Глава 29


— Привязываемся тут, — Карахим указал на валун, покрытый рунической вязью. Камень возрождения поставили на миниатюрном кладбище с правой стороны от входа в замок, являвшийся также путем в инстанс, о чем свидетельствовала мерцающая пелена портала.

За спиной остались ожесточенные бои. К инстансу прорывались несколько дней, и даже Гору пришлось несладко — убивали и его. Хорошо, Восимбо успевал поднять варвара до полного вайпа «Боевым воскрешением» — разовой за бой и недавно приобретенной абилкой монаха, — что позволяло не растерять имущество. Часть особенно крутой экипировки соклановцы привязали еще в Бентулане, но далеко не все. Хорошо хоть игровой аукцион был доступен даже отсюда, чем клан активно пользовался практически после каждого боя.

— Лучше лишиться доли на продаже необработанного ресурса, чем потерять все, — глубокомысленно изрек Хас. Его «Снятие шкур» быстро прокачивалось и так же быстро скупалось игроками.

Все привязались к Камню возрождения. «Очень надолго он станет практически нашим вторым домом, — подумал Егор. — Чувствую, умирать будем здесь много и часто… Но и богатеть тоже!»

— С богом! — сказал он, первым заходя в инстанс.

— С Торфу, молодежь! — отозвалась кирка.

Хас, будучи то атеистом, то агностиком, то истовым правоверным, тактично промолчал, остальные перекрестились.

Вопреки ожиданиям, холл Мертвого замка оказался светлым и чистым. Сотни свечей, развешенных под потолком и на стенах, освещали пространство. Играл отражениями пол в черно-белую плитку, чистый и без каких-либо признаков мусора, такой гладкий, что неуклюжий Карахим чуть не поскользнулся. Где-то в глубинах коридоров что-то ухало и стонало, но кто там, пока что было не видно.

Группа собралась у входа, чтобы сделать давно задуманное и обновить бафы.

— Ну что, так попробуем или заюзаем сферы? — спросила Мико.

— Сферы, однозначно, — ответил Егор. — Мы с обычными мобами кое-как справлялись, а тут элита.

Серия вспышек известила, что каждый использовал «Великую сферу возвышения».

— Плюс пятнадцать уровней, — констатировал Восимбо. — Я стал семьдесят пятым.

— Семьдесят девятый, — откликнулась Мико. — Гор тоже.

Хас и Карахим достигли семьдесят восьмого. Некоторое время занимались распределением очков характеристик и открывшимися навыками. Что именно получат, знали заранее, поэтому просто перенастраивали интерфейс, подгоняя боевую ротацию приемов под новые умения.

За время пути к замку досконально изучили доступные гайды по подземелью, но в них было много пробелов. Топовые игроки не горели желанием делиться секретами, и о тактике писалось скупо.

Было известно общее количество боссов: шесть, — хотя это как считать. Первым боссом, самым изученным, был Дворецкий — призрак. Второй босс, или боссы, — три Измененных ученика некроманта, засевших в Башне мага. Оттуда можно попасть в Запретные залы, сразиться с Мертвым рыцарем, потом с Костяным драконом, охраняющим вход в лабораторию и пыточную некроманта. Пятый босс — два брата-кадавра: Зашитый и Залатанный. До этой стадии доходили только четыре клана, а с финальным боссом, Проклятым некромантом, успешно сразились лишь два. Имена противников, понятно, были другими, но все игровое сообщество называло их именно так, передавая суть.

Прямо перед входом в замок находились двери, ведущие к первому боссу, однако все гайды советовали сначала зачистить коридор. Инстанс постоянно патрулировался мобами, которые могли ударить в спину прямо время боя с Дворецким.

Егор окинул взглядом сопартийцев-друзей. Любимая чернокнижница Мико, с тремя бесами-огнеплюями на астральном поводке; друг-стрелок, любимец гор Хас, навострившийся стрелять так, что его атаки напоминали пулеметную очередь; маг широкого профиля болгарин Карахим и всеобщий любимец, монах-целитель кореец Восимбо. Ну и вредный Торфу в кирке, понятно.

— Ладно, погнали, — объявил Егор. — От первой попытки многого не ждем, будем считать разведкой.

В ответ на его голос из правого коридора раздалось лязганье доспехов, скрежет металла и шорох волочащихся по полу костей. На группу надвигалась первая группа мобов — скелетов в рыцарских доспехах, покрытых ржавчиной, с прорехами и вмятинами.


Скелет-стражник, нежить 94 уровня

Элита


Хас присвистнул. Пять скелетов, каждый из которых имел больше трехсот тысяч очков жизни, а за счет «элитности» наносил повышенный урон и защиту.

— Нормально, главное, не подставляйтесь, — сказал Егор.

Обычными ударами кирка наносила сорок-пятьдесят тысяч урона (за счет космических цифр характеристик), но приемы, тоже нехило прокачанные, умножали числа втрое-вчетверо. Весь вопрос был только в том, сколько дойдет до мобов фактически.

«Берсерка» Егор приберег, хотелось понять, насколько вообще здесь эффективен варвар с киркой без дополнительных бустов. Классовый навык прокачался до одиннадцатого уровня, за счет чего работал сорок секунд и повышал дамаг на сто сорок процентов, однако подросли и цифры отката. Лучше сберечь до босса или совсем тяжелой ситуации.

«Удар сверху» прошел, кирка врубилась в шлем вырвавшегося вперед стражника, пробивая череп скелета. Хрястнуло.


Вы нанесли 29976 единицы физического урона Скелету-стражнику!

Скелет-стражник, очки жизни: 290024/320000.


— Придется повозиться, — заметил Егор. — Больше половины урона срезается на фиг!

Оскорбленный невежливостью гостей костлявый застучал зубами, замахнулся и врезал мечом — варвар легко уклонился и чуть не попал под удар другого стражника…

Говорили мало, сосредоточившись на бое. Егор пропустил одновременный удар с двух сторон: скелеты орудовали огромными двуручными мечами, которые до того волочили по полу. Один удар удалось заблокировать, но второй задел бедро. Нога варвара подломилась.


Скелет-стражник нанес вам 9291 единицу урона!

Гор, очки жизни: 156089/165380.


— Больно, но жить можно, — констатировал Егор.

— Выхилю, — заметил Восимбо.

Монах не бравировал. Опытным путем высчитали, что монах отхиливает примерно тридцать-сорок тысяч очков здоровья в минуту и держит темп, пока не исчерпает запасы маны. Зелье, полностью ее восстанавливающее, имело откат, а потому важны было две вещи: Гору — не выхватывать лишний необязательный урон, а остальным — вообще не подставляться. В ином случае Восимбо не вытягивал отхил всего пати. Гор всегда мог воспользоваться зельем здоровья, но и у него имелся откат. В общем, требовалось балансировать и оттягивать использование зелий до безвыходной ситуации.

Хас, Карахим, Мико и ее бесы били с дистанции, Восимбо стоял рядом, так что все, что оставалось Гору, — держать мобов на себе, блокировать и уклоняться, контратаковать и бить самому. Дело было привычным — с экрана телевизора что страшный скелет, что бешеный волк, все выглядит одинаково. Реалистичная и красивая, но все же просто графика. Пиксели.

Тактика, выработанная на мощных мобах Проклятых земель, показала действенность и здесь. «Сокрушительный удар», изученный за время похода, цеплял всех стоящих рядом противников. Цели доставался основной урон, пятьсот процентов от базового, ее соседям — вдвое меньше, зато с пятисекундным эффектом ошеломления. Егор таким манером выключал большинство членов пака, кайтил основную цель и добивал ее, после чего повторял до полного уничтожения врагов.

Скелеты-стражники полегли меньше чем за пять минут. Можно было бы справиться быстрее, но после «Сокрушительного удара» варвару самому требовалось время, чтобы прийти в себя.

— Нормально, — выдал вердикт после первой стычки Карахим.

— Мана, минуту, — уведомил Восимбо. Его монах сел в позу лотоса и начал медитировать — бесплатный способ ускорения регенерации маны, возможный только вне боя.

— Только кости, — сообщи Егор, полутав останки скелетов.

Таким же способом вынесли четыре пака скелетов-стражников в коридоре по левую руку и еще три с половиной — по правую. С половиной, потому что вместо очередной толпы с потолка спустилось Привидение убитой любовницы. Чьей именно, не сообщалось. С ней пришлось повозиться — физический урон девицу не брал, а Мико с Карахимом ковыряли ее своими заклинаниями слишком долго. Хорошо хоть кирка иногда прокала: то воспламенением, то окаменением. Второе казалось странным — как привидение может окаменеть? — но очень своевременным. Тридцать секунд в этом состоянии сделали чью-то бывшую любовницу еще и бывшим привидением.

— А хороша была фемина! — мечтательно прокомментировал Торфу. — Шикарная телочка!

Отовсюду в замке раздавались странные звуки: то шорох прямо за стеной, то топот быстрых ног за спиной, заставлявший друзей Егора испуганно оборачиваться, то безумный смех, то детские голоса, распевающие на непонятном языке жуткую песенку, от которой мурашки бежали по коже. Даже Егор, комфортно устроившийся в новом кресле напротив телевизора и слышащий сквозь наушники, как мать беседует на кухне с пришедшей выпить чаю соседкой, вздрогнул, заметив в конце коридора изломанную фигуру девочки в белом платье, однако, приглядевшись, никого не увидел.

С ней они встретились позже — тварь встала на мостик, вывернула голову на сто восемьдесят градусов и выстрелила длинным языком. От ударов киркой уклонялась легко, бегала по потолку, напрыгивала на друзей Гора и быстро отходила — назад на потолок. Гору удалось перехватить момент прыжка и поймать тварь в воздухе, пригвоздив ее к полу. Пати влилось по полной, а Мико добавила визга, оглушающего всех союзников. «Создание изнанки» — даже название моба звучало жутковато, но здоровья у него оказалось немного. Справились.

Зачистив коридор, направились ко входу в замок. Двери к боссу все еще были закрыты.

— Эх, жаль нельзя сохраниться! — посетовала Мико. — Два часа трэш зачищали, будет обидно вайпнуться.

— Не хочу каркать, но я готов к тому, что мы рано или поздно ляжем. И сегодня, и завтра, и, может быть, еще несколько недель замок нам будет не по зубам, — сказал Егор. — Но все же хорошо, что это не потеря времени. Еще бой, и я апнусь.

— Я тоже, — подтвердил Карахим. — Опыт льется рекой. Давайте сделаем перекур?

Маг в реале курил, причем настоящие сигареты, и обычно раз в час отпрашивался обновить уровень никотина в крови, но сегодня предложил это сделать впервые за вечер.

— Давно пора, мне уже невтерпеж! — сообщил Хас.

Спешить было некуда, никакого временного лимита на прохождение инстанса не существовало, так что сделали пятнадцатиминутный перерыв — оправиться, попить, кому надо, перекурить. Конечно, за рекордно скоростное прохождение можно было урвать какие-то «плюшки», но рассчитывать на это в первый трай слишком самонадеянно.

Когда все вернулись и под воодушевленный хрип Торфу «С богом!» зашли в неосвещенный холл, пробудился первый босс — трехметровый призрак в черной униформе с оборванными рукавами и в фуражке. Из его обуви наполовину выглядывали пальцы с длинными, цокающими по полу когтями.


Дворецкий Мартинс, призрак 97 уровня

Босс подземелья


— У нас гости! — торжественно объявил он. — Прислуга, немедленно всем собраться!

В гайдах писали, что после этого призыва прибегают паки неупокоенных из коридора. На зов Дворецкого Мартинса ожидаемо никто не явился. Зато ярко вспыхнули свечи в канделябрах, летающих под потолком, распахнулись двери в задней части, и оттуда вылетели десятки нетопырей. К счастью, не элитных. Хас, Мико и Карахим тут же устроили тир, игнорируя босса.

В дворцовой кухне загремела посуда, оттуда хлынули слуги-зомби и огромный шеф-повар с чудовищной поварешкой в руке.

Дворецкому Мартинсу комитет по встрече дорогих госте показался недоукомплектованным, и он, глядя на выход из холла, закричал:

— Никчемные ленивые создания! Уж я вам задам! Хозяин будет очень вами недоволен! Придется самому встречать гостей!

Гор относительно легко справился со слугами, расколошматил шеф-повара — с ним пришлось повозиться, колпак оказался непробиваемым, и бить следовало в огромное колышущееся пузо.

Тем временем босс, накричавшись, забормотал проклятья и ленивой походкой, сложив руки за спиной, направился к группе. Прелюдия закончилась, мажордом пошел лично встречать гостей.

Гор бросился к нему, чтобы сосредоточить внимание на себе, и начал махать киркой, используя авто-атаки. Орудие проходило сквозь босса, не нанося урона, но Егор надеялся на то, что прокнет «Окаменение», пассивный эффект оружия. По сути, весь этот бой был огромной авантюрой в расчете на удачу. Совокупного урона всех кастеров группы не хватило бы, чтобы уложить призрачного босса.

— Заберите мышей! — истерично вопил Восимбо, облепленный нетопырями. Твари впились в него и сосали кровь, не давая монаху возможности завершить ни один каст исцеления.

В беспрерывной пальбе, треске огня заклинаний, истошном верещании нетопырей и беспрестанном монологе Дворецкого монаха не услышали. Егор видел, как ползет вниз жизнь, но что он мог сделать? Раз за разом варвар проводил атаки, и когда Восимбо, выпив зелье, вторично потерял здоровье и был на грани, прокнуло «Окаменение». Дворецкий Мартинс застыл, превратившись в каменную статую, причем, в отличие от мобов, всего на десять секунд. Нетопыри, астрально связанные с боссом, тоже застыли и отвалились.

— Фокус на босса! — закричал во все горло Егор.

Тут же врубив «Берсерка», он замолотил по кнопкам геймпада, проводя серию самых убойных приемов. Где-то на заднем плане Восимбо вспомнил боевое прошлое — втаптывал окаменевших нетопырей в пол и крошил посохом.

Десяти секунд, чтобы добить Дворецкого, конечно, не хватило — три миллиона очков жизни так быстро не сносятся даже мифической киркой с более чем тысячей поглощенных свойств. Но пауза позволила Восимбо отхилиться самому и сосредоточиться на Горе.

— Какое бескультурье! Невежественность и полное отсутствие гостевого этикета! — подосадовал Дворецкий Мартинс, поднимая Гора за шкирку, как нашкодившего щенка. — Хозяин найдет вам применение!

Окаменение сработало еще дважды, и каждый раз группа рвала жилы, выдавая максимум урона в секунду. Худо-бедно, на зубах, завалили.

Долго радовались, орали, прыгали и обнимали друг друга. Каждый сделал по два уровня, а Восимбо — сразу три.

Из босса выпали «Ключи мажордома», открывшие доступ в заднюю часть замка, и приличный эпический жезл, на который претендовали оба кастера, но фортуна улыбнулась Мико. Карахим немного расстроился, но ворчать, как обычно, не стал.

— Если будем каждый день фармить этот инст, все, кроме Гора, тут полностью оденутся, — сказал он.

— А Гор что? — сначала не понял Восимбо, а потом треснул себя по лбу — ну да, тот и так в легендарном сете с мифической киркой.

Механика «Ракуэна» позволяла выбить любой предмет любого качества из любого моба, и «Первозданное кайло Хозяйки Медной» горы тому доказательство. Но в то же время с ростом уровней мобов и их сложности цифры вероятностей менялись. Скажем, с моба девяностого уровня никогда не выпадет экипировка, годящаяся только новичку. Да и то, что устроило бы игрока восьмидесятого уровня, вряд ли. Требований к уровням вещи не предъявляли, но по сумме бонусов можно было экстраполировать линейку экипировки и понять, каким уровням она подходит больше — в расчете на мобов того же уровня.

После победы над Дворецким Мартинсом сделали перекур, а потом на следующие часа три завязли в бесконечных боях с оккупировавшей замок нежитью. К прежним Скелетам-стражникам прибавился приличный по составу и кошмарности бестиарий: зомби, новые виды привидений, условно мертвые гончие псы и всякие твари вроде Создания изнанки. Отдельного упоминания заслуживают Придворные шуты-зомби на ходулях — мобы веселые и жутковатые. Их пронзительный хохот заставлял кровь стынуть в жилах, а «шутки» скручивали желудок. Бедолаге Хасу один такой шут длинными, гнущимися во все стороны руками завязал ноги бантиком. «Фокус» сопровождался фонтами крови и хрустом костей, но исполнителя это не остановило.

Гибли беспрестанно. То Мико шагнет во внезапно открывшийся проход в стене и угодит под лезвие гильотины — ваншот; то Карахим попадет ногой в петлю ловушки и окажется подвешенным под потолком на рандеву с огромным пауком. Хас, кстати, того «фокуса» шута тоже не пережил, и только воскрешение, исполняемое монахом Восимбо, позволяло сохранить целостность группы. О том, что будет, если ляжет сам целитель, старались не думать — и так было понятно, что ничего хорошего.

По длинной спиралевидной лестнице добрались до верха башни. Кто их там ждал, знали — три ученика мага-некроманта с праздничными именами: Фестиваль, Карнавал и Торжество.

В них не осталось ничего человеческого, потуги продлить жизнь или вовсе стать бессмертными превратили их в сросшуюся биомассу, занявшую все поверхности внутреннего помещения башни. Целиться можно было куда угодно — жизнь трех боссов была общей, но вот добивать пришлось индивидуально. Три головы на длинных шеях у дальней стены от входа атаковали как банальными укусами с некротической слюной, так и плевками, не говоря уже о магии мертвых.

Егор старался держать агро на своем варваре, но не преуспел — Хас умудрился переагрить, всаживая в крайнюю голову пулю за пулей, словил три атаки заостренным щупальцем подряд и умер. И все бы ничего, но минутой раньше погиб Восимбо. Наверное, о том, что это вайп, подумали все, но вслух никто не произнес — продолжали методично исполнять свою роль, запоминая ротацию приемов боссов.

Без хила до победного конца дожил только Гор. Вся биомасса, покрывавшая комнату, обратилась в тлен, осыпалась, и по полу пробежали огоньки, вычерчивая круг с магической руной. Встав в его центр, Гор перенесся в закрытую часть замка.

Варвар оказался в подвалах. Стены, пол и потолок покрывала та же биомасса, что и в башне, но здесь она являлась декорацией. Однако декорацией активной: время от времени в каком-то месте слизь начинала пузыриться, и оттуда вылезал мертвяк с ободранной кожей, шустрый и слишком активный для усопшего, но довольно простой. Убивать таких было нетрудно.

Сложным оказалось другое, из-за чего Гору не удалось пройти далеко, — ловушки. Сделав очередной шаг, варвар провалился сквозь слой биомассы и, пролетев метров сорок в абсолютной темноте, разбился.

Вайп, и хорошо хоть в инстансах вещи не выпадали.


***


Следующую попытку пройти подземелье клан «Торфу» предпринял на следующий день. Первый трай отнял почти десять часов, но дал много пищи для размышлений.

Учтя ошибки, с большим трудом раздобыли необходимые ингредиенты для «Призрачного зелья». Когда-то Гор покупал подобное у бабки Лугриты в Лунном приюте, но оказалось, что в свободной продаже его нет. Хорошо, Мико достаточно прокачала «Зельеварение» и «Алхимию» и изучила рецепт. Для этого пришлось метнуться в Бентулан, зато в боях против призраков и Дворецкого Мартинса сумели победить без всякого эффекта окаменения.

Ко второму боссу, Измененным ученикам мага-некроманта, тоже подготовились. В гайдах об этом не писали, догадались сами: всем, кроме Гора, приобрели обувь с защитой от агрессивной среды. Дебаф биомассы в башне перестал проедать ботинки с сапогами и убивать игроков. Ну и Хас, разумеется, учел свои ошибки и перестал стрелять чаще одного раза в голову. Торжество, Фестиваль и Карнавал были упокоены.

Однако вторая попытка тоже закончилась вайпом, причем там же, где вчера погиб Гор. Обычным зрением выявить, где именно слой биомассы под тобой провалится, казалось невозможным. Мико даже предположила, что это чистый рандом.

С определением ловушек помог специальный факел, повышающий вероятность увидеть сокрытое в зоне освещения. Так научились распознавать провалы и сумели наконец преодолеть коридор. Однако сразу после ловушек их заперли в комнате, и, пока разбирались, как выбраться, стены сомкнулись и раздавили всю группу.

До третьего босса добрались с четвертого трая. Рыцарь Радости оказался очень прокачанным зомби, причем вел себя как под экстази: много двигался, веселился, танцевал, не забывая при этом наносить смертоносные атаки. Торфу, с интересом наблюдавший за ходом поединка, зевнул и сказал:

— Давай, ловкач, упокой дебила, пока он вас не перебил. Интересно, что там дальше…

За мгновение до этого босс и вся группа, кроме Гора, замерла стоп-кадром. Экран телевизора высветил: «БОЖЕСТВЕННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО!» и запустил таймер обратного отсчета с десяти секунд. Гор выложился на полную, но все равно не успел. И все же подарок Торфу (воистину рандомный) склонил весы в пользу игроков — босса уложили за несколько секунд до инрейджа, о котором писали, что в этом случае вайп без шансов.

Четвертый босс, классический Костяной дракон, только двухголовый, оказался самым простым. Физические атаки, леденящее дыхание и подвижный ваншотящий все вокруг хвост, через который следовало перепрыгивать.

— И все-таки я настаиваю, это не дракон, а виверна! — повторил Карахим. — Перекур! Надо погуглить, прав ли я…

Зашитый и Залатанный, два монструозных кадавра, слепленных из массы трупов, оказались абсолютно неубиваемыми. На этом предпоследнем боссе подземелья группа застряла на следующие две недели. Уровни членов клана повысились до девяностых, тактика была изучена досконально, урона хватало, но сказалось то, что хил у них непрофессиональный. Был бы жрец, друид-дерево, на крайний случай — паладин… У этих и заклинания эффективнее, и запас маны больше. Для монахов ветка специализации целительства редко бывала основной как раз из-за этого — маны надолго не хватало, хотя в Восимбо вложили все подходящее, поделившись своим и перешерстив аукцион относительно шмота с бонусами на духовность и мудрость.

Механика боссов нивелировала адовый урон кирки тем, что чем больше жизни терял один из кадавров, тем сильнее становился другой, а уж со смертью собрата второй полностью излечивался и становился ходячей машиной смерти, снося Гору все здоровье одним ударом. Убивать боссов следовало одновременно, и группа довольно долго высчитывала, в какой момент сфокусировать огонь на втором, пока варвар переключится на первого.

Убили, по сути, чудом. Вернее, вмешательством Торфу. Божок давно ворчал из кирки, что ему скучно, а последователям негоже пытаться убить неубиваемое. В тринадцатый трай, когда от скелетов, зомби, привидений, шутов, изнаночных созданий и мрачных коридоров замка рябило в глазах и тошнило, когда накатила моральная усталость, и энтузиазм первых дней испарился, Торфу явил «Божественное вмешательство», снова остановив время для всех, кроме Гора, уже успевшего погибнуть и ожить, будучи поднятым «Боевым воскрешением» Восимбо.

Владелец персонажа, секунду потупив, зарычал и вгрызся киркой в обоих кадавров, так удачно именно в этот момент оказавшихся рядом.


Вы достигли нового уровня!

Уровень: 95.

Сила: +2.

Очки характеристик: +1.

Очки умений: +1.


— ДА-А-А-А-А-А-А! — издал победный вопль Егор.

— ДА-А-А-А-А-А-А! — выпучив глаза, вопили Хас, Карахим и Восимбо.

Мико просто бегала, воздев руки, вокруг и в итоге повисла на Горе, а следом на него налетели остальные…

Победить последнего босса, владельца замка Проклятого некроманта Шазздари, после кадавров оказалось до смешного просто. Убили на кураже, особо не напрягаясь.

Проклятие с замка было снято. Весь некромантский антураж исчез, солнце ударило в стекла окон, очистившихся от пыли и грязи. Интерфейс сообщил, что до перезагрузки подземелья остался ровно час.

Распахнулись запертые врата, ведущие из лаборатории Шазздари в пещеры горы. Даже не поинтересовавшись лутом, Егор направил варвара туда — к залежам элементиевой руды, слабо светящимся во тьме огромной пещеры.

Прочность жил варьировалась от трех до десяти миллионов. Гор успел полностью раздолбать шестнадцать, получив в общей сложности сто семьдесят шесть кусков элементиевой руды, что по рыночной цене приравнивалось почти к девяти тысячам кристаллов. Отлитыми в слитки продать их можно было дороже раза в полтора. Учитывая, что повторно инстанс можно пройти практически сразу, фарм руды реально поставить на поток.

А тут еще и Мико насобирала Лунных грибов, в обилии растущих чуть дальше в пещере, ближе к порталу, выходу из инстанса. Грибы стоили не так дорого, как руда, но тоже ценились за редкость и использовались в высокоуровневой алхимии.

— Так, народ! — привлек общее внимание Карахим, уже трижды ходивший курить, пока Гор и Мико работали. — Не хочу показаться трусом, но примите это как предусмотрительность. Я понимаю, что руду лучше отлить в слитки, но Хас здесь этого не сделает, ему нужно горнило. Из грибов тоже лучше создать продукт, выиграем больше, но…

— Что? — не выдержала Мико. — Говори!

— Давайте все ресы закинем на аук? — Глаза мага на мгновение остекленели. — До рестарта инста двадцать секунд, успеете. Потом нас выкинет.

— Он прав, — Егор перестал долбить очередную жилу, поняв, что не успеет. — Все на аук!

Внезапно проснувшемуся чутью Карахима все сказали «спасибо», когда после рестарта оказались у входа в инстанс. Их ждали. Пока консоль Егора грузила новую локацию, его персонаж и друзья оказались под многосторонним контролем со стороны большого рейда игроков. Все от девяностого уровня, но среди них нашелся один маг шестидесятого. Йоджимбо.

— Вот он, — маг ткнул пальцем в сторону Гора.

От группы хайлевелов отделилась фигура могучего воина по имени Пронзающий небеса, который подошел к Гору и сказал:

— Клан «Летящие по волнам» выдвигает тебе, Гор, претензию. Ты обманным путем завладел артефактом «Поглотитель душ», который принадлежит нам. Найти тебя было непросто. Сам понимаешь, месяц назад ты был пятнадцатого уровня, так что никто не рассчитывал встретить тебя в этих краях. Но сколько веревочке ни виться… Ты был в негласном розыске, и тебя заметили. И ты уже девяносто пятого уровня! А когда заходил в инстанс, был двумя уровнями меньше! Предположу, что вы все-таки прошли подземелье, что выглядит уже не просто необычно… Это возмутительно! — закричал Пронзающий небеса. — Полагаю, ты читер. И если изначально я хотел тебя просто вежливо попросить вернуть принадлежащее нам, то, убедившись в мошенничестве, накажу по всей строгости. Отныне ты и твой клан в нашем KOS-листе. Я могу отменить это, если вы добровольно выложите содержимое сумок, а также снимите с себя всю экипировку. Отвязка за ваш счет. Даю три секунды на решение. Три!..

— Что-то негодное, неприятное! — выматерился Хас.

— Два!..

Гор вытащил кирку, готовясь к бою. Лязгнуло оружие, зашелестели кастуемые заклинания…

— Один!

Шесть кастеров одновременно не выпускали Гора из-под контроля. То в ледяную глыбу запихнут, то в овцу превратят. Из невидимости варвара выбили «Кислотной лужей» под ногами, взлететь не дали, связав корнями, вырвавшимися из-под земли. За это время поочередно сложили всех соклановцев, а потом пришел черед варвара.

Мощная броня, создаваемая киркой, ее огромный урон — ничего не помогло выстоять против шести десятков топовых игроков. Варвара прикончили меньше чем за минуту.


Ваш персонаж Гор, варвар 95 уровня, погиб.

Воскрешение возможно через: 11 часов 59 минут 57… 56… 55…


«Хорошо, что кирка привязана, а руда выставлена на торги», — подумал Егор, и тут случилось непоправимое.

Прознающий небеса полутал труп варвара, выгреб «Поглотителя душ» и тут же использовал на Горе. Первой из рук персонажа пропала кирка, потом один за другим — доспехи Веспы…

Не в силах это видеть, Егор вырубил консоль, хотя внутренне рвался задонатить, оплатить быстрое воскрешение и кинуться в бой. Только смысл? Без кирки у него ни единого шанса.

Запершись в комнате, он долго лежал и смотрел в потолок. Душу и сердце рвало при мысли, что это конец всем его планам и мечтам. Тренькнул смартфон, сообщая о новом письме. Невидящим взглядом Егор наугад ткнул в уведомление.


Тема: Приглашение в Токио


Здравствуйте, Егор!

Спешим вас поздравить с благополучным прохождением подземелья «Мертвый замок», на данный момент самого сложного их тех, что открыты игроками!

Мы с большим интересом наблюдали за приключениями вашего персонажа Гора с того момента, когда он нашел мифическое «Первозданное кайло хозяйки Медной горы». Подобные находки — дело чистого везения, и «Ракуэн Инкорпорейтед» всегда приветствует прогресс тех, кому посчастливилось отыскать мифический артефакт. Именно благодаря этому «Ракуэн» стал настолько популярным во всем мире. Каждый может добиться успеха в мире Ракуэна!

Как вы смотрите на то, чтобы прилететь в Токио и познакомиться лично? Мы хотим организовать вам экскурсию по нашему офису, показать Японию и снять о вас документальный фильм «Из песочницы в топы за два месяца: история Егора, варвара из России…»


Какая-то насмешка судьбы! Фильм, если он будет, лучше назвать «Как просрать все за мгновение».

День, который мог стать самым счастливым, стал жутким кошмаром наяву.


Загрузка...