сбоку.

Торфу нанес вам 4500 единиц физического урона!

Гор, очки жизни: 4469/9828.

Хорошо, что он тогда зелье здоровья выпил! И очень плохо, что больше его использовать нельзя! Сцепив зубы, Егор крутанулся в своей уже успевшей полюбиться «Зубодробительной ярости берсерка», и его варвар провел три удара, рандомно выкинутых системой:

Удар сверху… Двойной удар… Коварный удар…

«Ну, такое себе», — решил он, увидев лог с подозрительно круглыми цифрами:

Вы нанесли 9000 единиц физического урона Торфу!

Торфу, очки жизни: 11000/20000.

То есть дофига, конечно, но могло бы быть и больше. А с другой стороны, в процессе выполнения «Коварного удара мечом» варвар заодно ушел от встречной атаки призрака. То есть система специально добавила в связку именно этот прием, чтобы при этом избежать контратаки, ведь уклонение от чужого удара как раз является его частью? Или так вышло случайно? Потому что, если бы Торфу по нему попал, Гору бы таки пришел конец.

Кстати, где там Мико… Логи Егор пропустил, но чернокнижницы не было ни слышно, ни видно — скорее всего, призрак ее благополучно ухайдокал, и заканчивать квест придется самому. Если, конечно, с этим вообще удастся справиться.

Башня, из которой Гор только что выбрался, после разрушения алтаря почернела и чуть дымилась, будто гигантская головешка. Но четыре других, оставшиеся мшисто-зелеными, снова тихо загудели — и по линиям пентаграммы побежали сгустки энергии. Пока варвар несся ко второй башне, где защитное поле на входе было уже частично взломано, таймер неумолимо отсчитывал секунды до конца действия зелья.

Призрак тем временем замерцал. На несколько мгновений он закутался в светящийся кокон, и по низу экрана скользнула новая строчка:

Торфу, очки жизни: 16000/20000.

Ага, разрушение алтаря сработало! Одна башня долой — и целиком жизнь противника не восстановилась. Теперь надо уничтожать остальные черепа. Но время, время!

Кайло ударило по защитному полу, и уже знакомая анимация разрушения заставила впрыснуться в мозг Егора толику дофамина. Поле осыпалось мерцающими осколками, они погасли, не долетев до земли.

— Теперь ты на Нарфида наехал?! — скрипуче взвыл Торфу, на бегу размахивая мечом. — Да ты маньяк кровожадный!

Когда Егор ворвался во вторую башню, таймер показывал чуть больше минуты до конца. Здесь его ждал желтый череп немного больших размеров, чем первый, а барельеф на алтаре изображал такого же ящера-воина, разве что чуть покрупнее и с молотом вместо меча в руке.

Чтобы разбить череп Нарфида понадобился не один, а два удара кирки. Желтый череп рассыпался, алтарь почернел, а башня содрогнулась и чуть сдвинулась, покосившись.

— Тобой детей пугать на ночь, злобный убийца! — обвинил призрак снаружи. Судя по громкости голоса, он был уже неподалеку.

Логи расчета вероятности поглощения свойств показали, что кайло впитало из черепа двадцать очков ловкости, а еще некий атрибут под названием «Донная походка», но разбираться, что это такое, времени не было — призрак уже маячил у входа.

Егор это предвидел и поэтому взлетел по идущей вдоль стены винтовой лестнице, а с вершины башни спрыгнул во двор.

И лишь в последний момент сообразил, как сглупил, надо было поступить иначе, но поздно.

Падение с высоты снесло варвару сто очков жизни. Он бегом пересек двор, слыша обвиняющие вопли призрака за спиной, и начал бить по защите в проходе третьей башни. Когда сломал поле, призрак был уже совсем рядом. Гор ворвался внутрь, однако разбить большой синий череп не успел, едва сумев избежать удара мечом. Кирка попала по черепу лишь раз, тот треснул, но не распался, а Гору после этого пришлось бегать вокруг алтаря.

Скрипя, хрипя и завывая, Торфу плыл следом, поливал его забористой бранью, больше подходящей старому моряку, чем древнему богу, и размахивал ярко полыхающим мечом. Егор, чувствуя себя улепетывающим от гончей зайцем, на ходу ударил киркой — не попал, все-таки управление геймпадом имело свои особенности. Ударил второй раз, и теперь попал. Синий череп треснул сильнее, но выдержал. Тогда Егору пришла в голову новая мысль, и он, круто развернув Гора, заставил его вспрыгнуть на алтарь, а с него атаковать Торфу «Ударом сверху».

Вы нанесли 6000 единиц физического урона Торфу!

Торфу, очки жизни: 10000/20000.

Призрак тоже ударил, но Гор уже соскочил обратно и, прежде чем все четыре башни заработали, чтобы поднять противнику очки жизни, доломал синий череп.

— Прощай, бедняга Барфид, вот и ты пал от рук мрачного убийцы! — проорал Торфу, впрочем, без особой скорби. А потом замер, окутавшись защитным коконом.

«Это я-то мрачный убийца? Да я веселый танцор!» — подумал Егор, выбегая из почерневшей башни. Система показала, что жизнь Торфу восстановилась до четырнадцати тысяч, а Гор в это время уже приближался к четвертому алтарю. Время стремительно истекало, а потому он даже не вчитывался в бонусы, поглощенные киркой.

Здесь поле удалось взломать до того, как приблизился противник, потому что Торфу пришлось двигаться аж из башни напротив. Череп оказался красного цвета, с горящими глазницами, а «страж болот» на алтаре — самкой с большими чешуйчатыми грудями и с парой кривых клинков в руках.

На то, чтобы разбить этот череп, понадобилось четыре удара. Алтарь обуглился, башня содрогнулась и почернела…

Цифры таймера внезапно изменились — добавилось тридцать секунд! Точно, кирка поглотила «+30 к духовности»! «Вовремя кто-то сыграл на рояле…» — ухмыльнулся Егор.

Уверенный, что теперь сможет добить Торфу, он вывел варвара обратно и увидел призрака, движущегося к нему через центр двора. Что-то тот изрядно замедлился…

Торфу вдруг задрожал и окончательно встал. Он больше не ругался, вообще ничего не говорил. Варвар бегом направил навстречу, а противник завращался. Его одежды и волосы взвились, очертания смазались, силуэт превратился в вытянутый расплывчатый волчок.

Надо было остановиться, но Егор не успел, и его чар налетел на призрака. Гора отшвырнуло назад, он прокатился по двору обратно к башне и замер лицом вниз.

Торфу нанес вам 4400 единиц критического физического урона!

Вы оглушены на 3 секунды!

Гор, очки жизни: 69/9828.

Это был конец. Или все же нет? Время уходило, а Гор даже не мог пошевелиться. Благодаря поднятой камере Егор видел, как призрачный волчок, кружась, ползет через двор к нему. Хорошо хоть скорость призрака в таком состоянии была невелика, и три секунды успели истечь, прежде чем он добрался до варвара.

Гор вскочил и побежал — но не к последней башне, а к четвертой, уже обработанной, ведь путь к пятой постройке ему перекрывал призрак.

Смертоносный волчок двигался следом. Варвар почти полз, потому что был на последнем издыхании, и противник догонял.

Егор вдруг понял, что до боли закусил губу, а пальцы на геймпаде почти онемели от напряжения.

Гор влетел в почерневшую башню и бросился вверх по винтовой лестнице. Была еще крошечная надежда, что в этой своей стадии Торфу не сможет подниматься, но волчок, ритмично подпрыгивая, начал двигаться вверх по ступеням. Когда Гор вывалился на верхнюю площадку, волчок был буквально в сантиметрах позади, каждое мгновение он мог коснуться варвара, и тогда конец.

Вдруг на стене между башнями он увидел Мико, поднявшую перед собой руки. От нее полетел серый клуб заклятия.

Чернокнижница Мико использовала заклинание «Блуждающий дух»!

Мико нанесла Торфу 25 единиц урона тайной магией.

Торфу, очки жизни: 9975/20000.

Егор едва не вскрикнул, полностью погруженный в события на экране. Размытый край призрачного волчка уже коснулся спины его варвара…

Вы использовали Печать Легкого Дуновения.

Внимание! Отмеченный Печатью Легкого Дуновения обретает способность левитации на протяжении 30 секунд один раз в сутки.

Гор полетел.

Это было… ну да, прекрасно. И так поразительно, что дух захватывало. Ни разу раньше в Ракуэне он не поднимался над землей! Сердце колотилось в груди, как отбойный молоток, вот-вот наружу выпрыгнет. Егор вжал стик, управление оказалось такое же, как при беге. На лету повернул камеру и увидел, что призрак вращается на краю площадки. Потом он качнулся, поплыл назад и исчез из вида. То есть он сейчас спускается по лестнице?

Удивительным образом таймер действия «призрачного зелья» и таймер левитации совпали: одинаковые цифры, расположенные рядом в углу экрана, сменялись перед его глазами: 21… 20… 19…

Где-то сбоку, на краю поля зрения, маячила на стене Мико. Гор влетел в последнюю башню через проход наверху, отключил левитацию и скатился вниз.

Проскочили две строчки о нанесении «тайного урона», это значило, что Торфу спустился во двор, и Мико опять атаковала его.

Череп на последнем алтаре был золотым, с красными глазами. А барельеф Гаргалы изображал ящероженщину с длинным шипастым хвостом, сжимающую в мускулистой руке огромную дубину.

Оставалось пятнадцать секунд. На то, чтобы разбить череп, понадобилось пять ударов. Вспышка, искры… алтарь чернеет, башня содрогается и обугливается, защитное поле на входе гаснет.

Когда Гор шагнул наружу, пентаграмма в замковом дворе исчезла, и вся локация потускнела, будто на острове мгновенно наступил поздний вечер. В сумраке черными головнями маячили пять башен, а перед варваром, опустившись на одно колено, стоял, наклонив голову, древний бог болот Торфу. Широкие плечи его ссутулились, он упирался в землю руками и не шевелился, уставившись в мох. Квестовый меч лежал рядом.

Ожидая подвоха, Егор осторожно подвел варвара с занесенной киркой ближе. Нацелил перекрестье на меч и вдавил кнопку.

Меч из комплекта «Доспехи Веспы»

Предмет не идентифицирован.

Внимание! У предмета есть скрытые свойства, обратитесь за разъяснениями к алхимику Мортану.

Затем открылось следующее окно:

Внимание! Финальное задание уникальной квестовой цепочки «Доспехи Веспы» выполнено!

Отнесите весь комплект алхимику Мортану и узнайте древнюю тайну!

Награда: не определена.

Хм… получается, он завершил эту часть квестовой цепочки, не убив Торфу? То есть реально завершить ее и так, и этак? А если вправду не убивать странного призрака? Но ведь тот так достал этой беготней! С другой стороны, наверняка ведь почти все игроки добили бы его сейчас. Может, как раз для тех, кто пощадит Торфу, сценаристы припасли что-то интересное?

Мико на крепостной стене уже перестала кастовать свои заклинания — скорее всего, закончилась мана — и просто наблюдала за происходящим. А Егор еще колебался. Таймер показал шесть секунд до того, как наступит мгновение, когда он уже в любом случае не сможет добить призрака.

И тут голова неподвижного божества дрогнула. Из-под спутанных волос на варвара снисходительно глянули два блестящих лукавых глаза, и скрипучий голос прозвучал посреди укутанного в густые тени молчащего двора:

— Ну что, я таки победил, ловкач.

— Ах, это ты победил?! — возмутился Егор. — Нет, ты серьезно?! Ну так получи!

Кирка ударила в голову Торфу.

Эхо призрачного смешка долетело из динамиков до ушей Егора. Призрак растаял, открыв спрятанный внутри светящийся изумрудный камешек, раньше паривший где-то в районе его груди. Этот камешек перелетел к концу кирки и всосался в нее, исчезнув.

Вероятность стать новым пристанищем неразрушимой божественной сущности «Душа Торфу» для «Первозданного кайла хозяйки Медной горы»: 100 %.

Расчет вероятности… положительно.

Неразрушимая божественная сущность «Душа Торфу» поглощена.

Кайло вспыхнуло настолько ярким, слепящим светом, что он мгновенно поглотил все тени, превратив сумрак двора в сияющий день. Мико на стене ахнула и свалилась вниз. Вокруг Гора закружился изумрудный смерч, сплетающийся из молний и вороха искр. Его отбросило назад, он упал под стеной башни, и только, когда свет начал гаснуть, сумел сесть.

Сияние кирки в его руках угасло, и с последними его лучами «Кайло хозяйки Медной горы» сказало своему хозяину скрипучим насмешливым голосом:

— Я же сказал тебе, что победил, ловкач.


Загрузка...