Глава 2

Солнце золотыми лучиками ласкало щёчки, кусая за сомкнутые веки, желало разбудить. Потянулась, ну здравствуй новый день. День, когда я стала полноправной княжной, когда приняла ответственность за своих людей, теперь я их единственная надежда. Пора подниматься и браться за дело, наши враги не заставят себя долго ждать думая, чтоя не смогу защитить свой город. Ну что ж, как говорил мой тато «умри, но не сдавайся!». Не став звать нянюшек, одела простую рубаху, вышитую по горлу и красочный красный сарафан с многослойными юбками. Единственное, с чем возникла проблема, с волосами они ни в какую не желали укладываться, пришлось все же позвать нянюшку. Заплетя мне косу и обвив её вокруг головы, оставив лишь спадать несколько прядей, спустилась к своим подданным. Вздохнула, помогите мне пресветлые боги, у меня получится! Всеэти люди подчиняются мне, главное давать правильные распоряжения. Я же этому обучена, значит, справлюсь обязательно!

Солнце только-только просыпалось и было ещё раннее утро, но это не помешало ни мне, ни моим людям собраться около княжеского терема и слушать мои распоряжения.

— Дорогие мои! Вы все уже слышали, что нашего дорогого и любимо князя, батюшку моего жестоко убили, а на меня было совершено нападение. Лишь благодаря отваге война по имени Ярослав, мне удалось спастись, а вам остаться под моим началом. Как вы знаете, поляне и союзные им хузары посмели предать нас и в скором будущем они нападут. Но к этому моменту мы должны быть готовы! От всех вас, от стариков и детей, матерей и дочерей я хочу помощи, для каждого из вас у меня найдется работа. Я не знаю, что насждёт в будущем, но могу сказать точно, я не отдам наши владения, не поборовшись! Мы, Вятичи самые смелые и отважные, упорные в своём стремлении и мы никогда не сдаёмся, так давайте покажем нашим врагам всю нашу силу и отвагу!!! Никто и никогда не мог согнуть выю нашему народу.

Боярин Дражко, ты отвечаешь за продовольствие. Все амбары и ледники должны быть наполнены. Город не должен знать нужды в хлебе насущном, даже если осада будет долгой. Проверь все колодцы. Так же на тебе подготовить помещение для раненых, наготовить сухих тряпок для перевязки, заживляющих мазей и отваров, снижающих боль.

Коваль, ты самый известный и уважаемый кузнец-оружейник. Прошу тебя взять на себя починку оружия, доспехов, так же создание стрел, копий и щитов, нам понадобится очень многое.

Боярин Боян, ты возьмешь на себя починку и приведения в надобное состояние крепостных баллист и стреломётов. Проверить все неполадки, приготовить как можно большекамней. Собрать, порубить и уложить бревна для разжигания костров, что бы кипятить воду, масло и смолу.

По мере того как я говорила, люда на площади становилось всё меньше и меньше. Абсолютно все старались помочь и сделать как можно больше от мала до велика. Зазвучали зычные голоса моих бояр. Да теперь они уже были моими боярами.

Раздав указания своим людям, отправилась в терем, у меня было одно не менее важное дело. Мне нужно было успеть написать другим племенам Вятичей и отослать гонцов. Мыведь все одна кровь, не важно, как далеко расселились друг от друга. Главное, сейчас их княжне нужна помощь, они не смогут остаться в стороне и обязательно пришлют напомощь воинов или же перекочуют в Златоград. А пока, мне нужно делать всё очень быстро. Желательно собрать как можно больше племён до того момента, как под наши ворота со своими условиями явятся Поляне.

Светлица отца встречал меня безмолвием, лёгким запахом мяты вперемешку с малиной. Небольшим, суетливо оставленным беспорядком на столе и моими воспоминаниями. Я помню, как мой любимый тато самолично сажал меня за свой массивный стол, склонялся надо мной и учил. Учил, как правильно читать, считать, как вести учёт урожая. Мой, всегда занятой отец, тратил своё драгоценное время, обучая, давая мне те знания, которые не смог бы дать ни один учитель. Проведя по шероховатой поверхности стола, до боли вдыхала знакомый аромат, это ведь я размещала травки с высушенной малиной и мятой, именно этот аромат больше всего любил мой отец. Присев за стол, ещё разочек вдохнула и отринула болезненно сосущее чувство утраты, не сейчас. Мне нужно сделать всё как положено. Пробежав глазами по свернутым свиткам и не увидеть нужного, стала искать в многочисленных ящиках стола, когда-то привезенного ему в подарок из самого Царьграда. Отчёты, приглашения на пиры, распоряжения, всё не то. Открыв самый нижний ящик, увидела — на пожелтевшей бумаге запечатанной со всех сторон красовалась сургучовая печать с эмблемой всех вятичей, а под ней мелким убористым почерком быловыведено «моей дорогой и любимой дочери». Вздохнув, проглотила отчего-то горький привкус, аккуратно сорвала печать, раскрывая оставленное послание, вместе с семейным кольцом-печатью. Тато, мой любимый Тато, ты уже тогда догадывался, что с тобой может что-то произойти, но даже тут ты позаботился обо мне. Раскрыв дрожащими рукамидо конца оставленное послание, сквозь слезы и расплывающиеся пред глазами строчки стала читать:

«Мстислава, дочь моя любимая! Если ты нашла это письмо, то скорей всего я мёртв. Я не знаю, кто первым из князей захочет моей смерти, да это сейчас не важно. Меня уже всё равно нет, зато есть ты, моя хорошая и наше княжество, наши люди, о которых ты должна позаботиться. Помни, моя звёздочка, как бы тебе не было тяжело, ты из рода Вятичей, а мы никогда не сдаёмся, мы самые упорные и привыкли идти до конца! Я знаю, тебе будет не просто и люди будут роптать, что княжна не может управлять без князя, но я всё продумал заранее. На юге, вдали от нас всех расположены наши соплеменники. У них во главе стоит умелый и сильный войн по имени Бронислав. Отправь ему послание и попроси помощи, он не откажет. А явившись к тебе, ничего не потребует, о нем ходят очень хорошие сказки, о его силе, храбрости и честности, но самое главное он свободен! Яне успел сговорить тебя, но если бы сделал это, то именно с ним! Я хотел бы и после своей смерти видеть тебя счастливой, защищенной как за каменной стеной, для тебя такой стеной будет Бронислав. Дочь моя, я прошу тебя, не упусти эту возможность, приглядись, пообщайся, да выходит за него замуж! Нашему княжеству нужен князь, как бы хорошо я тебя не обучил, ты девушка, слабая и ранимая. Звёздочка моя, муж для тебя будет опорой и защитой, прими это как данность, ты с детства знала, что тебе придется выйти замуж за того, кого я подберу, так вот, мой выбор пал на Бронислава!

Дочитав оставленное отцом письмо, смахнула мокрые дорожки слез, ну что ж тато, твоя воля для меня закон!

Я сделаю, как ты хочешь. Написав около двадцати посланий, растопила сургуч и запечатала нашей печатью, позвала гонцов. Без лишних слов, дав распоряжение, отослала седлать лошадей и отбывать в путь. Что ж, часть своих дел я выполнила, осталось ждать. Ждать когда же явятся сородичи и нападут поляне с хузарами, а может и другие князья.

* * *

Проснулся с петухами. Солнце ещё не взошло, но народ уже начинал суетиться. Рано встают вятичи. Всё правильно, ибо кто рано встаёт, тому бог подаёт.

Вышел из машины. Оружие брать не стал. Понял, что народ тут в чужой дом не полезет. Нет ещё воров здесь. Разделся до пояса. На мне остались только штаны, ботинки и нож вчехле. Нож был хороший на заказ сделанный из доброго Златоустовского булата. Лезвие длинной почти тридцать сантиметров, ширина девять. Рукоять ещё 14 сантиметров. Обрезиненная, эргономичная. Ложиться в ладонь как влитая. Не скользит. Взял с собой мыло, зубную щетку, пасту, полотенце. Увидел Вторушу, который тащил к колодцу деревянное ведро.

— Здрав будь, добрый молодец Вторуша! — Улыбаясь, поприветствовал его. Он тоже заулыбался. Было видно, что ему понравилось.

— И ты, княже будь здрав. — Это кого он князем назвал? А плевать.

— Польёшь мне?

— Полью, княже.

Я перелил из колодезного ведра воду в его ведро. Рядом с колодцем лежал деревянный ковшик. Я наклонился и Вторуша стал поливать мне на руки. Я умывался холодной колодезной водой. Благодать. Фыркал и посмеивался. Потом пацан полил мне на спину. Я попросил его намылить мне её. Парнишка мылил и удивленно вскрикивал. Потом опять полил, смывая пену.

— Баско как, княже. И пахнет вкусно. Даже откусить хочется.

— Это мыло, друже мой. И кусать его не нужно. Не вкусное оно. А почему ты меня княже зовешь?

— А кто ты? Имя у тебя княжье. Простые то таких имён не носят. Одёжка у тебя необычная. Поршни такие, что не у каждого боярина есть.

— Таких поршней, как ты говоришь, даже у князей нет. — Я засмеялся. Всё правильно, откуда тут в диком средневековье, могут быть тактические ботинки начала 21 века?!

— Ну вот! Так что княже ты, не купец же.

— Ага, если такие ботинки на себя напялил, значит однозначно князь?! Ну ты даёшь, стране угля!

— Какой такой стране?

— Северной! Не парься.

— Я не парился ещё, княже. Через два дня баньку мамка топить будет.

— Баня это хорошо! Ладно, проехали.

— Кто?

— Что кто?

— Кто проехал?

Да б…, язык мой, враг мой.

— Да никто. Это так, я иногда говорю.

Начал чистить зубы. Вторуша смотрел на меня заинтересованно. Почистил, сполоснул рот. Посмотрел на пацана вопросительно:

— Что ты так смотришь, как будто девку нагишом в воде увидел?

Он покраснел, отвел взгляд. Потом хитро на меня посмотрел.

— А я и так видел.

— Правда? — Он закивал.

— Ну и как? Понравилось? — Он покраснел ещё больше. Я захохотал. — Хоть что-нибудь рассмотрел? — Он кивнул. — Молодец! — Хлопнул его по плечу. — Глаз алмаз! Не пропадешь!

— Княже, а чем ты зубы чистил? У тебя пена была, как у бесноватого!

— Пастой! Специальная зубная паста. Ей почистишь и дыхание становиться как морозная свежесть! — Я протяжно дунул ему в лицо.

— Мятой пахнет! — Улыбнулся он.

— Конечно! А разве ты зубы не чистишь? — Что-то я прогнал! Тут еще не научились делать зубную пасту, даже зубной порошок. Но я ошибся.

— Нет, я чищу. А как же! Только вот такой палочки как у тебя, у меня нет.

Я заинтересовался:

— А чем чистишь?

— Просто беру кусочек веточки, яблоньки или ореха, один конец размочалишь и чистишь. Ещё матушка делает отвар хвойный, им полощу рот.

Однако! Наши предки были не такими и простаками! Молодцы. Даже гордость взяла.

— А хочешь попробовать? — Пацан кивнул. Его глаза загорелись любопытством и азартом. Мне Вторуша нравился всё больше и больше.

— Сейчас! — Я сходил к машине. Покопался в вещах Димки с Володей. Во, у Дмитрия нашел новую в пластиковой упаковке зубную щетку.

— Держи, друже Вторуша! Вот тебе щетка. Больше не придется тебе мочалить ветки деревьев. Это футляр. Достаешь, смачиваешь водой. Так. теперь выдавливаем пасту, совсем немного чуть меньше горошины. Так, всё, начинай полировать свою зуборезку.

Вторуша начал чистить. Смотрел на меня, глаза по пятаку! Чистил тщательно, под моим мудрым руководством. Потом сплюнул слюну с пеной. Сполоснул рот водой из ковшика.Погонял во рту и опять сплюнул.

— Ну как?

— Баско, княже! — Рот до ушей. Он дунул мне в лицо. Я кивнул. — Княже, а ты правда мне отдал в дар эту щетку?

— Конечно. Теперь это твоя личная щетка. Никому не позволяй ей пользоваться. Понял? И ничего ей не чисти, кроме своих зубов! И обязательно после чистки промывай щетку чистой водой.

— Понял, княже! — На его лице был восторг. — Княже, а из чего она сделана и … этот как его…

— Футляр?

— Футляр!

И что ему сказать? Если начну рассказ о полимерах, он явно меня не поймет. Нужно что-то приемлемое, то, что поймет.

— Понимаешь, Вторуша. Живёт далеко-далеко на юге, за тремя морями-океЯнами один диковинный зверь, называют его стрекозябла. Очень опасный зверь. Те, кто на него охотятся, считаются очень храбрыми людьми. Не всем удаётся, встретив стрекозяблу, остаться в живых, а уж тех, кто сумел победить его и убить, вообще по пальцам пересчитать можно. Вот из определенных костей этого зверя и делают такие щетки и футляры. Понял?

Парень явно был в ауте. Глаза были уже не по пятаку, а по стольнику! Он с благоговением смотрел на щетку в футляре.

Заметил, что возле терема стал кучковаться народ. На меня смотрели с любопытством. Чего пялятся? Мужика голого по пояс не видели? Обтерся полотенцем. Вторуша набравведро воды, уволок его домой. Я вернулся к машине, одел майку с коротким рукавом. Народ прибывал. Когда встало солнце, на крыльцо в сопровождении бояр и воинов вышла Мстислава. Смотри кА, как хорошо смотрится в сарафане! Мадемуазель толкнула патриотическую речь в стиле дедушки Ленина. Ей ещё броневика не хватало. Что-то типа — мировой империализм в лице полян и хузар, хочет задавить свободолюбивое государство вятичей! Не допустим поругания. Всё для фронта, всё для победы! Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами! Я усмехнулся глядя на неё. Но нужно отдать должное — молодец, пигалица! Распоряжалась грамотно и по делу. Назначила крайних и отправила их махать кайлом. Потом свалила назад в терем. Вообще весело! Не, я обиды не чувствовал на неё. Всё же ещё совсем сопливая девчонка, а тут известие — отца убили и на неё резко свалилась власть и ответственность за большое количество людей. Тут не до какого-то чудика. Тем более я для них всех чужак. Никто и звать ни как. Но всё же, просто по человечески можно было хотя бы краюхой хлеба угостить, да ковшик воды принести? Можно было. Хотя мне пока голод не грозит, но всё же. Ладно. Наверное, хватит тут глаза людям мозолить, пора валить отсюда. Заберусь куда-нибудь по глуше. Для начала землянку вырою. Лопата есть. Топор, пила есть. Руки не из задницы растут.Сделаем что-нибудь. А там осмотримся. Жалом поводим по сторонам. День всё больше вступал в свои права. Завёл машину, глянул на уровень топлива. Нужно долить. У меня набагажнике на крыше, было закреплено четыре двадцати литровые канистры с солярой. Одну канистру полностью вылил в бак. Нормально. За мной пристально наблюдали, но никто не подходил.

Всё, готов на выход. Как поётся в песне — «дан приказ ему на запад»! Увидел как из терема вышли двое и направились ко мне. «Сайга» висела у меня на груди. Опустил стволвниз. Они подошли, остановились шагах в пяти. Оба воины, в кольчугах. На боку у каждого прямой меч. Один молодой, еще растительности на лице нет. А вот второй. Видно, матёрый. Даже рубец на лице имеется. Седой. Усы, борода, взгляд опасного хищника. Встретились с ним глазами. Минуту, примерно, играли в гляделки. Конечно, акселерация в двадцать первом веке достигла нормальных результатов. Предки были довольно крепкие ребята, вот только ростом, хотя бы с себя, я здесь пока что ещё никого не видел. Воти эти двое. Оба были ниже меня как минимум на голову. Наконец бородач произнес:

— Тебя Ярослав зовут?

— Допустим.

Взгляд матерого хищника сменился на недоуменный. Но он быстро справился.

— Княжна велела тебе перед ней предстать. Пошли.

— Велела, а не пригласила?

— Княжна ВЕЛЕЛА! Приглашает она только равных.

Что-то меня вся эта байда разозлила. Если сейчас прогнусь, потом совсем согнут и обдерут как липку, а то и в закупы какие определят. Нужно сразу показать, что я очень колючий и зад после моих колючек будет очень сильно и неприятно болеть.

— Слышь, халдей! Передай своей княжне, что сыт её гостеприимством по горло. Велеть она может своим холопам, то есть вам. Понятно? Я же отваливаю из вашего села.

Глаза воя сузились. В ответ, уголок моих губ дёрнулся в презрительной усмешке. Снял пальцем карабин с предохранителя. Ну, давай ушлепок, дернись только.

— Я не холоп! — процедил он.

— А мне плевать, кто ты. Надеюсь, ты всё сказал? Тогда забирай своего молокососа и отваливай. Сбегай, пожалуйся, своей госпоже! Пусть пигалица тебе сопли вытрет.

Напряжение нарастало, в какой-то момент окружающая реальность стала вязкой. Позади этих двоих на расстоянии метров десяти, появилось непонятно откуда еще трое. У одного было длинное копье, у двоих луки со стрелами. Стрелки стали натягивать луки. Моя правая ладонь обхватила пистолетную рукоятку карабина, палец лёг на спусковойкрючок. Левая ладонь легла на цевье. Я напружинился. У меня был выбор, кого валить первым — этого бородача или стрелков. Явно нужно валить бородача, но тогда попаду под стрелы. На периферии зрения видел, как во дворе замерли мужчины и женщины из числа челяди. Смотрели кто с интересом, кто со страхом. Патроны у меня картечные, маловам, уроды, не покажется. Ну давайте! Напряжение достигло верхней точки, начал поднимать ствол на уровень его живота…

— Стойте! — раздался девичий крик. Все замерли. Ствол карабина смотрел воину в живот. С такого расстояния его бы не спас ни пояс ни кольчуга. Требуху разворотило быпо самое то.

На крыльце терема стояла Мстислава.

— Я сказала, СТОЯТЬ! Опустили луки! — Стрелки ослабили тетивы луков и опустили их.

— Боян! Я сказала позови Ярослава.

— Я его позвал!

— Хреново позвал. Ты повелел. А я не холоп. Ни твой ни вашей княжны. — Посмотрел на Мстиславу. — Благодарствую тебе, за хлеб, за соль. Накормили и спать уложили. Я доволен, как стадо кашалотов. Я отваливаю из твоего колхоза, надеюсь, ты будешь не против. — Видел, как княжна побледнела. Обиделась что ли? Да ладно, забей красавица. Я же не обиделся.

Отошел к машине. Залез в кабину. Перед теремом появилась какая-то женщина. Я бы не обратил на неё внимания, мало ли какая челядинка, вот только одета она была довольнобогато, по сравнению с другими и смело прошла вперед к крыльцу.

— Верни его! — Крикнула она княжне. — Ты помнишь что я тебе говорила? Это он. Твоя защита, твоя опора, твой князь. Он, а не Бронислав!

Что за фигня? Какой на хрен защитник, какая опора? Какой князь? Я тут больше спасать никакого не подписывался. Вон вытащил из… так меня чуть стрелами не утыкали, как ёжика. Ну их на хрен. Врубил первую передачу…

* * *

Со всеми хлопотами, я напрочь забыла о спасшем меня воине по имени Ярослав. Как только за последним гонцом закрылась дверь, в светлицу зашёл мой верный воин и учитель. Отправив его позвать Ярослава, стала дожидаться, перекладывая свитки и просмотренные сметы. Солнце к этому времени знатно припекало и ставни в тереме были приоткрыты, донося уличный шум, который всё набирал обороты. Выглянув в окно, остолбенела, и со всех ног понеслась на улицу. Уповая лишь на то, что бы успеть! Мой крик разнёсся по всему двору, призывая остановится. Войны напряжённые как тетива на луке, готовы были всем скопом бросится на Ярослава, а он держал на готовые своё оружие. Я помню, как он убил преследовавших меня полян и хузар, поэтому ещё раз более громче призвала опустить луки. Но как оказалось, это лишь начало. Взыгравшая в одном конкретном мужчине гордость вперемешку с высокомерием, погнала его прочь с моих владений! В то время, как я стояла хватая ртом воздух от растерянности появлением ведьмы и еёсловами, Ярослав выехал за ворота. Бесы его задери!

— Коня мне — разнёсся зычный голос приказом. — Тихомир, Богдан, живо коня мне! — повторять пришлось дважды, войны были не менее шокированные, они ещё не видели такую княжну, они ещё не слышали стальных ноток в моем голосе.

Выхватив из рук Богдана, подведенного под уздцы коня, запрыгнула на спину и ни говоря больше ни слова, помчалась догонять своего суженого. Ударяя коня по крупу, подгоняя, чувствовала, что отстаю. Да ещё и конь был своевольный, не столь давно объезженный, и так и норовил встать на дыбы, но ничего, меня сейчас такие мелочи мало волновали. Единственное о чем были мои мысли о своевольном и упрямом Ярославе! Каков наглец, да как он только посмел, не послушать меня, не дать объясниться! Ну ничего, вотдогоню и посмотрим, как он запоёт. Ещё и эта ведьма так не вовремя, а он ведь слышал её слова именно после её слов, ещё быстрее уехал. Как же неудачно всё сложилось, подгоняя быстрее коня увидела в дали машину. Ещё не много, ещё чуть-чуть и я его догоню. Мне повезло, углубившись в лес, Ярослав остановил машину и что-то искал, я это видела ещё на подъезде к нему. Как только смогла доскакать, почти на ходу спрыгнула с коня и понеслась на мужчину который удалялся в чащу.

— Стой! Ярослав стой, я кому говорю, стоять! — но мужчине было все равно, как об стенку горохом, что злило меня неимоверно.

Подхватив в руки сарафан, помчалась за ним вслед, с мыслями, не убить так покалечить! Добежав к мужчине и схватив его за руку, что есть силы дернула не себя разворачивая. Встретившись с ним глазами, с яростным прищуром поняла, если буду кричать, истерить и показывать своё княжеское «я» в приказной форме, потеряю его безвозвратно.Поэтому вздохнув и сжав свободную ладонь в кулачок, сделала пару глубоких вдохов, успокаиваясь. Помогало плохо, желание ударить никуда не делось, но не делая большени каких попыток, лишь держа его за руку, смотрела, думая, что же сказать?

— Мстислава, тебе есть, что сказать или ты так и будешь держать меня за руку? Если нет, отпусти, у меня есть ещё не законченные дела, которые я хотел бы завершить безтвоего присутствия!

Слова его били как пощёчина. Меня задевало его поведение, я не понимала, как он смеет так со мной разговаривать, как же так? Слёзы, помимо моей воли, проступили в уголках глаз, а я стояла и пыталась проглотить горький ком.

Не дожидаясь пока я начну говорить, мужчина вырвал руку и двинулся в глубь леса, оставляя меня одну. Как же так?! Я же княжна, мне не пристало бегать за мужчинами, а тутприходится унижаться. Слезы обжигающе горячие и злые текли по щекам, а голос с отчаяньем и яростью разнёсся по поляне, это был порыв, я никогда не вела себя так и ни когда не плакала из-за мужчин!

— Ты неотёсанный грубиян! Что же ты творишь со мной, как смеешь поворачивать ко мне спиной, не слушать меня и не смотреть в мои глаза. Как же так, Ярослав, как?! Ты же суженный мне, свет очей моих! Так как же так, где твоя храбрость, обещанная ведьмой, где спасенье нашего народа?! Это ведь ты, ты, а не Бронислав обещан мне, я ведь ждалатебя, а ты, повернувшись спиной, уходишь!

Зарыдав навзрыд, больше не скрывая своих чувств, развернулась уходить. Я больше не буду, за него держаться, он ведь сам не ведая, отталкивает меня, так зачем мне такаяопора?! Зачем мне такой князь? Слезы застилали, глаза, а боль и обида расползалась по сердцу. Я брела вперёд, не видя дороги, и не успевая смахивать набегающие слезинки. Не знаю, как так получилось, но запнувшись, об торчащий корень повалилась, наземь, царапая в кровь ладони и ногу. Подтянув к себе колени и обняв их израненными, руками оплакивала надежды и мечты. Я ведь ждала его, я ведь всё это время втайне от всех верила, вопреки всему невозможному — ВЕРИЛА! А он так просто отказался от меня, непожелав даже выслушать, встав ко мне спиной. Лишив меня и моего народа, шанса на жизнь. Лишив меня опоры и счастья, как же горько, как же больно. Предательство за предательством, почему так, почему все дорогие моё сердцу люди уходят?! Боги за что мне это?! Я не видела, но почувствовала, как сильные руки оторвали меня от земли, как онкрепко прижал меня к себе и понес. Мне уже было всё равно, я с ним прощалась. Приняв нелегкое для себя решение, я попытаюсь выстоять без своего суженого, пусть и с другим, тем же самым Брониславом, выбранным батюшкой, но хотя бы не опущу руки, буду сражаться до последнего!

Прижав мою голову к плечу, мужчина, гладил по голове, тихо шепчет на ушко:

— Ну чего ты маленькая, что за сырость развела, весь лес своими слезами затопила, гляди так и леший явиться. Ну в самом деле, Мстислава, дочь князя вятичей, что за слезы в три ручья?!

Подняв заплаканные глаза, на ничего не понимающего мужчину, спросила:

— Не понимаешь? — а затем с новой силой заколотив по его груди кулачками, начала выплескивать всё отчаянье, скопившееся за последние дни!

— Ты, всё из-за тебя!!! Если б тебя не было, у меня был бы другой суженый, и возможно судьба была бы другой, но всё из-за тебя, из-за тебя мои бояре погибнут, Мои люди погибнут. И всё из-за тебя! Тебе на нас всё равно, тебе на меня всё равно, а я ведь ждала тебя, со своей тринадцатой весны ждала, ни на кого не смотрела, подарки ни от кого непринимала, а ведь вокруг меня было столько красивых и ладных воинов, а я тебя ждала, понимаешь?! А ты ко мне спиной! Даже слышать не хочешь, как же так Ярослав?! Я же безтебя погибну…. — Опустив молотящие до этого момента кулачки, заплакала, уткнувшись ему лицом в грудь.

* * *

Держу эту пигалицу на руках. Ревёт, что-то там бьётся мне в грудь своими кулачками. Достала уже. Поставил её на ноги, возле машины.

— Теперь слушай меня! Мстислава, я не твой холоп и даже не твой воин, которые побегут выполнять твою волю. Мне здесь никто и никак не может что-то приказать или сказать: «Я тебе велю». Врубаешься? Знаешь, я к тебе не в претензии, что меня не накормили и не предложили жилье. Я сам могу о себе позаботится. Вопрос был в другом, в простойблагодарности. Ничего этого я не услышал ни от тебя и ни от твоих людей. Вы такие дикие? И что значит суженный? Может ещё и ряженный? Если тебе нужно, попроси, а не вели. Я помогу. Кто такой Бронислав? Жених? Так выйди за него замуж. Что значит, ты меня ждала с тринадцати лет? Я никому ни каких обещаний не давал. Всё, успокоилась? Что тыхочешь?

— На нас пойдут войной поляне и хузары. К ним могут присоединиться радимичи и северяне.

— Понятно. Можете не выстоять. Ты просишь меня о помощи?

— Да.

— Почему я?

— Так сказала ведьма. Я встретила свою тринадцатую весну. Уронила тогда свою первую кровь. Батюшка в тот день отсутствовал в стольном граде. Я упросила своего братаВоислава отвезти меня погадать на суженного. Ведьма нагадала мне тебя. — Мстислава говорила не поднимая глаз.

— Ловко! То есть кто-то, что-то нагадал и ты должна обязательно стать моей женой? Тебе сколько годочков?

— Семнадцатую весну встретила.

— Мда! А где твой брат?

— У меня их было двое — Родамир, старший самый, потом Воислав. А потом я. Родамир погиб во время похода на ромеев.

— На Византию?

— Да. Они ходили на Царьград. А Воислава убили в бою с нурманами.

— Нурманы, это норманны? Викинги?

— Наверное. Ты их странно называешь.

— И ты осталась одна, после гибели твоего отца?

— Да. И всё на мне. Я сильная, но людям нужен князь.

— Ты думаешь, что я князь?

— Я не знаю, князь ты или нет, но ты воин.

— И как я тебе могу помочь?

— Я не знаю. Ты это знаешь. Так сказала ведьма.

Я смотрел на эту девчушку. Вот же засада. И как мне удалось вляпаться в такое дер. о? Так, что мы можем предложить? Пулемет? Хорошо бы, да только нет его у меня, как и гаубицы и танка. Есть только стрелковое оружие. Но пользоваться им умею только я. Если кого-то ещё учить, патроны быстрее кончаться, чем кто-либо научиться стрелять более-менее. Так что этот вариант отпадает. Если работать огнестрелом, то работать точечно. Так, что ещё? Посмотрел на УАЗ. Есть почти восемьдесят литров соляры и двадцать девяносто второго бензина. Его для егеря везли. Можно сделать зажигательную смесь. Так, это уже кое-что. Что ещё?

— Кузнецы есть у тебя?

— А как же? Коваль, самый известный кузнец — оружейник.

Отлично. Сковать самый простой тюфяк, это своего рода предок пушки, смогут. Немного черного пороха сделать можно, если постараться. Зарядить его дробом, то есть камешками-гольцами и долбануть по штурмующим. Эффект, конечно только на близком расстоянии. Но на стенах самое то.

— Поехали, невеста моя суженная! Будем думать! — Посмотрел на «невесту». Стоит морщиться. Коленку через подол сарафана трогает. А на этом месте у подола красное пятно постепенно расползается. Вот чёрт! Дубина стоеросовая. Ей же больно. — Коленку покажи!

Она посмотрела на меня шокированным взглядом. Замотала отрицательно головой.

— Не понял? Стесняешься? Я же твой суженный?!

— Суженный, но не муж, чтобы я перед тобой заголялась!

— Серьёзно? Да ты уже заголилась, когда на своём скакуне скакала. Ты же в сарафане была. А седло мужское. Там не только голые коленки были видны! — Стоит упрямо смотрит мне в глаза. — Села на пригорочек. Живо!

Мстислава резко опустилась, глядя испуганно на меня. Присел на корточки рядом с ней.

— Подол до коленки приподними! — медленно подняла. Так, ранка кровоточила. Мда. Встал. — Я сейчас. — достал из машины аптечку и пластиковую бутылку с водой. Ранку обмыл. Когда дотрагивался до её коленки, она вздрагивала. — Мстислава! Ты нормально сидеть можешь? Чего дрожишь? Я не съем тебя. — Вскрыл упаковку с бинтом. Оторвал кусок и сложил его. — Сейчас будет щипать. — Помочил тампон йодом и приложил к ране. Молчит, только поморщилась. Молодец. Забинтовал коленку. — Всё, красавица моя! Поехали.

Тут услышали конский топот. К нам скакало пятеро всадников. Мстислава одернула подол. Встала. Среди подскакавших был тот, со шрамом. Я спокойно перехватил карабин. Воин спрыгнул с лошади подошел к нам.

— Княжна. Мстислава. Так нельзя, одной! — Я молчал. Пусть поговорят.

— Боян! Ярослав мой суженный. Он согласился помочь.

— Суженный? Но ты послала за помощью к Брониславу?! И батюшка твой, светлый княже, говорил мне, что за Бронислава отдать тебя хотел.

— Это сейчас не важно. Важно удержать град стольный. А Ярослав поможет. Он знает как!

Я был в восторге! Такая железо-бетонная уверенность в моём всезнайстве и в хрен знает ещё в чём!

В город Мстислава вернулась сидя у меня в машине. Так как скакать опять с задранным подолом было как-то неудобно. Княжна всё-таки, а не дочь пастуха!

* * *

Боги как же стыдно. Щеки пылали, было безумно неудобно, под пристальным взглядом Ярослава поднять подол сарафана. А сесть и не вздрагивать каждый раз, как его пальцыкасались моих коленей, было за гранью возможного. Каждый раз, как он прикасался к моим коленям, по коже словно сотни иголочек пробегали уходя глубоко под кожу. Я никогда не испытывала таких ощущений, было странно, а ещё немного неприятно, кожу пощипывало и временами пекло. Но лишь до того момента, пока к ней не прикасался Ярослав, обрабатывая странной жидкостью и дуя на ранку. Он словно колдун, со своими настоями, заставил смотреть только на него, следить за каждым действием, с затаенным дыханием. И пытаться не выдать охвативших меня чувств. Боги, что же это?! На душе словно ураган. Множество чувств смешались, я не могла разобрать, что ощущаю к Ярославу, знала лишь одно он чужак! Но такой властный и решительный, словно его с детства учили править. Он, даже меня заставил слушать и объяснить всё как положено. Его властныйтон со стальными нотками, заставлял подчиняться, было ощущение, что я стою пред батюшкой, отчитываясь за провинность. Но в то же время, он был мне интересен. Я тянулась узнать что-то новое, необычное для себя.

Обработав рану на колене, услышали топот коней приближающихся воинов. Ну, вот и явились! Спрыгнув с коня, на нас очень внимательно смотрел мой учитель, словно прожигая. А потом начал отчитывать, я знаю, что была не права и не имела права уезжать одной, но ждать кого-то не было времени. Отведя на секунду взгляд, как на духу выпалилавсем присутствующим, что Ярослав мой суженый, на лицах было непонимание. Видя мой серьезный настрой, Боян попытался отговорить, сославшись на батюшку, но лишь отмахнувшись от них, развернулась за Ярославом, идя в машину. Бросив пару слов Бояну, чтобы он позаботился о моем коне, залезла внутрь не без помощи мужчины и откинулась на мягкое сиденье. Нужно было подумать. Не рано ли я сказала о суженном, воинам это явно не понравится! Да и характер у Ярослава слишком вспыльчивый, как бы чего дурного не вышло. Нужно будет по приезду со всеми поговорить. А той не дай боги, устроят поединки. Повернувшись в мужчине набрав, побольше воздуха, как можно увереннее сказала:

— Ярослав, мои войны будут не довольны, что ты мой суженный, ты для них чужак. И они могут тебя всячески м-м-м задевать, я бы хотела, что б ты постарался не обращать наних внимание. Понимаешь, если между вами завяжется драка, между одним или несколькими, даже если ты начнёшь побеждать, они тебя сомнут количеством, мне бы не хотелось, что бы кто-то пострадал. И опустив вниз взгляд, тихо прошептала: «пожалуйста, не дерись с ними».

Молча кивнув, лишь крепче сжал на своем колесе, которое крутил, кулаки. Ярослав смотрел прямо перед собой, не выказывая более ни каких чувств. Он явно думал о том же.По складочке, залёгшей между бровей и сосредоточенному взгляду, было видно, его размышления ему не очень то и нравятся. Вздохнув, отвернулась к окну, и задумалась над словами ведьмы. Я ей верила, мне очень хотелось верить. Я постараюсь, сделать всё возможное и помочь Ярославу во всем, лишь бы мы выстояли. А воины обязательно его примут, он ведь такой же, даже сильнее! У него несгибаемая сила духа иначе бы он мне покорился, но так даже лучше, он будет замечательным князем.

Приехали мы довольно быстро. Воины, прискакавшие за мной, отстали где-то позади. Открывший мне дверь Ярослав, помог выйти. Попросила его держаться позади себя. Направилась в сторону терема. Что ж пора, объявить о своем решении. Встав на крыльцо, приказала собраться всем боярам и дружине. Потекли долгие минуты, под пронзительнымивзглядами собиравшихся. Наконец дождавшись, пока люди заполнят площадку перед теремом, вдохнула побольше воздуха, выдохнула. И, оглянувшись на стоящего позади мужчину, взяла его за руку, вытягивая вперёд рядом с собой. Встретившись глазами, слегка сжала его руку, не зная кого больше пытаясь успокоить, себя или его. Что ж начали:

* * *
* * *

Покончив с завтраком, Мстислава пригласила нас всех в светлицу князя, её отца. С удивлением увидел стол, не просто стол, а именно стол для письма и работы с бумагами ипрочей канцелярией. Он конечно не являлся копией офисных столов образца 21 века. Но всё же. Даже полочки у него имелись и выдвижной ящик, который закрывался на замок.Где, интересно они его нарыли? Не сами же сделали?! Но задавать дурацких вопросов не стал. Княжна по деловому, как хозяйка уселась за стол, мы напротив на лавках.

— По какой? — Мне стало интересно.

— Пушки? Что это?

Вперив задумчивый взгляд в стену, долгие пару минут, старый воин и по совместительству мой учитель сидел, думал, а после, подняв на меня взгляд, вымолвил:

Мужики, как челядинцы, так и вои захохотали. Но молодка не смутилась.

— Установить на стенах. Сначала это будет дополнительная защита, а в нужный момент, когда вороги полезут по лестницам на стены, одним движением сбросить его. Бревноупав, сломает лестницы и поубивает и покалечить всех кто окажется на его пути. А учитывая уклон от самых стен, покатиться вниз. Продолжая убивать и калечить всех, кто идёт на штурм.

Теперь уже смеялись женщины. Хотя зря так Боян на неё. Очень даже она симпатичная.

Я рассматривал баллисту на площадке одной из башен. Тут всё как в математике. Или в геометрии. Не нужно ничего усиливать. Сейчас баллиста бьет с небольшой траекторией, но почти прямой наводкой. Нужно применить принцип, по которому работают гаубицы. Навесную траекторию, таким образом увеличим дальность выстрела. Но объяснять Бояну ничего не стал. Сказал другое.

Глаза воеводы зло сверкнули.

— Боян пошли кого-нибудь, пусть принесут что-нибудь, что можно подложить под перед станины. Задерём баллисту вверх.

— В таком случае бояре на этом закончим. Дражко ты останься. С тобой поговорим о запасах. Остальные можете идти. Боян, Ярослав прошу вас не грызитесь друг с другом аки псы! От вас обоих зависит одержим победу в войне или сгинем все. Идите.

А утром, ещё за темно, сидя на маленькой кухоньке, следя как готовится завтрак, поглядывая изредка в окно да на прислугу, удивилась увидев Ярослава. Мужчина, раздевшись по пояс, умывался, на глазах у всех. Его не смущали взгляды, бросаемые моими кметями, да редкими бабами со двора. Он, словно ничего не замечая, продолжал с удовольствием умываться, расплескивая ледяную воду. Подозвав проходящую мимо челядинку, велела, что бы позвала к столу Ярослава, сама же внимательно за ним наблюдая, изучалакаждую чёрточку обнаженного тела. Красивый все же, высокий выше всех моих дружинников, широкоплечий, с рельефными мышцами, по которым так и хочется провести ладошкой, ощутить, так ли они тверды? Поймав взглядом глаза Ярослава, отвернулась застигнутая врасплох. Надеюсь, он не успел меня рассмотреть, а то что-то мне подсказывает,что на щеках у меня предательский румянец.

— А что? Без дерьма нельзя? — Спросил недовольно Боян.

Дождавшись, пока свечереет, ни стала никого звать откушать, а приготовив поднос с едой, новую перину и не забыв прихватить свой подарок, отправилась прямехонько в светлицу к Ярославу. Постучав и не дождавшись ответа, вошла. Поставив поднос на маленький столик, велела сенной девушке положить перину на мужское ложе. После чего, отправив челядинку из светлицы, стала менять перины. Увлекшись не заметила, как в дверях появился мужчина, не знаю сколько он за мной наблюдал, но закончив свои дела, повернулась и встретилась с его глазами, в которых была буря эмоций. Но я пока не научилась их читать, да и сам Ярослав для меня был загадочным и необычным мужчиной.

— Что головой качаешь? Не нравятся стены? Их много кто пытался преодолеть, да ни у кого не получилось.

— Всё чему учит, всё мое! А ты, Боян моего Мизгеря не трожь. А то я так трону, мало не покажется.

— Это так, к слову. Не обращай внимания. Нужны хорошие плотники. Есть?

— Ну, вот, — сказал пацан, — я же говорил, что ты князь!

— Боян! — Обратился к хмурому воеводе. — Извини. Что-то резкий я с утра. Всё же одно дело делать будем. Нечего нам друг на друга клыки точить. Может и спину ещё друг другу прикрывать придётся.

Вышли на крыльцо. Ладно, чёрт с ним, с Бояном. На самом деле, что друг другу зубы скалить? Не даром говорят, пока волки деруться, шакалье брюхо себе набивает.

— Далее, — продолжил я, — если ваши кузнецы сумеют сделать то, что я хочу, мне нужно будет ещё кое-что сделать, найти необходимую часть, для производства огненногозелья, то есть ямчугу. Скажу сразу, искать её нужно в выгребных ямах, где навоз, прошу прощение, человеческое дерьмо и разные бытовые отходы — перегнившая трава, помои и прочее дурно пахнущее пролежало два-три года. Есть такое?

— Много, воевода.

Ага, князь, убиться АП стену. Александр Невский, твою бога душу. Он привычно полил мне. Растирался полотенцем. Было хорошо, свежо! Воины стоявшие на страже смотрели наменя как-то странно. Ну и хрен с ними. Заметил в одном окошке Мстиславу. Стояла, смотрела на меня. Чуть склонив голову. Молодец, не спит до обеда. Хорошая хозяйка будет. Вернулся в светлицу. Одел майку. Пригладил ежик волос.

— Скажи, Ярослав, много железа ушло на твою повозку чудную?

— Самый умный? Как ты это сделаешь? Усилить ремни натяжения? Так они и так усилены, дальше только рычаги сломаем.

— Доброго утра, Ярослав! Как спалось?

Боян посмотрел на пожилого воина, который отвечал за баллисты: — Всё понял?

— Поверхность зеркала покупатель выкладывает золотыми монетами, пока не закроет, да ещё в два ряда. Не серебром, Ярослав, а золотом!

— Мда! — Только и сказал я, покачав головой.

— Беда-баба! — Качал головой воевода, сам усмехаясь в усы. Мы подошли к машине. Женщины расступились и отошли чуть в сторону, с любопытством глядя на нас. В основномна меня. Похоже, народ осмелел. Тем более все уже знали, что Мстислава назвала меня своим суженным.

Взяв меня за руку, мужчина вложил в неё довольно огромное зеркало. Оно и вправду было очень чистое, и моё второе отражение было идеально видным, без размытостей. Взглянув на Ярослава, в недоверие прошептала:

— Может и получиться!

— Да. Вон видишь вешка стоит?

На меня смотрели ошарашено. Я усмехнулся. Бояре стали презрительно морщить носы. Мстислава была озадачена.

Баллист было две. Классические. На прямоугольной станине перекладина с натяжными ремнями и метательный рычаг виде большой ложки. Видел что-то подобное в одном музеи, правда это была реконструкция. Ну, ещё в разных исторических фильмах и на картинках.

— Ох, что ж ты? Ну, ничего, не поздно ещё. Вот и будет тебе завтра задание, приглядись к нему, может, что и нужно? У тебя ведь ручки золотые, и приданного понашито много,да и в сундуках от маменьки должно быть много диковинок разных.

Теперь уже я хохотал, вместе со всеми. Молодец дама! Сразу видно, кто в доме хозяин, вернее хозяйка.

Сев за стол, пожелала доброго утра своему суженому и, уточнив как спалось, получила честный ответ о слишком мягкой перине, что ж нужно дать распоряжение заменить. А пока улыбнувшись, пригласила к нам присоединиться откушать. Стараясь незаметно наблюдать, подмечала каждую деталь в поведении Ярослава. Как он орудует ложкой, ест не торопясь, но и не медленно, с аппетитом. Как он с удовольствием попробовал сбитень и, не сумев распробовать, принюхался. Такой забавный! Закончив трапезу и встав, позвала в светлицу князя. А зайдя, уселась в батюшкино кресло и задала мучавший меня вопрос. Что же собирается делать мой суженый? Как я и предполагала, у Ярослава был план, что из его речи было понятно, что-то пришлось уточнять. Было и такое, что вводило в непонимание, тогда ему приходилось разжёвывать нам, словно мы дети несмышленые. Это безумно бесило Бояна, он воин старой закалки, ему сложно было принять то, что теперь командует Ярослав. Мне даже пришлось прикрикнуть, что бы угомонить этих двоих, а то не дай боже устроят тут петушиные бои! Рассказав о своих задумках, отдала в полное распоряжение Бояна и выпроводила их, оставшись с Дражко. Нам нужно было посчитать запасы продовольствия. Да составить пайки на наших и приезжих воинов. В первые дни, когда им будет не до охоты, нужно будет больше мяса, но нужно рассчитать так, чтобы и нам хватило, что бы мои люди не голодали. Посему выходило, что нам не хватает ещё зверья, и придётся отправляться на охоту. Ну ничего, время ещё есть и свободных рук хватает, отдав распоряжение Дражко, отпустила его, а сама вернулась к себе в светлицу.

— Ты чего кричишь, Боян? — тут же ответила одна молодка, уперев руки в бока. — Ты иди своими дружинниками командуй. А здесь другие распоряжаются!

— Что ещё нужно?

Выгнув вопросительно бровь, он не сводил с меня внимательно взгляда. Я же, подойдя к оставленной рубашке, взяла ее в руки и приблизилась почти в плотную к мужчине. Так же как и он, смотря на него снизу вверх, сказала:

— Зачем?

— Если говорить о плане, то плана как такого ещё нет. Но кое-какие мысли уже есть. Сначала мне нужно поговорить с кузнецами. — Мстислава кивнула. — Потом осмотретьваши фортификации. — Княжна и её бояре вопросительно на меня уставились. Тяжко вздохнув, пояснил. — Это сооружения. Оборонительные фортификации — это комплекс сооружений, призванных что-то защищать, оборонять. В нашем случае, это стены и башни города.

— Нет, в другом месте. Но это не важно. Таких больше не шьют. Мастеров не осталось.

— Ну, вот принимай, это твои покои. Сейчас покушаем, а потом можешь отдохнуть.

— Спрашиваешь? Конечно, будет довольна. У неё только медные, да серебряные полированные. А она дева молодая, ей любоваться собой нужно!

Мужчина улыбнулся, так по мальчишески и щёлкнув меня по носу наклонился, глядя прямо в мои глаза сказал:

— Тебе зачем зеркало, Крапива? И что, много там себя увидела? Не испугалась?

— Жахнуть по котёнку?

Двое кметей притащили деревянные чурочки. Подложили, выровняли. Изготовили баллисту к выстрелу. В чашку метательного рычага положили булыган.

Среди женщин тут же возникли завистливые вздохи и шепотки. А что, хорошее зеркало, прямоугольное, с закругленными краями.

— Где взяли? Только не говори, что сами сделали.

— Хорошо! — Мстислава наморщила лобик. — Что люди должны там искать?

Нестройный хор голосов был мне ответом. Люд, собравшийся перед теремом, был удивлен. Они ни как не ожидали от княжны таких действий, но пошептавшись, преклонились, выражая смирение.

— Насколько бьют баллисты?

Сел на другом конце стола, напротив княжны. Неплохо покормили. Разносолов много не было, но зато сытно. Пока трапезницали, все молчали, только за ушами трещало. Мстислава ела мало. Там клюнула как воробушек, сям. В основном взвар пила или морс, так и не понял, что за фигня, но вкусная. С травами какими-то и медом.

— Как думаешь, Боян, Мстиславе понравиться, если я ей такое зеркало подарю?

— Что есть, то есть!

— Это понятно, что не видно! И зеркала твои чудные, на повозку поставленные. Таких зеркал я и у ромеев не видел и у римлян и у сарацин. Римляне делают стекло и зеркала, только мутноватые они. И то дорого очень стоят. Знаешь, по какой цене они свои маленькие зеркала продают?

— Мстислава, девонька моя, красавица, ну чего ж ты? Что ты носик свой повесила? Послушай лучше, что я тебе сейчас скажу. Был у меня один знакомый воин, странный и страшный был, но отправился в поход на ромеев, и привез много диковинок. Как за ним бабы стали увиваться, спасу от них не было, а он ко мне бегал. А потом предложил сойтись, да замуж за него выйти. Но не люб он мне был, а годочков мне уже много было, пришлось согласиться, чтобы старой девой не остаться. Так и жили, я прилежной женой была он мужем, со временем узнавали друг друга, подарки положенные дарили, да чувства пробуждали. Сезоны сменялись как и наши чувства, а на месте пустоты, зарождались любовьи стал для меня этот воин соколом моим ясным, светом очей моих. Полюбился мне, всех затмил. Так и у тебя Мстиславушка, мил он тебе будет, не сразу, узнать вам друг друганадо, ты приглядись к нему, что ест, пьет, как себя ведёт, смотри на своего сокола ясного, изучай его, любуйся, там глядишь и люб он тебе станет. Вот что дорогая моя, тыведь ему еще подарков своих не дарила?

— Нельзя! Зато эффект будет намного больше, чем от копий и мечей. Когда один — двое воинов, смогут уничтожить за один раз и покалечить десяток, а то и больше врагов. Иникакая бронь их не спасёт. Или тебе этого Боян не нужно? Или ты хочешь выйти во чисто поле и померяться с ворогом силушкой богатырской, чтобы потом песенники о тебебылины складывали? Правда при этом ты всю дружину на хрен положишь, да город врагам сдашь. Но это же ерунда, главное, что твоё имя потомки помнить будут, если, конечно, они ещё останутся. Да, Боян?

— Понятно, светлая княжна. Будут искать и собирать.

— Тогда пойду, подарю ей. А то всё сердиться.

— Далеко, Боян, отсюда не видно! — Ответил я, улыбаясь. Народ засмеялся. Боян тоже улыбнулся.

— Выберите тот угол подъема станины, при котором снаряд будет максимально далеко лететь. Пристреляйте территорию, запишите обязательно все замеры — на сколько поднимали станину. Потом постепенно понижайте и опять записывайте.

Отпустив народ, дождалась пока площадь немного опустеет и повела Ярослава в терем. Негоже моему суженому спать, где попало, да и поесть неплохо бы. Крикнув нянюшке накрывать на стол, повела его на второй этаж к одной из светлиц. Распахнув дверь, пригласила внутрь.

— Оттуда. Греки мастера на такие штуки. Притащил три, но одна потом сломалась. Есть ещё два стреломёта, тоже на станинах. Большие стрелы метают. Как короткое копьё, двух всадников пробить может.

— Я поняла тебя. Боярин Дражко, тебе понятно?

— А чтобы заранее знать на какую высоту нужно поднимать или опускать перед станины, что бы простреливать не только дальние участки, но и ближние.

— Где же столько железа то берут?

— Из Византии?

— Добро. Давай показывай, что ты знаешь такого, чего мы, дружина княжеская не знает.

— Давай! — скомандовал я приготовившемуся воину. Тот ударил деревянным билом по клину. Хлопнуло. Рычаг остановился, ударившись о войлок, перекладины, смягчающий удар. Снаряд ушёл по дуге вперед и упал за вешкой. На глаз метров на сорок-сорок пять. Боян пристально всматривался. Послал молодого воина. Когда он прибежал назад, радостно подпрыгивая, то сообщил, что снаряд перелетел вешку на семьдесят шагов. Воевода смотрел на меня удивленно. Я пожал плечами. Мол, ничего, бывает.

— Боян, давай проверим одну теорию. Пожалуйста.

— У тебя, я смотрю, Крапива, язык больно длинный! Даром, что Крапива! Может тебе вожжами по заду перетянуть?

— Пушки это то, что круче всяких баллист и стреломётов. Как жахнул из неё и всё, писец котенку, гадить в тапочки не будет.

— Не может, а получится. Смотри ещё. Возле стен и на склонах вкопать колья. Чтобы торчали всего на одну ладонь из земли. Плюс полить их какой-нибудь дрянью. Например,навозной жижей. Как ты думаешь, воин, наступивший на такой колышек, готов будет дальше прыгать как кузнечик, влезать наверх по штурмовым лестницам и махать, при этом, железом? Навряд ли. А учитывая ту дрянь, которой намажем колышки, он практически живой труп. Так как жить ему останется два-три дня. Вот и всё.

Пришло время поговорить с кузнецами. Поговорил. Вот тут была засада. Кузнецам я всё объяснил и нарисовал. Почесав тыковки они сказали, что сделать могут, но… Вот этосамое НО. Это я привык, что у нес железа много. А тут нет. Железа мало. В основном добывают его из болота. Так называемое болотное железо. Качество плохое. И для того, чтобы сделать более менее нормальное оружие, приходиться с ним повозиться, долго проковывая его. Есть сразу хорошего качества, но оно привозное и стоит дорого. Везутего с севера от свеев. По нашему от шведов. Мда. Делать не понятно что, затрачивая драгоценное железо, которое могло пойти на топоры, наконечники копий и стрел, было не рационально. Сел, стал думать. Как-то читал, что в Китае, во время одного из многочисленных средневековых мятежей, восставшие делали пушки из дерева. Да-да! Конечноих хватало на три-четыре выстрела, но всё же хватало. Тем более нам большего и не нужно было, два, максимум три выстрела. Так как много сделать пороха я даже не надеялся. Вот если время мне дать, тогда ДА, можно было бы развернуться. А тут и так в цейтноте работаем.

— Боян, ладно отставим пока делать пушки из металла. Будем делать из дерева.

Тяжко вздохнув, благодарно пожала лежавшие сверху моих ладоней, руки своей нянюшки. И взглянув в святящиеся добротой и участием глаза, начала говорить.

— Что это здесь за базар? — рявкнул Боян. — Что делать нечего? Я вам сейчас найду работу!

Солнце как раз клонилось к закату и комната утопала в багряных лучах, делая её сказочно красивой. Отворив ставни, впустила вечернюю прохладу, проветривая помещение. Подойдя к кровати, взбила подушки и отогнула уголок одеяла, сказав:

Теперь разговаривал с плотниками. Эти смекнули сразу, что мне нужно. Взять ствол лиственницы или дуба, это наиболее крепкая древесина и высверлить сердцевину. Но так, чтобы стенки ещё оставались толстыми. Кузнецам дал задание изготовить металлические полосы, для стягивания стволов, в качестве дополнительного усиления. Посмотрим, что получиться.

— Про колья я знаю. Так делают. Только не на ладонь, а побольше и ставят очень часто.

А потом развернулся и ушел, а я шокированная, осталась с зеркалом и со вздыхающими от зависти слугами. Взглянув ещё разочек, понесла дорогой во всех смыслах подарок,не переставая улыбаться. Вот оно как выходит, он меня опередил! Ну ничего, я ему обязательно подарю свой подарок и не только.

— Я…у меня есть для тебя подарок! — Щеки предательски пылали, у меня было такое ощущение, словно горю после долгого нахождения на морозе, но несмотря на все продолжила говорить. — Я бы хотела, что бы ты её носил, она поможет и защитит тебя от злых духов и болезней и надеюсь, что подарок всё же понравится и будет нужным тебе. Всунув в руки остолбеневшего мужчины рубаху, указала на стол, сказав:

— Ты, кто такой, чтобы мне это говорить? Пусть ты суженный княжны, но ещё не князь!

— Умён княжна, у нас есть чему у него получится. Но больно говор у него странный и одежка, такую ни один умелец ни сделает. А так хороший молодец, с характером и железной волей. Уже не юнец, а здравомыслящий мужчина, способный принимать хладнокровный решения, с таким в бой не страшно пойти и спину проставить. Что да его мастерства, то тут не знаю, но как князь он будет хорош! Добро, тебя моя княжна, хорошего себе суженого выбрала.

— Боярин Дражко и кузнец Коваль с этого дня, вы поступаете под распоряжения Ярослава. Любые его приказы выполнять неукоснительно! Ясно?!

После чего, с колотящемся от смущения и страха сердцем вылетела из его светлицы и побежала в свою. Уф, до чего же сложно, я так никогда не волновалась, а тут, простой подарок и столько эмоций! Что ж, надеюсь, он тебе придется по душе, так же как мне твоё зеркало. Проведя по поверхности кончиками пальцев, улыбнулась собственному отражению и пожелала спокойной ночи. Устала, столько работы. Засыпая с улыбкой на лице, думала лишь об одном человеке, которому суждено стать моим ясным соколом, светом очей моих!

Боян хмуро смотрел на меня какое-то время, потом кивнул.

Зашла какая-то девушка, стреляла в меня любопытными глазками.

— Ясный день! А кто пытался преодолеть? Племенные дружины? Или банды татей шатучих? И сколько их было? Сейчас будет по другому. За вас, вятичей взялись всерьёз. Поэтому придёт к вам не просто больше, но самое главное там будут те, которые умеют брать крепости. А у вас тут даже не крепость, а так, изгородь. Конечно, в идеале поставитьбы каменные стены с мощными бастионами. Ну и деревянные сойдут, если делать полноценную стену, а не частокол. Пусть и высокий. И башни у вас, одно название. Небольшие, над стеной чуть больше метра возвышаются. А они должны быть больше и выше. Мало того, у вас башни почти на одной линии со стенами. Кто же так строит? Башни должны выдвигаться вперед. Нависая над врагом. Прикрывая друг друга и самое главное стены. Вот смотри, побегут враги со штурмовыми лестницами. Поставят их к стенам и полезут. Иесли башни выше и выдвинуты вперед, получится всё как на ладони. Вы врагам в спину стрелами стрелять будете. Когда отобьёмся, стены все переделывать нужно будет. Каки башни. Так как это никуда не годиться. Сейчас времени нет. Как говорят, за неимением горничной пользовать будем кухарку. — Боян вытаращил на меня глаза. Я усмехнулся. — То есть будем драться на этих стенах и башнях. Смотри ещё Боян, град стоит на холме, поэтому тут от стен уклон идет. Нужно заготовить будет брёвен. Шкурить не обязательно, главное ветки и сучки обрубить. Что бы, если катнуть, оно могло катиться. Вниз. Понимаешь?

Вот, пигалица! Хотелось рассмеяться, вот только было мне не до смеха. Да, Ярик, попал ты! Как говорят, без меня, меня женили! И КТО??? Мелкая, семнадцатилетняя зараза! А ты Ярик как телок! Она тебя даже за ручки взяла и повела. Жесть! Ты чего повелся? На коленки её насмотрелся? И что ты там не видел? Ты же, даже лучше коленки видел и не только коленки! И главное, ведь не дашь задний ход, типа, я тут парни не приделах, просто мимо проходил. Такое не покатит. И даже дело не в аборигенах, а в самом себе. Просто сам себя уважать перестану. Вот теперь придется впрягаться и выруливать на взлетную полосу. Так, хватит плакать, начинай думать. Насчет тюфяка, завтра решим. Что ещё? Стены их не рассмотрел. Нужно обязательно будет приглядеться. Как то в одном фильме видел, что осажденные брёвна на стены подняли и когда враги побежали со штурмовыми лестницами, эти брёвна и сбросили. Они под уклон катились и всех, кто на пути попадался, убивали и калечили. Неплохое развлечение. Самое главное, весёлое. Это тоже пойдёт. Колья нужно вкопать перед стенами в несколько рядов. Небольшие, сантиметров на десять всего чтобы торчали, заостренные и политые всякой дрянью. Тоже жестьта ещё. Местный аналог напалма попытаемся сделать. Ну и на самый крайний случай — огнестрел. У Димки «Тигр». Фактически это СВД. Хотя почему фактически. У него как раз и есть СВД. Всё нутро от СВД. И сошки имеются. Оптика мощная. Отстреляем командный состав. Ладно, пора спать. Хорошую светелку мне Мстислава подогнала. Как уснул, незаметил…

— Садись, Ярослав. Откушай с нами. — Голос Мстиславы был ровным, без эмоций.

Боян некоторое время молчал, обдумывая, потом посмотрел уважительно.

— Я тут узнал, одну очень интересную вещь. Оказалось, что даже у княжны нет такого роскошного и кристально чистого зеркала как на моей машине. Поэтому я бы хотел сделать тебе подарок.

Потянув Ярослава на выход, повела к накрытому нянюшкой столу, усаживая. Хлопоча во круг него, как положено, то полотенце подам, то похлёбки налью и питья, то об удобстве уточню. Откушав и поблагодарив за угощения, мужчина удалился, оставляя меня одну.

— Нянюшка милая, страшно мне. Времена сейчас непростые и заступиться за меня не кому, на одного Ярослава надежда. Но и он не всесильный, если не выстоим и проиграем,как потом быть, перебьют нас всех да забудут. А люб он мне или не люб, не знаю, чужак, не наш он! Не знаю, чего от него ждать, приголубит иль оттолкнет, останется или спиной повернется и уйдёт. Не такой он как наши бояре и мужи.

— Нет, именно на ладонь или даже меньше, но достаточно, чтобы проткнуть подошву сапога. Это моим ботинкам такие колышки на один зуб, даже металлический не пропорет.Там металлическая вкладка. А ваши сапоги и прочую обувку даже деревянный проткнет. Если хорошо заострен.

Круто! Это сколько же одно такое боковое зеркало заднего вида стоит?.. Много, короче. В голову пришла мысль. Открыл машину, достал инструмент. Скрутил одно зеркало.

— Что звёздочка наша ясная пригорюнилась, аки печалишься о чём то? Иль душеньке твоей не люб суженый? Ты не бойся, Мстиславушка, не осужу и никому ничего не скажу, как в детстве помнишь? Когда ты прибегала ко мне и пряталась за юбку от докучающих братьев. Так и тут. Не бойся, расскажи, что душеньку твою тревожит, а я старая Литоньяпомогу, не словом так делом.

— У тебя отметка самого дальнего выстрела есть, Боян?

— На двести-двести тридцать шагов.

Откушавший и заметно подобревший Ярослав, ушёл в светлицу. Я же, ещё долго сидела, ковыряясь ложкой в наваристой похлёбке. Аппетита почему-то не было. Почувствовав лёгкое прикосновение к руке, подняла немного усталый взгляд, на Литонью. Моя нянюшка, заменившая матушку и учившая всему, что знала сама, с беспокойством вглядывалась в мои глаза. Аккуратно присев на край лавки, умудренная годами женщина накрыла мои ладони своими и со всей своей любовью спросила:

Боян кивнул, усмехнувшись. Что он там подумал, мне наплевать.

— Но…

— У меня есть, кому перетягивать! Иди своей бабе перетягивай! Ты посмотри какое чудо! Вот это зеркало, отродясь такого не видывали. Мы либо в воду смотримся, либо в медные зеркальца. Так там такого лика своего не увидишь. А тут всё рассмотреть можно! Ляпота какая!

— Не сломаем.

Поблагодарив нянюшку, поцеловала ту в щёчку и побежала наверх. Что ж, она права. Нужно присмотреться, узнать о нем побольше. Забежав в светлицу с улыбкой, подошла в самый дальний угол, где стоял один единственный сундук с моим приданным. Вот и пришло его время. Проведя бережно рукой по резной крышке. Открыла, рассматривая, яркие ткани вышитые каменьями и цветными нитями. Красиво, от обилия глаза разбегаются и не знаешь, что в первую очередь подарить. Эх, ладно, вздохнув, закрыла крышку. Утро вечера мудренее. С утра на ясную головушку, думаю, найду, что подарить, да так что б подарок суженому приглянулся.

— Ну что Боян, чем порадуешь? Как тебе Ярослав?

— А вот тебе рыбка, я сама приготовила, надеюсь не побоишься и попробуешь.

Стены меня не впечатлили. Хотя я на них сильно внимания не обращал сначала, но сейчас рассмотрел. Мать моя женщина, простой частокол. Пусть из толстых и высоких дубовых бревен, тесно друг к другу пригнанных, но частокол.

— Правда мне?

— Нормально. Перина слишком мягкая. Так что прикажи, что бы заменили сегодня. Мне желательно пожестче. — Заметил, как Боян одобрительно кивнул. Остальные с любопытством смотрели на меня.

— А сейчас посмотрим. Пошли на стены.

— Княже! Княжна Мстислава зовет тебя трапезничать.

— Бояре мои дорогие, дружина! У меня для всех вас есть радостная весть. Ваша княжна нашла своего суженого, нареченного Ярославом! Я со спокойной душой, объявляю вамо своем решении. Для вас теперь его слово — как моё! Все просьбы и приказы, выполняются безоговорочно. Каждый, кто усомниться в нем, усомниться и во мне. За неповиновение и ослушание любого приказа, будет наказание. С этого дня, Ярослав имеет столько же имеет власти как и князь! Это моё слово. Я буду надеяться, что вы меня услышали,особенно это касается моих кметей, желающих проверить мужскую силушку. Ладно, я вас предупредила, теперь перейдем к главному.

— Да интересные у тебя поршни. Никогда таких не видел. И сшиты ровно. Дорогие, сразу видно. Где пошиты? В Царьграде? Или у германцев?

— Ярослав! — Начала пигалица. — Скажи, что ты надумал в плане обороны?

…Утром встал до восхода солнца. Привычка. Сбегал во двор, к колодцу. Встретил там Вторушу. Обрадовался ему, как старому знакомому. Он тоже.

Мелкая хихикнула и повела меня в трапезную. За столом сидела сама Мстислава. По её правую руку — известный мне Боян и ещё какой-то хмурый дядька. По левую — ещё двоеперцев, богато одетых. Стол был небольшой, как раз рассчитанный на шесть едаков.

— Хорошо! — Опять кивнула княжна.

Покачав отрицательно головой, опустила взгляд.

— Они называются «Скорпионами». — Пояснил я. Тоже видел такие на картинках.

— Нужно увеличить дистанцию.

Мстислава кивнула. Посмотрела на меня.

— Извини. Но что я такого сказал? Понимаю, никому не охота в дерьме ковыряться. Но у нас говорят так — цель оправдывает средства. Какова у вас цель? А цель эта — выстоять! А раз так, то для этого удаль богатырскую нужно засунуть подальше. Максимум, где она будет нужна, это на стенах и башнях, но не в чистом поле стенка на стенку. Выходить один на один, нужно тогда, когда количество твоей дружины и её качество не уступает вражеской. Если же врагов больше, значит, для их уничтожения пойдет всё. Нужна подлая война — получат. Нужны удары в спину? Получат. Нужно оружие, которое убивает на расстоянии и много? Получат. Только так можно выстоять и никак иначе. Ибо силусила ломит. Воюют не числом, в первую очередь, а умением. Победителей не судят, ибо историю пишут победители. Если не нравиться то, что я говорю, то я не напрашиваюсь.Ты меня попросила о помощи, Мстислава, я согласился. И раз я говорю, что нужно так сделать, значит нужно делать. Я отвечаю за свои слова. И от ответственности убегать не собираюсь.

— Конечно тебе солнышко, я же должен сделать приятное своей невесте.

— А откуда ты его катать будешь?

— А как не быть? У нас тут всё из дерева делается.

— Пошли, Боян, баллисты посмотрим.

— Тьфу, зараза! — Сплюнул Боян. — Где Мизгирь твой? Плохо он свою жёнку уму разуму учит!

Вернулись с Бояном к терему под вечер. Увидел как мужчины, женщины и дети крутятся возле машины. Женщины и девушки толпились около больших зеркал заднего вида. Смотрелись в них, переругиваясь между собой.

— Белые или желтоватые крупинки. Он образуется там как налёт. Его собирать и приносить мне. Пусть каждый у себя посмотрит в компостных ямах.

— Раз зовет, значит отказывать нельзя. Как считаешь?

И встав, седовласый воин покинул светлицу, оставив меня с широкой улыбкой на лице. Не успев толком отойти от признания Бояна, услышала тихие шаги, а обернувшись встретилась взглядом с Ярославом. Отряхнув руки от муки, взглянула, на суженого и, предложив ему присесть, налила сбитень, подала ещё румяных ватрушек. Стала ждать, что же его ко мне привело? Сытно покушав, мужчина чуть откинулся, а потом и вовсе, встав из за стола, сделал плавный шаг ко мне. Остановившись так близко, что было слышно его дыхание, а мне же пришлось запрокинуть к верху голову, дабы мы смотрели друг другу в глаза.

— Не сами. Светлый князь, отец Мстиславы, ещё совсем молодым, когда только вступил на отчий стол, ходил с другими племенами в поход на ромеев. Вот оттуда и привёз.

Открыв сундук, стала перебирать вышитое мной рукоделие, ища в подарок нужное. Перевернув почти до самого дна, вытащила простую хлопковую рубаху белого цвета с вышитыми по вороту и рукавам защитными узорами. Не знаю, как принято у Ярослава, но у нас же положено защищать себя и своих любимых, вышивая на их вещах разные символы, заклиная от злых духов, от болезней и неудач. Проведя ладошкой по горловине и рукавам, улыбнулась первому подарку, буду надеяться, что ему понравится. Аккуратно сложив,оставила до вечера, сама же пошла проследить за приготовлениями, да поглядеть на самого Ярослава. Уж очень хотелось посмотреть, как он и Боян поладят, не случится личего. Но все мои терзания были напрасны, мужчины миролюбиво что-то обсуждали, не обращая ни на кого внимания, а я мельком взглянув, пошла встречать мальчишек вернувшихся с речки. Ох, надеюсь, они хорошо порыбачили и на вечер у нас будет жареная рыбка в сметане. Впервые за эти несколько дней я могу вздохнуть спокойно, кажется, всё налаживается. Мой суженый потихоньку находит общий язык с моими кметями и боярами. Возвратившись обратно в терем вместе с рыбкой, погрузилась в готовку с головой, мне хотелось порадовать Ярослава, не только подарком, но и вкусной едой. Улыбаясь своим мыслям, не заметила тихого прихода Бояна. Лишь когда повернулась и столкнуласьнос к носу с внимательным взглядом война, спросила:

— Древесный уголь и серу. Всё остальное, что нужно сделать, покажу на месте.

— Мало.

— Понял воевода. Сделаем.

— Тихо! — Крикнула Мстислава. И ударила ладошкой по поверхности стола. — Ярослав, я же просила тебя?!

Точно стояла. Я кивнул.

— Ой, люди добрые, посмотрите на нашего Бояна красавца писанного! Иди, глянь на себя! Сам, небось, в порты наделаешь!

Загрузка...