Глава 9


Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал… Егор как вживую услышал любимую присказку своего шефа Михалыча, администратора салона. Мико уже скрылась в кустах, а маг Огонбат вот-вот подберется на дистанцию выстрела фростболтом. Рядом с магом бежал Проклятый Воин. На оценку диспозиции ушла секунда, а в следующее мгновение Гор развернулся и рванул по дорожке назад к кладбищу. Навстречу Ранней Звезде.

Варваресса, похоже, засиделась между могил в ожидании друзей, и теперь пылала жаждой мщения. Может она потратила на экипировку последние деньги? Во всем себе отказывала, чтобы приодеться в «Ракуэне»? А тут еще и оплатила быстрое воскрешение… Как бы там ни было, она на меня напала первой, решил Егор.

Метров за пять до Ранней Звезды он включил «Берсерка» и, припоминая последовательность кнопок, рубанул «Мельницей богов». Тем более сейчас, усиленный добытой экипировкой, с мечом и кинжалом в руках, его варвар стал реальным терминатором — как для этих уровней, понятно. Не вышло! Подсечка прошла, а вот дальнейшие удары серии — нет, и возможно потому, что это прием для безоружки.

Чертыхнувшись, Егор приложил поднимающуюся Раннюю Звезду «Ударом сверху». Клинок полоснул по спине, кровь брызнула фонтаном, а следом под ребра вошел кинжал — видимо, уже автоатакой. Стояла такая галочка в настройках, и хорошо, что Егор ее не убрал.

Вы нанесли 72 единицы физического урона Ранней Звезде!

Ранняя Звезда, очки жизни: 68/140.

Вы нанесли 45 единиц физического урона Ранней Звезде!

Ранняя Звезда, очки жизни: 23/140.

Боковым зрением он увидел, как Огонбат остановился и вытянул руки в характерном жесте, готовя заклинание. Не дожидаясь окончания каста, Егор с сожалением оставил варварку и рванул в лес. Уже вламываясь в кустарник, с удовлетворением заметил, что каст мага прервался. Проклятый Воин подбежал к Ранней Звезде, но останавливаться не стал — продолжил преследование.

Лес был редким, расстояние между деревьями кое-где достигало десятка метров. Кустарник вдоль опушки закончился, Гор продолжал бежать, заворачивая по дуге так, чтобы обогнуть преследователей, вернуться на тропинку и оказаться в городе. За сосной мелькнула Мико — чернокнижница седьмого уровня, между прочим — но помощи от нее ждать было глупо.

— Стой, дурак! — крикнула девушка. — Прими обмен!

Открылось окно трейда, в половине Мико появился флакон с зельем здоровья. Часть, относящаяся к девушке, позеленела, подтверждая сделку — вернее, дар.

— Принимай, тормоз!

Егор принял, не мешкая использовал зелье и, выдохнув «Спасибо!», бросился бежать дальше. Но далеко не убежал. Пока он останавливался, трое ганкеров под бафом ускорения от мага приблизились достаточно, чтобы атаковать. Глыба льда выросла от земли до шеи Гора, приморозив его на десять секунд.

— Эта тварь с ним! — воскликнула Ранняя Звезда. Соратники ее приодели, и теперь она щеголяла в разнородной экипировке, сжимая в руках громадную дубину.

— Сама тварь! — разъярилась Мико. — Трое на одного? Вообще охренели?!

Златовласка сделала резкое движение рукой. На земле вспыхнула пентаграмма, а через мгновение оттуда раздался клокочущий рев призванного демона. Отродье преисподней не могло похвастать массой, мощью или сколь-нибудь приличными размерами, зато умело колдовать. Адский файрбол поджег Раннюю Звезду, а мага Огонбата накрыло заклинанием страха, и он в ужасе побежал прочь, издавая пульсирующие, почти ультразвуковые вопли. Вряд ли так кричал в микрофон игрок, который управлял им — скорее это сработал звуковой спецэффект, сопровождающий в игре воздействие заклинаний такого типа. Девчонка Мико оказалась не промах!

— Принимай инвайт! — крикнула она.

Егор тут же прожал Х, и иконка девушки появилась в его интерфейсе.

Тем временем, сгорев дотла, Ранняя Звезда снова отправилась на перерождение, и силы уравнялись: Гор и Мико против двух донатеров с пафосными никами.

Контроль над персонажем, пока не стаяла глыба льда, отсутствовал, и Егор использовал момент, чтобы, отложив геймпад, вытереть вспотевшие ладони о штаны.

Проклятый Воин, подозрительно молчаливый и сосредоточенный, добежав до Гора, атаковать сразу не стал. Он выпил что-то из фиолетового флакона, зарычал, увеличился в размерах, и только после этого с размаху врезал по Гору всей мощью двуручного меча.

Проклятый Воин нанес вам 50 единиц физического урона.

Гор, очки жизни: 130/180.

Судя по тому, как противник готовился, Егор ожидал, что его сваншотит, но, видимо, помогла новая экипировка. Он схватил геймпад и, как только лед стаял, отпрыгнул в сторону, сумев избежать второго удара, а потом врубил «Мельницу богов». Егор рассчитывал быстро разделаться с Проклятым Воином, но воин в последний момент подскочил, поэтому подсечка сорвалась, что привело к нарушению всей серии, так что никакого удара кулаками не получилось, как и бонусного урона.

— Ты — глупое яйцо земляного червя, отложенное в помойной яме! — выкрикнул Проклятый Воин, и несмотря на всю серьезность момента Егор не сумел сдержать смех — как-то уж слишком казусно система перевела азиатское ругательство.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Воспользовавшись замешательством Гора, Проклятый Воин в очень быстром темпе ударил его трижды, и на экране замелькали цифры урона. Жизнь рухнула в красную зону.

Гор, очки жизни: 27/180.

Вот теперь всё стало действительно опасно. Хорошо хоть Огонбат, оправившийся от страха, полностью переключился на Мико и ее демона. Девушка не стояла на месте, использовала деревья, чтобы спрятаться от огненных и морозных шаров, а ее демон тем временем наседал на мага. Огонбату это не нравилось, судя по его истеричным выкрикам.

Варвар Егора отступал, используя тактику Мико — атаки Проклятого Воина не отличались изощренностью и шли по прямой, и он прятал своего перса за деревьями. Активно используя уклонения и перекаты, тянул время. После очередного успешного уклонения руки чесались применить контратаку, но ошибка могла стать фатальной.

— Небесный шторм! — проревел противник.

И тут Егору повезло. Проклятый Воин, подготовивший какой-то особенно монструозный прием, прокрутился вокруг себя три раза, набирая скорость, и со всего размаху врубился двуручным мечом в дерево, перед которым за мгновение до того стоял Гор. Дерево, как собираемый ресурс с собственными очками прочности, колыхнулось. Посыпалась листва, труха, треть жизни пострадавшего дуба срезалась. Егор, несколько стыдящийся своего отступления, воспользовался заминкой противника и провел идеальную контратаку — под усилением врезал «Ударом сверху» и «Двойным ударом» подряд!

«Берсерк» активирован!

+30 % к физическому урону и количеству очков жизни на 10 секунд.

«Контратака»: +25 % к урону!

Вы нанесли 44 единицы физического урона Проклятому Воину.

Проклятый Воин, очки жизни: 166/210.

Вы нанесли 67 единиц критического физического урона Проклятому Воину!

Проклятый Воин, очки жизни: 99/210.

Зажатый в левой руке кинжал, не используемый в специальных приемах, работал независимо и нанес автоатакой еще три резких злых удара, доведя жизнь воина до 82. Егор ничего этого не видел, полностью сосредоточенный на схватке. Понимал, что если дать ганкеру отпиться, то второго такого шанса может не представиться. Тем более, судя по иконке Мико, девушке приходилось непросто — иконка ее демона накрылась черепом, свидетельствуя о том, что прислужник выбыл из строя, а сама девушка, обменявшись с Огонбатом пачкой ДОТов, сейчас бегала по лесу.

Проклятый Воин заорал что-то страшное, отпрыгнул, развернулся и взмахнул мечом. Двигался он медленно, сказывалось или то, что у него оставались последние единицы жизни, или эффект отката после боевого эликсира, поэтому Гор без труда уклонился, а затем в высоком прыжке снова провел «Удар сверху», который наносил полуторный урон.

Это отправило Проклятого Воина на рес. Ганкер упал, фигура чара стала прозрачной и исчезла, оставив по себе целую гору лута.

Но бой был не окончен, так что Егор не стал сразу лутать добычу — повернулся, выискивая, где там Огонбат и Мико.

С каждым промахом каста маг нещадно ругался и призывал Мико выйти и драться, как мужчина! Егор снова расхохотался. Напряжение спало, казалось, что справиться вдвоем с одним магом — дело несложное.

Мико оставалась подвижна и прыгала туда-сюда, уклоняясь от атак за деревьями. Получалось у нее это, впрочем, не всегда, жизни у чернокнижницы осталось маловато. Маг еще раньше успел нанести ей нехилый урон, а теперь к тому же пару раз зацепил файрболами. Тут-то Егор осознал, что маг — рейндж, и по идее любым попаданием может прикончить и Гора, и Мико. И все добытое будет утеряно.

— Уходи с траектории кастов мага! — крикнула чернокнижница. — Есть шанс уклониться!

— Понял, — ответил Егор.

Огонбат, оставшись один, раззадорился. Хей-хокнул что-то вовсе невразумительное, прыгнул вперед, всплеснул руками, и от него в Мико устремился большой, раза в три крупнее предыдущих, плазменный шар. Чернокнижница выругалась, попробовала уклониться, но не успела — супер-файрбол задел и разом снес у нее оставшуюся жизнь. Она упала, силуэт поблекнул и пропал.

Ликовал маг недолго. Прежде, чем Огонбат успел переключиться на него, Гор сам набросился на мага с «Двойным ударом»: пырнул мечом снизу вверх в живот мага, а потом с силой опустил сверху вниз, воткнув в голову, на которую был нахлобучен колпак, украшенный изображениями рун.

Двукратного урона «Двойного удара» оказалось достаточно, чтобы отправить мага, и так уже основательно подсевшего в здоровье, на тот свет.

Гор остался один посреди горок лута и заметался между ними, подбирая выпавшее с мертвецов добро. Инвентарь забился почти под завязку, столько всего насыпало, к тому же пришлось прихватить и вещи Мико.

Разбирать лут не было времени, потому что ему хотелось проучить ганкеров. Как только всё оказалось в слотах, он помчался к воротам кладбища, прямо на ходу просматривая полученные предметы и натягивая на себя самые качественные обновки. В результате юбка варварки сменилась на редкие «Ножные латы небесного воина», а ее бронелифчик на «Величавую кирасу небесного воина». Два синих предмета!

Мелькнули зеленым названия наручей и наплечников, и Егор без колебаний надел их тоже. Еще нацепил зеленый плащ мага и пару колец на интеллект, мудрость и духовность. Как оказалось, у Проклятого Воина был еще и щит, но защищаться Егор пока не собирался — меч и кинжал в руках наносили больше урона.

Когда варвар с частично восстановившимся здоровьем очутился возле ворот, оттуда как раз выскочила Ранняя Звезда, снова не пожалевшая кристаллов на быстрое оживление, и снова в трусиках и лифчике. Сразу за ней показались Проклятый Воин и Огонбат, оба блистающие белоснежными труселями, так что Егору почудилось, что он попал то ли в психбольницу, то ли в раздевалку при общественной бане.

Варварка жалобно пискнула, обнаружив перед собой круто экипированного и вооруженного врага, сходу получила серию ударов — и снова отправилась к своим варварским праотцам. Проклятый Воин не успел даже договорить до конца замысловатое ругательство, когда мощный удар меча прервал его на полуслове. Следом обратный билет на перерождение получил и маг Огонбат. В сумме насыпало столько опыта, что вот-вот должен был случиться левелап. Видимо, за PVP, да еще и победу над противниками выше уровнями, опыта давали больше, чем за обычных мобов.

— А теперь циркулируйте, — напутствовал их Егор.

Варварка больше не вылезала, но остальные двое появились вновь, слишком они были разъярены, чтобы отступить.

Маг прямо на выходе скастовал фростболт, от которого Гор уклонился перекатом, а следом подряд три файрбола, и тут уж Егор не мог не отдать ему должное — ганкер действовал достаточно быстро и ловко.

Но и сам Егор за это время успел неплохо натренироваться, пальцы его так и порхали по геймпаду, уверенно прожимая нужные кнопки и орудуя стиками, так что от двух файрболов он уклонился, только третий зацепил и снес двадцать очков жизни. Огонбату, впрочем, это принесло мало счастья: в следующие секунды «Мельница богов» в очередной раз прекратила его жалкое существование. Как бы ни сложен был прием в исполнении, проделывать его с каждым разлом становилось все проще.

Вы достигли нового уровня!

Уровень: 5.

Сила: +2.

Очки характеристик: +1.

Очки умений: +1.

С повышением уровня жизнь полностью восстановилась, и это в прямом смысле спасло Гора.

Проклятый Воин, который сыпал такими заковыристыми выраженьицами, что мог бы запросто стать звездой какого-нибудь конкурса бессмысленных ругательств и занять там призовое место, доставил проблем. Перед своей безвременной кончиной Огонбат успел наложить на соратника огненный щит, а еще у Воина в руках откуда-то оказалась светящаяся дубинка, которой он мог проделывать то, что на старте делал со своим двуручным мечом: посылать ею при ударе волну воздуха, тоже наносившую урон.

Внезапно, прямо на глазах у Егора, Воин облачился в броню, причем последовательно: сначала на босых ногах появились сапоги, потом штаны, кираса, наручи, перчатки, наплечники. Последним явился шлем, скрывший лицо. «Ага! — понял Егор. — Если я в бою мог выставить кайло на аук, то значит можно и купить так же?»

Вот только сейчас уже его это мало волновало — Гор стал слишком крут для этих ганкеров. И даже когда Проклятый Воин, использовав «Героический рывок», неожиданно всем телом врезался в Гора и снес разом тридцать три очка, это ему тоже не помогло. Воин припечатал ошеломленного варвара дубиной на сорок шесть единиц, но на этом его белая полоса закончилась.

Отойдя от стана, Егор провел в ответ «Контратаку» и сразу после этого включил откатившегося «Берсерка» и «Гнев варвара» одновременно, что и решило дело. Проклятый Воин вновь покинул сей бренный игровой мир, а Егор, наблюдая за теряющим материальность телом распластавшегося на земле чара, подумал: вот бы с трупов убитых прямо под кладбищем еще и, в качестве изящного завершающего штриха, белые трусы выпадали…

Лут, закупленный отчаянным донатером, некуда было класть, и Егору пришлось, скрепя сердце, избавляться от части обычных шмоток — тряпичных маговских в первую очередь, чтобы поднять то, что вторично оставил Проклятый Воин И только потом, задним умом, понял, что творить глупость: подобрал выброшенное и поочередно выставил на аукцион по минимальной стоимости, благо аук позволял видеть аналогичные лоты и сравнивать.

На это ушло минут десять, и за это время никто из злосчастной троицы больше не появлялся — которое подряд убийство то ли отрезвило, то ли напугало их. А может ни у кого больше не осталось кристаллов на оплату быстрого перерождения. Все-таки от раза к разу стоимость возрождения росла чуть ли не в геометрической прогрессии.

Зато в чате поднялся вой! Вся троица ганкеров капсом просто орала в городском канале о том, что «Гор — злобный читер!». Похожие сообщения сыпались в приват, только там были еще и угрозы найти по айпи, пожаловаться разрабам и превратить жизнь «мусорного червя» в кошмар. Проклятый Воин обещал отозвать угрозы, если Гор извинится и вернет все награбленное.

«Приди и возьми», — написал Егор, ухмыльнувшись. Баланс кристаллов радовал взгляд и грел душу неимоверно: 975!

Все сложилось хорошо, вот только смущало то, что с кладбища так и не появилась Мико. Она оставалась в группе, но на ее портрет была наложена красная молния. По всей видимости, так обозначалось, что игрок вышел в офлайн.

Времени до окончания аренды комнаты оставалось все меньше, и Егор не стал дальше ждать — поспешил на пристань.

Хозяин «Доброго ветра» принял у него оплату сразу за три дня, благо теперь денег хватало, и благосклонно предложил «Отведать лучшего пива в этом городишке». Над стариком снова горел оранжевый восклицательный знак, но Егор не стал брать новый квест, да и от пива отказался, потому что в этот момент в чат постучалась возродившаяся Мико.

«Как все прошло, Горчик?» — интересовалась девушка.

«Мы победили, — он добавил смайлик. — Твои вещи у меня».

«Уау! Круто! Жди, уже бегу!!!»

Егор дожидался ее у таверны, даже не поднявшись в свою комнату. При встрече сразу открыл окно обмена и скинул туда не только экипировку девушки, но зеленый шмот, оставшийся от Огонбата. Пораздумав, отсыпал еще треть награбленных кристаллов, осознавая, что Мико никогда могла бы не узнать, сколько именно он получил. Хотел отдать половину, но…

Обманывать ее не хотелось на каком-то глубинном уровне, даже несмотря на благие цели, больную мать и острую нужду. Ведь если бы не она, он бы вообще ничего не получил, а ганкеры так и продолжили бы над ним измываться, заперев на кладбище. С другой стороны, добивал он их уже в одиночку… ну вот и получается справедливо: треть. И уникальная квестовая цепочка в придачу. Совесть притихла, но мысленно Егор решил, что при возможности как-то компенсирует то, что недодал.

Егор выставил вид от первого лица, когда ждал девушку. Хотелось рассмотреть ее пристальнее. А потому увидел, как расширились ее глаза, когда она увидела, что он ей отдает.

— Это все с тех уродов? — спросила она и тут же ответила сама: — Ну конечно!

— Кристаллов я тебе треть отсыпал, — пояснил он.

— Ок, нормально! Слушай, я реально ценю твою порядочность и все такое, но это было необязательно. Просто терпеть не могу, когда обижают маленьких!

— Это я-то маленький?

— Ну не я же! Четвертый всего… О, уже пятый? Но все равно, их же трое было! Вообще, эти гады только таким тут и промышляют. Многие ребята из Китая превратили это в работу. Ловят донатеров и раздевают до нитки. В большом мире-то так не получится, там и шмотье можно привязать к себе, и на кошелек защиту от выпадения крисов поставить, а тут все нубы, и привязки вещей нет. Вот и пользуются. Урр-р-роды!

Егор некоторое время осознавал услышанное, а потом переспросил:

— В «Ракуэне» можно привязать вещь к себе?

— И привязать, и отвязать. На наших уровнях в этом смысла нет, дешевле купить новую шмотку, а вообще — да. Идешь в гильдию магов, платишь штуку крисов за «Слияние» и… готово! Вещь становится привязана к твоей душе и не выпадает после смерти.

— А продать ее можно будет?

— Не-а. Захочешь продать, нужно будет отвязать, стоит столько же. А ты с какой целью интересуешься?

И эта фразочка, и «штука», то есть «тысяча», и характерное «р-р-р» в «уродах» звучали слишком по-нашему для японки. Но свою догадку Егор решил пока не озвучивать, не хотелось смущать девушку. Решит — сама признается.

— Да я, как ты уже, наверное, поняла, нуб нубом, — пожав плечами, ответил он. Мико этого, естественно, не увидела. — Мне все интересно. Слушай, а эти ганкеры — на них совсем никакой управы? Кто захочет играть в игру, где какие-то придурки пасут тебя у кладбона, предварительно убив и раздев?

— Ну почему же, есть. Игра развивается. Изначально разрабы хотели сделать полный реализм. Не в графике понятно или физике — кому охота ковыряться в кишках, добывая лут? — а в механике. Чтоб если срубил бошку — так насмерть! Чтобы чар спать хотел, есть и пить, а если не сделает этого, чтобы обессиливал. Ну и в таком духе. На форумах еще шутили, что раз так, то и про большую и малую нужды нельзя забывать. Но это все было на этапе раннего доступа. Сейчас нашли баланс… Что-то меня не в ту степь понесло. Короче, ганкеры — это часть игры. Многим нравится PVP, и даже безопасные зоны в городах — это скорее уступка ярым PVE-шникам, кому интереснее квесты и мир. Но! Чем больше крови на ганкере, тем краснее его ник, ну ты это заметил, да? В общем, он краснеет, краснеет, а когда становится таким прям багровым до черноты, вот тогда за ними приходят Стражи и волокут в тюрягу. По сути, тот же бан, причем сроки большие. Могут на год даже забанить.

— Серьезно?

— Ну, можно, конечно, откупиться. Просто дорого встанет. Еще можно замаливать грехи в храме, но там от бога зависит. Другой бог такие жертвы заломит, мама не горюй!

Егор еще на словах о краснеющих никах открутил камеру, чтобы увидеть свой. Ник был обычным, белым.

— Убьешь ганкера, карма не испортится, — словно услышав его мысли, сообщила Мико.

— А их здесь, ты говорила, очень много?

— Каждый третий — потенциальный ганкер. Не такой, конечно, как те упоротые, но, если увидит богато одетого, погибающего на мобе, мимо не пройдет. Поможет… мобу добить игрока. А ты чего? Тоже в ганкеры навострился?

— Не… Я это…

Егор смешался, раздумывая. Если привязать кирку, хоть как, и напоить ее разными свойствами… Только за сегодня он заработал больше тридцати тысяч! С усиленной киркой он сможет еще больше, только не ганкерством, а охотой на ганкеров! А если что-то пойдет не по плану, кирку всегда можно отвязать и продать. С новыми свойствами она, поди, будет еще больше стоить? Вот только как привязать? Платить тысячу кристаллов… Неоткуда пока взять, да и глупо, когда мама в больнице, а дома жрать нечего.

— Слушай, Мико… А в песочнице вообще встречаются шмотки, которые привязываются к душе? Ну, знаешь, без магии, без «Слияния», а вот просто, сами по себе такие… Может, как награда за квест?

— Не-а, точно говорю! — ответила девушка. — Стоящего ничего!

— А не стоящего?

Мико покрутила головой и указала на реку:

— Гляди. Вон видишь перец стоит, в дырявой шляпе?

— Ну. Непись какая-то.

— Ага. Это старый рыбак Сантьяго. Наставник рыбной ловли. Дает квест на ловлю карасиков. Поймаешь десяток, причем его же удочкой, получишь эту удочку в награду. Бесполезный хлам без бонусов, если идти в рыбалку, лучше купить с плюсом на шанс улова. Но! — Мико подняла указательный палец. — «Простая удочка Сантьяго» — это персональный предмет. Привязывается к душе.

«Бинго!» — щелкнуло в голове Егора, и он широко улыбнулся.


Загрузка...