Глава 7


Из-за стены донесся вскрик и звук падения.

— Мама! — перепуганный Егор бросился в спальню.

Мамы не было на диване, на котором он устроил ее перед телевизором, костыль у стены тоже не стоял. А ведь Егор говорил ей, чтобы не ходила одна! Сам виноват: не подошел, когда звала…

Проклиная себя за черствость и эгоизм, Егор поспешил в ванную комнату и на пороге увидел лежащую на боку маму. Костыль валялся рядом. Она споткнулась и упала! Неужели не дышит?!

Парень запаниковал, засуетился, но взял себя в руки: бегом вернулся в спальню, схватил мобильник, вызвал 'скорую'. Затем подбежал к маме, пощупал ей шею… вроде пульс есть… но лицо посинело! Кажется, Елизавета Павловна сверху говорила, что когда-то работала медсестрой. Надо позвать ее!

Соседка на стук открыла не сразу, сначала настороженно спросила из-за двери, кто это там, хотя через дверной 'глазок' должна была Егора прекрасно разглядеть.

— Елизавета Павловна, там мама… Она упала, ей плохо!

Тут бабка, всегда казавшаяся ему вредной, повела себя на удивление деловито. Отодвинув его, ни слова не говоря, устремилась в их квартиру, там опустилась на колени возле лежащей женщины и проверила пульс. Мама в этот момент застонала и пошевелилась.

— Жаль, давление не могу проверить, — пробормотала Елизавета Павловна. — Так, Егор, она головой ударилась, вот гематома на затылке, но небольшая. Сердце бьется, дышит. Давай ее ровнее положим, чтобы не придавливала ногу, помоги.

Они уложили маму на спину, Егор сбегал за маленькой подушечкой с дивана, которую осторожно сунули ей под голову.

— Что еще надо сделать, Елизавета Павловна?

— Скорую ты вызвал?

— Конечно.

— Лучше не трогать и подождать, раз она уже в себя приходит.

Мама снова застонала, веки ее затрепетали, и тут как раз из двора донесся звук сирены — быстро они приехали! Егор успокаивающе потрогал маму за руку, а потом бросился открывать.

Вошли два врача 'скорой': парень с медицинским чемоданчиком и женщина за сорок. Егор сразу провел их на кухню. Елизавета Петровна встретила врачей словами про плохо заживающую после перелома ногу, пульс, гематому на затылке от удара о пол. Врачи тоже померили пульс, затем, обменявшись парой реплик и уточнив у Егора, были ли у мамы инсульты и инфаркты, сделали ей инъекцию.

— А у нее инфаркт? — с замиранием сердца уточнил он

— Нет, но есть серьезный риск инсульта, — сказал молодой врач.

Дальнейшее для Егора смешалось в череду событий, где он, увы, был пешкой, бросающейся помогать в ответ на скупые реплики вроде: 'Придержите носилки, молодой человек' и 'Откройте дверь', - но сам не владел ситуацией и ничего не решал. Носилки, подъезд, 'скорая', холл больницы, коридор, снова носилки, дверь палаты и долгое ожидание… Только здесь он более-менее пришел в себя, а потом вышедший врач объяснил, что у мамы предынсультное состояние, сильный ушиб и что-то еще, и к ней сейчас лучше не идти, но вот завтра с утра надо принести то-то и то-то…

Врач внимательно поглядел на Егора и позвал медсестру. Та под его диктовку записала на листке из блокнота перечень того, что надо привезти, после чего он добавил, что прийти необходимо с утра, тогда будут подробности.

— Не нравится мне ее нога, — сказал еще врач. — Возможно, понадобится операция.

На улице Егор окончательно пришел в себя, встряхнулся, даже по щекам себя похлопал, при этом ненароком выпустив листок, тут же подхваченный ветром. Под сочувствующими или насмешливыми взглядами посетителей больницы бросился за списком, который кружился, улетая все дальше, и едва догнал. Перечитал, сложил вдвое и сунул во внутренний карман. Тапочки, полотенце, халат, белье, разрешенные продукты, лекарства… Ну да, эта больница, что называется, социальная, то есть бесплатная, элементарные лекарства и самая простая еда тут есть, но не более.

А денег голяк.

Вспомнив про звонок из банка, Егор поспешил туда, благо знакомое отделение, где он чаще всего обслуживался, находилось недалеко от дома. Но опоздал, банк уже закрылся. Снять деньги со счета в банкомате отделения тоже не смог, получив в ответ сообщение об ошибке. Видимо, деньги зависли на счету: сначала придется подтвердить происхождение перечисленной суммы… Ясно, что для банка она крошечная, однако это первый валютный перевод на его счет, и у них своя процедура: а вдруг Егор террористическую деятельность собирается спонсировать?

Невесело хмыкнув, он вернулся домой. До смены в салоне оставалось полтора часа. 'Соберись, возьми себя в руки!' — сказал себе Егор и первым делом сходил к Елизавете Петровне, поблагодарил ее за помощь. Та расспросила, что говорил врач в больнице, и сказала, что завтра сама наведается к маме. И тут же, как по взмаху волшебной палочки, снова превратилась во вредную доставучую бабку: начала читать многословную проповедь о том, как важно молодежи помогать старикам, так что Егору пришлось ее в конце концов прервать, сказав, что опаздывает на работу.

Без мамы, которая вроде была тихой и не очень требовательной, в квартире все равно стало совсем пусто. Он вспомнил любимую поговорку одного знакомого: чтобы облегчить голову, загрузи тело. Егор поотжимался, поприседал так, что аж круги перед глазами поползли, снова зарядил отжимания и, обессиленный, рухнул на пол. Сердце колотилось в груди как сумасшедшее. Отдышавшись, он поднялся, принял душ. Наскоро обдумал план действий: с утра, прямо из салона — в банк, там разобраться с деньгами, снять их, купить самое необходимое для мамы — и в больницу. Поговорить с врачами, они скажут, как быть дальше.

И опять-таки нужны деньги. Причем завтра может выясниться, что их надо много!

Взгляд остановился на черном пластиковом ящике приставки у телевизора. Щель на ней мягко горела бледно-оранжевым. По сути, это ведь сейчас как сундучок с золотом для него. Не сундучок — настоящий огромный сундук, а внутри все сокровища мира. Надо только перевести их из виртуального состояния в реальное. У него просто нет другого выхода.

Егор притащил из кладовки старую сумку, отключил приставку, обмотал проводами и упаковал. Оделся и пошел на работу. Там можно играть всю ночь.

***

В салоне с незатейливым названием 'Суперсвязь' командовал Михалыч, немногословный обрюзгший мужчина лет на двадцать старше Егора. Он как раз принимал дневную кассу, в то время как второй продавец выпроваживал последнего клиента. Егор расписался в журнале ночных смен, приняв на себя охрану объекта, и Михалыч с продавцами ушли, заперев его снаружи. Ключи от дверей у ночного охранника были, но владельцы салона крайне не рекомендовали ими пользоваться: сидишь всю ночь внутри, вот и сиди. Тем паче в кладовке был чайник, чай и чашки, там же обычно лежала пара упаковок дешевого печенья и лимон.

А еще в закутке позади прилавка стоял телевизор. Некоторое время Егор читал с телефона энциклопедию 'Ракуэна', вникая в базовые понятия и игровую мифологию, а когда на улице стало темно и тихо, вытащил из сумки плойку и подключил к телеку. Пришлось повозиться с переходниками, но он отыскал нужный в ящике, где лежала всякая рухлядь, так что все получилось. Притащил вращающееся кресло, плойку поставил на колченогий столик, взял в руки геймпад, и после того как на экране возникла всем знакомая заставка PlayStation… заснул.

Сказалось напряжение этого дня и бессонная предыдущая ночь — его срубило напрочь. Проснувшись, Егор вынырнул из темноты и обнаружил себя сидящим в кресле с откинутой на спинку головой и с геймпадом на коленях. Мерцал заставкой телевизор, тускло горела единственная лампочка, свет у нее был желтый и унылый, снаружи стояла темнота. Электронные часы на стене показывали пять часов утра.

Сколько времени потеряно! Смена закончится в восемь, к девяти нужно в банк, а сразу оттуда в больницу, деньги очень нужны… а значит: играть, играть и еще раз играть, как завещал великий Ньюэлл.

Варвар Гор воплотился на небольшом кладбище возле реки. Егор уже слегка задолбался бегать по песочнице в одних труселях, пора было купить себе шмот. Хорошо владельцам платных акков — у тех дефолтная одежда поприличнее.

Первым делом он побежал проверять идею, с которой запускал плойку. Выпросив себе еще одну бесплатную 'Старенькую кирку' у интенданта в мэрии, побежал в гостиницу. Что там с его оплаченным временем? В инвентаре лежал полученный от хозяина 'Ключ от комнаты в гостинице 'Добрый ветер''. Поверх сменялись маленькие цифры, показывающие, сколько времени комната останется за Егором: 8 час. 16 мин. Секунды бежали, время истекало с учетом реального, а значит, крисы нужны еще и затем, чтобы продлить аренду, иначе он снова начнет рисковать первозданной киркой. Можно было бы повторно выставить ее на аукцион, но теперь, понимая ценность кайла, Егор боялся засветить его. А ну как налетят ганкеры со всего Ракуэна? Песочница-то открытая.

Любопытно то, что теперь над стоящим за стойкой старичком-хозяином по имени Гнеза появился оранжевый восклицательный знак. То есть он готов дать задание только своим постояльцам? Или потенциальный квест не исчезнет, даже когда Егор перестанет быть таковым?

Он не стал обращаться к Гнезе за квестом, сразу поднялся в комнату, там открыл сундук и достал 'Первозданное кайло Хозяйки Медной горы'.

Выложил на пол 'Старенькую кирку', машинально помолился всепрощающему богу и ударил. На этот раз рухлядь развалилась за три удара.

Количество свойств разрушенного предмета 'Старенькая кирка': 1 (Урон: 1–2).

Невозможно перенять уже перенятое свойство аналогичного предмета!

Как назло, еще и прочность кайла снизилась. 'Похоже, легкого пути не будет', - разочарованно подумал Егор. Мимолетно полюбовавшись на кирку, уложил ее в сундук, а сам занялся вчерашним лутом. Язык да чешуя водяной нежити… можно их кому-то по-быстрому скинуть? Инфо-окна сообщили дополнительные сведения:

Язык водяной нежити

Часть тела, которую можно получить, убив некоторых обитателей болот.

Этот мерзкий слизистый отросток полон смертельного яда. Обратитесь к алхимику или магу стихий, чтобы получить инструкцию по использованию предмета.

Чешуя водяной нежити

Предмет не идентифицирован.

Внимание! У предмета есть скрытые свойства, обратитесь за разъяснениями к городскому мэру.

К мэру? Почему бы и нет — стоит прямо сейчас к нему сгонять. Все равно Егору нужно усиленно социализировать своего варвара в игре: знакомиться со всеми, брать квесты, разбираться в обстановке, только так он сможет заработать в короткие сроки.

У гостиничной комнаты было собственное справочное меню, и, покопавшись в нем, Егор получил ответ на вопрос, который пришел ему в голову раньше: что будет, если срок аренды закончится, когда в слотах гостиничного сундука еще находятся его вещи? Выяснилось, что оставленные в сундуке предметы автоматически переходят на хранение в гостиничную кладовую, и за выкуп берется цена комнаты в двойном размере. То есть если Егор не продлит аренду, которая стоит пять кристаллов за сутки, а кирку оставит в сундуке, то через день выкупить ее у Гнезы сможет за десять, а, например, через три — уже за тридцать. Важно, что вещи хранятся таким образом максимум десять дней, и затем переходят в собственность владельца гостиницы.

Оставив кирку в сундуке, он взял лут, простенький топорик, найденный в погребе магазина (Хозяйственный топор, урон: 2–4), здраво решил пока не ломать его и поспешил к мэру.

Вечерело. В игре сутки длились двенадцать часов. Не факт, что к мэру можно попасть посреди ночи, для реализма разрабы могли закрывать доступ туда в темное время суток. Но Егор успел, мэр все еще сидел за столом в своем кабинете и принимал посетителей.

Поздоровавшись в микрофон, он получил в ответ кивок непися, после чего рассказал про язык и чешую водяной нежити. Точнее, показал. Иконка лута всплыла сама собой, когда Гор увидел мэра.

Мэр отреагировал неожиданно: встал из-за стола, поставил на него кулаки, оказавшиеся большими и крепкими, подался к Егору и сурово спросил:

— Где ты эти предметы добыл, варвар?

— Предметы эти добыл я… — машинально ответив в духе магистра Йоды, Егор сбился, подумал немного, а потом простыми словами рассказал про события в магазине Шо Хима.

Мэр поднял брови:

— Так славный Шо Хим мертв? Прискорбно слышать. Да и община чжантийцев будет недовольна тем, что мы не сумели обеспечить безопасность уважаемого торговца.

Егор был уверен, что квестовые неписи возрождаются, но в 'Ракуэне' могли пойти по пути TES и Fallout, где каждого можно убить безвозвратно. И вообще, это могло оказаться отдельным локальным сценарием. Поэтому, предвкушая квест, он поинтересовался, чем может помочь мэру, на что тот ответил несколько невпопад, но на самом деле вполне по теме:

— Что касается этих нечестивых предметов, то снеси их к алхимику Мортану, он сможет тебе многое рассказать, — последние слова мэр произнес с особой многозначительностью, как будто намекал на что-то этакое, жутко таинственное. — Мортан проживает в своем доме-лаборатории на окраине Зеленого квартала у западной границы города.

Поблагодарив, Егор сразу направился к алхимику, притормозил лишь в холле мэрии, возле большой доски объявлений, под которой стояли несколько игроков. Свободных квестов сейчас было немного, лишь несколько приколотых к доске листков бумаги, каждый со своим заданием. Мэрия предлагала желающим заняться убийством крыс, расплодившихся на зерновых складах в порту, вычистить городскую канализацию от 'слизней-ползунов, препятствующих выведению из канализации испражнений наших добропорядочных горожан', избавить от 'колючего вьюна-ползуна' заброшенные дома на западной окраине. Было там еще несколько более мелких заданий, под каждый квестом стояло минимальное время, необходимое для его выполнения, а также потенциальный заработок. Егор прикинул, что даже если очень напряжется, за весь следующий день сможет заработать на городских квестах от силы крисов восемь-десять.

Нет уж, дело с лутом водяной нежити и городским алхимиком выглядело перспективней, пусть даже никакого конкретного задания он пока не получил.

Когда варвар дошел до жилища алхимика Мортана, была уже глухая ночь, и в черном небе тускло замерцали разноцветные туманности, будто далекие россыпи драгоценных камней, да загорелся Шард, местный ночной спутник, сияющий лиловый шар с таинственными разводами.

Жилище алхимика стояло возле оплетенного 'колючим вьюном-ползуном' заброшенного дома и явно выделялось среди других зданий квартала. Этакая толстенькая двухэтажная башенка, круглая, со стеклянной крышей-куполом, под которой горели огни ламп. 'Там у него оранжерея какая-нибудь или теплица алхимических растений?' — подумал Егор.

Когда он навел перекрестье на входную дверь и нажал на геймпаде 'крестик', та со скрипом отворилась. В большой комнате стояла мебель, на столе лежали листы бумаги, на комоде стояли чаши с бутылками, многие предметы были подсвечены. Вот так, заходи кто хочешь, бери что хочешь? Интересно, если нахватать всяких предметов и просто уйти, город определит твоего перса как вора, и на него начнут агриться стражи?

Проверять он не собирался, тем более что тут же обнаружился и хозяин. Алхимик стоял за высоким пюпитром в углу комнаты и читал книгу при свете свечи, а когда Гор приблизился, подняв голову, спросил:

— Зачем пришел ты в мою скромную обитель, варвар?

Неожиданно Мортан оказался похож на мэра — будто тот же самый непись, только с седой бородкой да облаченный в пышный халат с изображением колб, реторт и алхимических знаков. Егор, сидящий в кресле перед телевизором, даже поморгал, а потом снова посмотрел на хозяина, подведя варвара ближе к пюпитру — ну правда, одно и то же лицо! Неужели разрабы так экономят на моделях? Не может быть, игра ведь явно дорогая.

Растерявшись, он не сразу сообразил, что сказать, но потом все же промямлил:

— Мне посоветовал прийти к тебе городской мэр.

Алхимик закрыл лежащий на пюпитре толстый фолиант, всем видом показывая, что готов слушать. Егор, взяв себя в руки, подключил, так сказать, 'адвокатский модуль', все-таки им в институте читали отдельный курс по 'успешным речевым коммуникациям', то есть, попросту говоря, красноречию, и заговорил в микрофон, тщательно формулируя:

— Достопочтенный Мортан, недавно мне довелось столкнуться с водяной нежитью по имени Урка, которая пробралась в затопленный подвал одного из городских магазинов. В напряженном бою я победил нежить, благодаря чему сумел получить ее ядовитый язык и чешую. Система… э, гм, внутренний голос подсказал мне спросить у мэра о тайной сущности полученного лута, то есть частей тела проклятой нечисти. Ну а мэр…

— Отправил тебя ко мне! — торжественно провозгласил Мортан.

Алхимик обошел пюпитр, сделав по пути магический пасс, в результате которого за спиной Егора глухо стукнула дверь, которую он, входя, не закрыл, а еще с грюканьем позакрывались все окна на этаже.

— Теперь никто не помешает нашей беседе, варвар, — пояснил Мортан. — Пойдем в лабораторию, ибо уверен я, что она нам понадобится.

Так и оказалось. Варвар вслед за алхимиком поднялся по лестнице и на втором этаже, состоящем из одного помещения, одновременно лаборатории и оранжереи, передал хозяину язык с чешуей. Мортан положил первый в большую миску на столе, а вторую расправил и натянул в раме, стоящей на треноге у стены. Наведя на нее перекрестье, Егор заметил на поверхности чешуи какой-то рисунок и пока пытался разобрать его, алхимик заговорил:

— Слушай меня внимательно, варвар, ибо сейчас я поведаю тебе то, о чем знает мало кто из местных жителей. Есть легенда, что некогда в этих землях жил зловещий Болотный Король, владыка местной нечисти. Много славных рыцарей пытались одолеть ужасного Болотника, но постигала их неудача, так как владел тот набором, зачарованным древней богиней болотных вод, мерзкой каргой Веспой: нагрудником, шлемом, мечом, сапогами и наручами. Могучие чары Веспы делали доспех непробиваемым, а меч превращали в ядовитое оружие, разящее насмерть с одного удара. Долго правил Болотник, и много славных парней полегло от его меча, однако настал час, когда пришли в эти края два сильных воина, два брата, про имена коих скромно умолчим. В долгом бою сумели братья тяжко ранить Болотника. Тот, однако, погиб не сразу, но уполз в дальние топи, вечно скрытые в сумраке болотных миазмов. Понимал он, что умирает, и ужасный лик зеленоокой Веспы уже склоняется над ним. Тогда Болотник раздал свои доспехи и оружие приближенной нечисти, коей повелел спрятать их в различных местах, и каждое такое место проклял, закрыв от людей зловещим заклятьем. Понимаешь, варвар? Мы с моим братом мэром давно интересуемся этой историей и пытаемся отыскать следы зачарованных доспехов, но пока что не преуспели. Хотя я все же сумел узнать, что существует карта, которую Болотник приказал вытатуировать на чешуйчатой шкуре дохлого водяного.

— То есть ко мне попала не шкура Урки? — уточнил Егор.

Алхимик на пару секунд залип, как будто управляющая им нейросеть прорабатывала реплику Гора и генерировала ответ, а потом всплеснул руками:

— Радостно мне, что мыслим мы с тобой в одном направлении, варвар! Нечасто сыны пустынной Бриады проявляют столь недюжинный ум!

'Это я, что ли, сын пустынной Бриады? — подумал Егор. — Надо почитать историю племени, к которому относится Гор, а то в местном лоре совсем плаваю'. Алхимик между тем продолжал:

— Может ли так статься, что к нежити, коею ты зовешь Уркой, попала карта Болотника? Кто знает, кто знает!

— Скажи, досточтимый Мортан, а не ты ли и твой брат мэр были теми самыми воинами, одолевшими когда-то Болотника? — задал вопрос Егор.

Алхимик на это лукаво усмехнулся, покачал головой и сказал:

— Пусть тайна сия останется в прошлом, проницательный варвар. Что скажут наши добрые горожане, ежели узнают, что мэр их города да городской алхимик были когда-то искателями приключений и бесшабашными рубаками?

— Думаю, зауважают их еще больше? — предположил Егор.

Кажется, управляющая неписью нейросеть быстро самообучалась и уже приспособилась к особенностям его манеры речи — алхимик реагировал на реплики все быстрее и естественнее.

— А может, наоборот, засомневаются, что такие серьезные должности стоит занимать подобным личностям! — подхватил Мортан. — Что бы там ни было, пытливый варвар, мне необходимо обработать чешую, дабы рисунок на ней стал более зрим и понятен.

Алхимик Мортан предлагает вам выполнить задание:

'Ингредиенты для проявления карты'

В лесах к югу от Лунного приюта можно найти лесную мандрагору, а в Ухающем болоте на юго-востоке — болотные цветы. Соберите 10 корешков лесной мандрагоры и 10 болотных цветов. Мортан создаст из этих ингредиентов алхимическую субстанцию, с помощью которой можно будет проявить рисунок на карте.

Награда: следующий квест в цепочке 'Доспехи Веспы'.

— Хорошо, — сказал Егор. — Я принесу все, что требуется.

— Да, кстати. Мне постоянно не хватает ингредиентов для моих исследований и различных зелий. Ты окажешь мне большую услугу, если соберешь и другие встреченные травы, грибы и растения. Возьми… — Алхимик протянул ему колбу. — Это отвар сборщика трав. Выпив его, ты поймешь, что стоит внимания, а что нет.

Алхимик Мортан предлагает вам выполнить побочное задание:

'Захватить по пути'

Соберите дополнительные алхимические ингредиенты для Мортана.

Награда: денежная награда в зависимости от объема и вида собранного.

Приняв оба задания, Егор кинул взгляд на часы: было уже начало седьмого, — быстро сварганил себе чаю с лимоном, бросил на столик у кресла раскрытую упаковку печенья и взялся за геймпад. Варвар под его управлением затопал прочь из города. Зоны сбора ингров были помечены на карте цветом, а сами задания выглядели совсем простыми, как раз из серии 'сходи-принеси'. Егор уже бывал в тех краях в первый день, и мобы там казались ему вполне по силам. Теперь-то уж точно, с задранными читерством характеристиками.

Одна проблема: тогда он путешествовал днем, теперь же дело было ночью, когда в лесу могла появиться всякая нечисть, так что требовалось вести себя осторожней.

Вскоре он добрался до темного леса и углубился в него, внимательно высматривая требуемое для квестов. Он уже выпил зелье алхимика, срок действия которого составлял двадцать четыре часа. Через пять минут блужданий в тени под валуном Егор увидел блеснувший силуэт, подошел ближе и разглядел, что это 'Призрачный гриб', который можно поднять. Взял один, чуть дальше на пне увидел россыпь 'Отвратительных мозгогрибов', выглядели они как большие пупырчатые бородавки и гнилушно светились — и впрямь отвратительно! Егор собрал и их, а потом наконец заметил 'Лесную мандрагору'. Мелкий куст спрятался между выступающих из земли корней огромного дуба, а рядом торчал еще один. Полутав их, Егор увидел еще один в стороне, под другим дубом.

Так он бродил, выискивая травки, грибы и квестовые мандрагоры, пока не нарвался на небольшой пак волков шестого уровня. Подумал уже, что сейчас погибнет и придется бегом возвращаться к месту смерти, чтобы подобрать собранную траву, на которую, будем надеяться, волки не позарятся, но, к его удивлению, все сложилось удачно. Гор прыгал, скакал, как горный козел; Егор, закусив губу, орудовал геймпадом, ерзал в немилосердно скрипящем кресле — и его варвар ловко уклонялся от примитивных, совсем уж прямолинейных атак хищников. Топором он орудовал не хуже, чем дубиной. К счастью, в 'Ракуэне' не было такой штуки, как умение владеть разными видами оружия, а потому никаких штрафов система ему не впаяла.

Самый крупный волк, вожак стаи, атаковавший его уже трижды, остался жив, когда остальные полегли. Вдруг зверюга совершил неожиданный маневр: прыгнув на ствол дерева, оттолкнулась от него и атаковала сбоку. Но тут и Егору удалось кое-что новое: он резко качнул геймпадом, отчего внутри корпуса что-то будто перекатилось, под пальцем явственно сместился центр тяжести, при этом парень вдавил сразу две кнопки — и Гор неожиданно ловко для грузной варварской фигуры сделал боковой кувырок, да еще и нанес снизу вверх удар топором, вспоров вожаку брюхо.

Вы открыли новый прием 'Коварный удар топором'!

'Коварный удар топором': ваш персонаж уходит с линии атаки противника и наносит подсекающий удар с 200 % дополнительного урона.

Вы нанесли 164 единицы физического урона Вожаку волчьей стаи!

Егор аж крякнул от удовольствия. А ведь случайно получилось! Бой, кстати, дал ему и другой новый прием: 'Двойной удар' — это когда варвар бил снизу вверх и потом с силой опускал топор. 'Двойной удар' наносил двукратный урон, и с учетом показателя силы персонажа убивал волков почти мгновенно.

Опыта насыпало прилично. Сказалось то, что мобы были вдвое выше по уровням.

Вы достигли нового уровня!

Уровень: 4.

Сила: +2.

Очки характеристик: +1.

Очки умений: +1.

Очки характеристик и умений копились, а Егор никак не мог решить, куда их вложить. В принципе, надобности в этом усилении пока не было, раз он без особых усилий расправился с паком мобов 6-го уровня…

Так, хорошо! Ночь определенно проходит не зря, теперь еще нужно быстро добить квест, чтобы разобраться с этой странной чешуйчатой картой. Собрав десять мандрагор, он направился к Ухающему болоту. По пути набил в слоты еще кучу всяких грибов, цветов, кору вяза (собранная ничем не отличалась от той, которую нельзя полутать), перевыполнил план по мандрагорам и уже на подходе к болоту наткнулся на кабана.

Трогать зверушку девятого уровня не рискнул, но кабан попался свирепый — при виде варвара завизжал, как раненый, и… размазался в воздухе. В следующее мгновение Гор летел в сторону, кабан рыл землю копытом, набирая разгон для следующего рывка, а Егор лихорадочно размышлял, встречать ли бешеную свинью блоком или попробовать уклониться.

И тут, как в плохом кино, когда кабан уже несся на Гора со скоростью сумасшедшей электрички, а Егор жал на шифт, появились новые действующие лица. Сначала прилетел фростболт, приморозивший варвара к месту, потом случился взрыв льда, когда кабан атаковал, а потом донесся знакомый голос:

— Помойного пса грызет свинья, ха-ха!

В поле зрения появились трое игроков, среди которых выделялся Проклятый Воин. Сделав рывок почти так же быстро, как кабан, воин застанил Гора и нанес серию мощных ударов. Одновременно прилетело несколько стрел и файрболов, чего Гор уже точно пережить не мог.

Ваш персонаж (Гор, варвар 4 уровня) убит.

Воскрешение возможно через: 00 часов 59 минут 57… 56… 55…

Это ваша первая смерть за сегодня.

Желаете воскресить персонажа в ближайшем городе прямо сейчас за 5 кристаллов?

Ваш текущий баланс: 4 кристалла.

Желаете пополнить баланс кристаллов?

Геймпад хрустнул в руках Егора, когда он осознал, что потерял все собранные квестовые ингредиенты! В этой гребаной игре ведь все выпадает!

И начхать этим уродам на его ситуацию, на больную маму, да на всё! То есть понятно, они про это ничего и не знают, но даже если бы он стал объяснять… Эх.

Сквозь окна начал пробиваться бледный свет — уже почти утро, через час с небольшим конец смены, а он, получается, бездарно потратил ночь!

Чертов Проклятый Воин! Вот именно что проклятый! Рычать и ломать геймпад смысла не было, а вот от сигареты Егор бы не отказался. Он метнулся в бытовку, где продавцы салона, бывало, оставляли заначки… Нашел пачку, закурил. Пальцы тряслись. Черт, черт, черт! И заплатить, чтобы ожить побыстрее, нельзя — крисов нет.

Чай в чашке давно остыл, оказывается, он к нему даже не притронулся. Егор разогрел его в микроволновке, выпил, потом сделал еще. Очень хотелось есть, и он слопал целую пачку печенья. Еще и парой долек лимона закусил, посыпав их остатками сахара из треснувшей банки без крышки.

Заданное игрой время прошло, когда до конца смены оставалось полчаса. На улице посветлело, появились первые прохожие, начали проезжать машины.

Егор снова вошел в игру — варвар воплотился на знакомом кладбище. Так, теперь срочно в лес…

Но не успел он шагнуть за ворота, как прилетевший фростболт стопорнул его, а в поле зрения показались три знакомые фигуры.

— Знай, позорная свинья, ты теперь по жизни мой! — такими неожиданными словами игра перевела реплику Проклятого Воина. — Мы будем дежурить тут по очереди сутками, то ты никогда не выйдешь с этого кладбища! И так будет продолжаться до тех пор, пока не выплатишь мне компенсацию! С тебя тысяча кристаллов, жаба! — Проклятый Воин разразился какой-то китайской идиомой, дословный перевод которой прозвучал до нелепого смешно: — Точно, ведь ты лишь жаба, желающая отведать мяса лебедя…

В следующую секунду варвар снова был мертв.

Ваш персонаж (Гор, варвар 4 уровня) убит.

Воскрешение возможно через: 2 час 59 минут 57… 56… 55…

Это ваша вторая смерть за сегодня.

Желаете воскресить персонажа в ближайшем городе прямо сейчас за 15 кристаллов?

Ваш текущий баланс: 4 кристалла.

Желаете пополнить баланс кристаллов?

Геймпад полетел на пол, а удар ногой едва не перевернул столик с плойкой. Сцепив зубы и сжав кулаки, Егор откинулся в кресле, вдавил затылок в спинку, и зажмурился так, что в ушах загудело, а в темноте под веками заплясали искры. Злость разгоралась в нем подобно пламени лесного пожара, переходя в ярость, ненависть.

Эти уроды поймали его в ловушку и способны удерживать в ней достаточно долго. Он потеряет кирку, потеряет все. А мама там, в больнице…

Ему нужен план действий. Срочно нужен хороший план!


Загрузка...