Глава 28


— Ну и? — спросила Мико, несколько раз обойдя Камень Балара. — Фигня какая-то, он неактивный.

— Ага. Гор, ты ничего не перепутал? — Карахим поднялся в воздух и облетел мегалит. — Тут ни черта нет.

«Первый тоже был с виду обычным», — подумал Егор, но вслух отвечать не стал. Поставил персонажа рядом с каменной глыбой и начал крутить камерой, то приближая, то удаляя изображение.

— Что мы хоть ищем, скажи? — не выдержал Хас.

После убийства босса настроение у всех упало: погибшим пришлось бежать часа два, а потом еще и взывать к помощи Егора, так что ему пришлось отправляться за друзьями, ведь для них пройти через локацию с тварями куда выше их уровнем без посторонней помощи оказалось задачей непосильной. Лут с босса Шукед’Ра тоже никого не порадовал — обычный пояс без каких-либо бонусов. Не повезло с рандомом. А теперь еще и Камень Балара, из-за которого они, собственно, сюда приперлись, оказался пустышкой.

— Босс может в любой момент возродиться, — заметил Восимбо.

— Так, народ, — призвал Егор. — Босс вряд ли зареспаунится, потому что на другом таком камне этого не произошло даже на следующий день. Но вы не помогаете, только закрываете обзор и отвлекаете! Так что всем отойти от Камня! Кыш!

Не переставая ворчать, группа отодвинулась подальше. Чувствуя их взгляды, Егор изучил камень еще раз. Никаких зацепок на поверхности: ни щелей, ни кнопок, ни светящихся дырочек, как на том первом возле Лунного приюта. Он подозревал, что булыжник надо ощупать, но не геймпадом же? Минутку, а это что?

Егор, моргнув, принялся медленно двигать камерой в обратном направлении. Есть! Под строго определенным углом на поверхности можно было прочесть: «Узрит на пороге миров». Надпись казалась тенью веток торчащего неподалеку дерева и исчезала, стоило только двинуть стиком. «Узрит на пороге миров…» Но что это значит?

— Что это значит?.. — пробормотал Егор.

— Что? — крикнул сзади Хас.

И тут его озарило. Скинув всю экипировку, он направил варвара к группе и под их изумленными взглядами заявил:

— Я выйду из группы. Побейте меня так, чтобы я почти умер. Все объясню, но потом, надо проверить версию.

— Да ты что такое говоришь! — возмутилась Мико.

— Говорю — побейте меня. Сложно, что ли?

— У меня на тебя рука не поднимется, — смущенно пробормотала она, и Хас (гад такой!), громко хихикнул. — То есть, вернее… атакующее заклинание на тебя не поднимется.

— Но это же всего лишь аватара, набор пикселей с анимашкой…

— Ничего, справимся и сами, — хмыкнул неугомонный стрелок-недоросток, потрясая своим гномьим ружьем. — А, парни? За дело!

— Только до смерти не доводите, — напомнил Егор с легкой опаской. — Энтузиазма должно быть в меру, ясно?

Общими усилиями Хас, Карахим, Восимбо и в конце концов присоединившаяся к ним Мико довели его здоровье до одного процента, причем Хас перестарался и под конец кританул так, что очков жизни осталось всего восемь.

Истекающий кровью Гор обошел мегалит и на этот раз разглядел практически невидимую светящуюся выемку. Не сводя с нее глаз, Егор экипировался киркой и ударил в исчезающую точку. Экран телевизора мигнул.


Восприятие: +1.


Каменная корка осыпалась, и Камень Балара засиял серебристо-солнечным.


Камень Балара

Этот древний мегалит хранит тайну великого бога-воина, повелителя всех гор, скал и камней, могучего Балара. Душа его давно покинула сей мир, но плоть осталась в Ракуэне, воплощенная в Камнях. Лишь острый взором и ловкий телом путник способен разгадать тайну Камней Балара.

Прими же дар божественной Печати, второй из пяти!


Внимание! Отмеченный Печатью Незримого шага обретает способность невидимости на 30 секунд один раз в сутки.


— Эй, народ! — окликнул Егор друзей. — Здесь раздают невидимость! Есть желающие?

Желающие нашлись, но тут же обломались.

— Камень Балара уже активирован другим игроком и будет доступен для повторной активации через тридцать дней, — разочарованно процитировала Мико. — Ну, так нечестно!

— Главное, мы теперь знаем, где эти Камни и что дают, — ответил Егор. — Через три недели вернемся к тому, что я активировал первым. И постепенно все получат новые абилки.

— Так, может, следующий мне активировать? — предложил Карахим. — А то вон у Гора, получается, уже две абилки. Ну и там, как я понимаю, будут еще две, как раз кому-то из остальных.

— Скажи, Гор, а у тебя ведется подсчет, сколько всего ты активировал Камней Балара? — спросил Восимбо. — Если да, то тут и речи нет о том, чтобы кто-то другой остальные камни открывал. Вдруг Гору светит достижение? Или что-то еще крутое за активацию всех пяти? Нет, Кара, пусть Гор все собирает.

— Справедливо, — ответил маг.

У других замечание монаха возражений тоже не вызвало, и Егор принял Печать незримого шага.


Собрано Печатей Балара: 2/5.


Новую способность он тут же протестировал. «Шаг» действительно был незримым, его никто не видел и не слышал — варвар даже не оставлял следов. Более того, когда Гор в шутку атаковал Хаса, невидимость не исчезла.

— Имба-способность, — резюмировала Мико. — Поздравляю, Горчик!

— Ну что, расходимся или дойдем до Бентулана и зарегистрируем клан? — спросил Карахим.

— Да тут недалеко, давайте сегодня закроем эту тему? — сказал Егор. — Заодно по пути над названием подумаем.

— Ты бы оделся сначала, — заржал Хас. — Смущаешь дэушку, панымаэшь!

Тут заскрипел голос из кирки:

— «Служителями Торфу» назовитесь, бродяги, не пожалеете!

Они переглянулись.

— Так, Торфу, давай-ка конкретику, — глядя на кирку, сказал Карахим. — А то ты ничего толком не обещаешь. Что мы получим, если назовем клан в твою честь?

— Будете сильнее, вояки, а удары и заклинания ваши станут весьма смертельны! — торжественно объявил божок из кайла.

— Походу, он бонус к урону обещает, — предположил Хас.

— Истину глаголешь, стрелок!

— Хм… Тогда имеет смысл. — Карахим посмотрел на Егора. — Что скажешь, бро? Твой покровитель, тебе решать.

— Да и черт с ним, — махнул тот рукой. — Только не нравится мне это «служители». Давайте просто «Торфу». Устроит тебя такое, о великий?

— Ой, ловкач, умеешь ты угодить! Годится! — голос из кирки хихикнул…

Эльфийское поселение Бентулан разместилось на деревьях, в каждом из которых можно было спрятать всех обитателей песочницы Лунный приют. От дерева к дереву вели аккуратные подсвеченные дорожки, бегущие или по толстым ветвям или через подвесные мосты.

— Красиво, — выдохнула Мико, завороженно глядя на светящихся бабочек и поющие цветы.

Застрять в городе можно было надолго, и после некоторого размышления группа решила не только зарегистрировать клан, но и выполнить ряд квестов.

— Все равно нам пока в этой зоне качаться, — сказал Карахим. — Возьмем пару боевых заданий и получим больше опыта.

— И репутацию с остроухими заодно прокачаем, — добавила Мико.

Репутация была краеугольным камнем системы межфракционных отношений в Ракуэне. Ее уровень с фракцией, городом и каким-нибудь неписем разнился, даже если речь шла об эльфе из Бентулана — изволь качать репу с эльфом отдельно, с городом отдельно и со всей эльфийской расой (конкретно, с лесными эльфами) тоже отдельно. Однако репутации как-то влияли друг на друга. Став героем Бентулана, можно было рассчитывать как минимум на приязнь всех горожан, а подружившись с неписем — получить очки репутации и в отношениях с городом.

Поплутав по городку, путники наконец набрели на официала, занимавшегося регистрацией кланов. Вопреки ожиданиям им оказался дворф Гредистон, поставленный королевский канцелярией «регистрировать формальные объединения жителей». Дворф сидел в небольшом дупле, где на захламленном деревянном полу стоял единственный стол, заваленный бумагами.

— С вас пятьдесят кристаллов, — сказал Гредистон, когда Егор заполнил заявку. — Клановое образование «Торфу», текущий состав — пять разумных, заявленная деятельность — коллективная добыча ценных ресурсов. Прежде чем завершить процесс регистрации, прошу подтвердить, что ваш клан не намеревается участвовать в войнах, локальных и глобальных, захватывать чужие замки и заниматься работорговлей. На случай, если вы не знаете, хочу прояснить, что работорговля категорически запрещена королем Ауроном Четвертым.

— А если нам придется защищаться?

— Защищаться или нападать — это в расчет не принимается. Собираетесь вести любого рода боевые действия? Извольте заплатить налог на военизирование клана в размере сто кристаллов в год.

— Мы на всякий случай все-таки заплатим этот налог, — сказал Егор.

Расплатившись с Гредистоном, группа дождалась, когда регистратор закончит формальности и… та-дам!


Клан «Торфу» зарегистрирован!

Направление деятельности: добыча ресурсов, боевые действия.

Лидер: варвар Гор.

Численность: маленький клан (1–5 разумных).


— Не желаете приобрести герб? — поинтересовался Гредистон. — Всего десять кристаллов!

Перед Егором развернулось окно с кучей всевозможных иконок. Их видели все члены группы, так что выбирали вместе, и предпочли шахтерскую серебряную кирку на черном фоне.

После с часок посидели в ближайшей таверне — светлой и, по словам ребят, благоухающей цветами, — выпили нектара и эльфийского вина, после чего разошлись, причем в смешанных чувствах. Обещанный лукавым Торфу бонус за название клана в его честь оказался смешным: «+1 к урону всем членам клана». Даже не процент, а просто плюс единица.

— Ну что-то негодное, неприятное! — выматерился Хас. — Ввел в заблуждение старый хрыч!

— Эй-эй-эй! — возмутилась кирка. — Обещал, что будете сильнее? Обещание выполнил! И так у меня на это половина всей доступной энергии уходит! Думаете, легко, сидя в железяке, чудеса творить?

— Хочешь сказать, когда выберешься и обретешь тело, сделаешь нас сильнее, чем сейчас? Единица к урону — это курам на смех! Да у любого уважающего себя бога бонусы адептам куда выше! — горячился Карахим.

— Всенепременно, — заверил всех Торфу. — Не знаю, как у самозванцев, но я бог истинный и обещания выполняю!

— Ну-ну… — ухмыляясь, сказал Егор. В ближайшее время выполнять квест Торфу он не собирался — далеко, да и без того есть чем заниматься. Но после… почему бы и нет? С Торфу он уже как-то сроднился, несмотря на то что тот был вредным да и вообще — это просто нейросеть, то есть набор самообучающихся алгоритмов. Да и профит какой-то неплохой с божественного квеста можно было поиметь.

Собираясь ко сну, он прикидывал планы на завтра — не в Ракуэне, а в реале. Мать навестить, изучить пакет документов, присланных Сашкой, там была вся нужная ему сейчас информация: анализ рынка самых дорогостоящих ресурсов Раки, параметры спроса и указание локаций, где они добывались. Ну и тренировка в спортзале, разумеется.

Звонок друга детства Михи застал его уже в постели.

— Не спишь, старик? Ложишься? Ладно, я быстро. У нас в дочерней компании вакансия юриста появилась. Испытсрок, да и зарплата сорокет всего, но фирма растет — и потенциал у нее хороший.

— Чем занимаются?

— Да всякое-разное… Тендеры, господряд в основном. Не по телефону. Я, как узнал, сразу о тебе вспомнил, если ты еще свободен, думаю, лучше, чем ничего?

— До утра подумаю?

— Думай. Но не тяни. Офис в центре, соцпакет, все по белому, даже тренажерка за счет компании, там, в том же бизнес-центре. С утра набери при любом раскладе.

Попрощавшись, Мишка положил трубку. Думал Егор недолго. Работа есть работа. Это стабильность. Статус в обществе опять же — не безработный какой-то, а человек труда. Смущало только Михино «не по телефону». Егор не вчера родился, понял, о чем речь. И еще месяц назад бросил бы все и рванул в лучшем костюме на собеседование, предварительно всю ночь отшлифовывая резюме. Но сейчас…

Старый мир уступил место новому. Положение в обществе зарабатывалось кучей способов, и ни один из них не подразумевал труда в мутной фирме, сидящей на тендерах, заточенных под нее же. Пусть доходы от «Ракуэна» нестабильны, пусть кому-то кажется, что они добываются, лежа на диване… Плевать. Зато дают независимость, свободу и… Да, и куда больше денег. «Сорокет», месячную зарплату юриста, Егор сделал за дня три, спасибо неуемным ганкерам.

«Спасибо, Мих! Я, пожалуй, пас», — написал он другу.

Мишка ответил сразу:

«Понял, бро. С Саней и Хасом в Раке крутите-вертите? Я даже немного тебе завидую. Удачи!»

Когда Егор засыпал, он улыбался.


***


Ради третьего Камня Балара пришлось сделать изрядный крюк, вернувшись в низкоуровневую локацию.

Через Вернейские горы можно было пройти пешком, но решили выиграть время и не поскупились: сначала оплатили гномий подъемник, а оттуда спустились на планерах все той же гномьей разработки. Именно во время планирования, а варвар летел с Мико, Егор снова пожалел, что не может испытать все, что ощущали его спутники: ветер в лицо, чувство полета, всю прелесть близости Долины тюльпанов, которую они пролетели почти полностью, прежде чем приземлились у Мшистых холмов.

Страж Камня Балара оказался древним личем шестидесятого уровня, призвавшим во время боя несколько волн нежити. Любая атака мертвецов вешала на приключенцев «Заражение», не только отнимавшее с каждым тиком все больше жизни, но и добавлявшее негативные эффекты: от замедления до резкого снижения меткости. Так что бой получился сложным — лич Вазз, прозванный Хасом «девяткой» в честь гордости отечественного автопрома, избегал ближнего боя и просто растворялся в воздухе за миг до удара киркой.

Выстояли. Прикончили Вазза, причем умудрились обойтись без потерь. Карахим жонглировал диспелами, рассеивая действие мертвой магии, Восимбо выхиливал пати, Мико, командующая уже тремя бесами, активно подавляла врага дебафами и ДОТами, а Хас… Хас бил рекорды по наносимому урону, за неделю в окрестностях Бентулана научившись нескольким эльфийским трюкам. Но добил босса все-таки варвар: ушел в невидимость, не сразу о ней вспомнив, и расколол трухлявый череп Вазза.

Третий Камень активировать было тоже непросто, но все же наученный опытом Егор за счет более высокого восприятия сумел обнаружить головоломку за каких-то пять минут.

«Питают жизненные соки…» — гласила загадка на Камне. Кровь? Сопартийцы измазали ею весь мегалит, прежде чем нашли единственное незапятнанное место, куда кровь впитывалась мгновенно, оставляя поверхность без следов. Гор тюкнул туда киркой и…


Прими же дар божественной Печати, третий из пяти!


Внимание! Отмеченный Печатью Великого мастера может возвысить уровень владения любой известной способностью до грандмастера на 30 секунд один раз в сутки.


Хмыкнув, Егор открыл список своих навыков. Да уж, негусто. «Незаметность», «Атлетика», «Танец», «Поиск самоцветов», «Воровство» да «Плавание». Ну и «Горное дело», разумеется. Вместо «Рыбной ловли» он взял «Поиск самоцветов», смежную с «Горным делом» профессию, не только повышающую шанс найти драгоценные камни в руде, но и прямо показывающую шанс и виды камней, доступных для добычи.

Этот навык Егор и повысил, решив изучить действие новой Печати. От персонажа разошлась незримая волна, сканирующая окрестности, после чего на экране развернулся короткий — всего из четырех — список полудрагоценных камней, россыпи которых обнаружились поблизости, с указанием расстояния и направления:


Болотный топал (18 м)

Солнечный цитрин (28 м)

Кровавый гранат (39 м)

Звездчатый изумруд (50 м)


Самое дальнее место находилось в пятидесяти метрах, по-видимому, радиус действия способности на максимальном уровне. Окошко начало угасать. Егор подметил местоположение «Звездчатого изумруда», который был самым дорогим в списке, и направился туда. Чертыхнулся, уткнувшись в куст, но присмотрелся и заметил птичье гнездо, в котором что-то поблескивало.

— Действительно изумруд, — улыбнулся Егор, полутав гнездо. — Звездчатый.

— Офигенская тема! — позавидовала Мико. — Хочу такую же Печать! Я первая через месяц!

Четвертый Камень Балара находился прямо в той зоне, куда они направлялись добывать элементиевую руду. Хорошо, не пришлось далеко ходить — едва вышли в Проклятые земли, сразу ощутили, насколько сильнее здесь мобы. Это был риск — с шестидесятыми уровнями лезть сразу в зону для девяностых, но решили попробовать. Не выйдет — вернутся назад и покачаются еще, а если удастся, то кач пойдет куда быстрее, а там и до использования «Великих сфер возвышения» недалеко.

За Проклятые земли говорило их название. В древние времена здесь было небольшое королевство, в котором к власти пришел некромант, мечтавший завоевать мир. Жители государства его устремлений не разделяли, подняли восстание и были обращены в нежить. Ну, или просто погибли.

— Так и будем здесь только с мертвяками биться? — поинтересовался Хас, всаживая пулю в скалящийся череп еле волочащего ноги скелета.

— А как же! Вперед во славу великого божества меня! — бодрым голосом одобрила его действия кирка. — Тем паче, патроны у тебя нескончаемые.

— Эй, тут не только зомбяки и костлявые, — заметил Карахим, наизусть выучивший мифологию игры. — Некромант преуспел в создании куда более кошмарных тварей, но они уже там, дальше, ближе к Мертвому замку.

— Это же наш инстанс?

— Ага, — ответил маг. — Замок вырос в горе, из его подвалов тоннели ведут вниз, в старую шахту. Там-то и добывается элементиевая руда.

— Но, чтобы до нее добраться, нам придется убить главгада — босса Мертвого замка, — добавила Мико. — Того самого некроманта.

— Уже страшно, — поежился Егор. — Не то чтобы я мертвяков боялся, я о боссе. Он, наверное, сотого уровня, еще и элитник?

— Девяносто девятого, — ответил Восимбо. — Но, говорят, финальный босс не самый сложный. До него будут Зашитый и Залатанный — два кадавра, собранных из человеческих тел. У этой парочки жизни три вагона, и даже ты долбить их будешь полчаса. Надо повышать урон кирки.

— Надо… — почесал затылок Егор. — Только прочность и без того уже меньше тридцати процентов. Нужно реально мощные пухи разбирать…

Следующую неделю «мощные пухи» с уроном от сотни единиц скупали на аукционе. В целях экономии брали обычные, без магических бонусов, но с приличным уроном. Денег ушло относительно много, но своих докидывать не пришлось. Клан практически с первого дня, еще даже не будучи зарегистрированным, зарабатывал на всем. Собирали травы, сдирали шкуры, добывали руду, ловили рыбу — вроде мелочь, но с повышением уровней локаций росла и стоимость добываемых ресурсов.

Отслеживая растущие цифры на клановом балансе, Егор испытывал не только уже знакомое чувство удовлетворения (как при пополнении депозита), но и азарт. Причем, клановая казна пополнялась не только с продажи ресурсов и ненужного лута, но и автоматически, снимая свою долю со всех доходов членов. Первые, символические, пять крисов внесли сами, но они уже обратились четырехзначных числом.

Ганкеров тоже меньше не стало, даже тех, кто раньше об этом и не помышлял, но соблазнился кажущейся слабостью группы Гора. На таких уровнях игроки лучшие шмотки привязывали к себе, но и того, что выпадало, хватало и для продажи, и для улучшения экипировки партийцев, ну и на кирку оставалось.

До четвертого Камня Балара добрались к концу января. Уже и маму выписали после реабилитации, и ремонт дома начался, и Сашка звонил чуть ли не каждый день, торопил, а новые уровни давались со скрипом.

Сложность монстров росла нелинейно, и после семидесятого они стали чуть ли не вдвое сильнее. Игнорировали правила агро, вели себя разумнее, а вдобавок ко всему прочему еще и владели всякими нехорошими умениями. Почти каждая нежить могла отравить укусом или царапиной, зомбяки не гнушались подправить здоровье прямо во время боя, пожирая мертвых и все то, что удавалось урвать с тел Гора и его друзей.

Худо-бедно кирку прокачали до десятитысячного урона, снизив ее прочность до десяти процентов. Кузнец Восимбо мог бы ее отремонтировать, но сначала хотелось дождаться, пока он станет мастером — чтобы ремонт не снизил общую прочность процентов на пятьдесят.

Со всеми модификаторами силы, ловкости и приемов Гор начал ваншотить обычных мобов Проклятых земель. Кач пошел быстрее, главным было не допустить случайной смерти кого-то из соратников — за все время в этой локации им не встретилось ни одного Камня возрождения, чтобы привязаться. Зато, когда Восимбо овладел «Воскрешением союзников», все выдохнули. Смерть больше не пугала.

Свернутый в клубок дикобраз — такой стала первая ассоциация при виде Стража Камня Хоггарда. Босс габаритами превосходил танк, атаковал прямолинейно, физически, но это и стало проблемой — в любой одному ему ведомый момент Хоггард сворачивался в шипастый стальной шар и хаотично катался по полю боя, насмерть давя всех, вставших на пути.

Уклониться было практически невозможно даже Гору, и только после четырех вайпов группа наконец поняла тактику. Перед тем как начать кататься, босс громко фыркал, испуская струи пара. Через две секунды сворачивался в клубок — этого времени хватало для того, чтобы укрыться за одним из каменных столбов.

Когда перестали умирать от покатушек, убить босса стало делом времени. Вернее, трех десятков точных ударов киркой.

Чтобы разгадать загадку «Пустота жаждет наполниться», пришлось поломать голову. Друзья Гора, воспользовавшись советом, уже подняли себе восприятие, потусив на кладбище, но его не хватило, чтобы заметить несколько незримых дырок в мегалите. Их обнаружил Егор, максимально приблизив камеру к камню и чуть ли не с лупой изучая пикселящий экран. Но чем их наполнить?

— Ежик накидал после себя иголок, — сообщила Мико, полутавшая босса. — И редкое колечко для кастеров. Я возьму?

— Бери, — ответил Егор. — А иголки дай-ка мне сюда…

Догадка оказалась верна. Когда все отверстия были забиты иглами с босса, Камень раскрылся и выдал следующую Печать:


Прими же дар божественной Печати, четвертый из пяти!


Внимание! Отмеченный Печатью водного бегуна получит умение передвигаться по водной глади 30 секунд один раз в сутки.


Собрано Печатей Балара: 4/5.


Друзья расселись на полянке у мертвого сухого дерева. Мико расстелила скатерть, выставила еду, а кувшины с вином и элем достали ребята.

— Что дальше, Гор? — спросил Карахим. — Пятый Камень через две локации, там Неизведанные земли. Боюсь, мы их пока не потянем.

— Пятый подождет, — ответил Егор. — Дойдем сегодня до инстанса «Мертвый замок». Привяжемся на входе и начнем освоение.

— Сегодня?

— Завтра. А до того времени всем изучать тактику!

— Завтра, — кивнул Хас, ухмыляясь. — Завтра мы начнем зарабатывать тыщи крисов в день.

— И да пребудет с вами сила, мои юные и пылкие последователи, — прокряхтела кирка голосом Торфу. — Знайте же: бог с вами, и это не метафора!


Загрузка...