Глава 11

Златоград встречал нас гомоном, приветственными криками и свистом, потоком слез и счастливых улыбок. Жители города радостно встречал своих мужей и сыновей. Глубоковздохнув полной грудью наконец поняла — мы дома! Я скучала по родному терему, по заботливым нянюшкам, по знакомым лицам и местам. Я стремилась домой увидеть их принести своему люду победу, но ещё сильнее я стремилась вернуться назад, что бы воочию увидеть наше обогащение. Мой мужчина посланный мне богами, словно колдун прибывший из заморских стран. Он способен сделать то, на что другим уйдут века. Он уже сделал невозможное, но и это не предел его возможностей. Как сказал мой муж и князь в одном лице, я превращу серебро в золото! Разве кому-то это под силу? Пусть даже он это сделает не так как думают все остальные, но он ведь сделает! В этом и есть наша мощь, знания моего мужа, способны не только нас обогатить, но и сокрушать непокорные нам города. Я знаю, нам будут поклоняться, если не сейчас, то через время. Я верю, мой князь, сделает все как сказал, объединит все племена под нашим началом. Он уже это сделал, оставив лишь малые и незначительные силы полян, вятичей и радимичей. Тех ктоживёт далеко, и не имеет ни какого отношения к нападению на моего отца. Но и это ненадолго, они сами к нам пожалуют. Узнав о нашей власти и силе, придут на поклон просить милости и защиты, и вот тогда, я подумаю принимать ли их? Дать ли им ещё один шанс, позволив жить подо мной, под нашей защитой, есть и пить из моих рук. Смотря с любовью на своего мужчину, боялась представлять, что бы со мной было, не появись он на той поляне. Не спаси в столь нужный момент. Я и мои вятичи погрязли бы в крови и не неизвестно смогли бы выжить вообще или нет. Мои вои полегли бы ещё в первом бою с Брониславом и радимичами, его предательство больно ударило по нам всем, и если бы не мойладо, лежали бы мы все в земле погребенные и забытые. Коснувшись его лица провела ладонью по щеке поглаживая, выражая толику нежности и благодарности. Я не только полна благодарности к этому мужчине, но ещё и любви. Полюбив столь сильного, храброго мужа, навсегда отдала ему свою душу. Дав ему власть и приняв его слово выше своего. Мой князь, мой муж моя опора и сила, моя защита. Смотря на своего мужа понимала, что моя дальняя дорога подошла к концу. У меня скоро будет ребёночек и я обязана позаботиться о нём, о себе и ещё одной маленькой крошке. Всё это время я была с мужем, и за последнем ребенком из княжьего рода радимичей заботились нянюшки. Но вот теперьпришла моя очередь. В будущем, как и сказал мой муж, такой союз только укрепит нашу власть. Я ему верю безоговорочно, он ведь у меня очень умный. Но, для того чтобы укрепить власть, этого ребенка нужно как следует воспитать. Малышка не должна чувствовать себя обделенной. Воспитав её как родную, я получу не только дочь, но и верную любящую подданную и будущую княгиню, мать наших с Ярославом внуков. Я самолично ей займусь, а пока нужно уладить вопросы с накопившимися делами. За то время пока мы отсутствовали, от моего имени всем распоряжался Дражкой, стоило нашей коннице появиться в видимости Златограда, как этот хитрый лис приготовился для отчётности. Я даже не знаю кому и чему он был рад больше, князю и княгине или прибрать к рукам привезенные богатства! Сидя рядом с мужем, смотрела в счастливы и жаждущие лица. Жаждущимбыл Дражако, стоило ему увидеть привезенное, весь его мыслительный процесс отобразился на лице. Он словно открытая книга с вопросами, где, куда, зачем и какой барышможно непосредственно со всего этого богатства получить! Смотря на нас пожирающими глазками, прикидывал не только стоимость награбленного, но и пользу от поступивших в его руки полоненных. Смотря в знакомые лица улыбалась, лишь до той поры пока у меня прямо из-под носа не увели мою боярышню. Ну что ж, придется оженить Первушу прямо сейчас, а то что-то он совсем распоясался. Дождавшись пока молодой воин, бросит к ногам своей матери свою полонянку, до поры до времени молча наблюдала выжидая удобного случая. И таки дождалась, на миг переглянувшись с матушкой Первуши, улыбнулась встретившись с одобряющим и понимающим взглядом мудрой женщины. Предложив выкупить Звениславу в свое услужение. О-о, эта непередаваемую гамма эмоций, отразившаяся на лице молодого дружинника, услада для моего женского самолюбия. Зная как егосейчас разрывают противоречия, нежелание отдавать свою собственность и бессилие от невозможности, что-либо исправить. Пока ему мудрая матушка не напомнила прописную истину и единственный для него вариант. Скрепя сердцем, сжав кулаки и сцепив зубы Первуша сверлил злым взглядом свою полонянку пытаясь решится на последний самый важный шаг. Пока он думал, я искоса поглядывала на Ярослава, успевая подмечать его реакцию на мои слова. И уж как отреагировал мой муж на слова, когда я сказала, чтовыкупаю Звениславу для его услады было незабываемо, но мне захотелось с ним поговорить! Основательно. У меня ведь совсем скоро вырастет животик и любить друг другастанет тяжело, а он здоровый в самом расцвете сил мужчина. Я ведь не просто так это сказала. Мне захотелось посмотреть на его реакцию, и она меня не подвела, расширившиеся глаза и обескураженный вид, говорили о многом, но не о том. Мне хотелось знать, представлял ли мой ладно в своих объятиях кого-нибудь ещё или же только меня! Да,этим нужно заняться основательно, а ещё косметикой. Я должна быть самой красивой, что бы мой мужчина смотрел только на меня, даже несмотря на то что я располнею.

Дождавшись когда Первуша, наконец-то произнесет ожидаемые нами слова, забрала к себе Звениславу и двинулась к терему по пути хихикая над обескураженным и злым лицом воя. Хохма, он то думал, я оставлю свою боярышню до свадьбы с ним, куда там! Пусть пока слюни с пола подберёт да, подумает над своим поведением. А мы пока со Звениславой займёмся самым важным. В этот день было уже слишком поздно устраивать допрос с пристрастиями, да и устала я от дороги. Хотелось всё же отдохнуть, лечь на мягкую перину, закутаться в теплое одеяло обняв заодно мужа и проспать с ним до самого утра. Не переживая за свой покой, за град оставленный без личного присмотра. Так и сделали. Сдав на руки, служек новоявленную боярышню и без именную малышку с кормилицей отдала распоряжение разместить их и подать в светлицу горячей воды и еды. Ушла наконец-то отдохнуть. Покушав, помывшись, легли на мягкую пропитанную домом и уютом перину. Как же это прекрасно, ощущать гладкость ночной рубашки, мягкость перины, теплоту одеял, а ещё любимого мужа рядом. Обо всем остальном я подумаю завтра. Подумаю и самолично прослежу за ребенком, дам ей имя, а Звениславе приданное, но это будет завтра, а пока сон, под боком у любимого мужа.

* * *

Боян ждал меня возле светлицы.

— Там воевода Боян пришел. Дело у него срочное.

— У вас женщины в таком помаду носят?

— Нет, князь. Вы хорошо знакомы с историей. Я вижу Вы очень образованный человек.

— Понимаем. Тебя сейчас отпустят. И ещё, ни каган ни бек не должны умереть случайно. Они должны нам достаться живыми. Это моё жесткое требование.

Я поморщился.

— Э, нет. Я предлагаю стать союзниками. Конечно, вы будете стараться нас использовать, а мы будем стараться использовать вас. Это нормально! Но мы не будем в подчинении у вас как хазары.

Больше всего, мне хотелось порадовать себя, но… глядя в её глаза, решил терпеть пытку дальше.

Завтракали вчетвером — я, Мстислава, Боян и Дражко. Когда насытились, все трое уставились на меня. Я чуть взваром не подавился.

Показал, как женщины из моего времени подводят губы. Потом они сами попробовали. Получилось. Одну помаду княгиня сразу забрала себе. Вторую мучили остальные девушки. Дамам понравилось. Думал под шумок свалить, но мою попытку обрести свободу пресекли в самом зародыше. К нам попытались зайти Дражко с Бояном. У них были ко мне делагосударственного значения. Но им пришлось срочно ретироваться, так как дела княгини оказались более государственными, чем их делишки. Когда оба боярина выслушали отповедь моей жены, у них глаза собрались в кучу, но они тактично промолчали. Я скорчил страдальческое выражение лица и пожал плечами. Мужики всё поняли, посмотрели на меня сочувственно и сочли за благо отвалить.

Потом просто разложил её и… обхватив меня ногами, вцепившись в меня, пытаясь двигать попой в такт, кричала от наслаждения, стонала и любила.

Когда спустились в поруб, грек поднялся нам на встречу с пола. Увидев Мстиславу, побледнел. Интересно как! Её боятся больше, чем меня! Кметь принес лавочку на которуюсела княгиня.

Я ничего не мог сказать, так как продолжал медленно плыть в потоке наслаждения. Просто кивнул. Если так можно сказать, когда ты зарылся ей между грудей.

— Так теперь с вами господа бояре. Нужно сделать печь, в которой будем варить стекло. Кирпичи имеются, Дражко?

— Мстиша, а ребёнку не повредим?

— Есть такое. Но вернёмся к нашим баранам, как говорят на Востоке. Я мог бы ликвидировать большую часть вашей шпионской сети. Но смысла пока не вижу. Но и нападение на себя и мою супругу оставить просто так без ответа не могу. Ты меня понимаешь Матвей? Хотя думаю, это не твоё настоящее имя.

— Сделали.

— Ну смотри. — Опять усмехнулся Вторуша. — Княже мне можно идти? А то мамке помочь надо.

— Мстиша! — Я ворвался в нашу светлицу. — Там послы от венгров прибыли.

— Конечно! — Кивнул Дражко. — Так оно меньше гниёт. Что ты хочешь сделать, княже?

— Пусть посидит там. Потрапезничаем, а потом поговорим предметно и по душам. Где Гуннульв с Сигуртом?

— Хорошо. Если ты так хочешь, любый мой, мы их примем. Ты успокоился? А то я смотрю ты возбуждён как-то! Может, Ярославушка, снимешь свое возбуждение?

— Где он?

— Зачем? — Боян с Дражко глядели на меня удивлённо. Всё правильно, свиным железом на Руси называли чугун. Для большинства металлических изделий он был не пригоден,поэтому чугун не ценился и его пытались переплавить в настоящее железо, а лучше получить сталь, если получится. Но мне чугун был нужен. — Так нужно. Потом объясню. Мало того, у всех кузнецов скупать именно свиное железо, тем более оно довольно дешево, по сравнению с настоящим железом и тем более сталью.

— Обязательно. Но позже. Рисуй!

— Ладо мой, извини, совсем забыла, что тебя нужно покормить. Сколько всего интересного! Тут столько работы!

— Не понял?! — Я чуть не подскочил до потолка. — Ты издеваешься?

— Ладо моё, давай ляжем.

— Любый мой. Ты готов опять меня любить. — Её слова вернули меня в реальность. Ощутил как она поглаживает моё естество. Даже не поглаживает а, чёрт, обхватив его пальчиками двигает вверх и вниз. И он у меня возбуждён. Стоит как обелиск. Мстиша улыбнулась и… приложилась к нему губками. Блин, вот это… Схватил её за голову и притянул к своему паху, зарываясь руками в её волосы. Она сосала, облизывала, чувствовал её язычок. Довела меня до коматоза и я излился в неё. Она какое-то время не отрываласьзамерев. Я откинулся в блаженстве на подушки. Потом она выпустила меня из себя. Облизала ещё раз. Вытерла губы и придвинулась к моему лицу. Я молча взял её голову в ладони и поцеловал. В губы. Долгим, чувственным поцелуем.

Я наконец оторвался от её груди, откинулся назад. Она аккуратно слезла с меня, выпустив из своего лона моё естество. Склонившись, поцеловала его. Потом закинув на меня ногу и обняв, положила голову мне на грудь.

— В порубе.

— Благодарствуем светлая княгиня, всё по добру. Ущерба нет.

Следующим в косметике — это румяна. Их знают с глубокой древности и чего только не использовали в качестве румян. На Руси использовали традиционно свёклу. Но мне такая перспектива не нравилась. Кроме того в Европу румяна не продашь, там знать их не наносит на лица, так как аристократки должны иметь мраморно-белую кожу, это своего рода признак своего сословия. Но это всё фигня. Дай женщине почувствовать себя более красивой и желанной и она перегрызёт глотку даже Папе Римскому. А как женщинапоймёт, что она желанна и притягательна? Очень просто, дайте ей посмотреть, на кого мужчины реагирую больше. Дали посмотреть? Она поняла? Тогда всё, процесс пошёл. Дальше только успевай подкидывать дровишек в топку и считать монеты. Надо будет они и на аристократическую бледность кожи лица забьют большой и толстый болт, как в последствии и произошло в восемнадцатом веке. Если даже сама королева Франции Мария-Антуанетта, наносила себе румяна, причём собственноручно, так как ни кому не позволяла это делать, и в присутствии целой кучи придворных дам. Даже целую церемонию из этого состряпала. Поэтому с аристократической бледностью мы разберёмся. Румяна бывают трёх видов — сухие, твердые и жидкие. Самые стойкие это твёрдые и жидкие. Но там так же применяются эфирные масла. Ещё нужен, да-да — самогонный аппарат. Придётся курочить машину. Так как мне нужны трубки для змеевика. Спирт нужно делать. То высоко градусное, что я захватил с собой из своего времени, уже подходило к концу. Чтобыла весьма печально. Основа всех румян — тальк! Тальк это минерал. А где у нас по близости добывали тальк? Щелкнул файл памяти — Правдинское месторождение, Днепропетровская область. Запасы порядка ста пяти миллионов тонн. Добыча открытым способом! То, что доктор прописал! Миллионы тонн нам не надо. Блин, засада! Зимой много не наковыряешь. А тальк очень нужен. И не только для румян. Куда ни кинь, везде клин. Уже боюсь смотреть супруге в глаза. Она же ждёт чуда прямо сейчас. И эти тоже, её помощницы. Уже всем растрепали, что князь знает как сделать женщину красивее и желаннее. Поучаствовать в этом, захотело много представительниц прекрасного пола, но Мстислава уже определила счастливиц и они все ожидали от меня божественных откровений. И вот что мне делать? Язык мой, враг мой. Так и обструкции подвергнусь и от тела отлучат. А отлучаться мне очень даже не хотелось. Надо репу усиленней чесать!

— Об этом мы поговорим потом! Показывай. И не забудь, ты обещал платья!

— Ты, князь, сказал Константинополь, а не Царьград, как здесь принято говорить.

— Ладно! — С сожалением отпустила меня. Соскочила с ложа. Примерила опять венец, покрутилась около зеркала. Была просто неотразима. Голая и с короной на голове в обрамлении вьющихся длинных волос. Я терпел. Лукаво посмотрела на меня.

— Мстиславушка, душа моя, распорядись, что бы приготовили говяжий жир, нутряной желательно. Чтобы на нем не было жил, мяса и прочего. Чистый жир. Так же щелочь и соль.Сковороды есть же? Или котёл?

— Нет, не разлюбил. — Когда остался без одежды, опять тормознул её.

Потом перешли к головным уборам. Конусообразные шляпки с фатой на конце, это я так называл, дам не заинтересовали, как и рогатые или в виде полумесяца положенного рожками вверх. Но заинтересовали капюшоны. Вернее курточки и плащи с капюшонами. Но вот испанская мантилья — длинный шелковый шарф закрывающего голову и спадающего на грудь и спину, дам особо заинтересовали. Я пояснил, что мантилья прекрасно смотрится если кружевная. Носят её не только просто укрыв голову, но и набрасывают на высокий гребень, воткнутый в прическу. Идея с гребнем им тоже понравилась. Пришлось делать зарисовки. Так же рисовал короткие шубы, еле-еле прикрывающие зад. Но так какшубы были верхней зимней одеждой и приличия соблюдены, мадемуазели их приняли. Зимние шапочки, отделанные мехом и с ушами. Нарисовал как, мог. Одна девушка даже захлопала в ладоши. Мля. Полная жесть. Нарисовал муфты, где дамы могли греть руки. Одним словом с меня выжали всё, что я знал. Под вечер взмолился.

— Сниму обязательно, только вечером и в нашей с тобой светлице. А сейчас государственные дела.

Официальная часть приёма наконец закончилась. Мстислава объявила о пире, который чуть позже будет дан в честь послов. Звенислава, опять с деловым видом сложила всесвои принадлежности в расписной деревянный футляр и поглядела на сидящих в зале мужчин с немым вопросом — чего сидим? Кого ждём? Кино закончилось, пора расходится.Первуша опять чуть не уронил свой меч, стоя на карауле. Нурманы восторженно ухмыльнулись, Боян осуждающе покачал головой. А Дражко смотрел заинтересованно. Прогрессивный боярин! Его заинтересовал такой цирк! Все остальные смотрели на нас удивлённо и где-то даже испуганно. Впереди пир и шоу должно продолжаться!

— Хазары не подданные императора.

— Мстиша! Может достаточно? Я между прочим голодный! Устал!

— Во-вторых беременным это вредно. Не надо свой живот ужимать. Дитя пострадает.

— Да, светлая княгиня! — заверили её молодые женщины.

— Конечно князь. Кто я такой, чтобы отказываться от разговора с правителями. — Ответил он, кланяясь мне и Мстиславе.

— Конечно разводят! А медовуху из чего готовят, ладо мой. И мёд ты кушаешь.

— Нет, хотя Боян хотел.

— Кто там?

— Не повредим. Ты меня разлюбил? — недовольно засопела, продолжая стаскивать уже с меня рубаху. Ну вот, сразу разлюбил.

Дни побежали стремительно. Всё же некоторое количество эфирных масел нашлось. Их привозили с Востока, в основном персидские купцы. Они же привозили благовония. Начали работать. Одновременно выложили печь для варки стекла. Литейщики во главе с Ковалем подготовили формы для мощной осадной мортиры. Калибр двести миллиметров. Потом лили. Делали три, но одну испортили ещё при заливке. Не выдержала форма. Боян, как и в первый раз чуть не поубивал горемык. Вторая мортира после того, как дали остыть и освободили её от форм, оказалась с изъяном. Трещина. Ушла в брак на переплавку. А вот третья получилась. Очень даже не плохая. Сделали ей лафет. Тяжёлая зараза получилась, но легче было ни как. С этим придётся мириться. Зато отлили ещё пять пушек калибра сто миллиметров. Три крепостные, их установили в башнях и на стенах и две поставили на лафеты. Для полевой артиллерии. Так же отлили четыре штуки калибром в восемьдесят миллиметров короткоствольные. Эти хотел поставить на ладьи. Мизгирь усиленно готовил новых пушкарей. Порох подходил к концу. С большой надеждой ждали персов.

— Я не знаю. — Растерянно проговорила Мстислава, глядя на меня.

— Пораньше нельзя было? А, княгиня? — Недовольно проворчал я.

— Что вы хотите, господин и госпожа?

— Согласен. Хотя не факт… Шучу. Далее, материал из хлопка, шелка, бархата. Для корсетов использовали так называемый рыбий зуб, точнее китовый ус. Его возят с севера.Он эластичный и хорошо подходит для этого. Так же может быть использован для изготовления все возможных лифчиков… — Блин, язык мой, враг мой! — Мстислава, как всегда, вопросительно изогнула бровь. Идиот. Я надеялся, что они забудут. — Это элемент нижней женской одежды. Поддерживает вашу грудь. Показывать можно только мужу.

— Как придут пусть, перетрут её в однородную массу. Её добавим в мыло, когда переплавлять его будем. Пусть ещё плотники сделают разные формы, зверей, рыб каких-нибудь, туда и будем заливать мыло.

Я кивнул Дражко и все связки меха тут же утащили появившиеся словно ниоткуда люди боярина. При словах княгини все навострили ушки. Всё верно, она сказала поклон от неё, но не от меня. Я усмехнулся, глядя в глаза боярину. А Мстислава тем временем продолжила:

— Мстиша! А давай примем их! На самом высоком уровне.

Мстислава быстро согласилась.

— Ты мне обещал! — Женщина не желала ничего слушать. А учитывая её физиологическое состояние… Наплевать на пушки, наплевать на оружие, наплевать пусть и не совсемна зеркала и стеклянную посуду. Ты ей вынь и положи то, что поможет ей навести красоту и нацепить на себя красивые тряпки!

— Ещё сильнее, Ярославушка.

— Ну что, господин ромей? Поговорим? — Спросил я его.

— Дорогая. Я совсем замотался. В конце концов, я один не разорвусь на всех.

— Хвою принесли?

Вообще производство нужно было переносить из Златограда куда-то отдельно. Я хотел получить кислоты — серную, соляную, но самое главное азотную. А что такое азотнаякислота? Правильно — это зеркала и динамит. Серебро то в чем растворять? В азотной кислоте, чтобы получить азотное серебро для амальгамы.

— Ладо мой! — Вцепилась в меня. — Что опять? Чего ломаешься? — От последней фразы я чуть не подавился слюной. Это она от меня подхватила. Сначала я даже не нашелся что ответить. Тем временем жена взобралась на меня, оседлала и стала устраиваться, двигая бедрами.

— Княже, ты сказал с греком общаться будем. — Проговорил Боян. Мстислава моментально встрепенулась.

— Хорошо, мы! Запомни, солнышко моё, ты по своему рождению, имеешь больше прав одеть корону, чем вся эта европейская шобла. По сути они перед тобой голодранцы и безродные смерды. А если кто-то с этим не согласен, с теми я разберусь, закопаю их в землю. Или наши с тобой пушки их просто превратят в пыль, в прах. Ты моя царица, ты моя королева. Поверь, очень скоро император ромеев сам признает тебя либо царицей, либо королевой. А признание твоего статуса Константинополем, это фактическое признаниевсеми остальными. Что тебе больше нравится?

Кто бы сомневался! Файлы памяти только успевали отщелкивать всё, что я знал об этом. А это оказалось не мало, чему сам был удивлён! Это сколько же мусора храниться в наших головах.

Византиец задумался. Потом посмотрел на нас с женой.

— И ещё Боян, пришлёшь мне Коваля, я ему начерчу новые доспехи. Всё объясню и покажу. Пусть подмастерьев работой займет. Мне ещё нужны плотники. Насколько я знаю, дерево для строительства заготавливается именно сейчас, зимой?

— Понятно!

— Потому, что второй и последующие разы тебе придётся отработать, известным тебе способом.

Первуша приуныл. Зато его младший брат криво усмехнулся.

— Бражничали всю ночь, да девок привезённых мяли. Спят. Разбудить?

— Дражко запомните место, откуда его притащили. Смотри. Этот песок промыть. Чтобы лишней грязи и прочего мусора было как можно меньше. Понимаешь? — Боярин кивнул. —Лоток металлический сделали под расплавленное олово?

— Взяли, княже, грека. Тихо, без шума и пыли, как ты и сказал. — Я усмехнулся.

— Союза, светлая княгиня. Мы не так многочисленны как вятичи, радимичи или поляне. А посему всяк норовит прийти в земли наши, зорит и уводит в полон дев наших и юношей.

Самое интересное, это то, что я нашёл тальк. Немного и в виде всевозможных поделок. Зверушки, птицы, мифические существа. Всё верно, тальк самый мягкий минерал и легкоподавался обработке. Пришлось собрать такие вот шедевры народного творчества и… измельчить их. Ну а что? Женщины требовали косметику. Чуть ли не с ножом к горлу. Даже шафран нашелся, правда опять немного. Его тоже везли персы, он являлся пряностью и стоил бешеные деньги. В измельчённый тальк добавили красители на основе шафрана. Таким образом сделали первые настоящие румяна! Из меха белки сделали кисточки и красивые разрисованные палочки. Когда посчитал сколько это стоит, схватился за голову. И всё из-за шафрана. Нам такой цирк был не нужен. Необходим другой краситель, более доступный и дешёвый. Поисковая система моего собственного мозга выдала файлпамяти. В румянах применяют так же сафлор красильный. Это растение, которое растёт в качестве сорняка, в том числе и на территории нынешней Руси. Кстати его как красящее средство, использовали и нынешние славяне. Блин, вот лошара! Сколько денег потратил на шафран. На хрен.

— Иди, княже. Разберёмся и распорядись нам сюда покушать принести.

— Лифчики и, что там на попу одеваем?

— Смотри, юбка делается пышной со множеством складок и драпировок. — Я только успевал зарисовывать. И опять удивлялся, рисунок получался четким и понятным. — Иногда позади присутствует шлейф. Далее. Под платьем будут носить особую нижнюю рубашку, которая будет называться камиза. Эта рубашка будет выглядывать из разрезов на рукавах и вырезе на груди. Вырез может быть глубоким, либо не очень. Либо прямоугольный, либо полукругом. Далее, на платье делались шнуровки. На талии носится красивоукрашенный пояс из кожи или металла, либо комбинированный. Смотри, все фасоны подчеркивают вашу, женскую фигуру. Мало того, для этого даже использовать будут все возможные корсеты. Но тебе корсеты противопоказаны. Во-первых, у тебя и так фигура хорошая…

— Ты знаешь грек, что тебя на кол посадят? — Спокойно проговорила княгиня.

— Тогда об условиях поговорим позже и более основательно.

— Всё, девочки! Продукт готов к употреблению.

— Ярославушка! Но мы не цари и не короли.

— Именно, что бы носить с собой можно было. И фасоны красивой одежды.

А потом, спустя несколько дней к нам потянулись послы. Первыми прибежали северяне, которые жили южнее радимичей и натерпелись и от радимичей и от хузар по самое не могу. Чуть позже на три дня пришли послы от племён голядь. И на закуску самые последние пришли послы от угров. Вот их приход меня удивил очень сильно. Угры, по нашему, моему времени, это венгры.

— Схему я нарисую. По ней печники и выложат. Плюс мне нужен песок. Но песок крупнозернистый и желательно без всякого мусора.

— Разве у вас есть боевой флот?

— Я тоже хочу пообщаться с ним.

— Ну что?

— Купец. Теперь у меня предложение к тебе. — Проговорила Мстислава. — Я предлагаю тебе поработать на нас с мужем. Поверь, оплата будет очень хорошей. И в случае чего, мы сможем предоставить тебе убежище. И тебе и твоей семье, если она у тебя есть. Подумай. Не отказывайся сразу. — Мстиша посмотрела на меня. Я ей кивнул. — Теперь можешь быть свободен. Выпустите его!

— Рукава могут быть заужены. Но могут быть пышными, начиная от локтя широкими. Либо широкими от плеча, с прорезями, в которые продевают руки с зауженными рукавами камизы. Как видишь, до бёдер платья облегают фигуру, а от бедер юбка расширяется. С этим всё понятно?

Княгиня удивлённо на меня посмотрела и покачав головой вернулась назад к своему зеркалу. Я был в шоке. Ей вообще плевать на международные связи? Может я что-то не догоняю?

— То есть князь, вы с княгиней предлагаете стать нашим щитом вместо хазар?

— Не хочу девок и вина. Что скалишься младшой?

— Любый мой, ладо моё. Мне так было хорошо. Я отблагодарила тебя?

Зависание продолжалось дальше. То есть Венгерского королевства нет ещё в помине???? Есть просто племена, вожди которых дерутся между собой за право верховной власти! Чёрт! Я немного погонял мыслей и вновь подошел к своей супруге.

Потом началось священнодействие. Кроме футляров, мои токари сделали пару цилиндрических форм для формирования цилиндров самой помады. На пару растопили пчелиный воск, добавили туда немного сока свеклы, для цвета, льняного масла, эфирного масла и выжимку из зародышей пшеницы. Витамин Е, на всякий пожарный. Всё тщательно перемешал. Посмотрел на молодых женщин. Они смотрели внимательно, стараясь всё запомнить. Были очень серьёзны и сосредоточены. Такое ощущение, что здесь рождалось само мироздание. Чуть не рассмеялся, но сумел сдержаться. Мстислава посмотрела на меня, вопросительно изогнув бровь. Типа, что тормозишь? Работай негр, солнце ещё высоко, а плантация всё ещё большая! Для вкуса добавил капелюшку янтарного меда. Ну не было у меня вкусовых добавок. И так всё на коленке делал. А целовать её придется, пусть еёгубы будут со вкусом меда. Хотя мне и так вкус её губ нравился. Смеси сделал немного, как раз, чтобы залить обе формы. Подождали когда все застынет. Выдавил аккуратно.Потом так же аккуратно поместил в футляры, предварительно капнув туда жидкого воска. Потом подумал, что я кретин, сам себе увеличил объём работ. Формы были не нужны.Футляры и есть формы. И в них нужно сразу заливать массу. Но посмотрим. Когда всё было готово, выдвинул немного помаду и заострил кончик под конус. Всё готово!

— Боярин, — проговорил я, — и ты, и князь Изяслав должны понимать, что союз предусматривает обязанности обеих сторон. Нельзя получить союз от которого кто-то будеттолько получать. Но он должен и отдавать.

— Завтра, посвящу этому целый день. Твоя душенька довольна?

— Ушли за ней, скоро будут.

— Но наши купцы и так торгуют здесь беспошлинно.

— Есть, как не быть. Для печей как раз и заготовленные.

Она продолжала мять и поглаживать себе левой рукой грудь, а правой терла между ног и чуть постанывала.

Грека взяли аккуратно. Утром в нашу с Мстиславой светлицу постучались. Я накинул штаны, сунул ноги в тапочки с загнутыми носками, их привозят с востока, так же как и богато расшитый халат из Бухары, в который я запахнулся. Посмотрел на Мстишу, она укрылась до подбородка одеялом и кивнула мне.

Хорошее пожелание. Обязательно им воспользуемся. Уже воспользовались и ещё будем пользоваться, особенно силой мужской! Давай бородатый, продолжай елей лить. Блуд говорил о том, что все племена славян-антов, родичи друг с другом, которым нужно жить в мире и согласии, и вместе оборонять земли наши от ворогов. Ну да, языком трепатьмы все горазды, а как до дела доходит, так у всех сразу свои проблемы появляются, которые срочно решать нужно. Но я промолчал. В зал занесли связки меха лисицы, бобра,куницы, белки. Не густо. Но северяне были не так уж и многочисленны и довольно бедны, ведь их грабили со всех сторон. Мстислава взглянула на меня. Я ей кивнул.

— За что? — Спросил я. — За организацию нападения с целью убийства князя и княгини вятских.

— Водяное колесо. Нам для производства нужен двигатель, который будет вращать разные механизмы, да те же меха качать. Сегодня съездим, место под плотину и водяное колесо посмотрим. — Посмотрел на жену. — Мстислава, Пусть детишки и женщины наберут хвои. Потом перетрут её в однообразную массу. Кстати пчёл разводят? Что-то я упустил это из виду?

Супруга кивнула. Нам помогали четыре девушки, среди них была и Звенислава. Она вообще как тень ходила за моей женой.

— Но хазары наш щит здесь. Оставив их без нашей поддержки мы станем незащищенными. Ты должен это понять, князь.

— Конечно. Город Константина Великого. Римского императора сделавшего христианство государственной религией Римской империи. Константинополь — вы его ещё называете Вторым Римом. Константин же и перенес столицу Римской империи именно в этот город. Потом Римская империя разделилась на Западную и Восточную. Западная империяпросуществовала недолго и рухнула под ударами варваров. А Восточная устояла и даже спустя сто лет после гибели Западной почти восстановила Единую Римскую империю. Но у императора Юстиниана не долго получилось удерживать земли Западной империи и после его смерти они были утрачены окончательно. Я не ошибся?

Печь сложили. Песок долбили на берегу реки. Таскали кусками. В теплом помещении нагревали и сушили. Я осмотрел песок с разных мест. Один кусок меня заинтересовал. Цвет был более светлый и сам песок крупнозернистый.

— Я сейчас выйду, а ты помоги княгине одеться.

Тут опять щелкнул файл памяти, всплыл простой рецепт получения жидкой губной помады — натертая свёкла, глицерин и витамин Е. Свёкла есть, глицерин в наличии. Где взять витамин Е? Опять щелкнул файл памяти — масло зародышей пшеницы. Откуда знаю? Прежняя подружка — Алиса, была помешана на всём естественном и делала иногда себе сама помаду. Вот это и был один из её рецептов. Правда долго она не хранилась, но всё равно. Далее нужны эфирные масла. Они уже известны. Но в большей степени на Востоке,там где растут цитрусовые. Из кожуры цитрусовых в основном лимона путем холодного отжима их получают. Это не есть хорошо, но плоды стоит получить. И потом попытатьсяу себя их вырастить в защищённых от холода помещениях.

Древесный уголь растолкли до порошкообразного состояния и смешали с крахмалом. Воск с добавленным совсем немного льняным маслом растопили на водяной бане. Потом добавили туда растолчённый уголь с крахмалом. Залили в прямоугольные формочки, заранее приготовленные, немного утрамбовал. Потом дал остыть. Когда наносил тушь Звениславе на ресницы, сам волновался не меньше девиц. Вроде получилось! Они у неё и так большие были, а тут — голубые глаза, чёрные огромные ресницы, помада, румяна. Когда отошёл от неё, понял, что во мне погиб великий стилист и косметолог, или как такие перцы называются? Мстислава моментально потребовала себе такое же. Сделал ей, остальные внимательно наблюдали. Потом стали сами упражняться. Оставил их и сбежал к стекловарам. Очутившись на улице, облегчённо вздохнул. Когда готовили смесь, Мстиславе сказал, что необходимо заказать купцам, что бы привезли несколько амфор с оливковым маслом и несколько мешков миндаля. Выжмем из ореха масло и будет она использовать его в косметологии.

Супруга посмотрела на меня как на душевнобольного.

— Мы так любимся. Ты же княгиня, королева и царица в одном флаконе. Надевай на свою чудную головку мой подарок и поскачем.

— Есть. — Мстислава слушала очень внимательно.

Естественно велись работы и по губной помаде. Жидкую помаду из свеклы, глицерина и витамина Е сделать удалось. Витамин Е получили из зародышей пшеницы в виде некоейсубстанции немного, но хватило добавить. Потом сделал палочку для нанесения помады на губы. Сейчас каждый мужчина знает, как женщины наносят себе помаду на губы. Нет такого мужчины в 21 веке, который не наблюдал бы это священнодействие. Которое представительницы прекрасной половины человечества наносят на свои губы на автомате. А здесь это вылилось в целую процедуру. Показывал Мстиславе, на её черниговской боярышне. Самое что интересное, нанёс аккуратно. Мстислава и три остальные мадемуазели следили за мной очень пристально. Получилось очень даже хорошо. Показал как нужно губами смочить друг о дружку, ну как женщины делают. Стало совсем блеск! Потомкисточкой нанёс Звениславе слегка румяна. Получился очень нежный цвет лица. После чего нанес тушь для ресниц. С этим была вообще морока. Начиная от палочки с помощью которой наносится тушь и самой туши. Конечно, сделать такое орудие труда с помощью которого женщины в моём времени закручивают ресницы, я пока не мог. Решил сделать что-то на подобии зубной щетки. А что? Дешево и сердито. Сами палочки мне сделали умельцы по дереву. Расписные, красивые одним словом. На одну часть палочки навтыкали короткого конского волоса. И закрепили его с помощью рыбьего клея. Оглядел получившееся изделие. Почесал репу. Меня бы в моём времени за такое, женщины убили бы сразу, не отходя от кассы! Но здесь прокатит. Потом было само действо по получению туши для ресниц. Жесть. Активированного угля у меня не было. Но зато был древесный уголь. Его я и использовал в качестве красителя. Из всех способов приготовления туши в домашних условиях, которые мне выдала моя память, я решил сделать тушь в бруске. Практически все ингредиенты у меня были. Уголь, пчелиный воск, кукурузный крахмал… этого не было, но я использовал картофельный крахмал, который получили из уже выращенного здесь картофеля. Плохо, что кукурузы здесь ещё нет. Так же у меня отсутствовало масло жожоба. Его можно было заменить на миндальное или оливковое. Этих тоже вналичие не было. Но было льняное масло. Я решил, что хрен редьки не слаще. Слишком уж требовательно на меня дамы смотрели. Боялся себе даже представить, что будет, если у меня не получится!!! Задавался вопросом — будут просто бить чем-нибудь тяжёлым или ещё до кучи пинать ногами? Представил всё это, как князя забивают и даже рассмеялся. На недоуменные взгляды сказал, чтобы не обращали внимания!

— Прежде чем оба умрут, они сначала будут целовать носки сапог моей жены. Они виновники гибели её отца и её унижения. Поэтому, здесь без вариантов. И ещё купец, у насговорят так: время — деньги. Не нужно в Константинополе долго думать. Каганату осталось жить семь, максимум восемь месяцев.

— Как интересно! Это ты про ту одежду, в которой если муж увидит, то изойдёт слюной?

— Хорошо, любый мой! — Ослабила свою хватку и потянулась ко мне губами. Пришлось её целовать. Охрана сделала вид, что они слепые и вообще тут никого нет.

Я чуть сжал ладошку супруги. Она взглянула на меня.

— Что хочет брат наш Изяслав? У нас нет вражды с северянами.

— Готова.

— Это я, Звенислава, княже.

— Первуша! — Обратился я к нему. — Извини брат, но сегодня спишь один. — Молодой воин замер, его глаза расширились. — Не суетись. Я наверное тоже спать буду один. Наши женщины заняты очень важными делами. — Оба брата непонимающе смотрели на меня. Вот засада, попал Первуша. У него спермотоксикоз к Звениславе. Всё успокоится неможет. Он ведь еле дождался свадьбы, согласился на всё, что от него потребовала Мстислава. Главное, что бы черниговская боярышня была рядом с ним. А тут такой пападос! Я засмеялся. — Ладно, парень, не журись. Может придёт, но скорее всего поздно.

Византиец не подтвердил, но и не отрицал, ожидающе глядя на меня.

— Почему один? — Она недоуменно смотрела на меня.

— Да ничего. Ни хочешь, как хочешь. Может к нам пойдём?

— Когда песок промоете, позовёшь.

— Мог бы и не говорить. Но я не всё же время буду ходить не праздной?!

Боярин и вся делегация поклонились.

— Да это так, не обращай внимания. — Мой юмор и современную моду явно не оценили. Ни какого креатива! Хотя с креативом я поспешил. Креатива девочкам хватило с избытком, но я в этом убедился позже.

Причём после похода, эта её царственность возросла многократно. Но самое что интересное, наглость, осознание своей силы и значимости возросли не только у княгини, но и у всех вятичей. Взгляды не только воинов, но и женщин, простых ремесленников, смердов, стали более наглыми, в них появилось чувство собственного достоинства, гордости. Это ведь у них такая княгиня! Это у них такой князь. Это к их княжьей семье боги благоволят. А значит и к ним. Ибо княжья семья плоть от плоти, кровь от крови вятичей. Ареол славы распространялся на всех. К нам прибежали даже самые дальние племена. Все племена вятичей собирались в единый кулак. И катализатором этого был не я, асветлая княгиня Мстислава. Я был князь по праву владения. То есть, взял в жёны деву и владею тем, что она мне принесла в качестве приданного. А её приданное — это племена вятичей. А вот она княгиня по праву рождения. Она их кровь. Они будут за неё грызть глотки любому. А вот наши с ней дети, будут уже природными князьями и княжнами.

Для помады нужно — воск, касторовое масло, силиконы, парафин, краситель и отдушку. Силиконов у меня нет, как и парафина. Что бы добыть парафин, нужна нефть и перегнатьеё. Засада! Такая же засада с касторовым маслом. Спросил об этом девушек, они без понятия. Всё ясно дамы! Так, спокойно. Память выдала файл, что губную помаду использовали уже в древности женщины Месопотамии, пять тысяч лет назад. Использовали животный жир, воск и минеральный пигмент кармин. Но касторовое масло нужно. Оно смягчает кожу и является очень хорошим лечебным средством. Это масло получают из семян клещевины обыкновенной, семейства молочайные. Спросил про клещевину обыкновенную, народ опять подвис. Опять понятно. Пойдём другим путем. Растение это лекарственное, значит знахари должны его знать. Взял карандаш и на листе бумаги, которая ещё оставалась у меня от прошлой жизни, нарисовал клещевину обыкновенную. Я конечно не художник, но рисовать умел. Отдал Мстиславе, сказал чтобы послала кого-нибудь к местным знахарям, пусть показывают рисунок, и спрашивают семена.

— Ярославушка, спасибо тебе, муж мой. — Гладила меня по груди. Вдруг резко замерла. Приподнялась на руках, взглянула мне в глаза. — Подожди! Мне ты сделал, а себе?

— Подожди, Мстиша… Одень свой венец. — Мстислава замерла, чуть приподнявшись и удерживая ручкой моё возбуждённое хозяйство. Изогнула вопросительно бровь. — Ну, пожалуйста!

— Клевета, Христом богом клянусь.

— Зеркала, княже, и посуду дивную из стекла. — Это Дражко.

Боян, первый уронивший челюсть, первым и сумел подобрать её, вставив туда куда нужно. Первуша сжимая меч, продолжал как заворожённый пялится на свою жену. Всё шло поплану. Мстиша сидела на своей княжьей табуретке, вернее на престоле своих предков и улыбалась хищной улыбкой. Я стоял рядом. Она держала мою руку. И я так же смотрел на послов плотоядно. По левую сторону от княгини стояла Звенислава. Приём начался.

— Когда?

— Пушки новые! Ты, княже, говорил осадные, чтобы стены каменные разбивать и бронь новую. — Это Боян.

— Известь?

— Формально да. Но только лишь формально. Реально каган или бек выполняют все рекомендации и даже прямые приказы из Константинополя. Теперь слушай сюда, убив меня,вы уже ничего не добьётесь. Поздно. Наоборот, моя смерть может вызывать лавинообразный эффект. Который рикошетом может ударить так, что империя затрещит. И это не пустые слова. За подданными императора начнут охоту во многих землях славян. — Я конечно блефовал, но в политике понты и блеф превыше всего и наше всё. — Механизм запущен и остановить его невозможно. У вятичей уже есть артиллерия. Они даже без меня её в состоянии делать и применять. Боевой опыт ими получен. Тем более Мстислава Вятская не смирится со смертью своего мужа и очень скоро на границах империи появятся вооруженные до зубов легионы, которые раз за разом будут разорять ваши земли, отгрызая один кусок за другим. А она это сделает. И охранять её будут лучше, чем вашего императора. Но мы можем договориться.

— Конечно, ладо моё. — При этом продолжала красить себе губы. Я конкретный лох! Блин, но я хотел прояснить ситуацию.

— Да, Боян такой. Ну ладно. Поташ сделали?

Потом была делегация от племён Голядь. А после — от угров. Все просили союза. А угры хотели ещё и военной помощи. Ушлые какие! На чужом горбу Лебедий хотел въехать в рай. Слух о чудовищном оружии уже распространился далеко. Скоро остальные желающие что-то поиметь с этого, и желательно бесплатно, подтянуться. Но мы тоже не лошары зелёные. Нас на кривой кобыле не объехать. Мы никому не отказывали, но и ничего конкретного не обещали. Боян с Дражко и другими боярами довольно кивали, типа союз это хорошо, но что мы конкретно с этого поимеем? Нурманы наблюдали за всем заинтересованно.

— В футлярах? Твёрдую?

— А что с кочевниками, которых сдерживают хазары?

Княгиня наконец посмотрела на меня.

Остатки попробовал на вкус. Вроде ничего! Пойдёт! Дамы смотрели на меня заворожено.

— Ценные указания! А теперь к делу.

Мстиша удивлённо на меня посмотрела, сидя возле зеркала.

— Так, Мстислава, платье в настоящий момент какие популярны в той же Европе у саксов, франков, германцев, итальянцев? Это цельнокроеная туника, которая украшается разными орнаментами на рукавах и верхней части. Сейчас практически это канон, стандарт для всех. Но мы пойдём дальше. Разделим цельнокроеную тунику на юбку и лиф. Такого ещё нет, значит будет у тебя первой. Согласна?

— Мне позже сделают. Уже делают на шлем твоего отца. Он будет обрамлён таким же венцом.

— Давно!

Звенислава, к слову не просто так стояла по левую сторону от Мстиславы. Она исполняла роль секретаря-референта! Да-да! Как-то шутки ради, я рассказал Мстиславе о том кто такие секретари при официальных лицах. Думал в одно ухо влетит, в другое вылетит. Но Мстислава неожиданно заинтересовалось этим. Начала меня пытать, пока не получила всю исчерпывающую информации. А я в очередной раз проклял своя язык. На роль секретаря-референта она определила Звениславу. Что самое интересное? А то, что кириллицы тут ещё не было, а вот письменность уже была. Письменность старославянская, основанная на руническом письме. Причём, писать на ней учили в купеческих и боярскихсемьях, не говоря уже о княжеских. Учили не только мальчиков, но девочек. Вот тебе и дикие неграмотные славяне!!! И это при том, что сейчас грамотность в Европе оставляет желать лучшего, в том числе и среди знати. И такое положение будет существовать ещё целые столетия. Я в нынешнюю письменность не вникал. Мне было без надобности,но по просьбе Мстиславы написал алфавит современного русского языка, а так же арабскую цифирь. С ней были уже знакомы, так как по Руси давно уже шныряли арабские и персидские купцы. Но славяне использовали свои цифры или значки для обозначения цифр. Понемногу я обучал её современному письму. И не только её, а так же всех пятерых её придворных дам, в том числе и Звениславу. Но в настоящий момент боярышня вела протокол на старославянском. Бумагу, кстати мы тоже начали делать, так как моя кончилась. Правда получалась она не ахти и до офисной бумаги 21 века ей было как до Пекина раком. Но всё же! Боян и нурманы производство бумаги проигнорировали, а вот Дражко моментально просчитал, какие выгоды можно получить. Мне этот делавар нравился. Прошаренный типус! Мы с ним и организовали бизнес в складчину. Сейчас Звенислава писала на нашей бумаге. Я постарался разрезать листы в формате А4. Бумага была толстая и шероховатая. Звенислава орудовала не гусиным пером, деревянной палочкой, на которую было одето самое настоящее золотое перо, которое сделал по моему рисунку наш ювелир. Конечно не «паркер», но всё ещё впереди. Чернила сделал из истолчённого угляи сажи с добавками.

— Это скоро закончится. Поэтому всё будет зависеть от вас. В ответ мы возьмём обязательство не грабить земли империи, а при наших рейдах в Италию, Испанию, к франками в Северную Африку, даже выделять долю императору.

— Не вспоминай господа всуе. И тем более не клянись его именем. Не хорошо. Нам всё известно, один из твоих наёмников сознался. Так что отпираться бессмысленно. Теперь вопрос — что будем делать? По всем законам и вашим тем более, такое карается только смертной казнью. Согласись? — Византиец кивнул. Нормально, контакт имеет местобыть. Сразу видно профи. Прокачал ситуацию моментально и понял, что князь с княгиней пришли сюда не упиваться его муками, а для серьёзного разговора. — Я даже не ошибусь, если скажу, что ты здесь главный куратор и старший над всеми шпионами империи в этих землях или как минимум у вятичей. Я прав?

— Слава богам. — Резко залезла на ложе и на меня. Ухватилась ручкой за мой член, поелозила себе по лону и направила внутрь. Там всё было уже мокро. Сама резко опустилась и застонала. Я возбудился до самого верха. Сердце бухало как взбесившийся молот в руках сумасшедшего молотобойца. Один только её вид чего стоил. Сидит на мне прекрасная голая женщина с золотой короной на голове. Длинные вьющиеся пряди волос падают на грудь и на спину. Взял в обе руки её груди и стал мять. Мстислава двигаясь на мне, постанывала, закрыв глаза.

— Я всё понял.

— Тогда приступим к платьям. И так, муж мой, чем ты нас порадуешь?

Поглядел на Звениславу. Ей бы ещё очки в стильной оправе и полный треш тогда!

— Да всё не так, ладо мой. Я удивлена. Кто такие угры? Кочевники. Звать их ни как. Мало ли какое племя у них возьмёт вверх. Своих доверенных лиц прислали, кто? — Я завис. И правда кто? — А прислал Лебедий. Он кто такой? Просто вождь одного из племён. Вот и всё.

— Трусики.

Отправился к кузнецам. Кстати, из Киева привезли пять семей кузнецов. Этим я сказал, что отработают на меня пять лет. После чего будут вольны вернуться домой или остаться здесь. Их размещением занимался Дражко.

— Боян, теперь тебе. Пусть всю медь и олово отдадут Ковалю. Он и его люди должны бронзу сделать. Кроме того, всё железо, которое привезли отсортировать. Плохое в однукучу, хорошее в другую. К куче плохого железа добавить и болотное железо. Из этого мы будем делать свиное железо.

— Будет. Уже этим летом начнём его строительство.

Позже, лёжа с ней в обнимку, усмехнулся. Глянул на корону, лежащую на полу около ложа. Миллион украл, вернее Чернигов с Киевом разграбил. Королеву в короне поимел. Такчто жизнь удалась! У кого из моих знакомых так получилось? Вот то-то! Уснули с ней под утро, обнявшись. Я не хотел её отпускать ни на миг. Она не хотела от меня отстранится ни на миллиметр.

— Солнышко, моё ненаглядное. Проясни мужу своему не путёвому, что не так с уграми?

— Надеюсь не всё олово использовали на бронзу?

Смотрел в глаза жены. Они заблестели, в них полыхнуло пламя. Вот настоящая княжна! Настоящая княгиня, прирождённая или как говорили на Руси — природная! Вопросы власти, это очень серьёзные вопросы. Они впитываются с молоком матери в семьях правителей. Из поколения в поколения. Как в мальчиков, так и в девочках. Я всегда любовалсяМстиславой когда она общалась с подданными. Она могла быть милой, заботливой, но мгновенно могла преображаться, если дело касалось официоза. Холодное выражение лица, царственная походка, холодный и надменный взгляд глаз.

Со всеми, всё понятно. У кого что болит, тот о том и говорит. Ладно, начнём по порядку. В голове моментально щелкнули файлы памяти. Всплыла телепередача, которую как-тосмотрел, там один мужик показывал процесс приготовления мыла и получения глицерина. Причём в домашних условиях и с доступными ингредиентами, по старым рецептам.

— Зайди.

— А перед этим с тебя снимут кожу и твоё мясо посыпят солью.

Наконец они удовлетворились. Вернулись назад к платьям.

— Косметику? — Помог ей. Она кивнула.

— Конечно. Очень удобно. Достала, выдвинула, губки намазала, задвинула, колпачок одела и можешь дальше носить. Ничего с помадой не будет.

— Нравлюсь?

— Сегодня. Я же обещал. Только смотри. Для красоты, нужно будет разукрасить такие футляры. Это уже на тебе. Разукрасить и обязательно покрыть лаком. Деревянных дел умельцы тебе с лаком помогут.

— Да.

— И правда удобнее! Когда сделаешь?

— Мстиша! Зачем тебе платья? Ты у меня без них прекрасно выглядишь… Ладно, чего так смотришь? Пошутить нельзя? Раз обещал — сделаю.

— Мстиша, может ты тут разбираться будешь, а я в поварню схожу? Думаю теперь вы сами, без меня разберётесь.

Вот женщины!!! Только сейчас дошло! Прижал её к себе, стал поглаживать по спине.

— Боярин Блуд, передай брату нашему князю Изяславу поклон от меня и благодарность.

Опять её сладкий шёпот:

— Ярославушка! И что? Прибыли и прибыли. Ты что так возбудился, ладо мой?

— Ты уже готов, любый мой?

— Иди, боярин.

На следующий день варили стекло. Шихту — песок, известь и поташ тщательно перемешав, загрузили в печь. Рядом с печью по моему указанию сделали колесо, чуть больше человеческого роста. В него вставал человек и бежал как белка в колесе. От обода колеса шел привод на мехи. Вот так и качали воздух. Дёшево и сердито. Когда смесь началаплавиться и потекла, вылили её в ванночку с расплавленным оловом. Масса равномерно растеклась по металлу. Самый лучший способ, сделать стеклянный лист ровным. Ему много лет, но он до сих пор применяется в производстве. Потом стекло медленно остывало. Получили неровный прямоугольник, довольно ровного по поверхности стекла. Мутновато-зеленоватого цвета. Мне крайне не понравилось, зато все остальные были в восторге. Дражко чуть ли не на месте подпрыгивал, тер ладонями друг о дружку и лез ко всем целоваться. У народа счастью не было предела. В этот день сделали ещё плавку. На этот раз в шихту добавили оксид железа, по-простому то, что осталось от железа сгоревшего на открытом воздухе. У наших металлистов, что плавили собранное плохое железо и болотную руду, получая чугун, часть железа неизбежно сгорало. После чего взял приготовленную металлическую трубку. Их сделали три штуки. Как у стеклодувов. Там же были приготовлены и разборные металлические формы под сосуды. Простейшие бутылки с горлышком, прямоугольные бутылки с горлышком и бокал на длинной ножке. Дождался когда шихта расплавиться. На этот раз температура была меньше и масса не потекла. Всунул конец трубы в стеклянную массу, намотал шарик, вытащил и всунул его в форму, стал дуть. Я ни разу не стеклодув. Но по телевизору много раз видел это дело. Потом, пока стекло ещё было вязким отрезал боевым ножом. Так проделал со всеми формами, в том числе и с несколькими глиняными. Эти просто на пробу, одноразовые. Две из них треснули и развалились. Наплевать. Масса ещё оставалась я стал выдувать что бог пошлёт. Получилось чёрт знает что, но интересно. Народ заворожено смотрел. Но самый большой шок у аборигенов был, когда стекло остыло. Оно было красного цвета. Мутновато-красного цвета, как кровь. С Дражко от избытка чувств чуть удар не случился. Бутылки получились немного кривоватые. Но мы все были рады и этому. Как потом мне сказали, Дражко до конца там находился, пока стекло не остыло окончательно, его бережно обтёрли, посчитали и сложили под замок. Ключи боярин забрал себе и выставил охрану. Кому-либо близко к стеклу подходить запретил, пригрозив посадить на кол, за воровство. Мда, стекло стоило очень дорого. А вот такое красное, совсем запредельные деньги. Пусть даже оно не шло ни в какое сравнение с цветными стеклянными изделиями моего времени. Мля, дикие времена!

— Так, с Вами Ваше княжеское величество понятно. Так, а вы голуби сизокрылые?

— Жир разложить ровно по сковороде, либо в котле и начать его растапливать. Только не на сильном огне. Щелочь смешать с водой. Когда жир начнёт растапливаться, позовёте меня. Всё понятно, Мстислава?

— Ты обещал эту как её… — Мстислава щелкнула пальчиками.

— Спасибо, ладо мой!

— Мы понимаем это, светлый князь.

Мстислава замерла как мышка в норке. Потом аккуратно высвободилась из моих рук. Села на коленки. Смотрела на меня тревожно.

— Мстислава!

— Вот-вот. Рисуй.

— А что такое, милый? Ты же вроде не торопился?

— Конечно нет. Это атрибут царской, королевской власти.

— Так смотрим внимательно. Показываю один раз.

— Нельзя, Ярославушка. Знаешь, мы смотрели, что ты там нам нарисовал. Крутили так и эдак. Завтра шить будем. Я ещё женщин завтра снаряжу. Ткани нужно посмотреть, какиеу нас есть и какие привезли из Чернигова и Киева. А ещё… — Я слушал её щебетание под ухом и медленно уплывал в сонную нирвану.

— Какие ещё ЦУ? — Удивилась княгиня.

— Брат, тебя Рольв звал. Там и девки и вино.

— Вот смотри Мстиша, это мыло. Оно конечно воняет отвратительно, а не так как то моё, но это дело поправимое. Пусть остывает, а потом мы его переплавим и сделаем тударазные добавки, для запаха и цвета. А вот то, что осталось внизу, видишь жидкость, это глицерин. Одна из составляющих косметики. Сейчас он остынет и его пусть пропустят через мелкое сито. Понятно?

— Ярослав, ладо мой! — Проговорила ласковым голосом. Я напрягся. Солнышко всегда говорит таким тоном, когда злится. — Ты обещал губную помаду в этих…

Приближалась масленица. Проводы Зимы-Морены. Мне было на это наплевать, но местные суетились. Этот праздник они воспринимали пусть и со смехом и радостью, но очень серьёзно. Мстислава развила бурную деятельность. В тереме всё что-то шили, кроили. Делали тушь, помаду, румяна, точили футляры и делали деревянные прямоугольные косметички с открывающимися крышками. Расписывали их и украшали. Женщины вообще как с ума посходили, когда один раз Мстислава со своими четырьмя помощницами продемонстрировали сшитые по моим рисункам платья, надев их на себя и разукрашенные косметикой в боевой женский раскрас лица. Я сам оглох. Перед этим, я по собственной инициативе, напряг нашего злато кузнеца, сделать княжеский венец из золота. Сам нарисовал. В виде обруча с зубцами. Получилась натуральная средневековая королевская корона. Наш ювелир постарался на славу. Перед сном я подарил его жене. Она долго его осматривала, примеряла и крутилась около зеркала. Потом с блестящими глазами, поцеловала меня и толкнув в грудь так, что я упал на спину на наше ложе, молча полезла на меня снимая с себя длинную рубашку. Все правильно, это самое лучшее, чем женщина может отблагодарить мужчину. За тысячи лет ничего не изменилось.

— Что это вы на меня так смотрите?

Первыми поклонились послы северян. Занятно было смотреть, как старший из них, с интересным именем Блуд, сначала растерялся к кому обращаться? По идее, должен был обратиться к князю. Князь имел место. Это я! Но я стоял, не сидел на престоле. На нём сидела княгиня. Быстро погоняв мысли, он проговорил:

— К императору обратился каган или бей хузарский. Это я тоже знаю. Просьба была разобраться со мной. А так как каганат ваш союзник и прикрывает с этого направления империю от печенегов, огузов, славян, авар, то в Константинополе приняли решение меня ликвидировать. Вы очень быстро и оперативно среагировали. Я думал вам времени понадобится гораздо дольше. — Матвей заинтересованно на меня посмотрел.

— Я понимаю, князь. Что Вы хотите от меня?

— Извини. Так вот, пусть воск приготовят. Так, все ЦУ получили?

Приподнявшись, левой рукой продолжал мять грудь, правой обхватил за талию и впился ртом в освободившуюся грудь, посасывая и прикусывая крупный твердый сосок. Жена увеличила интенсивность движений. Стоны становились громче и чаще. Я уже двумя руками обхватил её, взяв за ягодицы, помогая ей приподниматься и опускаться. Ртом ловил её скачущие груди. Поймав, прикусывал сосок и отпускал, чтобы тут же поймать другой. Иногда прикусывал не сосок, а белую мякоть груди. В мошонке нарастая, передавалось на моё вздыбленное естество, двигавшееся в лоне супруги, растягивая и разглаживая его, желание взорваться, опустошить себя и заполнить её. Но пока держался. Божекакая у неё кожа! Запах! Она обхватила мою голову прижимая её к своей груди. Частота движений резко усилилась. Я уже ничего не соображал. Чувствовал нежные стенки еёлона, трущиеся о мой член, потом они начали сжиматься. Это был край. Судорожно прижимая её к себе, уткнувшись в мякоть её грудей, слыша её, уже не стон, а крик. Взорвался, наполняя её своим семенем, пытаясь удержать её в одном положении, но она продолжала по инерции двигаться ловя свой экстаз, своё наслаждение. При этом, продолжая, сжимать меня своим лоном нежно и настойчиво. У меня в глазах помутнело. Я их закрыл, просто уткнувшись ей в грудь. Изливался дрожа. Она сама дрожала вскрикивая. Потом мы оба замерли. Какое-то время не двигались, застыли. Сердце у меня бухало отдаваясь по всему телу, но больше в голову. Блин, такое у нас бывало, но не часто, когда кончали с ней одновременно. В основном либо я первый, либо она. Наконец она начала гладить меня по голове, целовать в макушку. Я всё ещё уткнувшись ей в грудь, часто дышал, вдыхая её запах, запах кожи, тела. Запах женщины, источающей любовь, желание и удовлетворенность. Она склонилась к моей голове.

— Нет. Мне со Звениславой князь с княгиней жить в тереме определили. Звенислава придёт, одна что ли будет? Я останусь.

Жир топили в небольшом сарае в котле, там печка была, правда топилась по черному. Ну и чёрт с ней. Вонь была та ещё. Пока растопили жир, добавляли в него щелочь, разведённую водой и потом соль. Пока вся масса не разделилась на две составляющие. Сверху была очень густая масса. Её сняли в отдельную посуду шумовкой, которую по моему указанию сделали из деревянного ковша, просверлив в нём дырки.

— Солнышко моё! Ты не понимаешь? У них есть король, а раз прибыли послы от него, это установление с нами международных отношений!

Подплыла к ложу покачивая бёдрами. Остановилась, закрыла глаза и, облизывая губы, стала гладить себя по телу. По бедрам по груди, потом между ног.

— Доброго вам здоровья светлый князь и светлая княгиня. Мы пришли с посланием от нашего князя Изяслава. Шлёт он слова дружбы и подарки. Желает вам семейного лада, богатства и детей в вашем доме. Чтобы не угасал огонь лучины в светлице вашей, чтобы сохранял князь Ярослав силу мужскую, а княгиня Мстислава дарила жизнь чревом своим.

— Каганат обречён. Хазарское государство это прошлое. Мы настоящее и будущее. В Константинополе это должны понять, чтобы вовремя сориентироваться. И получить своювыгоду, а не понести ущерб.

— Понял, сделаем.

— Согласна.

— Зачем?

— Правда? А что мешает нам стать царями и королями? Что или кто? Мстиша мы отлили ещё пушки и осадную мортиру. Я разобью стены любой крепости в куски. Деревянной или каменной, не имеет значения. Ты солнце моё так ещё ничего и не поняла? Все эти цари и короли приходили к власти имея гораздо меньше военной силы, чем ты имеешь сейчас.

— Боярин Блуд. — Опять вступила в разговор княгиня. — По добру ли устроились? Нет ли ущерба в чём?

— Княже, мне это без надобности, то ваши с княгиней дела. Разреши я пойду по твоим ЦУ людей снаряжать? — Попросился Дражко.

— Это было давно и неправда. Не доводи до крайности.

Потом я рисовал фасоны платьев. Конечно юбки-мини или даже платьев с подолом ниже колена не предлагал, хотя ради прикола нарисовал силуэт девушки в мини-юбке. Все девушки на меня уставились непонимающе.

— Нет. Пусть спят.

— Дай! — Немедленно потребовала жена. — Взяв получившийся шедевр средневековой косметики, вопросительно посмотрела на меня. Тяжко вздохнув взял автомобильное зеркало, которое ей подарил в своё время.

— С этими разбираться буду я, так как прекрасно понимаю, что печенеги полезут к нам, когда каганат погибнет.

— Что рисовать?

— Мстиша, я чего-то не понимаю?

Златоград кипел деловой суетой. Стучали в кузнях молотобойцы, работали бронники и кожемяки, шили одежду и обувь, делали посуду, пекли пироги и калачи, шумел рынок. Ближе к весне стали подтягиваться некоторые племена вятичей. Парней и мужчин сразу брал в оборот Боян. Им давали длинные палки имитирующие копья и гоняли строем, заставляя делать довольно простые движения, но обязательно синхронно, в одном строю, как один человек. Это готовилась пехота по образу швейцарских баталий более позднего времени.

— За что светлая госпожа? — Выдохнул купец, уже зеленея лицом. Но Мстислава проигнорировала вопрос и добавила к сказанному.

Пришлось рисовать и пояснять, особенно насчет кружевов и прочего орнамента. Дамы краснели, хихикали и блестели глазками. Кошмар! Интересно, мужики меня долго бить будут? Надеюсь не ногами, я же всё-таки князь, мать их!

Показал футляры Мстиславе. Она их с любопытством покрутила.

— Ярослав?! Это что? — Удивлённо посмотрела на меня жена.

День начался с того, что специалисты по дереву принесли мне ранее заказанные цилиндрические формы для губной помады. Всего пять штук. С чём мои современники привыкли ассоциировать губную помаду? Правильно с футляром цилиндрической формы. Мадам или мадемуазель, не важно, таскает такую обязательно в своей косметичке, в сумочке или даже просто в кармане. Когда нужно достаёт, снимает колпачок, легкое движение пальцами и показывается сужающийся кончик помады. Ещё несколько лёгких движений, иногда даже без любования в зеркало и вуаля. Губы подведены, боевой раскрас в норме. Можно идти на штурм понравившегося мужчины. Футляр — это, как я уже сказал обыкновенный цилиндр, с подвижной нижней частью, прокручивая который, женщина по резьбе выдвигает столбик помады. Такие футляры в моё время изготавливались из полимеров. Полимер у меня не было, зато было дерево. Абсолютно экологически чистый материал. Имея даже самый примитивный токарный станок по дереву, выточить цилиндр не проблема.Примитивный станок у меня был. Работал от ручного привода. Один крутит рукоятку, второй точит. За два дня до этого я дал им задание, всё популярно объяснил и нарисовал. И вот они мне принесли пять таких цилиндров, причем именно с подвижной нижней частью. Я покрутил их, убедился, что внутренняя стороны футляров отшлифована до идеально гладкой поверхности. Отлично. Дал задание продолжать в том же духе. Практически все ингредиенты для производства помады у меня имелись. Пора приступать.

— Почему?

— Ярослав! Кто же в венце любится?

Послов пригласили в большой зал, где стоял трон. Всех и послов и бояр рассадили на лавках. Они сидели и ждали. Когда я увидел свою жену в новом обличие, я завис. Там нетолько она была, но и её женщины, которые были рядом с ней. На Мстиславе было платье красного цвета. Красный цвет, это цвет князей! Никто больше не имел право облачаться в одежду князей вятичей. Платье в облипку, подчеркивая её обалденную фигуру. А вот от бедер пошла юбка. Пышная со множеством складок и драпировок. Потом шёл не слабый шлейф. Сверху мантилья, но не на гребне, а просто на голове придавленная золотым венцом. Сопровождающие её дамы имели гребни и мантилью. Но только не красный цвет. Например, Звенислава имела такое же платье, как и у княгини, но только синего цвета. Все остальные — других цветов. Плюс косметика. Новомодная. Кстати, у Мстиславы проявился вкус и стиль. Косметикой она воспользовалась грамотно. Не штукатурила себя килограммами. Всего понемногу. Чуть румян, хорошо подведённые ресницы тушью. И накрашенные губы. Мы вышли вместе. Она держала меня за руку. За нами шли пять её дам. Когда мы вошли в зал терема, у всех находящихся там мужчин челюсти стали отваливаться и падать на пол. Мстислава шла опираясь мне на руку. В обалденном платье с подведёнными губами, ресницами и щеками с румянами, в золотом венце в качестве короны, поверх мантильи, народ завис конкретно. Она это чувствовала и осознавала. Это был её триумф. Позади за ней волочился шлейф. Я пока шел, старался не наступить на него. Подвел её к трону и она подобрав спереди юбки, опустила грациозно свою обворожительную задницу на трон. Я при этом встал справа от неё, в доспехе и шлемом её предков, окаймленный золотым венцом. Слева подошла и встала Звенислава. Смотрелась просто сногсшибательно! Первуша, поступивший в распоряжение Избора и теперь несший караулвозле дверей в зал терема, увидев свою супругу, замер. Глядя на Звениславу он чуть не уронил меч. Но потом сумел перехватить его. Стоял смотрел на неё и глотал слюни.Я глянул на боярышню. На её лице была удовлетворенная улыбка. Она смотрела на своего супруга. Трындец Первуше. Вообще Звенислава молодец. Мне она нравилась всё больше и больше. Ещё будучи в статусе невольницы, стала активно работать локтями, расчищая себе место возле светлой княгини. А получив статус жены воя, заработала уже вовсю. В итоге Мстислава воспринимала её как свою близкую подругу.

Наступил день принятия послов. Это для многих мужчин-вятичей был день катастрофы и одновременно день торжества женщин.

Вошла черниговская боярышня. Поклонилась мне и Мстиславе.

— Да косметику и новые одёжки.

Когда выскользнул из светлицы, облегчённо вздохнул. Свалил на кухню. Там встретил Первушу и Вторушу. Вместе с ними потрапезничали. Сказал стряпухам, чтобы отнесли еды княгине, на шестерых. Пока ели посмотрел на Первушу. Неделю назад Мстислава оженила его! Парень довольно ревностно относился к своей молодой жене. Жили они тут жев княжьем тереме.

— Понятно!

Грек упал на колени.

— Действительно, удобно. Надо хорошо украсить их. Разными узорами. Ты прав, ладно мой. — Посмотрела на своих помощниц. — Вы всё хорошо запомнили?

— Хорошо! — Мстиша расслабилась. — Ни у кого такого нет.

— Я не решаю вопросы такого уровня. Вы должны это понимать. Я должен отправить послание в Константинополь.

Машину раскурочил окончательно, вытащив все, какие можно трубки. Сделали пару самогонных аппаратов или по-научному — перегонных кубов. Один по больше, один поменьше. Целыми днями пропадал на своём так называемом производстве. В один из дней меня к стене припёрла супруга.

И вот Звенислава с самым деловым видом, ни на кого не обращая внимания, уложив на сгиб руки тоненькую дощечку, на неё листок, вела протокол официальной встречи. Деревянную чернильницу держала ещё одна дама. Звенислава макала туда ручку и строчила документ. Когда лист заканчивала она передавала его позади стоящим девушкам, те посыпали текст песочком, давали подсохнуть и складывали в деревянную папку. Все это производилось с невозмутимыми лицами, как будто так и должно. Бояре, послы и все остальные лица мужского пола ни хрена не понимали, что происходит, но молчали удивлённо глядя на мамзелей. Конечно им было не понятно, но выглядело всё до ужаса строгои серьёзно. У нас уже зарождалась государственная бюрократия, без которой никак и рождался класс бизнес-вумен и деловых женщин. Я думаю, что в соответствии с правилами домостроя меня необходимо было раз пятнадцать расстрелять, раза четыре повесить и до кучи колесовав четвертовать!

Мстислава пришла, когда я уже засыпал. Тихо разделась и юркнула ко мне под бок. Ничего не изменилось, что двадцать первый век, что девятый.

— Свободный проход наших боевых кораблей через Боспор и Дарданеллы к берегам Италии, Испании и Северной Африки. Беспошлинную торговлю нашим купцам, в обмен на такую же торговлю ваших купцов в славянских землях.

— Что-то в этом роде. Может по другой одежде продолжим?

— Ну вот сейчас и пойдём.

— Хорошо.

Я её тормознул.

Я знал, как легко можно получить из чугуна сталь. Но в данном случае, мне чугун был нужен для отливки пушечных ядер и картечи. А то камни напрягают. Да и разрушительной силой, такой как чугунные ядра, не обладают.

— Солнышко моё, у тебя есть ещё время определится, кем ты хочешь быть царицей или королевой. Хотя по сути это одно и тоже.

— Слов нет, одни слюни. Ты долго возле зеркала прыгать будешь?

Мстислава посмотрела на меня вопросительно, потом отвернулась и продолжила краситься. Нормально, да? Ей вообще похоже по барабану кто, чего и за чем! Я начал суетиться. Пригласил послов, переговорил с ними. На самом деле они были от вождя довольно могущественного племени — Лебедия. Я их заверил, что всё будет в ажуре.

— Так нужно. Прошу тебя, солнышко моё.

Мстислава то снимала колпачок, выдвигала помаду, то задвигала назад и одевала колпачок.

— Мы имеем, Ярослав!

— Иди.

— Ты отзываешь своих наемников, которым отдан приказ на мою ликвидацию и тем более на ликвидацию княгини. И отписываешь в Константинополь своему главному, что о договоре между васильевсом и каганом мне известно. Для начала мы можем перекрыть все торговые пути из варяг в греки. И это будет только начало. Что бы этого избежать. Вы должны оставить хузар без поддержки.

Загрузка...