Глава 30


«Каким образом проклятый предмет, в свойствах которого явно написано, что от него невозможно избавиться, перешел Пронзающему небеса?» — этот вопрос не давал Егору покоя. В хаосе догадок и домыслов все отчетливее проявлялась мысль, что, возможно, еще не все потеряно. Кирка не просто предмет, а вещь со вселившейся божественной сущностью. Ко всему прочему, на Торфу у Гора завязан квест, а само божество является покровителем клана.

Наслаиваясь, лезли и другие мысли. Например, о том, что можно потерять все, кроме чести. Егор, выросший в небогатой семье, знал это, как никто другой. При любых обстоятельствах оставайся человеком, всегда держи слово и борись до конца — три нехитрых жизненных правила, вбитых в голову отцом. Следовать им было не всегда просто, но даже в самые мрачные времена вера в них позволяла не пасть духом. Как пару месяцев назад, когда он потерял девушку, работу и не знал, чем оплатить счет за электроэнергию.

В «Ракуэне» тоже не все потеряно! Он жив, здоров, его персонаж все тот же прокачанный варвар Гор, веселый и любящий танцевать. А главное, его друзья, которые наверняка волнуются и пытаются понять, что произошло, никуда не делись. Нет, спрятаться от проблем, свернувшись клубочком на диване, не по-мужски. Малодушно.

Надо хотя бы попытаться что-то сделать, и даже если не получится… Что ж, по крайней мере, если ему и будет стыдно за свою глупость, за то, что не сообразил избавиться от «Поглотителя душ», что вел себя неосмотрительно… пусть, он сохранит осознание, что не сдался. Боролся.

«Итак, Егор, вы столкнулись с рейдом топ-клана “Летящие по волнам” сразу после прохождения сложнейшего подземелья и погибли, потеряв мифический артефакт. Что же вы сделали?»

«Я? Выключил консоль и лежал, забившись к стене, глотал слезы и мотал сопли на кулак».

Представшая в воображении сцена заставила вскипеть кровь, прилившую от стыда к лицу. Резко поднявшись, он врубил консоль, телевизор, схватил геймпад. В гостиной шел ремонт, и последние дни играл он в своей комнате.

До респауна оставалось сорок восемь минут, но ждать было выше его сил. Не раздумывая, оплатил досрочный рес из кошелька, позволявшего не терять кристаллы после смерти.

Яркая вспышка залила экран телевизора, и Гор возродился у Камня возле входа в инстанс. Никого из топов рядом уже не было.

— Гор! — крикнула Мико, выходя из тени колонны. — Что случилось?

Вслед за девушкой появились остальные: Хас, Карахим, Восимбо. Все выглядели серьезными, Хас хмурился — не любил несправедливости и поражений, а тут случилось сразу и то и другое.

— Куда они ушли, кто-нибудь видел? — первым делом спросил Егор.

— Сели на маунтов и ускакали в ту сторону, — Карахим показал в западном направлении, туда, где клан еще не бывал. — Там или город, или поселение. Почему ты голый? Мы же привязали твои…

— Поглотитель душ, — коротко ответил Егор. — Забрали кирку.

Новость их ошеломила. Несколько секунд соклановцы осознавали сказанное, а потом разразились проклятьями. Даже Мико выругалась и изо всех сил пнула колонну. Простая логическая цепочка «без кирки планы разбогатеть откладываются на неопределенный срок» заставила взволноваться даже вечно невозмутимого Восимбо. Монах пыхтел, вращал глазами и сжимал кулаки так, что пальцы побелели.

— Ух… — наконец, вымолвил он, уместив в междометие всю гамму чувств.

— Гор, оденься, — Мико первой пришла в себя и начала мыслить логически. Через окно обмена она передала ему разнородные доспехи и оружие. — И давайте уйдем в менее людное место…

— Куда?! — возопил Карахим. — Для нас теперь вся локация смертельна! Любой моб загрызет!

— Вряд ли, — не согласился Егор. — Ты забыл, что мы безвылазно проторчали в замке две недели и уже сравнялись с мобами. Вряд ли будут проблемы. Но все это не имеет значения, потому что сейчас главное — найти Пронзающего Небеса. Причем максимально быстро.

— И как же ты собираешься его искать? — спросил Хас.

— Честно говоря, его и искать не нужно. Я вижу, где он…

Едва войдя в игру, Егор обратил внимание на появившуюся вторую стрелку на мини-карте, отображающую направление к точке выполнения его единственного квеста с неопределенной наградой:


Торфу, древнее божество, предлагает вам выполнить задание:

«Свободу Торфу!»

Доставить божественную сущность Торфу в хрустальную пещеру к западу от Мшистых холмов и помочь ей воссоединиться с телом, заключенном в Хрустальном монолите.


До этого стрелка была только одна, указывающая на местоположение итоговой цели. Теперь же появилась вторая, и утыкалась она в место, где находился сейчас сам Торфу, запечатанный в кирке. Все это Егор быстро объяснил соклановцам и сообщил расстояние:

— Шестьсот пятьдесят четыре метра.

— Ну догоним мы их, а дальше? — спросил Карахим. — Я не критикую, просто пытаюсь понять, как мы будем отбирать кирку?

— Печати Камней Балара, — Егор был лаконичен, боясь упустить возможность нагнать того, кто лишил его кирки. — С остальным разберемся по ходу, выдвигаемся.

Быстро обвешались бафами, выдвинули вперед демона Бездны, прислужника Мико, призванного вместо бесов за его высокие защитные параметры. Чернокнижница направила демона в указанном Гором направлении, группа двинулась следом. Пробежали мимо скопившихся на мостике через ров рейдеров, пересекли холмы, сложенные из костей и черепов, довольно легко завалили пак из трех умертвий и рванули дальше. За это время Егор поделился с друзьями своей идеей, и даже скептик Карахим признал, что шансы есть.

— Зря переживал, Кара, — хмыкнул Хас, бежавший плечом к плечу с магом. — Даже без кирки мы реально забурели для этой локации.

На ходу, не снимая пальца с кнопки, отвечающий за бег персонажа, Егор постоянно сверялся с картой и каждый раз с облегчением фиксировал, что Пронзающий Небеса торчит на одном месте. Было непонятно, что заставило топов притормозить, но, что бы это ни было, оно играло на руку варвару. До точки, где встали «Летящие по волнам», оставалось менее сотни метров.

Егор остановился.

— Стоп, — сказал он. — Дальше идите без меня. Обогните их и атакуйте сбоку. Когда приблизитесь, поднимите шум, можете покричать, спровоцировать, главное, отвлеките!

— А ты? — спросила Мико.

— Я пойду напрямую. Мне нужно подобраться незамеченным, забрать кирку и успеть свалить, пока работает невидимость. Хотя… Даже если не успею уйти, не страшно, «Поглотитель душ» на недельном откате. Главное — забрать кирку.

— Портал? — спросил Карахим.

— Свиток есть, в Бентулан. Если выгорит, встретимся там. Как воскреснете — а вас наверняка грохнут, — прыгайте туда. Все, выдвигаемся, пока топы не ушли.

Некому было сказать: «Торфу с вами!» — поэтому обошлись без церемоний. Ребята пошли вперед, забирая правее. Гор, активировав свою непрокачанную скрытность, пополз прямиком к новому обладателю кирки. Пронзающий Небеса и его соклановцы отсюда уже были видны, и Егор разглядел, чем именно занимаются «Летящие по волнам»: сражаются с доселе не виденным (и невиданным!) противником — с тремя черепами возле имени ярко-багрового цвета!


☠☠☠ Зул, чумной некромант 108 уровня

Мифический босс


Все складывалось удачнее, чем Егор предполагал. Стало понятно, почему изначально были сделаны неверные выводы о причинах задержки топов: босс не отличался большими габаритами, и издали его даже можно было принять за одного из игроков. В мантии в виде перевернутого раскрывшегося тюльпана, с длинным посохом, украшенным черепом-навершием, Зул дрался молча. Кажется, он даже губами не шевелил, кастуя смертельные заклинания.

Рейдеры-топы сражались также безмолвно, и в тишине Проклятых земель раздавались лишь команды их лидера, Пронзающего Небеса. Эпический воин танковал, но босс атаковал не только его. То там, то здесь под ногами рейдеров вспухала земля, откуда вырывались руки мертвецов; почва пузырилась серебристой субстанцией, от которой шел призрачный дымок; в воздухе клубились иллюзорные химерические облачка. Один из топов не успел вовремя выйти из такого — его экипировка и плоть сгнили в считанные мгновения.

Друзьям Гора хватило ума понять, что старый план не годится. Зачем отвлекать тех, кто и так не обращает на тебя внимания? Вместо этого они затаились за высокой грудой костей — Егор видел, как замерли на карте метки соклановцев.

«Ждем или по плану?» — спросила Мико в чате.

«Пока не суйтесь, — ответил Егор. — Смотрите по ситуации».

Дождаться конца боя, чтобы не влипнуть в смертельные AoE-касты босса или рискнуть? Егор изучил шкалу здоровья противника — его оставалось еще прилично, больше половины. Неужели совокупный урон трех десятков топов за столько времени не смог вынести больше?

Дело оказалось в другом. Зул вдруг застыл, завибрировал и издал жуткий стон. Из-под ног воина Тайко вырвался грязно-зеленый столб света, и его жизнь скатилась в красную зону.

— Хил! — заорал он.

Лекари не успели. Зул в мгновение око перенесся к Тайко и бесхитростно врезал посохом, вбивая шлем в череп, сминая навершие. Второй танк рухнул как подкошенный.

— Минус Тайко! — крикнул Пронзающий Небеса. — Хилы, не спим!

От трупа отделилась призрачная фигура и, размазавшись, влетела в пасть некроманта. Поглотив душу павшего, Зул восстановил сразу десять процентов здоровья.

«Так вот как он сумел продержаться против рейда топов», — сообразил Егор. Но почему Пронзающий Небеса дерется мечом? Какое оружие может быть сильнее мифической кирки? С нею в руках лидер рейда смог бы в несколько ударов убить Зула! Возможно, Пронзающий Небеса просто не смог воспользоваться этим оружием? Или не стал, потому что оно проклято, и он сначала хотел его очистить? У топа наверняка прокачана репутация с каким-нибудь божеством…

При любом раскладе все пока что складывалось удачно. Если бы Пронзающий Небеса дрался киркой, вряд ли Егору удалось бы задуманное.

Медлить больше было нельзя. Он мысленно представил порядок действий, кнопки, на которые надо будет нажать, потом подвигал пальцами, имитируя касания… Набрал полную грудь воздуха и… С Торфу!

Первым делом активировал Печать Незримого шага и бегом направил варвара к месту драки. Следом — Печать Великого мастера, подняв до небес степень навыка воровства. Егор выдохнул, вдохнул и снова перестал дышать. Требовалась полная сосредоточенность, чтобы не влипнуть в какую-нибудь дрянь, которую в изобилии раскидал босс.

К десятой секунде действия Печатей Гор проскочил ряд рейнджей — магов, жрецов, стрелков — и приблизился к боссу. Перед варваром замаячила фигура Пронзающего Небеса во всей красе легендарного воинского сета. Наведя прицел, Егор переключил режим взаимодействия, и внизу экрана появился текст:


Кража. Вероятность успеха: 100 %.


Оставалось двенадцать секунд. Егор нажал X — и на половину экрана раскрылся инвентарь Пронзающего Небеса. Взгляд заметался по двум сотням ячеек. Все заполнены! Предметы были показаны иконками, которые старый телевизор отображал неотчетливо. Где кирка?!

Девять секунд превратились в семь, пока варвар крал «Смычок Грима-музыканта» — первое, что Егор опознал как свое. Сердце стучало, руки тряслись, в панике он подступил к экрану вплотную, едва не упершись в него вспотевшим лбом. Пять секунд. Взгляд метался, натыкаясь на знакомые иконки «Доспехов Веспы», но их Егор проигнорировал. Где кирка, где?!

Ладони тоже вспотели, геймпад скользил в пальцах, набатом отдавалась в черепе паническая мысль: Пронзающий Небеса передал кому-то его кирку!

Три секунды. Да вот же она! Как он ее проглядел? «Первозданное кайло хозяйки Медной горы» ютилось в нижнем левом углу инвентарной сетки. Спаренное нажатие на X запустило двухсекундный каст процесса кражи. Ну же, давай! Прозрачные руки, видимые только Егору, почти достали кайло из внепространственного инвентаря…

— К черту! — взревел Пронзающий Небеса, убрав меч и…


Кража невозможна! Предмет «Первозданное кайло хозяйки Медной горы» отсутствует в сумке воина Пронзающий Небеса!


…выхватил кирку. По всей видимости, он предпочел использовать проклятый предмет, но убить не желающего умирать босса. Первым же ударом воину удалось снизить здоровье противника на треть, его же собственное увеличилось вдвое за счет мифического оружия.

— Вливаемся, вливаемся! — заорал клан-лид. — Каких-то тридцать процентов!

В следующий момент действие Печати незримого шага закончилось, и Гор материализовался за спиной клан-лида на виду у всех «Летящих по волнам». В ярости Егор заорал так, что разбудил мать, беспокойно заворочавшуюся за стенкой, и, понимая, что шанс потерян навсегда, врубил «Берсерка» и саданул «Ударом сверху» воину в спину. Даже если случится чудо, и его удастся убить, кирка, скорее всего, безнадежно потеряна — ведь, взяв ее в руки, Пронзающий Небеса активировал проклятье, делающее невозможным избавиться от предмета.


Вы нанесли 8572 единицы физического урона Пронзающему Небеса.

Пронзающий Небеса, очки жизни: 148831/162105.


— ЧТО? — заорал Пронзающий Небеса, обернувшись. — Ты?! Ах ты…

Эти мгновения стоили ему еще четверти здоровья — чумной некромант Зул разлил под ногами воина серебристую лужу, а отвлекшийся воин не успел из нее вовремя выйти.

— За Торфу! — Привлекая внимание топов, из-за костяного холмика выскочили друзья Егора, заметившие, что ему нужна помощь. — Валим гадов!!!

Все семеро, включая трех бесов-огнеплюев чернокнижницы, сфокусировали огонь на жреце, сосредоточено отхиливающим Пронзающего Небеса. Увлеченный задачей жрец слишком поздно осознал, что лечить нужно себя, и погиб.

Группа перевела огонь на лишившегося хила танка, одновременно пытавшегося уклониться от атак Зула и сразить Гора. Удавалось ему это с трудом, слишком много агро собрал Пронзающий Небеса.

«Летящие по волнам», напряженно вливавшиеся уроном в босса, не сразу разобрались в изменившейся обстановке. Егор по себе знал, что в горячке затяжного боя со сложным боссом мозг словно частично отключается, отметая все отвлекающие факторы, и сосредотачивается на том, чтобы выдать максимально эффективную ротацию приемов и не угодить под методично повторяющиеся суператаки противника. Даже истошные вопли рейд-лидера дошли до его соклановцев с опозданием.

Пока «Летящие по волнам» были в замешательстве, пока переоценивали происходящее, клан «Торфу» выбили второго хилера, отвечавшего за исцеление всего рейда, кроме танков. Оставался третий, страхующий первых двух, и вот он-то как раз и поднял тревогу, привлекая внимание союзников к атакам в спину. Часть рейда переключилась на друзей Егора, которые, подчиняясь короткой команде «Фокус на ПН!», сконцентрировали огонь на танке.

Оставшись без поддержки целителей, Пронзающий Небеса опустошил зелье здоровья и окончательно перестал обращать внимание на босса. Зул, чумной некромант, тоже утратил к нему интерес, когда танк потерял первую строчку в его агро-листе — сначала прикончил несколько мили-бойцов: разбойников, друида и еще пару воинов, — не сумел уложить спрятавшегося в «пузырь» паладина, однако высосал души убитых, полностью восстановив жизнь, и переместился к тем из рейнджей «Летящих по волнам», кто продолжал его атаковать.

Все это Егор подметил, максимально подняв камеру, и тут же снова приблизил: для успешного поединка требовалось четко видеть противника.

— Что, Пронзающий, ник выбирал по Фрейду? — подзадорил он воина. Опыт предыдущих дуэлей подсказывал, что выведенный из себя враг чаще допускает ошибки. — В реале девушки не дают, здесь пронзаешь?

Шуточка вышла так себе, да и не знаком был, судя по всему, со стариной Зигмундом лидер «Летящих по волнам», но второй вопрос все равно достиг цели.

— Я тебя сейчас пронжу! — заявил воин, перекидывая кирку из руки в руку, словно примеряясь, как половчее ударить. — Иди сюда, будь мужчиной!

— Я не по вашей части! Но ты не стесняйся, пронзи себя, как мужчина мужчину! — продолжал нести провокационный бред Егор.

Он понимал, что, если пропустит хоть один удар своей же киркой, не выживет. Медленно отступая и уклоняясь, он вел хекающего при выпадах Пронзающего Небеса к основной части рейда. В честной схватке ему не победить, слишком уж читерское орудие в руках врага, а вот в нечестном…

— Ты не воин! — взревел Пронзающий Небеса. — Получай!

Но за мгновение до этого, приподняв камеру, Егор убедился, что в радиус пятнадцати метров попадают все «Летящие по волнам», и использовал «Смычок Грима-музыканта»! А его противник, дождавшийся отката какой-то своей убер-абилки, активировал ее — и сейчас его расплывшийся силуэт несся к варвару.

Громыхнула веселая музыка. Только это спасло Гора: воин врезался в него латным плечом, вышиб дух и отправил на пять секунд в стан, но добить не сумел. Ноги Пронзающего Небеса пустились в пляс, заплелись, и клан-лидер «Летящих по волнам» рухнул в серебристую лужу, от которой исходил смрадный дымок. Жизнь воина поползла вниз, его аватар поднялся, но, все еще не подчиняясь хозяину, продолжил залихватский танец, окутавшись красивым облаком брызг.

Друзья Егора, сумевшие выжить в прямом столкновении, вовремя сориентировались и включили все, чтобы максимизировать наносимый по воину урон. Из вражеского клана в игре остались еще семь чаров, да и босс Зул пока что был в деле.

Оправившись от стана, Гор поднялся и подскочил к выделывающему коленца Пронзающему Небеса.

— Да, я не воин, — произнес Егор, вбивая шпагу под подбородок танцора. — Я, твою мать, варвар!

Шпага, выданная Мико, рядом не стояла не то что с киркой, а даже с оружием среднего класса для уровней Гора, но удар система оценила.


Вы открыли новый прием «Дьявольское коварство шпаги»!

«Дьявольское коварство шпаги»: ваш персонаж наносит колющий удар снизу вверх под подбородок отвлекшегося на ложный выпад противника, пронзая его мозг, что дает 500 % дополнительного урона.

Вы нанесли 24094 единицы критического физического урона Пронзающему Небеса.

Пронзающий Небеса, очки жизни: 94887/162105.


Шпага не меч и не кирка, часть известных приемов с ней не срабатывала, но доступного арсенала хватило. Откровенно говоря, в те двадцать с чем-то секунд, что Пронзающий Небеса невольно изображал подвижный тренировочный манекен, убить его можно было обычными атаками. Учитывая, что друзья Егора почти не уступали в уровнях топам, оставаясь при этом в мощнейшей экипировке, господина Пронзающего уложили с запасом.

Кирка выпала из рук воина. Егор суматошно бросился лутать тело, но тут услышал из геймпада знакомый скрипучий голос:

— Соскучился, ловкач? Эх, даже не отвечай, знаю, что без меня места себе не находил. Ну давай же, возьми меня в свои сильные мускулистые руки! Поднимай, поднимай! Вира!

Помимо воли широко улыбаясь, Егор схватил мифическое кайло, после чего вернулся к телу и выгреб все, что с того выпало: зелья, эликсиры, несколько предметов экипировки и, самое главное, «Поглотитель душ». Он сразу надел «Доспехи Веспы» и почувствовал себя не просто уверенным в себе, но и донельзя счастливым.

Глядя в экран телевизора, он снова улыбнулся. Игра вернула ему вкус побед.

Тем временем действие танцевального дебафа почти завершилось, но Егор не смог отказать себе в удовольствии поглотить душу Пронзающего Небеса — ведь откат артефакта обнулился со сменой владельца, связанной с его смертью, — после чего снял с воина всю экипировку. Легендарный сет и… та-дам! Мифический двуручный меч! К сожалению, все с классовым ограничением «Только для воинов», но для Егора это не стало проблемой. В несколько ударов он разбил все вещи Пронзающего Небеса, безмерно усилив кирку, хотя разбираться сейчас, что именно в результате получилось, не было времени.

К раздаче плюх отошедшим от дискотеки «Летящим по волнам» варвар подоспел вовремя. Один, максимум два удара — и очередной топ падал замертво. Друзья, заметив, чем именно машет Егор, взорвались восторженными криками и принялись добивать растерявшийся вражеский клан с еще большим усердием.

Егор же примерялся к боссу. Врагов оставалось человек пять, причем все с прилично сниженным здоровьем. Подрезав стоящего на пути эльфийского лучника, Гор увидел знакомого мага — Йоджимбо. И как тот выжил в этой неразберихе?

В его глазах разгоралась ненависть, но к ней примешивалось удовлетворение.

— Интересно, что теперь скажет Пронзающий Небеса, — не предпринимая попыток защититься, брюзгливо сказал Йоджимбо. — Он говорил, что только такой никчемный неудачник, как я, мог потерять клановый артефакт отвязки душ. Я видел, ты раздел его догола, так что за свою экипировку спокоен.

Маг визгливо расхохотался, но подавился смехом, когда кирка пробила ему голову. В живых оставалось только двое «Летящих по волнам», и оба на последнем издыхании.

Чумной некромант Зул помог добить обоих и нашел новую цель — Гора, который, наконец, сумел перепрыгнуть и обогнуть все лужи, разлитые боссом, а также лес рук, активно пытавшихся ухватить варвара.

— Ну и рожа у тебя, некромантишка! — подал голос Торфу, когда босс развернулся к варвару, начиная каст. — Ох и рожа!

Дочитать проклятие Зул не успел: его покрытую трупными пятнами ладонь с длинными почерневшими когтями пробил «Разрывной выстрел» Хаса. Каст сбился, и в то же мгновение кирка с азартно вопящим внутри Торфу разворотила некроманту грудь. Вспышки заклинаний Карахима и Мико, расплескивающихся по Зулу, застили взор стоящему рядом Гору, но для Егора это не стало помехой. Варвар запустил «Мельницу богов».

Зул, оправившись от серии атак, воздел руки, и из-под ног варвара вырвался грязно-зеленый столб вроде того, что почти прикончил Тайко. Жизнь просела вдвое, но Егора это не испугало. Ее объем, резко увеличившийся с киркой в руках, повысился еще больше, когда Восимбо накинул на него ободряющих бафов и начал вливаться хилом.

— Главное, никому не умирать! — крикнул Егор. — Босс так отжирается!

— Уже поняли, — проворчал Карахим.

— Валите бледного! — надрывался Торфу. — Мочите образину безжизненную!

Группа, успешно прошедшая Мертвый замок, оказалась в своей стихии. Гор танковал и с каждым ударом приближал босса к кончине, Вос лечил, Мико проклинала и подгоняла бесов-огнеплюев. Карахим выдавал ротацию мощных заклинаний разных школ магии, а Хас… Хас что-то восторженно орал, матерился и всаживал в Зула пулю за пулей, то замедляя его, то взрывая изнутри.

На пяти процентах жизни чумной некромант занервничал, жахнул ультимативной способностью, на три секунды обездвижив противников, а сам взлетел, чтобы дать деру.

Первым за ним рванул Карахим, воспользовавшись левитацией, и вцепился в ноги. Колдовать, продолжая полет, парень не мог, но его поддержали огнем Хас и Мико. Гор, недолго думая, включил Печать Легкого дуновения, резко взмыл в небо, зависнув над боссом, и врезал «Смертельным ударом». Башка чумного некроманта лопнула, как гнилой арбуз. Во все стороны разлетелись сгнившие мозги и серебристая дрянь, а тело в несколько мгновений разложилось, истлело и рассыпалось прахом. На землю Гор и Карахим опустились в сопровождении некромантской мантии.


Зул, чумной некромант 108 уровня, убит.


Достижение разблокировано! Вы одержали победу над мифическим боссом Зулом, чумным некромантом. Мифические боссы не привязаны к конкретной локации и большую часть времени проводят в Бездне, лишь изредка появляясь в Ракуэне. Будучи убитыми, они никогда не возвращаются в прежнем обличье.


«Изгоняющий»: +10 % к урону, наносимому мифическим боссам. Для достижения следующего ранга одержите еще 4 победы в боях против мифических боссов.

Достижение разблокировано! Вы первым одержали победу над мифическим боссом выше 100-го уровня. Это важная веха в истории Ракуэна, подвиг, который будет воспет в веках.


«Самый первый: мифический герой 100+»: мифическое ездовое животное «Костяной дракон».


Вы получили «Браслет призыва костяного дракона».


Опыта навалили так много, что каждый член группы получил новый уровень. Костяных драконов тоже выдали всем, и радости было столько, что Егору пришлось снизить громкость наушников.

— Народ, надо сваливать от греха! — заявил Карахим, не переставая выплясывать джигу.

— Эй, а лут? — прекратив радостно визжать, напомнила Мико.

Она же первая, не сдержав любопытства, полутала то, что осталось от Зула. Когда все прочли в групповом чате, что именно подобрала чернокнижница, вопли радости огласили Проклятые земли до самых до окраин.

— Мифическое ружье! — выпучив глаза, орал Хас и тряс Гора за плечи.

— День у нас мифический, — проворчал Егор, радуясь за друга. — Но Кара прав, быстро валим отсюда, пока никто не вернулся.

— Эй, ловкач, кажется, пришло время выполнять обещание? — снова подал голос Торфу. — Если вы не поняли, молодежь, я немного приложил руку к вашим успехам.


***


Обещание, данное болотному богу Торфу, одноименный клан смог выполнить только через месяц. За это время группе удалось продвинуться на две локации в восточном направлении, начав фарм земель сто двадцатых уровней. Сделали это по двум причинам: чтобы не провоцировать озлобленных «Летящих по волнам», резко просевших в рейтинге, после того как их лидер, Пронзающий Небеса, потерял основной комплект экипировки; и чтобы еще прокачаться и окончательно перестать бояться врагов. А таковых значительно прибавилось.

Китайский клан замолчал свое поражение. «Они не могут признаться, для них это потеря чести», — пояснил Хас, большой знаток азиатских стереотипов и фанат Брюса Ли. Но все же клан заклятых врагов был силен и вполне в состоянии выставить против «Торфу» больше полутысячи бойцов девяностых уровней. При грамотном контроле Гору не помогла бы и кирка, его бы просто не выпускали из станов. Кроме того, это было нерационально.

В правильности решения убедились, когда Гор обнаружил новый, доселе неизвестный вид руды — адамантит. Первый же стак, на пробу выставленный Сашкой на аукцион, произвел фурор. Кузнецам и некоторым другим ремесленникам в гильдиях открылись новые рецепты с использованием адамантита, и это следующий уровень в экипировке. Десять слитков адамантита выкупили за три тысячи кристаллов!

Саня, сдержанно улыбаясь, сообщил об этом Егору, а тот остальным. Клан уже предвкушал огромные барыши, оставалось лишь найти новые рудные залежи, но те пока не попадались.

Егор в это время ждал японской туристической визы. Программа поездки в Токио уже была согласована с «Ракуэном», и вместо трех дней, предлагаемых организаторами, Егор договорился на две недели. Мама после реабилитации чувствовала себя замечательно, так что он оставлял ее без угрызений совести. Тем более что к ним в гости собиралась ее старая подруга.

Дни сверх программы в отеле он хотел оплатить сам, но Мико-Кристина, узнав об этом, оскорбилась и сказала, что была о нем лучшего мнения. Егор взмок, пытаясь понять причину обиды девушки, и только когда догадался спросить напрямую и получил ответ, дал себе по лбу.

— Какой отель, Горчик? У меня отличные апартаменты! Остановишься у меня! — безапелляционно заявила Кристина.

Егор предлагал организаторам поездки пригласить и его друзей, чтобы история успеха была показана многосторонне, но у них решили взять интервью на местах: в Болгарии, России и Южной Корее. А Мико, планировалось, будет вместе с Егором.

Причем у организаторов имелось еще одно пожелание:

— Когда будем общаться с вашим другом, стрелком Хасом, хотим заодно снять ваш дом. Это будет незабываемо для всех поклонников «Ракуэна» — своими глазами увидеть место, из которого вы играли, и легендарную консоль, используя которую, нашли мифический предмет.

Тогда-то Егор и запаниковал. Ремонт квартиры заканчивался, но обстановка, та же мебель, оставляла желать лучшего. Не доверяя матери, привыкшей экономить на всем, он сам занялся подбором предметов интерьера и техники.

В Раке же новые территории открыли им город, полный неписей расы «гато», кошколюдей. Перед кланом предстал огромный неисследованный участок мира, а преимущество первооткрывателей позволило набрать крутых квестов. Выполнить их, однако, не успели, так как Торфу, поначалу безобидно ворчавший и ноющий, обратился в злопамятного бога и подвесил к квесту трехсуточный таймер.

— Не сделаешь, что обещал, ловкач, уничтожу твою прелесть! — пригрозил Торфу. — Да-да, я о кирке!

Деваться было некуда. Как назло, сразу таймер Егор не заметил, его не показывали в общем интерфейсе, только внутри квеста, а когда спохватился, оставалось только два дня. Еще и вылет послезавтра, а квест мог занять много времени. Егор уже убедился, что в Ракуэне задания типа «отнеси-принеси» только с виду простые, но в процессе все может обернуться так, что придется пойти туда, не знаю куда, и найти то, не знаю что.

Так что бросили все и ломанулись к Мшистым холмам искать Хрустальный монолит, в котором хранилось запасное тело-аватара Торфу.

Костяные драконы по замыслу разработчиков были летающими, но без соответствующего навыка наездника подниматься в воздух отказывались и только ползали со скоростью стандартного наземного маунта. Хотя плюс сто процентов к скорости передвижения — тоже неплохо. Летать, конечно, намного лучше и быстрее (+300 % к скорости), но навык обещал открыться только на сто пятидесятом уровне. Разработчики объясняли это ограничение тем, что игроки должны сначала изучить континент, передвигаясь по земле, а не лететь сразу в высокоуровневые локации в надежде на редкие ресурсы.

По пути клану Егора удалось раскопать в древних подземных руинах перспективный в плане адамантита инстанс. Когда заглянули, как выразилась Мико, «просто посмотреть», первый же босс долбанул таким заклинанием, что все сразу погибли.

— Так, нахрапом не возьмем, — признал Егор. — Надо подкачаться. А у нас времени ни фига нет.

Эта задержка в продвижении к цели квеста напрягла не только его, но и Торфу.

— Противоестественно мне находиться в этой ипостаси, ловкач, — сообщил он Егору наедине. — Силы мои на исходе. Не успеешь — развеет меня по миру. Но ты не радуйся, от моего развоплощения случится такой выброс энергии, что кайло твое разлетится на мелкие кусочки!

Егор, которому Восимбо недавно отремонтировал кирку, от этих слов впал в еще большую печаль и даже отчаяние. «Как же не вовремя! — думал он. — Вот будет номер, если я прилечу в Токио, а мифика при мне уже нет…»

Мшистые холмы встретили их бесконечным ливнем и вязкой почвой, снижающей скорость передвижения. До истечения таймера оставались сутки, а завтра после обеда Егору нужно было лететь.

Повезло, что мобы локации оказались по силам, но, когда они добрались до нужной горы и попытались проникнуть в хрустальную пещеру, отмеченную в квесте, жестко обломались.

— Торфу, ты видишь? — спросила Мико. — Здесь нет входа. Мы не можем попасть внутрь!

— Вижу, — буркнула кирка. — Долбаные тектонические сдвиги! Это древние боги в недрах земли ворочаются, понимаешь, и плечами своими варварскими почву двигают… Эх! Обыщите все, может, остался проход? Не ленитесь!

Полдня убили на поиски. Мешали мобы, вязкая почва, ворчание Торфу, но обследовали все, излазили гору вдоль и поперек, даже пытались проникнуть через другую пещеру в километре от нужной — набрели на еще один инстанс, прошли как нож сквозь масло, отхватив достижение и пару эпиков, но и там не нашлось прохода к хрустальной пещере.

А ехать в аэропорт нужно было уже скоро, совсем скоро. В отчаянии Егор открыл карту и зацепился взглядом за надпись: «Неизведанные земли». Там, у самой границы с Мшистыми холмами, светилась метка Камня Балара….

— Ждите здесь и ищите проход! — нервно сказал Егор друзьям. — Я метнусь к пятому камню, вдруг как-то поможет!

Мико не послушалась, пошла вместе с ним. «Мало ли, случится что, я помогу», — заявила она.

В дороге обсуждали планы на поездку Егора. Кристина договорилась встретить его в аэропорту вместе с организаторами, с ним же поехать в отель — вечер ему оставили практически свободным, чтобы отдохнул после перелета, лишь предупредили об ужине с директором по маркетингу.

До нужного места добрались только к полуночи. Камень, спрятавшийся в широкой расщелине под холмом, охраняла гидра. Чертовски огромная. Прямо Годзилла какая-то. Пять змеиных голов с интересом огляделись и повернулись к варвару и чернокнижнице. Огромные пасти приоткрылись, обнажив ряды острейших зубов, закапала едкая слюна. Сто одиннадцатый уровень?

— Раз плюнуть, — озвучил свои мысли Егор и бросился на босса, врубив «Берсерка».

Словно в ответ гидра распахнула пасти и оглушительно взревела. Одна голова, вытянув шею, отвлеклась на призванного чернокнижницей демона Бездны — ее-то он и выбрал первой целью. Кирка, оставляя за собой сияющий синий след, трансформировалась в огромный меч и рубанула, с громким хрустом перебивая позвоночник и отсекая голову от тела. Полоска здоровья стража Камня обнулилась.

Что? Это все? Так просто? Но тогда почему другие головы все еще живы? Четыре оставшиеся пасти издали пронзительный рев боли и ярости, обезглавленная шея заметалась, поливая все хлещущей черной кровью. Ага, значит, у каждой башки гидры собственная шкала здоровья? Что ж, ладно.

Гор налетел на следующую голову. Кирка больше не превращалась в клинок — по-видимому, то был рандомный эффект мифического меча Пронзающего Небеса, поглощенный кайлом. На вторую голову ушла полная серия «Мельницы богов», и Гор, худо-бедно переносящий попытки гидры разорвать его на части, перешел было к третьей, как Мико закричала:

— Гор, смотри!

Приподняв камеру, Егор увидел то, что испортило и без того невеселое настроение: первая отрубленная голова отросла заново! Глаза на морде сформировались в последнюю очередь, и, когда процесс регенерации завершился, гидра недобро посмотрела на варвара и разинула пасть, в которой уместился бы теленок. В ее глубине разгорался слепящий белый огонек…

Шшш-шшш-шу-у-уххх! Струя плазмы ударила Гору в лицо. С ужасающей скоростью шкала здоровья поползла вниз и остановилась в оранжевой зоне, когда Егор сумел перекатами выйти из зоны поражений.

— Отступаем! — крикнул он Мико.

Оставив демона Бездны отдуваться за них двоих, варвар и чернокнижница выбежали из охраняемой гидрой расщелины и скрылись с другой стороны холма. Демон Бездны к тому времени развоплотился, но гидра за ними все равно не пошла.

— Без парней не справимся, — констатировал очевидный факт Егор.

— Согласна. Я заметила, что раненая башка у гидры не регенерирует. Ты понял?

— Зашитый и Залатанный? — догадался Егор, вспомнив тактику предпоследних боссов «Мертвого замка».

— Да. Добивать головы надо почти одновременно. Примерно в интервале двадцати секунд на все пять…

Через пару часов на зов явились парни, как кавалерия из резерва: верхом на костяных драконах и с улыбками до ушей. Радоваться особо было нечему, но их так задолбало искать вход в пещеру, что драку с боссом они расценивали как долгожданное развлечение.

В реале за окном уже рассвело. Мама, заглянув в комнату, пожелала доброго утра и покачала головой, поняв, что сын еще не ложился.

— Знаете, что я сейчас должен делать? — спросил Егор на пути в расщелину с Камнем Балара. — Дрыхнуть! У меня рейс через семь часов! Регистрация за три начинается! Я вторые сутки не сплю!

— Мы все не спим… — буркнул Восимбо.

— Успеешь, не ссы, — успокоил Хас. — Я тебя отвезу в аэропорт, а отоспишься в самолете. Сколько тебе от Москвы лететь? Десять часов? Два раза выспаться успеешь! Там же, по идее, больше и делать нечего будет, только спать да жрать.

— И пить, Горушка, обязательно пить! В самолете будут разносить саке, — добавил Карахим. — Но ты не позорься, возьми водки. Не испорти японцам впечатление о братушках-славянах — в Токио должны прилететь дрова!

— Не надо, — тихо сказала Мико, но Егор ее услышал.

— Кстати, Хас… — вкрадчиво заговорил маг. — Тебе религия не запрещает бухать?

— А я и не пью, — соврал Хас.

— Не пьет, — подтвердил Егор, улыбнувшись.

— А вот на днях в таверне мы сидели, это что было?

— Про пиксели пророк ничего не говорил! — отшутился Хас. — Ладно, где там ваш Кощей Бессмертный?

— Змей Горыныч, Хас! Пятиголовый! — хихикнула Мико. — Вот он…

Все сразу посерьезнели. Группа сыгралась, научившись четко понимать, когда есть время шуткам, а когда нужно работать. Ведь так оно и было — «Ракуэн» их обеспечивал, став работой.

— Здоровый гад, — присвистнул Хас.

Босс впечатлял как размерами, так и силой, превосходя игроков больше чем на десять уровней. К этому моменту Егор с некоторым удивлением подметил, что Торфу затих. «Возможно, сущность бога в кирке едва тлеет, и ей уже не до разговоров», — решил он.

— Играем в «Зашитого и Залатанного», — начал объяснять тактику Егор. — Доводим все бошки до пяти-шести процентов, потом мочим одновременно. Мико, на тебе метки!

— Легко! — согласилась девушка, приняв на себя роль наводчика. Выставленные ею метки над головами босса станут ориентирами для группы — кому какую бить.

— Череп — я, крест — Хас…

— Да поняли, поняли, — перебил Карахим. — Работаем!

— Вос на хиле, поэтому круг тоже на мне. Все, поехали! Пул!..

Справились за четверть часа. Гидра не баловала разнообразием атак: плазменная струя по Гору, кислотные плевки по рейнджам и банальные «грызь», «кусь» и «цап-царап», как выражалась Мико в описании приемов мобов.

К концу боя добавилось «шмяк» — это когда гидра пыталась раздавить Гора, но в целом все обошлось без неожиданностей. Тщательно выверяя урон, группа снизила здоровье каждой головы, а потом уложилась в двадцать секунд, прикончив все.


Беспощадная гидра, чудовище 111 уровня, убита.


Эпическое ожерелье с пятью поблескивающими мифрилом змеиными черепами получил Карахим, а Камнем Балара занялся, как обычно, Гор. Несколько минут поисков привели к загадке: «Да обретут кости плоть». Кости? Черепа?

Наученный опытом варвар долго пялился на мегалит, пока не разглядел пять незаметных выемок под змеиные черепа ожерелья. Одолжив у мага добычу, Гор вставил ее в пазы…


Прими же дар божественной Печати, пятый из пяти!

Внимание! Отмеченный Печатью бесплотного духа обретет умение проходить сквозь любые материальные объекты 30 секунд один раз в сутки.

Собрано Печатей Балара: 5/5.


«То ли Торфу так подкрутил, то ли реально подфартило», — подумал Егор, прикидывая, как новая Печать поможет ему попасть в хрустальную пещеру. Но додумать не успел.

Землю тряхнуло так, что все повалились с ног. Небо рассекла молния, ударившая в Камень Балара. Где-то вдали расчертили горизонт еще четыре.

Мегалит раскололся надвое и распался. Призрачные потоки энергии из его сердцевины застыли в воздухе и сначала медленно, а потом все более ускоряясь, рванулись к Гору и влились в него.


Суть и плоть могучего Балара воссоединились!

Гор, варвар 99 уровня, стал новым воплощением древнего божества!


— Ой-йо… — задумчиво прокряхтела кирка. — Дядя Балар вернулся!


***


Под многометровой толщей скальной породы таилась сферическая пещера идеальной формы, словно воздушный пузырь с пятиметровым радиусом, застывший в хрустале. В центре Егор увидел прозрачный саркофаг — Хрустальный монолит, — в котором застыло трехметровое белоснежное тело, перевитое бугрящимися мышцами.

— Что дальше, Торфу? — спросил Егор.

— Разрушь монолит, ловкач, — голос болотного бога прозвучал слабо, словно издалека.

С первого же удара кайлом хрусталь саркофага, отдаваясь многократным эхом, со звоном разлетелся на тысячи осколков. От кирки отделился крохотный изумрудный комочек, который начал разбухать и сформировался в пышущий ядовито-зеленым огненный шар.

Сфера завибрировала, искажая пространство, стены пещеры унесло порывом выброса энергии, и Егор увидел, что варвар и белоснежный гигант, так и оставшийся неподвижным после разрушения монолита, стоят в центре огромного котлована на том месте, где раньше высилась гора. Зеленое пламя сферы врезалось в грудь гиганта, но не повредило тела, а, расплескавшись по нему, растеклось и сформировало что-то вроде цельной энергетической изумрудной оболочки.

Гигант открыл глаза, энергия впиталась в него, и кожа вернула прежний молочный цвет.

— Тебе удалось, ловкач! — хрипло и басовито сказал гигант. Подвигав шеей, руками и ногами, он сделал шаг к варвару и легко, ухватив за нагрудник, смявшийся в тисках стальных пальцев, поднял Гора.

Егор приблизился к телевизору, но так и не увидел в руках персонажа кирки. Предчувствуя недоброе, открыл инвентарь — мифическое кайло исчезло! Флэшбаки вспыхнули в памяти: вот взрывается осколками хрусталя монолит, и в граде стекла отдельными фрагментами разлетаются мельчайшие части разбитой кирки!

— Уже понял? — свирепо поинтересовался Торфу, обретший тело. — Ничто не в состоянии выдержать выброс энергии, сопровождающий божественное высвобождение! Разрушение артефакта было неизбежно.

— Ты… ты… ты мне солгал! — рассвирепел Егор. — Ах ты, мошенник! Подлый обманщик! А еще бог называется! Я же тебе помогал! А ты!..

— Что «я»? Умолчал? Опустил последствия? — Торфу вернул варвара на землю и заговорил прежним ворчливо-насмешливым тоном: — Да брось, ловкач, ты что иначе бы поступил? Да и потом, кирка твоя сломалась бы в любом случае, я же тебе говорил, что ее ждет, если меня развеет. Говорил?

— Говорил.

— Ну вот, а ты обижаешься! Тем более теперь, когда в тебе суть и плоть дяди Балара, кирка тебе не понадобится.

— «Чтобы пробудить силы божественной сущности, дремлющей внутри вас, необходимо собрать сто двадцать вещей, когда-то принадлежавших могучему Балару» — процитировал Егор строчки квеста. — Сто двадцать! И в освоенным землях лишь три из них! Это издевательство, а не «суть и плоть дяди Балара»! Я эти вещи за век не соберу!

— Почему это? — ухмыляясь, спросил Торфу.

— Да потому, что сто с лишним из них на других континентах! А то и вовсе на дне океана! Или в Небесном плане! Нога игр… никого из подобных мне никогда туда не ступала!

— Так ступит же, чего ты так обеспокоился? Ну-ка, подыши глубже, а то ты реально взволнован!

— Внуки мои туда ступят, Торфу, блин!

Утешения божества его только бесили — через час уже Хас заедет, надо лететь, а он не то что не спал, он голоден как черт и в душ очень хочется!

— Ладно, ладно, ловкач, видеть не могу, как ты страдаешь. Не хотел тебе говорить, думал, сам увидишь, поблагодаришь Торфу Великого и Милосердного, а также Щедрого, Прекрасного, Могучего и так далее… Кстати, надо бы подобрать полный список эпитетов, а то как-то не по-божески — Торфу. Что я, урка из подворотни?

— Эй, не сходи с темы!

— А, да-да, извини. Короче, малой, я там успел перехватить все то могущество, что ты в кирку насобирал, перед тем как вылезти, и вот… Возвращаю!


Внимание! Задание: «Свободу Торфу!» выполнено!

Получена награда: +150 000 очков опыта.

Получена награда: «Наследие первозданного кайла Хозяйки Медной горы».


Огромная длань болотного бога припечатала Гора в лоб, и побежали цифры логов, сообщающих о перманентных повышениях характеристик…


***


Весь рейс до Москвы Егор проспал. В столице как сомнамбула добрался до Домодедово, дождался рейса Japan Airlines до Токио, а когда сел в самолет, сразу вырубился. В полете дважды просыпался из-за объявлений и не отказал себе в перекусе, который разносили симпатичные стюардессы. От вина и саке отказался, решив, что хочет получить первые впечатления о Токио и Мико-Кристине на трезвую голову, не замутненную алкоголем и возможным похмельем.

Прилетев в аэропорт Нарита, долго проходил паспортный контроль, и за время в очереди успел промотать в голове свои невероятные и по большей части виртуальные приключения, приведшие его сюда, в Токио. Мог ли он об этом мечтать три месяца назад в морозный декабрьский день, когда брел по улице с одной работы на другую в надежде на аванс?

В эти три месяца уместились болезнь и операция матери, потеря одного друга и обретение трех новых, не считая Хаса, Сашки и Михи, дружба с которыми тоже на тот момент была… может, не прервана, но выставлена на паузу. И вот одного из трех новых… можно ли назвать ее любимой? Сердце говорило «да», но разум нехотя сопротивлялся — как можно любить кого-то, кого никогда в жизни не видел? А вдруг это мужик вообще?

В общем, этот вопрос предстояло прояснить, причем, как подозревал Егор, Кристину терзали те же сомнения. Но как бы с ней ни сложилось, приобрел он намного больше.

«Yegor Pereverziev» — гласила табличка в руках одного из встречающих с бейджиком «Ракуэна». Мужчина в черном костюме стоял за ограждением вместе с другими встречающими.

«Переверзиев, блин», — ухмыльнулся Егор и, улыбаясь, направился к мужчине. Увидев его, тот закивал, блеснул золотым зубом, помахал и показал в сторону выхода. Егор тоже кивнул, пошел по огороженному коридору, глядя прямо перед собой, и вдруг услышал со стороны ограждения:

— Гор! Егор!

Голос, такой знакомый и ставший родным, без искажений ракуэновских трансляторов и переводчиков звучал чище и звонче. Но…

Нет! Этого не может быть!

Макушка девушки, окликнувшей Егора, едва виднелась за ограждением. Кристина — либо мелкий подросток, либо…

На негнущихся ногах он приблизился к ограждению и увидел ее. Вне сомнений, это была она — в реале лицо девушки оказалось таким же, как в игре.

— Привет… — сказал он. Горло пересохло, и единственное слово пришлось выталкивать. — Кристина?

Девушка, сидящая в инвалидном кресле, пыталась найти что-то в его глазах, а не найдя, молча развернула инвалидное кресло и покатила прочь. Людское море расступалось перед ней.

— Постой, Кристина! Мико! — в отчаянии закричал Егор, осознав, что теряет ее. — Мико!

Он побежал вдоль ограждения, стараясь не упустить из виду девушку в кресле, проскочил мимо ошеломленного встречающего из «Ракуэна» и, расталкивая встречных, перепрыгивая через чемоданы, догнал. Загородил путь коляске, рухнул на колени и, взяв Кристину за руки, горячо заговорил:

— Прости, ты не говорила, я… я… Не знал, что сказать, сглупил. Прости, родная!

Он обнял ее, прижал к себе, чувствуя на своей шее горячую слезу…

— Уважаемые пассажиры, наш самолет совершил посадку в аэропорту Нарита города Токио. Температура за бортом — плюс семнадцать градусов, время — восемь тридцать пять…

Объявление капитана разбудило Егора. Открыв глаза, он долго не мог понять, где закончился сон, а где началась реальность.

— Первый раз в Японии? — дружелюбно улыбнулся проспавший весь путь сосед, обращаясь к Егору. — По делам или туристом?

— К любимой, — ответил Егор.

Стоило разбудить смартфон и подключиться к роумингу, труба зазвонила.

— Хей, Горчик, приземлились? — С экрана улыбалась Кристина. — Давай, я уже здесь, встречаю!

— У тебя все в порядке?

— У меня все прекрасно! Ведь ты прилетел!

В ряду провожающих Кристина стояла рядом с встречающим из «Ракуэна». Фамилия Егора была написана правильно: «Pereverzev».

«Слава Торфу!» — подумал Егор.





Загрузка...