Глава 25


Следующим утром, едва позавтракав, Егор полез в «Ракуэн». Ночью Хас написал, что они с Мико добрались до Ратчета, что девчонка «прикольная» и почему-то много расспрашивает о Егоре.

Они уже ждали у арены. Когда Гор вышел навстречу, Хас замахал руками. Варвар приблизился к друзьям, и тут Егор понял, какое серьезное ограничение накладывает приставка: не обнимешься на радостях. А вот лежал бы сейчас в капсуле — мог бы обхватить за талию чернокнижницу, похлопать по спине смуглого стрелка с гномьим ружьем.

— Как дела, бро? — спросил Хас.

Гор открыл было рот, но его опередила реплика, отпущенная низким прокуренным голосом:

— Поздравляю вчерашнего победителя.

Все, как по команде, повернулись: к ним подошла маленькая гномка в грубом кожаном комбинезоне и высоких, а для ее роста так и просто гигантских, черных сапогах. Она встала рядом, задрав кудрявую голову с милым личиком, и добавила хриплым басом:

— Видела, как ты там вчера наяривал на арене, крутяк!

Надра, гном, инженер 15 уровня

— Э… спасибо, — ответил Егор, несколько обескураженный несоответствием внешности и, так сказать, звучания этого милого создания.

Надра в ответ по-свойски пихнула его кулаком в бок (выше она не дотягивалась), развернулась, громко стукнув каблуками своих великанских сапог, и утопала прочь.

Некоторые другие игроки, проходя мимо, тоже отпускали замечания по поводу победы Гора, и друзья быстро сообразили, в чем дело:

— Так ты тут успел уже без нас набедокурить? — тряхнула головой Мико.

— Нет, почему набедокурить, я мужественно сражался на Арене и победил всех противников, — возразил Егор. — Ладно, а теперь пошли…

Но никуда пойти они не успели — на этот раз помешал маг со знакомым именем.

Карахим, сияющий лыбой во все лицо, сходу обнял Гора и затараторил:

— О, решил еще поучаствовать? Круто вчера мы, да? Но тут такое дело… бои только вечером начнутся. А это кто, друзья твои?

— …И подруги, — добавила Мико.

— Ну привет, друзья с подругами. Видели, как ваш варвар вчера сражался?

— Не видели, мы только прибыли, — ответил Хас.

— А зря, зря. Мы с братушкой первое место в турнире забрали.

— Братушка… — сощурился Хас. — Знакомое словцо. Слушай, извини за нескромный вопрос, ты сам откуда?

— Из Болгарии, — ответил маг.

— Ага, так и подумал. Была у меня знакомая болгарка — также иногда меня называла.

— Вообще, я Стоян. А вы русские, да? Слушайте, так, может, продолжим?

— Извини, не можем сейчас, — ответил Егор. — Несколько дел есть важных.

— Да? Жаль! — не обиделся Карахим. — Ну лады, добавь меня в «Друзья», чтобы, если что, легко найти. До связи!

— До связи, — кивнул Егор, и маг ушел по своим делам.

Они направились прочь от боевой арены, лавируя между игроков и неписей, и Мико уточнила:

— А какие у нас дела?

— Перво-наперво надо в храм какого-нибудь бога из тех, что покрупнее. Взять у него квест или помолиться, или как-то еще услужить… — Они вышли к краю площади, где народу было меньше, так что Егор достал из инвентаря кирку и потряс ею. — Короче, мне тут подкинули тему: если получить благословение какого-нибудь бога высшего круга, то либо это само по себе уберет Торфу, либо я смогу его прогнать. Ибо достал…

— Ты что говоришь, ловкач?! — завопило кайло дурным голосом, и они поспешно отбежали подальше за дома, поскольку на них начали оглядываться. — Избавиться?! Стоит только отлететь на астральный план, прошвырнуться там-сям между сферами запределья, развеяться, а тут на тебе — удар в спину!

Егор двумя руками сжал кирку, выставил перед собой и сказал:

— Да, избавиться, потому что ты мне надоел.

— Ах ты, скотина неблагодарная!

— Ну он и хам, — удивилась уже и Мико, а Хас показательно стукнул кулаком по ладони, демонстрируя, что нужно сделать с наглым богом.

Егор спросил:

— За что мне тебя благодарить?

— Да за то, что от Веспы спас! Забыл, кто слово божье вовремя выкатил? А это, между прочим, заклинание эпического уровня! Ты что, думаешь, Божественное вмешательство — это просто пальцами щелкнуть? В астрале до сих пор рябь от него!

— Если бы не ты — и спасать бы не надо было, алхимик бы на меня не напал. Нет, я четко решил: получаю благословение другого бога и избавляюсь от тебя, как посоветовал Грон.

— Да этот пень старый ничего не знает! А я тебя за это…

— Ничего ты мне не сделаешь, — оборвал его Егор и уже собрался сунуть кирку в инвентарь, но тут Торфу неожиданно сменил тон:

— Не изгоняй меня, — серьезно заговорил он. — Нет хуже удела, чем вечные скитания в астральной мгле.

Егор оглядел спутников, с любопытством слушавших эту речь, и Мико осторожно кивнула — мол, пусть дальше говорит.

— Продолжай.

— А что тут продолжать? Есть же у меня тело, ловкач. Есть! Сильное, мужественное, на морду привлекательное… А ведь ты уже понял, что скромность — одно из основных, но не самых главных моих достоинств. Так что не вру. Да ты и сам видел его астральный отголосок, когда произнес я свое эпическое слово и снял с тебя заклятье ошеломления, насланное моей дорогой, сгоревшей на работе женушкой.

— Помню, кто-то с посохом тогда возник.

— Ну и где это тело? — вмешался Хас.

— О, наш академик прорезался! — обрадовался Торфу, очень быстро сбившийся на свой обычный тон. — Где-где… в пещере хрустальной, в хрустальном же монолите оно заключено.

Мико тоже вмешалась в разговор:

— А почему оно там?

— Так жена моя, стерва ненаглядная, его туда поместила.

— Ого! — удивился Егор. — Вот почему ты ее так ненавидишь?

— Еще бы… Бедное мое тело, бедное… одно там, в дали от души моей… — кирка издала звук, как будто начала хлюпать носом и вот-вот расплачется.

— И как ты вообще с такой уродиной жил, удивляюсь. За что она тебя в хрустальный монолит посадила?

— За то, что ее такой сделал, — хлюпнула кирка.

— В смысле? — не поняла Мико. Собственно, не только она, никто не понял. — Какой сделал?

— Да уродиной же.

— А кем она была? То есть нет, стоп, погоди! Она что изначально была не такой внешности?

— Ты, кучерявая, чего несешь? — оскорбился Торфу. — Вот бабы! Что б я, великое божество болот, на этакой мымре корявой женился? Да Веспушка моя красавицей была невероятной. Ну, до тех пор, пока я на нее неснимаемое заклятье болотной скверны не наложил.

— Блин, я вообще в шоке, — высказался Хас, пока остальные двое растерянно хлопали глазами. — А зачем ты, стесняюсь спросить, все это провернул?

— Притесняла меня сильно. На пирушки не пускала или там в кости перекинуться со старым водяным, да и на других девиц взгляда не позволяла бросить, шпыняла всячески и поучала… А я это… — кирка хихикнула, — как-то, слышьте, напился болотной тинистой браги столетней выдержки и как домой пришел… то бишь в замок наш… ну, тот, вы его видели, Веспа как набросилась, как давай пилить! И ведь всё не по делу, всё почем зря! Что с того, спрашивается, что я спустя три месяца пришел, после того как подышать отпросился? Ну не пришел, приполз, но так ведь прибыл же на место! К ней, к родимой моей вернулся, а не к русалке какой-нибудь… а ведь мог… была у меня одна… А Веспа как набросится! Вот я не выдержал и спьяну-то ее и… тогось…

— Тьфу! — в Мико проснулась женская солидарность. — Какой ты, вот это, гад болотный. Егор, то есть Гор, а ну пошли в ближайший храм, избавимся от этого козла!

— Нет, стойте! — всполошился Торфу. — Я ж не договорил! Если отнесете меня в хрустальную пещеру и разобьёте монолит, получите хорошую выгоду! Божественного уровня!

Торфу, древнее божество, предлагает вам выполнить задание:

«Свободу Торфу!»

Доставить божественную сущность Торфу в хрустальную пещеру к западу от Мшистых холмов и помочь ей воссоединиться с телом, заключенном в Хрустальном монолите.

Награда: не определена.

Принять задание?

Егор посомневался несколько секунд, разглядывая карту континента, а потом принял квест. Показалось или реально услышал вздох облегчения, донесшийся из кирки? Но уж точно она дрогнула в руке, это движение передалось через геймпад.

— Божественная благодарность тебе обеспечена, ловкач!

— Возможно, но только сейчас мы по твоему заданию не пойдем.

— Рано радуешься, божок! — с ухмылкой кивнул Хас.

— Эй, это почему не пойдете? Сейчас идем! Айда мою божественную плоть выручать!

«Ага, — сообразил Егор. — Этот бог, мало того что хитрец тот еще, так он лексикон на игроках пополняет, на ходу словечки срезает! “Айда” — это ж только что Карахим брякнул…» Но вслух сказал коротко и решительно:

— Нет. — А сунув кирку в инвентарь, добавил: — До этих твоих Мшистых холмов пилить и пилить, награда у квеста непонятная, ты только обещаешь золотые горы. Так что после каменоломен туда заглянем, когда время высвободится. А пока что ты меня не раздражаешь, а наоборот, помогаешь, понял?

— Ладно уж, — скрипнул геймпад в его руках. — Посмотрим, как оно выйдет-то, ловкач…

Егор повел Мико с Хасом в сторону лавки старого варвара, по дороге коротко описав, в чем было дело с четками.

Грон все также подпирал стену магазина возле двери, сложив на груди большие мускулистые руки. И когда они втроем вошли внутрь, точно так же шагнул следом и прикрыл дверь. Обойдя прилавок, степенно остановился, выжидая. Егор вошел в инвентарь магазина и купил четки, благо теперь у него была тысяча крисов за победу на арене плюс сотня, выпавшая с сундучка.

Когда четки оказались у него в ячейке… ничего не произошло. Он пригляделся к невозмутимому лицу старого варвара, не произнесшего ни слова с начала их визита, наверное, потому что и они молчали. Неужели какой-то обман?

Егор вызвал инвентарь, навел перекрестье на слот с четками, тапнул кнопку… На экране телевизора состоящие из серебряных камешков четки оказались в руке у варвара — и тут же с шелестом развернулась карта окрестных земель, закрыв почти весь обзор. На ней появились четыре поблескивающие серебром звездочки… нет, пять — только первая из них, ну, или последняя, находящаяся в горах неподалеку от Лунного приюта, была блеклой, показывая, что это место он уже посетил.

Стоило навести перекрестье на одну метку, как всплыл текст:

Камень Балара

Этот древний мегалит хранит тайну великого бога-воина, повелителя всех гор, скал и камней, могучего Балара. Душа его давно покинула сей мир, но плоть осталась в Ракуэне, воплощенная в Камнях. Лишь острый взором и ловкий телом путник способен разгадать тайну Камней Балара.

Ты можешь принять дар Печати Раздора, второй из пяти!

Внимание! Отмеченный Печатью Раздора обретает способность вносить смуту в стан врагов числом не более двадцати, заставляя их нещадно сражаться друг с другом на протяжении 30 секунд один раз в сутки.

— Эй, бро, чего застыл с этой побрякушкой в руках? — окликнул Хас.

— Да у меня тут карта развернулась, — пояснил Егор. — Благодаря четкам.

— Ага, на ней эти карты Балара обозначились? — сообразила Мико.

— Точно, причем, если выделить, показывает свойства каждого. Так, сейчас…

Он принялся мысленно перечислять: Легкое дуновение, Раздор, Каменная Походка, Сверкание, Незримость. Благодаря «Каменной походке» можно было три минуты ходить сквозь камень, «Сверкание» заставляло твоего чара так сиять, что это слепило окружающих (отличная фишка для боя), ну и «Незримость» — банальная невидимость, тоже трехминутная, причем слетающая в случае драки.

Закрыв карту, Егор поблагодарил хозяина магазина и вместе с друзьями вышел наружу, где и рассказал им, что получилось.

— Способности неплохие, но не выдающиеся, — заключил он. — К тому же за раз нельзя набрать все, каждая следующая стирает предыдущую.

— В тоннелях и штольнях левитация, которая у тебя сейчас, не очень нужна, — указала Мико.

— Да, поэтому логичнее перед ними отыскать камень с Печатью Каменной походки. Ну и по дороге еще будет тот, который дает Печать Раздора… можно завернуть к нему на пути к штольням.

— Это все хорошо, — сказал Хас. — Вот только мы, пока сюда добирались, пару раз чуть не погибли. А там мобы меньше двадцатых уровней были. Там, куда мы идем, явно твари сильнее.

— Ага, — кивнула Мико. — Те районы только недавно начали осваивать. Топовые игроки чуть выше девяностых. Значит, и мобы там не меньше. Не знаю, как Гора, а меня точно будут ваншотить.

— Да уж… — вздохнул Егор. — А по дороге мы никак не раскачаемся?

— Раскачаемся, только это займет время.

— Сколько?

— Хех! — усмехнулась Мико. — «Ракуэн» вышел год назад. Вот примерно столько и займет, если качаться как все.

— Кажется, в нашем плане есть пробел, — почесал затылок Хас. — Мы, когда всю эту тему с рудой придумывали, это совсем не учитывали, что ли?

— Да, как-то упустили, — ответил Егор. — Рассчитывали на быструю прокачку за счет фарма мобов уровней на двадцать выше. Но даже так… Мне все равно нужно пять косарей, чтобы привязать легендарную броню, рисковать ею не хочу. Короче, идея! Смотрите… — он вытащил «Сферу возвышения», полученную за победу на Арене. — Как насчет задержаться в Ратчете на недельку и погонять на Арене?

— Ты не можешь участвовать в дисциплине, в которой уже выиграл, — покачала головой Мико.

— Это в два на два. А нас трое. А еще можно позвать Карахима и сыграть в четыре на четыре. Плюс есть соло-дисциплина. А если найти пятого…

— Все, все, не тупые, — засмеялась Мико. — Выиграть все, потом прокачаться до двадцатого уровня и пройтись снова. Прекрасный план.

— Ага, — кивнул Хас. — Как у гномов в «Южном парке». Пункт первый — участвовать в аренах. Пункт второй — как-то выиграть, но как, непонятно. Пункт третий — профит!

— Как-нибудь выиграем, — заключил Егор. — Для начала надо сделать пятнадцатые уровни, чтобы вечером было больше шансов. Мико, где тут поблизости лучшая точка для фарма?

***

Сначала все шло просто прекрасно. Они наведались в Дремучую рощу, нашли там старое кладбище и хорошо прокачались на местных зомби и скелетах. Мобы там бродили от двадцатого до двадцать пятого уровня, и большинство ложилось с одного-двух ударов.

Встреченный рарник — какой-то особо упитанный зомби со светящейся гниющей кожей — выкинул Хасу редкое, синее, ружье с просто сокрушительным для этих мест уроном, после чего шансы на успешные выступления на арене резко повысились. Урон стрелка Хаса вырос раз в десять, особенно учитывая, что до того он бродил с обычным, без всяких бонусов, слабеньким ружьишком из песочницы.

Сделав пятнадцатый уровень, Егор вышел из группы. Ему больше нельзя было набирать опыт, чтобы не улететь в другую весовую категорию, и пришлось сменить локацию — сами Мико и Хас с мобами не справлялись. Гор остался в Ратчете, пока ребята отправились добивать пятнадцатый уровень в Старом городе — местности, прилегающей к Ратчету.

Егор же списался с Карахимом и встретился с ним в таверне у арены. Маг, с улыбкой выслушав, назвал план безумным, но решительно согласился поучаствовать. Однако быстро выяснилось, что все не так просто:

— Гор, это прокатит лишь раз. Каждую сферу можно получить только однажды.

— Каждую? А сколько всего видов?

— Я знаю о трех. За победу в соло и в парах дают сферу на пять уровней. Ее мы получили. Теперь, если победим, нам дадут только деньги, просто больше. В тройках и четверках за первое место отваливают «Большую сферу возвышения» на плюс десять уровней.


— А в пятерках?

— Можно выиграть пять тысяч кристаллов каждому и «Великую сферу возвышения». Дает плюс пятнадцать уровней, но с другими сферами не стакается. То есть…

— То есть в пятерках нет смысла участвовать, если возьмем большую?

— Вообще-то смысл есть. Я так понимаю, твои друзья тоже не откажутся от халявных уровней?

— Спрашиваешь… Значит, лучше сразу в пятерках участвовать. И нам нужен пятый?

— Ага, и он есть. Восимбо, мой друг, — Карахим поморщился. — Мы с ним сыграны, но взять арену в парах не удавалось, он немного тупит в критические моменты, его будто в ступор вгоняет…

В ожидании вечера Гор решил не прожигать время в Раке. Договорился с Карахимом о встрече возле арены за пятнадцать минут до начала боев, пообщался с Хасом и Мико, объяснив, что к чему, а сам поехал в больницу. Операция прошла успешно, но мать едва отошла после наркоза, а потому была вялой. Врачи заверили, что это нормально и все будет хорошо.

В приподнятом настроении Егор вернулся домой, прибрался, и тут пришло сообщение о поступлении денег из «Ракуэна». На этот раз обошлось без валютного контроля, перевод просто зачислился на карту, причем скопом — больше трех тысяч долларов! Время до вечера еще было, так что Егор снова сорвался из дома — забивать холодильник и обновлять все, что давно того требовало, вроде тех же сгоревших лампочек.

А вечером началась пытка. Партнеры собрались возле арены почти вовремя, если не считать монаха Восимбо, друга Карахима. Парнишка зевал и таращил глаза, не понимая, чего от него хочет возмущающийся опозданием друг. Вообще, ребята оказались полной противоположностью друг друга: импульсивный маг и флегматичный молчаливый монах.

Команда прошла регистрацию, заплатив пятьсот кристаллов за всех, после чего сидела на трибунах в ожидании своего боя. Противник им попался посильный — «тряпичная» несбалансированная команда: два мага, чернокнижник, разбойник и жрец. Причем последние два были лишь тринадцатого уровня.

Тем неприятнее оказалось поражение. И не помогли Егоровской команде ни легендарные доспехи варвара, ни попытки Карахима организовать хоть какое-то вразумительное противодействие. Едва начался бой, как все бездарно побежали кто в лес, кто по дрова, а соперники, показав отменную сыгранность, выпилили их одного за другим. Гор предсказуемо остался последним выжившим, но сделать ничего не сумел — его просто не выпускали из-под контроля.

После поражения пошли заливать горе в таверну.

— Это была авантюра, — неожиданно для всех Восимбо заговорил первым. — Нам нужны тренировки. Мы абсолютно не сыграны.

— Ага, — мрачно согласился Хас, больше всего переживавший за слитую сотню крисов. — И деньги. Где я завтра на регистрацию возьму?

— Мне тоже нужны, — сказал Егор. — Я последнее отдал.

— Да и мне не улыбается по сотне в день терять, — добавила Мико.

— Ты же штуку вчера получил, Гор? — удивился Карахим. — А, не важно. Где нафармить крисов, я вам скажу, только не советую. Перепрыгните через пятнадцатый уровень — и весь план полетит к чертям.

— А может, ну его нафиг? — сказала Мико. — Мы с Хасом три уровня сделали за день. Ну сколько нам эта сфера даст, пятнадцать? Окей, это пять дней.

Мог бы Егор пнуть ее под столом, так бы и сделал. Карахим и так уже удивлялся, как ребята там быстро с утра прокачались, но промолчал, а теперь…

— Я им помог, — объяснил Егор. — Фармили мобов выше себя.

— Понятно, — кивнул маг.

Остаток дня занимались отработкой взаимодействия в тренировочных поединках. Вопрос денег на регистрацию вдруг решился сам собой, когда на баланс Гора упали кристаллы за продажу на аукционе. Так что на себя, Мико и Хаса хватало…

Однако и на следующий день особо лучше не стало. Да, прошли первую пару, причем Егор решил рискнуть и использовал кирку, чтобы выбить хоть одного из пятерки соперников. Получив преимущество, его команда сумела взять числом и кое-как уложить остальных. Их бои смотрели, а потому в следующем круге за Гора взялись с первой секунды, не выпуская из стана. Здорово проявил себя Восимбо, вихрем носившийся по арене, нанося просто тонны урона, но в остальном все сложилось фигово. Хас оставался слабым звеном, Мико и Карахим складывались с трех ударов, Гора контролили и не давали ничего сделать.

Однако это поражение только раззадорило группу. Почти до утра упорно тренировались, и даже по этим боям становилось понятно, что начинает получаться.

В третий день попыток выиграть арену «5x5» Егор проснулся только в обед. Снова навестил мать, потом собрал со всей квартиры старый хлам, включая расшатанное советское кресло и потертый ковер, выкинул и к началу боев вошел в игру, твердо решив, что это будет последняя попытка.


Загрузка...