Глава 26


Семь тяжелейших боев осталось позади, Гор, Карахим, Хас, Воисмбо и Мико вышли в финал арены! В архитектуре этого сооружения, похоже, использовалась пространственная магия, потому что внутри оно было вчетверо больше, чем снаружи. Огромное поле делилось на пять секторов, в каждом проходили бои из пяти дисциплин — от соло-турниров до состязания пятерок. Бои следующей весовой категории, с шестнадцатого по двадцатый уровни, шли дальше, а больше уже не было, и гладиаторам выше двадцатого уровня приходилось переезжать в другой город.

Путь к финалу выдался непростым, но к радости команды, от боя к бою становилось легче. Опыт позволил наконец отладить взаимодействие, пришло спокойствие, добавилась уверенность в своих силах — и ставки на темных лошадок, то есть Гора и его друзей, повышались, чем ближе шло к финалу, а коэффициент на победу снижался. Хас, как самый горячий, переживал, что не сделал ставку, даже собираясь внести денег в Раку и поставить, но Егор переубедил:

— У нас ставки куда выше, бро, не мелочись. Не теряй концентрации!

— Не стоит, — подтвердил вечно молчаливый Восимбо. — Так — просто проиграем, а если поставишь и пойдет не так, то к поражению добавится досада за потерянные деньги.

Невозмутимо выдержав удивленные взгляды остальных — за три дня знакомства монах впервые разразился столь длинной фразой — Восимбо важно кивнул и добавил:

— Я знаю.

За боем потенциальных противников по финалу Егор и его команда наблюдали с трибуны. Ну, то есть остальные с трибуны, а он сам — с дивана. Против разномастно-сбалансированной команды воина, жреца, охотника, мага и шамана дралась команда коротышек, возглавляемая высокорослым паладином. Егор своем диване сощурился, вглядываясь.

— Гномы, — поведал Карахим с легким удивлением. — И еще… ого, второй раз в жизни вижу подобного чувака в Раке.

Отряд противников состоял из двух… нет, из трех гномов. Именно гномов, не дворфов: более низкорослых, не таких раскачанных, в легкой кожаной броне и выпуклых касках, поблескивающих в ярком свете сектора-пустыни. Одно имя показалось Егору знакомым… Надра? Ну точно, она подходила поздравлять его после победы в финале «2х2». То есть не гном — гномка, как и Габена с Мельхиорой, так звали еще двух коротышек. Четвертым членом отряда был высокий худосочный человек, паладин по имени Кремиус Светлый, в шлеме и серебристых доспехах, покрытых вычурными узорами, с узким мечом в руках. Последним — тот, кто и вызвал удивленную реплику Карахима:

Джонг, черный дворф, воин 15 уровня

Ростом на три головы выше гномов, он напоминал тумбочку на ножках. Или наковальню на толстых ногах-столбах, поправил сам себя Егор. Какой-то неимоверно мускулистый, в грузном доспехе, состоящем из сложно переплетенных металлических полос, дворф Джонг был без шлема и без видимого оружия в руках. Лицо смуглое почти до черноты, а еще длинная борода и усища.

— Что за черные дворфы? — удивился Хас.

Мико, лучше всех знающая ЛОР мира, откликнулась:

— Эпический класс, вариация обычных дворфов со своими плюшками. Кто не в курсе, попробуйте вызвать справку через вопросительный знак в статах этого Джонга. Видите? Когда впервые встречаешь чара нового класса, система дает такую возможность…

Егор открыл справку и по диагонали пробежался:

В жарких южных пределах Чжанты зародилась раса черных дворфов. Причиной их появления стало проклятие могущественной Некры, павшее на отряд простых дворфов, забредших в пустыню. Проклятие исказило цвет их кожи и черты их лиц. Родной народ более не принимал их, и вынуждены они были навсегда поселиться на юге Чжанты. Однако вместе с проклятием Некры передалась им и частичка ее силы, благодаря чему черные дворфы часто служат при дворе великого чжантийского князя, где почитаются за искусных воинов.

— Так, народ, если кто не в курсе, финал турнира пятерок отличается от других, — сообщил Карахим. — Бой будет состоять из трех фаз по две минуты. Каждая фаза будет что-то менять в секторе, но что именно — заранее неизвестно.

— Что, например? — уточнил Егор.

— Ландшафт, силу притяжения, погодные условия, какие-то подлые подставы, вроде внезапно появившихся мобов, которые агрятся на ближайшего к ним… Вариантов много. Самая злая — третья фаза. Обычно именно во время нее случается какая-нибудь хренотень. Короче, если доживем, будьте начеку…

Пока они слушали комментарии Карахима по поводу текущего боя, коротышки уверенно довели полуфинал до победы. Две гномки активно использовали турели, которые могли ставить на расстоянии, просто выкастовывая их поближе к врагу, желательно обездвиженному. Третья, уже знакомая Надра, бодро работала с механическими капканами, добивая угодивших в ловушку врагов гаечным ключом. Черный дворф Джонг играл первую скрипку, кастуя щит, будто выкованный из мглы, который поглощал заклинания. Паладин Кремиус Светлый бодро выхиливал коротышек, и к победе команда пришла, не потеряв ни одного бойца.

— Надо из разделять, — заметил Восимбо. Иначе черный дворф прикроет всех своим читерским щитом.

— Ага, вы же видели? — возбужденно заговорил Карахим. — Эта ерундовина все касты поглощает!

Еще раз проговорили тактику, на этот раз с учетом особенностей команды противника, решив первым делом сфокусироваться на черном дворфе, как самом опасном, и тут зрители зашумели. Каждый увидел всплывшее объявление финального поединка:

Арена Ратчета

Ежедневный турнир 5х5 (10–15)

Финал

Команда красных: Карахим, маг 15 уровня; Гор, варвар 15 уровня; Восимбо, монах 15 уровня; Хас, стрелок 15 уровня; Мико, чернокнижница 15 уровня.

Команда синих: Габена, инженер 15 уровня; Мельхиора, гном, инженер 15 уровня; Надра, гном, инженер 15 уровня; Кремиус Светлый, человек, паладин 15 уровня; Джонг, черный дворф, воин 15 уровня.

ПРИГОТОВЬТЕСЬ!

3…

2…

1…

Обе команды перенесло на арену, ландшафт которой изменился по сравнению с полуфиналами. Перед этим белые гербовые накидки участников турниров изменили цвет согласно жеребьевке.

На финальный бой организаторы выделили шесть минут, то есть немного больше обычного. Да и сектор арены отличался от всего того, что они видели раньше. И не только размерами, хотя он оказался раза в два просторнее, но еще и тем, что его покрывал желто-оранжевый песок с пологими, до метра, волнистыми барханами, смахивающими на извилистые волны, и мелкими кустами-колючками. Больше здесь ничего не было, разве что из песка в разных местах торчали странные искривленные кости, принадлежащие явно не людям.

Защитный купол над сектором мигнул, на миг показав окружающие арену высокие трибуны, заполненные зрителями, и тут же снова налился плотным мерцающим светом. Раздался удар в гонг. Громкий голос объявил:

— Команды, объявляется десятисекундная готовность! Первая фаза!

Зрители скандировали обратный отсчет, и на нуле голос комментатора, дублируемый огромными буквами, рявкнул:

— СРАЖАЙТЕСЬ!

Команда синих уже сорвалась с места, держась кучно вокруг дворфа Джонга, и Карахим напомнил:

— Первым валим дворфа!

Они побежали навстречу противникам, перескакивая через низкие барханы.

— Атакую! — выкрикнула Мико, выпустив из рук голубоватую дымку, которая хищно устремилась к гномкам, бегущим рядом с дворфом.

Одновременно Хас выстрелил из своего ружья, а Карахим скастовал боевое заклинание. Получилось очень слажено, все-таки это был уже далеко не первый бой пятерки, но в этот миг отряд противников на пару секунд накрыл непроницаемо-черный купол, будто пузырь из чернил, и бесследно поглотил заклинания вместе с пулей.

Джонг использовал защитное заклинание «Купол небытия».

— Я же говорил! — азартно выкрикнул Карахим. — Ничего, работаем по плану!

Маг на ходу сделал быстрый жест двумя руками, между ладоней мигнула алая вспышка. Действие этого заклинания Егор уже видел. От Карахима к противникам покатилась песчаная волна, все быстрее, быстрее — пока из песка не вырвалась полыхающая оранжево-красным огнем тощая псина с алой пастью, полной длинных зубов. Устрашающе клацая ими на всю арену и яростно взвывая, она рванулась дальше.

Карахим использовал заклинание «Подземная гончая».

— Так вам! — заорал Хас, на бегу снова прицеливаясь. В бою он распалялся и постоянно выкрикивал подобные фразочки вперемешку с ругательствами, переведенными системой на смешной дословный манер.

Егор подумал, что купол, легко отразивший сразу тройную атаку, должен быть очень мощным, а заклинание такой силы игрок пятнадцатого уровня не сможет генерить часто — маны не напасешься. Но…

Джонг использовал защитное заклинание «Купол небытия».

Пузырь черноты снова накрыл группу, и гончая, врезавшись в него, просто растаяла, будто мгновенно провалилась куда-то.

— Да что ж такое! — удивилась Мико.

Они были уже близко, сходясь в центре сектора, где был заметен большой квадрат из более светлого песка, на котором не рос ни один куст и не было волнистых барханов, зато костей валялось больше. Он еще успел мельком подумать, что это может что-то означать, но тут три гномки, будто по команде, бросились в рассыпную. Габена со знакомой любительницей высоких сапог Надрой рванули влево, а Мельхиора — вправо, дворф же с бегущим позади него паладином продолжали двигаться прямо.

Обрадованный Хас сразу же выстрелил в Мельхиору, и тут по бокам от них вспыхнул синий и красный свет. С двух сторон от отряда из земли выскочила пара треног со стимпанковскими вращающимися пулеметами. Вот только стреляли они не пулями, как ствол Хаса, а магией: один испустил извивающийся пучок красных разрядов, в другой со звуком, который издает детское помповое ружье, начал пуляться ярко-синими ледяными шарами.

Тут началась такая неразбериха, что у Егора голова пошла кругом. Логи внизу экрана замелькали с немыслимой скоростью, арена огласилась звуками выстрелов, гудением заклинаний и перекрикиванием дуэлянтов. Получив изрядный урон от огненного разряда, Гор рванул в сторону и внезапно оказался перед Надрой. Попытался сходу атаковать ее, но она отскочила, а прямо под ногами варвара в песке возник капкан, состоящий из шестерен, ременных передач и стальных полукругов, снабженных устрашающими шипами. Егору аж вскрикнуть захотелось от несуществующей боли, когда те сомкнулись на ноге его чара, снеся ему разом процентов десять жизни и наложив пятисекундный дебаф «ошеломление болью».

Гномки-инженеры сами по себе были слабыми и физически почти не атаковали — застанив противника, Надра с ухмылкой показала ему средний палец и бросилась прочь. И тут же неподалеку из песка вывалилась пулеметная турель, судя по логам, дистанционно поставленная там Мельхиорой, и в него ударил тугой поток ледяных шаров.

После огненного урона, нанесенного до того первой турелью, это было как контрастный душ. Очки жизни так и полетели из варвара бурным фонтаном цифр, а он стоял и ничего не мог сделать. Хорошо хоть сумел, как только дебаф спал, поправить себе здоровье зельем, и тут же бросился в сторону.

Взгляду открылся эпицентр стычки, к которому он до того находился спиной. Дворф дрался с Карахуном, орудуя большим черным мечом, а еще в его руке появилась полусфера тьмы — щит, состоящий из той же субстанции, что и «купол небытия». Паладин Кремиус держался позади Джонга и отхиливал того, точно также, как и Восимбо, топчущийся за спиной мага. Хас и Мико в этой время с воплями носились за прыткими гномками, которые на ходу активно ставили турели с магическими пулеметами и механические капканы-ловушки. На капканах специализировалась Надра, в то время как турели кастовали Габена и Мельхиора, первая — в основном огненные, а вторая — ледяные.

Гор, оставшийся на периферии внимания остальных участников, рванул к ним, рассчитывая на внезапность, и таки сумел добраться до Мельхиоры сзади, прежде чем та обернулась. Проведенный ей в спину «Коварный удар мечом», и сразу за ним — «Смертельный удар» завершил участие гномки в бою.

— Ах ты ж сволочь! — возмутилась проносящаяся мимо в вихре поднятого песка Габена и на ходу вскинула руки, ставя очередную турель. В этот миг над ареной разнесся удар гонга, громче предыдущего, защитный купол вновь мигнул, на секунду открыв зрительские трибуны, и громкий голос объявил:

— ВТОРАЯ ФАЗА!

— Ай! — завопил кто-то, а Хас с дворфом начались ругаться в унисон.

Из квадрата светлого песка в центре сектора что-то начало подниматься, быстро вырастая над ареной. Варвара тоже приподняло, и Егору захотелось присесть на полусогнутых, пошире расставив руки, чтобы сохранить равновесие. И это при том, что он вообще-то сидел на мягком диване, наблюдая за происходящим на экране не такого уж и большого, старого телевизора. Что уж там говорить о тех, кто находился в капсулах и видел все это прямо вокруг себя!

Из песка с низким угрожающим рокотом выдвинулся зиккурат вроде тех, которые строили всякие древние шумеры с вавилонянами. Он состоял из квадратных каменных блоков, трехступенчатый, не очень высокий, но широкий, и с барельефами на стенах, изображающими огромные рожи рогатых восточных демонов. Над зиккуратом торчал толстый шпиль, увенчанный вытесанной из камня демонской фигурой.

Гор оказался на второй ступени — в результате, когда зиккурат вырос окончательно и, содрогнувшись со скрипом, замер, его вознесло над песчаной ареной метра на четыре. На миг он совсем потерял ориентацию, но для него момент ошеломления был гораздо короче, чем у остальных. Придя в себя, Егор обнаружил, что появление зиккурата сбило установку турели у Габены, а сама гномка свалилась на ступень ниже и очутилась почти прямо под варваром.

Занеся меч клинком книзу, он врубил «Берсерка» и прыгнул. Пробив железную каску, воткнул оружие прямо в гномскую макушку.

Вы открыли новый прием «Внезапный удар сверху»!

«Внезапный удар сверху»: ваш персонаж неожиданно спрыгивает на противника, нанося удар холодным оружием и сбивая с ног.

Удар вышел сокрушительным. Габена упала и растаяла, а прямо на Егора из-за поворота выскочил черный дворф, позади которого семенил что-то взволнованно кудахчущий паладин. «Где Хас, где наши маг с монахом?!» — успела мелькнуть мысль, и потом дворф атаковал его своим неприятно длинным мечом, которым он орудовал на редкость быстро и ловко для такого громоздкого, явно тяжелого оружия.

Доспех снял часть урона, Егор отскочил и врубил «Мельницу богов», но ничего не вышло. Он-то рассчитывал сразу вынести ею из строя главного противника, даже невзирая на топчущегося позади того хила, но ступень зиккурата оказалась недостаточно широка: система смогла провести «Двойной удар» в качестве начала рандомной связки, но затем показала в логах сообщение про неуспешность попытки.

Дворф этим воспользовался и с размаха навернул его своим щитом, состоящим и черной энергии, или черт знает из чего еще.

Удар не просто отнял у варвара почти две тысячи единиц жизни и наложил пятисекундное «Ошеломление», но еще и сбросил его вниз со ступени на песок… то есть прямо на капкан-ловушку, который высунувшаяся из-за угла лыбящаяся Надра, сучка такая мелкая, успела скастовать прямо под ним!

Гор спиной рухнул на ловушку, сомкнулись стальные полукружья, и пока он лежал, вяло трепыхаясь, капкан своими зубьями выдирал из него очки жизни. Подскочившая Надра в азарте начала колотить его большим гаечным ключом, но наносила минимальный вред. Гораздо больше Егора заботило то, что вставший на краю ступени над ним дворф поднял над головой обе руки, в которых сжимал щит с мечом. Кажется, он собрался проделать с Гором примерно то же, что до того варвар проделал с Габеной: прыгнуть сверху и сваншотить.

Егора спас Карахим, внезапно оказавшийся на третьей, самой верхней площадке зиккурата. Должно быть, маг забрался с обратной стороны, и теперь в воздухе перед ним заклубился голубой туман, внутри него мигнула ярко-синяя вспышка, и на паладина Кремиуса свалилась ледяная глыба, красиво взорвавшаяся осколками при ударе. От неожиданности тот заверещал, и это отвлекло Джонга. Не желая потерять хила, дворф развернулся, крутя головой и выискивая врага, пока Кремиус издыхал под ударами мага, который вслед за первым сбросил на него еще две глыбы льда.

В это время «Ошеломление» сошло на нет, капкан тоже исчез, и варвар вскочил. Егор к тому времени был уже изрядно зол — развернувшись к Надре, с лица которой мгновенно слетела ехидная ухмылочка, он одним ударом отправив мелкую к гномским праотцам. А затем бросился в обход зиккурата, потому что вдруг сообразил, что высота ступени не позволяет варвару забраться наверх.

Над головой вопили, лязгали, ругались. Завернув за угол, он нагнал бегущую в том же направлении Мико, бросил на ходу: «Ты как?» и получил в ответ «Воюем!» — а потом впереди показались выдолбленные в нижних блоках ступеньки, по которым удалось взбежать наверх.

— Маг с монахом выбыли! — крикнула Мико. — Что делаем?

— Быстрей на ту сторону, там Хас с двумя воюет!

— Нет, пала он уже прикончил!

Егор едва успел притормозить на повороте, после чего резко свернул под прямым углом, огибая угол зиккурата. Варвар обладал куда большей инерцией, чем чернокнижница, и она проскочила вперед первой. Когда Гор вынесся следом, Мико уже кастовала «Лики смерти», а сразу за ним «Дуновение тени».

Прямо у них на глазах поверженный дворфом Хас свалился со ступени и растаял, не долетев до песка, потом «Лики» выбили из Джонга полтысячи жизней, и затем сработало «Дуновение»: вокруг противника закружился серый призрачный смерч, его приподняло в воздухе, и он судорожно задергал ногами. Заклинание забирало по двести сорок единиц жизни в секунду и действовало пять секунд, причем в этот момент еще и накладывало «Круговерть», которое визуально проявлялось в виде смерча, поднимающего вражеского чара и не дающего ему сражаться.

— Добивай его! — радостно завопила Мико.

Тут произошло неожиданное: продолжая болтаться в метре над каменной поверхностью, Джонг как-то хитро извернулся — и метнул в подбегающую к нему чернокнижницу свой нематериальный черный щит.

Единственное объяснение, которое смог найти для этого Егор, состояло в том, что не все заклинания одинаково действовали на каждую игровую расу, и именно черные дворфы могли противостоять такому дебафу. Но вот то, что противник может свой щит еще и метать, как какой-то хренов Капитан Америка — вот этого он не ожидал.

Удар выбил из златовласой чернокнижницы остаток здоровья, и она с обиженным вскриком упала, чтобы растаять на шершавых камнях зиккурата. Щит после этого исчез — вот почему противник не использовал этот прием раньше, — и Гор с Джонгом остались на арене одни. Серый вихрь опал и растаял, опустив дворфа обратно, и тот двумя руками перехватил свой меч. Пошевелив лохматой бородой, он зашагал к приготовившемуся сражаться варвару.

Третий удар гонга, разнесшийся над песчаным сектором, был особенно звонким и протяжным. Мигнул купол над головой, и громогласный голос объявил:

— ТРЕТЬЯ ФАЗА!

Егор уловил движение сбоку случайно — и лишь в последний миг успел отскочить назад. А вот черный дворф Джонг, приближающийся к нему очень решительно и, кажется, полностью уверенный в скорой победе над выскочкой варваром, не успел. Наверное, слишком уж засмотрелся на врага, предвкушая, как сию секунду расправится с ним.

С третьим ударом гонга что-то шевельнулось на стене сбоку, и Егор, успев отвести варвара немного назад, с легкой оторопью понял, что огромные рожи демонов, украшающие зиккурат, ожили. Одна из них находилась между ними, и через миг дворф очутился как раз напротив нее. Башка демона выпятилась из стены, разевая пасть, которая напоминала пещеру, ведущую куда-то в мрачные глубины постройки. Джонг успел повернуть голову, Егору показалось, что он разглядел неверие на бородатом лице — а потом демон с утробным звуком заглотнул дворфа…

— Твою ма… — только и успел выкрикнуть тот.

Победа!

Каков скоротечный ежедневный турнир, таково и награждение. Гора перенесло на трибуны к уже ожидавшим его друзьям. За миг до этого они начали орать и безумствовать, размахивая руками, а теперь принялись тискать варвара в объятьях. Егор же изучал сообщение о победе и наградах:

ВЫ ПОБЕДИЛИ!

Команда красных (Карахим, маг 15 уровня; Гор, варвар 15 уровня; Восимбо, монах 15 уровня; Хас, стрелок 15 уровня; Мико, чернокнижница 15 уровня) одержала победу над командой синих (Габена, инженер 15 уровня; Мельхиора, гном, инженер 15 уровня; Надра, гном, инженер 15 уровня; Кремиус Светлый, человек, паладин 15 уровня; Джонг, черный дворф, воин 15 уровня).

Ежедневный турнир 5х5 (10–15) завершен!

Чемпионы: Карахим Карахим, маг 15 уровня; Гор, варвар 15 уровня; Восимбо, монах 15 уровня; Хас, стрелок 15 уровня; Мико, чернокнижница 15 уровня.

Награды: 5000 кристаллов, «Великая сфера возвышения».

Великая сфера возвышения

Только сильнейшие из сильнейших участники арены заслуживают этой награды!

При активации: +15 уровней.

Зарядов: 1/1.

Достижение улучшено! Вы одержали еще одну победу в официальном турнире на арене!

«Гладиатор 2 ранга»: +5 % к урону в боях против игроков. Для достижения следующего ранга одержите еще одну победу в официальном турнире на арене.

Оставался вопрос, что теперь делать с «Малой сферой возвышения», которую и продать-подарить нельзя, и нет смысла использовать из-за нестыковки с «Великой сферой», но об этом он решил подумать потом.

Надо было отпраздновать долгожданный успех. Весело гомоня, они направились к выходу с арены и по пути встретили команду коротышек. Те, казалось, были ничуть не расстроены поражением. Надра пихнула Гора в бок и хрипло пробасила:

— Мои поздравления, красные! Отличный бой получился!

— Да, глупо я встрял… — добавил Джонг. — Как планы, ребята? Праздновать? А то мы тут собирались горе залить, может вместе посидим?

— Чистый рандом! — воскликнул Кремиус Светлый. — Но согласитесь, бой был равный!

— А то! — ответил Карахим, оглядел партнеров и сказал. — Я не против. Как остальные?

— Да о чем речь, друзья, гулят так гулят! — в голосе Хаса снова прорезался имитируемый акцент. — Погнали!

— Знаем мы тут неплохое местечко, — сказала Мельхиора. — У нас есть скидка, идемте за мной.

Дружной толпой пошли по заполненным улицам Ратчета, но вскоре процессия растянулась, и вышло так, что Гор с Мико отстали. Девушка не скупилась на восторженные эпитеты о совместной игре, а Егору все больше хотелось познакомиться с Кристиной в реале. Но как? Их разделяют тысячи километров, граница, да и авиабилеты, конечно, дорогие, не по карма… Стоп, а ведь теперь по карману? Ну, не прямо сейчас, но в будущем…

— Слушай, а красиво у вас там? — спросил Егор.

— В Токио? — откликнулась Мико. — Очень. Правда, людно. Я с непривычки долго путалась, как-то так заблудилась, что даже навигатор не сильно помог, но помогло знание языка. А что? Хочешь приехать?

Она ненатурально рассмеялась и замолчала в ожидании ответа.

— Боюсь, Егор тебе не ответит.

Сказавший это взялся непонятно откуда. Мико удивленно вскинула брови — рядом с ней стоял незнакомый игрок, разбойник-головорез 45-го уровня.

Егор успел это услышать и увидеть из-за неизбежных тормозов древней игровой консоли, хотя в данный момент уже не управлял персонажем. Гора какой-то неизвестной магией портануло в другую локацию. Экран почернел, потом начал медленно проявляться, и он наконец разглядел, что варвар очутился в центре трясины, на краю которой стоял, поигрывая красным жезлом незнакомый маг сорок шестого уровня по имени Йоджимбо.

— Ну здорово, Егор, — сказал он. — Не удивляйся, мы не знакомы. Но я дружу с твоим… кхе-кхе… другом Юджином. Разбойник Мут, знаешь его? Кажется, он уже пытался, но в одиночку с тобой не сладил, так что пригласил меня.

— Зачем? — сдержанно спросил Егор.

— Ты застрял в городе, и никак тебя было не вытащить оттуда. Юджин поставил на тебя свою метку, рассчитывая атаковать, когда ты выйдешь из безопасной зоны, но ты все не выходил и не выходил. Вот он и расстроился, и пошел на отчаянные меры — решил поделиться! Кхе-кхе… У пространственных магов Ракуэна есть замечательная способность — «Рокировка». Меняет местами два тела, неважно, разумных или нет, неписей, мобов или игроков. А главное, абсолютно все равно, какая дистанция. В общем, Юджин пометил тебя, а я поменял вас местами.

— Какой смысл? Вся экипировка привязана ко мне, вам ее не получить, — Егор пошел на блеф, хотя сам вспотел и даже руки начали трястись при мысли, что он может потерять и пять тысяч, и легендарный комплект, и кирку… и рухнут все его планы.

— Рака славится тем, что здесь на любое действие есть противодействие. Баланс. Сам Юджин не потянул бы, но мой клан богат. А у нас есть то, при помощи чего можно и распечатывать инвентари, и отвязывать вещи. Правда, тебе придется подождать, я обещал Юджину, что не начну без него.

Пока он говорил, Егор открыл меню, чтобы выйти из игры. Да пошли они! Оба!

— Не советую покидать Ракуэн, — покачал головой Йоджимбо. — Ты в режиме боя. Выйдешь — засчитают смерть. Придется мне лутать твой труп без моего друга Мута. А я, видишь ли, человек чести. Не хочу нарушать обещание, пусть даже по независящим от меня обстоятельствам…


Загрузка...