Глава 11

– Господин!.. – К начальнику пятого отделения жандармерии, занимающегося политическим сыском, в его большой кабинет заглянул секретарь. – К вам пожаловал командир полка…

– Пусть проходит, – быстро ответил жандарм и подобрался.

Майор вошел в кабинет с листком в руках. Он отдал честь и прошел к столу. Сел по приглашению жандарма и сухо уставился на хозяина кабинета. Тот заерзал на стуле.

– Вы плохо делаете свою работу, господин начальник пятого отделения, – произнес майор, прожигая глазами жандарма. Тот сразу вспотел.

– Пппочему… В чем, собственно, дело? – заикаясь и потея, спросил он. Ему было гадко от того, что он боялся этого военного. И знал, что сейчас его судьба вновь находится в чужих руках.

– Потому что город наводнили агенты преступников. Они скупили городскую стражу, вступили в сговор с ворами и стали хозяевами этого города. Они ищут королевского прокурора, чтобы его убить. А что сделали вы, чтобы не допустить этого?

Начальник пятого отделения жандармерии, прибитый к стулу словами майора, которые сыпались на него тяжелыми обвинениями, согнулся от этой тяжести и онемел.

– Как? – только и смог он вымолвить.

– А вот так! Где ваша агентура? Почему молчит? И не сообщает вам? – Продались?!.. – Майор поднялся и оставил лист на столе. Срок вам сутки! Выявить всех! Арестовать! Допросить! Доклад представить завтра к вечеру. Здесь список преступников, – указал рукой на лист майор. – Но он не полон…

Майор ушел, а жандарм, получив возможность свободно вздохнуть, сделал два судорожных вздоха и, придя в неописуемую ярость, заорал.

– Курсита ко мне! Быстро эту сволочь! – Он дрожащими руками схватил графин и стал пить прямо из горлышка. – Я вам покажу, как продаваться! Твари! – кипел от гнева и пережитого ужаса жандарм. – Так подставить!

Через полчаса Куртис, отвечающий за агентуру, избитый и полуживой, был брошен в каземат. Во дворе собиралась рота жандармерии. Десятники раздавали приказы и тычки. Начальник пятого отделения прикинул объем работы и понял, что без армии ему не обойтись. Тайные агенты охранки были вызваны в Управление. Опытный жандарм не стал пороть горячку. Сначала нужно перекрыть выходы из города, собрать информацию через тайных агентов и получить подкрепление из полка. Он сам направился к майору в полк. Тот встретил его удивленным взглядом.

– Вы уже все выполнили? – приподнял бровь майор.

– Никак нет, господин майор. Я пришел просить помощи солдатами. Рота, а лучше две, мне нужны для того, что бы перекрыть город и выловить всех пришлых.

– В помощи не откажу. Нужны две роты, вы их получите, – ответил майор. Сейчас я вызову командиров, и вы поставите им задачи…

За дверью послышались шум и гневный рев. Створки от резкого толчка распахнулись, и в дверном проеме показалась маленькая фигурка карлика. Адъютант майора валялся, сбитый с ног, на полу.

– Что происходит?! – в гневе воскликнул майор.

– Что проходит? – прорычал карлик. – На дороге возле города убили наместника провинции Гиндстара ла Коше. Я его брат Оливер ла Коше…


Затянувшаяся осень посыпала первым снегом. Небо прояснилось, и пришли первые несмелые морозы. Изо рта при дыхании вырывался пар. После ночи на ветках появлялся иней.

Племена западных племен переехали на полуостров и стали обживаться. Весть об этом и о поражении союза пяти племен быстро облетела все озера. Несогласные вступать в союз Артема племена затаились. Над их территорией нависла гнетущая неопределенность. Все ждали, кто будет следующим. Три самых больших племени запада договорились между собой, что если новообразованный союз Духа озер нападет на кого-нибудь из них, они будут сражаться вместе. По племенам на западе и северо-западе зачастили их послы, для сколачивания коалиции против Артема. Но Артем не спешил. Сил для ведения войны у него хватало, но усмирять железной рукой непокорные племена он уже не хотел.

Это были боеспособные, закаленные в схватках с горцами племена. Артем ждал прихода горцев. Каждую зиму закованные в сталь конники спускались с гор и, пользуясь тем, что от них негде было спрятаться, нападали на племена и уводили людей в рабство. Но даже это не подвигло гордых и независимых вождей запада к переговорам. Его просто игнорировали.

Свою фалангу Артем перевел на полуостров. За неделю они вырыли рвы, нарубили стволы деревьев и построили три казармы. По схеме Артема в двух концах и посередине большого углубленного дома поставили печи, привезенные из Мертвого города. Построили несколько домов для штаба и командования. Окружили военный городок частоколом и рвом. Выкопали три колодца для воды.

Все свободное время молодые воины учились сражаться строем и десятками. Они выслеживали «врага» в лесу, для этого грованы выдели ему два десятка ночных охотников. Вместе с псами и ведьмами они образовали несколько диверсионно-разведывательных групп. Мертвяки, поглощая души убитых, быстро росли в интеллекте. Приказы Неелы и Артема выполняли быстрее, чем живые воины. Они не ведали страха перед врагом, мук совести и достаточно четко выполняли приказы. От их взгляда различающих не столько самих живых, а их ауры, невозможно было спрятаться. Мертвяки находили затаившихся «противников», а воины или громили «врага», или брали в плен. Такие занятия очень нравились молодым бойцам, и они тренировались с огромным усердием.

Ведьмы, получая силу от живых, тоже менялись. Когда Артем на них смотрел, ему самому иногда становилось жутко. Они больше походили на лысых коричневых обезьян с непомерно длинными мускулистыми лапами. Голова, руки и грудь у ведьм были прикрыты защитой из стали. Передвигались они очень быстро на четвереньках. Но стояли на двух ногах, поводя при этом головой из стороны в сторону. Их маленькие красные глазки что-то выискивали. Их прыжки были не намного короче, чем у пантеры Лариски, а ловкости, с которой они лазили по деревьям, мог позавидовать любой акробат. Их оружием были лапы и большие черные зубы, которыми они ломали кости и их же разгрызали. Но Неела обращалась с ними, как с детьми.

– Девочки! – говорила она им, и те ласково мурчали в ответ. Перед Артемом они слонялись до земли и раболепно мычали: «Кхороль…» На личей порыкивали, но не бунтовали. Барон-лич мог запросто сожрать ослушника, что он периодически и проделывал с теми, кто посчитал себя смелым и оказался достаточно глупым, чтобы его ослушаться. Свою мертвую армию Артем держал на острове, где был Мертвый город. Пищу им доставляли зибры, привозя раз в три дня десяток свиней или пяток старых коров, а то и просто потроха. И хотя мертвяки постоянно ощущали голод, он не был для них ни смертельным, ни определяющим их поведение. Мертвяки могли годами обходиться без пищи.

Артем готовился к зимней кампании. Плотники и корабелы из венгов приступили к строительству еще пяти больших кораблей. Благо в поселке у Мертвого города был заготовлен лес и все необходимое для постройки.

Воины уркезов и меркетов под руководством сотников тойва и хойда учились сражаться свободным строем и подчинятся приказам. Каждая сотня получала простую и понятную ей задачу и свой сектор, в котором она должна была действовать. Упор был сделан на выполнение этой задачи и на инициативу.

Артем хорошо подчистил арсеналы Мертвого города, и воины союза шли в бой экипированными в доспехи, но со своим привычным оружием – дротиками и топорами. Наиболее способных к стрельбе из лука, после проверки, вооружали луками и сводили в отдельные сотни. Их готовили отдельно как застрельщиков.

Дел было много, и часть важных Артем, научился передавать своим подчиненным.

Баронством в его отсутствие управляла Хойсира. Она заготавливала провиант, снаряжала охотничьи партии. Назначила тех, кто добывал речной жемчуг. Строила интернат для маленьких детишек. Вдов погибших воинов из присоединенных к баронству уничтоженных племен, отобрав из них самых послушных и умелых, определила в воспитательницы. Главной в интернате поставила жену убитого вождя искеназов. Ей придала в помощь десяток стариков из того же племени, чтобы они занимались с малышами, учили их и строго держали в дисциплине.

Создал Артем и свою разведку и контрразведку. Главой этой службы он поставил шамана грованов. Это племя, по его мнению, как нельзя лучше подходило для этих функций. Оно как бы считалось нейтральным, и его агенты могли глубоко проникать на территорию западных племен.

Для разговора с Гросваром он прибыл тайно. Один из разведчиков-грованов, что сопровождал Артема, отбыл в поселок, и вскоре на зимней заимке, в глухом уголке леса, Артем дождался шамана. Очаг горел, согревая промерзший домишко. На столе стояла нехитрая снедь и масляная лампа. У заимки по россыпи белого снега кружил псы.

Гросвар вошел, отряхнул сапоги и поздоровался.

– Здорово, Артам. Ты звал, я пришел.

– Молодец, что пришел. Проходи, Гросвар. Поедим и поговорим. Разговор будет не быстрым…

Шаман грованов не чинясь сел и взял ломоть хлеба, копченого сала и пучок квашеной капусты, поднял налитую чарку самогона и выпил. Сунул в рот капусту и захрустел. Заел салом и черным хлебом.

Артем выпил взвар и тоже приступил к трапезе. Ели молча. Насытившись, шаман вытер руки о скатерть и выжидательно, но спокойно посмотрел на Артема.

Артем понял, что пора приступать к тому, зачем он сюда прибыл.

– Помнишь, Гросвар, я тебе говорил о том, что ищу сподвижников, которые поднимутся вместе со мной, – не спросил, а констатировал Артем. Он понимал, что тот ничего не забыл, и шаман молча кивнул. Более внимательно уставился на Артема и, наклонившись над столом, подался к нему ближе. – Так вот, мне нужна служба разведки и контрразведки. Поясняю, что это такое. Это такая охватывающая все племена сеть агентов и их главных лидеров во всех наших племенах. Надо в каждом племени создать такое отделение. Назначить главного, и они будут следить за противником и за своими, чтобы кого не перекупили эти самые враги. Тебя хочу поставить над всем этим. Справишься?

Шаман думал не долго. У дикарей вообще не было привычки долго думать. Если он видел свой интерес и он не противоречил интересам племени или рода, то соглашался.

– Мне нужна будет помощь и власть, – просто ответил Гросвар.

– Будет тебе помощь и будет у тебя власть, Гросвар, – ответил довольный Артем. – Я уже приглядел нужных людей для тебя в племенах. Им я доверяю. Соберу их здесь через седмицу. Это будут твои головы службы контрразведки по племенам. Сотрудников службы контрразведки наберут они сами, ты их проверишь и определишь пригодность к работе. Агентов для разведки западных племен наберешь сам. Для власти дам тебе осоюый знак, магический амулет. Все племена знают, что обладающий этим знаком выполняет мои приказы, а все остальные должны подчиняться его приказам… В пределах его власти, конечно, – добавил Артем. – Поднять на восстание племена у тебя не получиться, – усмехнулся он. – Амулеты разнятся. У тебя будет золотой. Он может на время заставить группу людей, потерять способность соображать… Но это так, приятный довесок. Я сейчас ввожу по племенам эти символы власти.

– Что тебе еще от меня нужно?

– Объяснить конкретно цели и задачи этой службы, – произнес Гросвар, катая на языке новое слово, «служба».

У Артема были на примете десятники от разных племен, которых он отметил как способных и думающих командиров. Пришло время окружать себя различными вспомогательными структурами. Часть этих десятников он передаст под управление Гросвару.

Не обошел он вниманием и шаманов. Маги древних были не дураки. Они понимали, что придет время, и им придется вновь столкнуться с церковью Дракона, и, зная свое бессилие перед их неготорами магии, готовили ритуальную магию и шаманов. Причем учили шаманов племен по одной, но для всех разной ветви магии. И все же они допустили самую большую свою ошибку. Они приблизили некоторых способных учеников. Видимо, готовили себе пополнение и будущую замену. И, по-видимому, дали им доступ в хранилища. Иначе как у этих молодых амбициозных дурней появились свитки вызова демонов смерти, в которых они не смогли разобраться. Такой оплошности Артем решил не совершать. Он не приближал к себе учеников и не выделял из них никого. Да и учить их магическому искусству по книгам, не собирался. Он хотел разобраться в сути ритуальной магии, а таких книг в его крепости не было. Но он верил, что они есть в Мертвом городе и ему нужно найти эту библиотеку.

Следующая цель, которую он преследовал, – создание пороха и взрывчатых веществ. Негаторы магии, а иначе гасители магии действовали на расстоянии видимой связи служителей церкви и объекта применения магии. То есть на незначительном расстоянии. Но все равно огненные шары, запертые в минах, взрываться не будут. Их плетения рассыпятся в воздухе. Здесь он надеялся на гений Сунь Вач Джина и свою память. А память ему подсказывала, что упрощенно надо взять, к примеру, солому, пропитать ее смесью азотной и серной кислоты и высушить. Только какая нужна концентрация смеси для этого, он не знал. Его знания были ограничены познаниями учебных материалов срочной службы. Но они были общими.

Гремлун, который отошел от первоначального шока после насильственной смерти у себя дома, в своей вселенной, и вероятного убийства его родителей, загорелся этой идеей. Он первым делом проверил состояние родителей и отправили им речной жемчуг. Получил ответ от матери.

«Сынок, спасибо за заботу. Мы живы и здоровы. Твои братья… погибли. Осталась вдова Неси День Ги. Она ждет тебя. Дом достался ей, как и мастерская. Она девушка старательная, трудолюбивая. Наняла мастеров.

Отец не хочет с тобой иметь дела. Ты уж не суди старика строго. Обращайся к Неси День Ги, она поможет. А нас не забывай, высылай эртану.

П.С.

Кстати, Неси День Ги избавилась от усов и бороды, у нее хорошее приданое…

Твоя любящая мама.

Свад, получив это послание, по поводу отца не расстроился, по поводу братьев сокрушенно покачал головой. Показал письмо Артему, и тот выдал странную, непонятную ему фразу.

– Что сказать по поводу вашей семьи, Свад? Яблоко от яблони недалеко падает. Забудь их и живи новой, полноценной жизнью. – Гремлун подумал и, не уразумев Артемовой поговорки, уловил смысл того, что надо жить здесь и жить хорошо, и просто с ним согласился.

– Да, брат, буду проживать новую жизнь с Лушей. Кстати, мы уже делим с ней постель… – И многозначительно ощерился.

– Поздравляю, – ответил Артем. – Если все образумилось и у тебя новая, счастливая жизнь, то давай, уважаемый мастер, делать взрывчатку. Нам надо будет весной-летом, встречать войска церкви…

– Давай! – обрадованно воскликнул Свад. – Что надо сделать вначале?

– Вначале надо создать азотную или серную кислоту.

– А че ее создавать, – весело ответил Свад. – Делай амулет кислотного дождя, клади в кувшин, закрывай его, активируй амулет – и все, кислота готова. Если надо развести ее, налей предварительно в кувшин воды.

– А точно будет азотная кислота? – недоверчиво спросил Артем.

– Конечно. Воздух состоит в основном из азота. Вот его магия и будет использовать, – внушительно ответил гремлун и пояснил: – А откуда ей еще брать ингредиенты? Только из воздуха. Там и водород, и азот, и кислород…

– Откуда ты знаешь про эти химические элементы? – удивился Артем знаниям химии Свада.

– Ну какой же ты, брат, смешной, – засмеялся гремлун. – Эти элементы одинаковы во всех вселенных, и названия им дал творец.

– Ааа… – протянул пораженный услышанным Артем. – А я и не знал…

– Тогда сейчас будем пробовать. – потер руки гремлун.

Они находились у себя в крепости, в подвале, где сидел в клетке обросший и озверевший убийца, называющий себя Ремголом. Он, когда видел Артема, громко просил его убить.

Жила в крепости и чета дворян, которых Уильям привез Артему и попросил спрятать до поры до времени. Риньер Арчибальд со своей женой. Им дозволялось гулять по замку и по двору. Особых проблем они не доставляли и всегда были под присмотром выделенных для этих целей пары дружинников. Питались они вместе с Артемом и приближенными.

Риньер Арчибальд сразу понял, что Артем обладал статусом аристократа. Его все в крепости называли «господин барон». Это примеряло гордого деда жены Уильяма со своим положением, а природная обходительность Артема ему импонировала. Хотя сам Артем о них и не вспоминал. Живы, и слава богу.

…Артем в задумчивости, быстро прошел мимо клетки, и оттуда раздался вой:

– Убей меня…

– Пошел срать, – ответил, как обычно, Артем и скрылся в библиотеке. А напротив клетки остановился Засранец, который то появлялся в крепости, то исчезал неизвестно куда. Ему дозволялось бродить, где он захочет. Да и удержать его было невозможно. Он проходил не через ворота, а залезал по стене, и мог неожиданно оказаться в любом месте. Никого не трогал, жрал все подряд, потроха животных, кости, и любил околачиваться среди крестьян и копаться в отбросах. Если не находил остатки мяса, возмущенно мычал. Крестьяне, сообразительные от природы, сразу смекнули, как его можно использовать. Он таскал воду, дрова, делал всякую тяжелую простую работу. Его запрягали в плуг, и он, словно бык, пахал огороды и получал за это отбросы. К мертвякам Артема жители крепости уже привыкли и не боялись их.

Когда в подвале появлялся матерый мертвяк, он долго не отходил от клетки и своим взглядом в полутьме гипнотизировал Ремгола.

– Я похмню хтебя, – прошелестели его лиловые губы, и мертвяк облизнулся длинным, черным языком. Ремгол забился в угол и замолчал.

Артем в библиотеке по книге и с помощью медной бляхи от форменного ремня рейтара быстро изготовил амулет с заклинанием второго уровня – «Кислотный дождь» и стал оглядываться в поисках кувшина. Обнаружил на столе крынку из-под молока и, подойдя, взял ее в руки, задумчиво постоял.

– Чего ждешь? – спросил Свад, доедая засохшие кусочки вяленой колбасы, найденные тут же у крынки.

– Да вот, Свад, думаю. Хватит нам этого сосуда или нет? Может, кислота наружу выльется, пожжет тут все.

– Тоже верно, – не стал спорить Свад, – тут есть бочонок старый, с водой. Давай воду выльем, а амулет положим внутрь.

– Это где ты видел бочонок? – уточнил Артем и огляделся.

– Там, где Ремгол сидит. У шкафа…

Артем поставил глиняную крынку литра на два обратно на стол и пошел в соседнее помещение. Обошел молчаливо глазевшего на Ремгола Засранца и подошел к шкафу. Зажег светляк и увидел старый запыленный бочонок.

«Литров на пятьдесят будет» – мысленно оценил объем бочки Артем. Толкнул его ногой. Бочонок не шелохнулся.

– Засранец, подойди! – приказал Артем, и мертвяк тут же оказался рядом.

– Да, мхой кхороль, – просипел он.

– Возьми этот бочонок и пошли со мной.

Мертвяк легко поднял бочку и пошел следом за Артемом. Проходя мимо клетки с Ремголом, кинул тому:

– Я скхоро, никуда не укходи…

Артем обернулся и в свете улетающего за ним светляка, увидел перекошенное в страхе лицо Ремгола. Убийца плохо выглядел. Бледный, осунувшийся. Дряблые, обвисшие щеки покрывала всклоченная борода. Руки и подбородок у него тряслись.

«Надо бы его выгуливать, не то не ровен час сдохнет, – подумал Артем. – Свидетель пропадет. Дам команду Козьме, пусть его приведут в порядок, не надо держать его, как животное»…

Прошел в библиотеку и приказал мертвяку поставить бочонок на стол. Больше на Засранца он не обращал внимания. А тот пробежал комнату и скрылся в коридоре, ведшем к озеру.

Артем с трудом вытащил деревянную пробку и, приблизив лицо к отверстию, понюхал. Оттуда ему ударил в нос букет ароматов хорошего, дорогого виски.

– Мдааа, – проговорил он. – Такое и я бы выпил. Не грех…

Гремлун после его слов навострил уши.

– Что там? – спросил он. – Старый взвар?

– Нет, Свад, старое доброе шотландское виски. Артем оглядел стол, нашел две не очень чистые деревянные кружки. Вытер их полой рубахи. Оглядел внутри и удовлетворенно поставил на стол.

– Помогай, – позвал гремлуна. Сам взгромоздился на стул и, ухватив бочонок, стал наклонять его так, чтобы отверстие опускалось к кружкам. Свад понял его правильно. Подхватил одну из кружек и прижал к бочке рядом с отверстием. Он тоже уловил запах напитка, и ноздри его затрепетали.

Темно-янтарная жидкость несколькими плесками наполнила кружку и крупными каплями разлилась по испачканной скатерти. Свад перелил половину во вторую кружку, сунул нос в свою и закрыл глаза. Артем тоже понюхал аромат и осторожно сделал глоток. Приятное тепло прошло по пищеводу, оставляя во рту послевкусие сушеных фруктов, спелого зерна и меда.

– Шикарно, – проговорил Артем. – Этот бочонок использовать нельзя. Дуй, Свад, к Козьме, и пусть тащит сюда емкость, такую, как этот бочонок. Еще корыто, бадьи… Гремлун дернулся бежать, но тут же резко притормозил. Остановился.

– Я тебе что, посыльный? – возмутился он. – Сам иди.

– Пить это хочешь? – спросил, улыбаясь, Артем и постучал ладонью по бочке.

– Хочу… И че?..

– Тогда беги к Козьме. Кто не работает, тот не пьет. А за совет держать рядом посыльных налью стопку.

– Ну, знаешь!.. – гневно задышал гремлун, но все же побежал из библиотеки.

Через час новый бочонок и два кувшина свежей воды стояли на столе в библиотеке рядом с бочонком с ароматным напитком.

Вернулся Засранец, мокрый, но довольный. В пасти держал большую рыбину. Он стащил со стола бочку со спиртным и по приказу Артема поставил в угол. Затем умотал дальше. Прошмыгнул мимо Козьмы, который выругался и отскочил в сторону. Козьма подошел к старой бочке и зашевелил носом.

– А это чёй-то у вас тут? – спросил он и стал наклоняться. Свад грудью закрыл бочку. Растопырив руки, грозно пошел на денщика Артема и произнес:

– Это мне и брату… Эликсир… отравленный…

– А мне сдается, ядреная самогонка… – не поверил Козьма.

– Это только так кажется, – отмахнулся Свад. – А так это эликсир для магов. Мы его исправлять будем. Ты же не хочешь, чтобы у тебя хвост отрос? – спросил он старого служаку, и тот стал истово осенять себя крестом, перемежая его со змейкой.

– Ты, Козьма, иди, – отправил его Артем. – Пришли пару посыльных, пусть подождут у клеток. У нас тут сейчас будет эксперимент, и он может случиться, что небезопасный…

Козьма тоскливо посмотрел на бочку с «эликсиром» и вышел.

– Ну и горазд ты стал врать, – пожурил гремлуна Артем. На что тот скорчил рожу и ответил земной поговоркой:

– С кем поведешься, от того и наберешься.

Артем спорить не стал, а забросил амулет в бочку и отпустил заклинание. Бочка загудела и как живая запрыгала по столу. Свад, который сидел рядом, тут же отпрыгнул за диван. Артем отбежал туда же и присел. Не дай бог рванет и окатит кислотой. Но бочка недолго погудела и затихла. В воздухе появился неприятный запашок.

– Получилось! – обрадованно закричал гремлун и первым подбежал к столу. Залез на стул и заглянул внутрь.

– Фуууу, – зажал он нос рукой. – Затыгай дыгу, – гнусаво проговорил он и отошел от стола подальше. Артем вставил большую деревянную пробку и спросил:

– Сколько там кислоты?

– Почти треть бочки… Что дальше?

– Дальше надо солому обработать раствором кислоты и высушить самогоном. Вернее, головной фракцией самогона – ацетоном. Хойсира уже набрала литров десять этих голов. Ты рассчитай нужную концентрацию кислоты. А то солому в труху пожжет. А нам надо ее только пропитать…

– Хм… – гремлун ухватил рукой подбородок и задумался. Посидел с минуту и выдал расчет. – А че ее рассчитывать? Лей в бочку всю воду, что принесли, нормально будет. А не будет, воды добавим… или кислоты.

Артем пожал плесами и, понимая, что ничего не понимает в пропорциях, последовал совету гремлуна. Вылил воду, закрыл пробку и в бадью с соломой, открыв кран, стал наливать кислоту. Утрамбовал солому деревянной ступой и посмотрел на довольного Свада.

– Что дальше? – спросил он.

– А что дальше? Наливай эликсира. Чтоб, стало быть, не скучно было ждать…

Артем и тут спорить не стал. Разлил по кружкам напиток и пригубил.

– Эх, хорошо, как говорится, жить, – благостно улыбаясь и развалившись на диване, произнес гремлун. – Плохо только умирать…

– А чего тебе плохо? Ты ж бессмертный! – засмеялся Артем. – Умрешь тут, воскреснешь там. Умрешь там, воскреснешь тут. Всем бы такое счастье…

Они посидел еще час. Артем слил лишнюю кислоту и сцедил обратно в бочку. Закрыл ее и отдышался. В помещении изрядно воняло.

– Надо переносить опыты на улицу, на воздух, – сделал вывод Артем. А то задохнемся тут.

Он налил на солому самогон и тоже утрамбовал ступой. Вони стало больше. Солома высыхала на глазах и парила. Артем не выдержал и выбежал из библиотеки.

– Завтра вернемся, – сообщил он появившемуся следом гремлуну.

Наутро во дворе появилась бадья с порыжевшей соломой, и над ней стояли двое. Артем и гремлун. Было раннее утро. Местное солнце только покрыло багрянцем верхушки деревьев, и его несмелые лучики нежно гладили чистый, белый иней на крыше донжона.

Бадья совершила путешествие в мир Свада и вернулась с припиской:

«Родной мой Сунь Вач Джин, мастера сделали, как ты хотел. Будь осторожен. Это опасное вещество. Присылай еще жемчуг.

Твоя Неси День Ги.

Время шло, а Артем просто стоял и глазел на солому.

«Неужели получилось?» – недоверчиво рассматривая солому, размышлял он.

– Поджигай! Чего смотришь! – поторопил Артема Свад.

– Да что-то боязно, – Артем поежился.

– Ну, тогда я подожгу…

Гремлун нагнулся, взял горсть соломки, положил на землю, припорошенную снежком, вытащил трут и кресало, высек искры.

Искры веселым роем упали на соломку, и она вспыхнула, прогорела и оставила немного пепла.

– Слабо, – недовольно проворчал Свад. Он подошел к бадье, и у Артема засосало под ложечкой. Он на всякий случай быстро отошел на десяток шагов подальше от опасного места, а гремлун сделал кучку из соломы и высек искры на бадью.

Теперь так рвануло, что огонь и воздушная волна отбросили гремлуна метра на три – три с половиной.

Артем, следуя инстинкту, приобретенному в армии, упал на землю и, уже лежа, крикнул:

– Бойся!..

Мимо просвистели деревяшки от разорванной бадьи. Его не задело. Но Свад лежал на спине, раскинув руки, и не шевелился. К месту взрыва спешили стражники. Посыльные лежали на земле, оглушенные и испуганные. На месте бадьи чернела небольшая воронка.

Когда к нему вернулась способность думать, Артему в голову пришла первая мысль.

– «Надо же! Получилось!»

Затем он огляделся, увидел гремлуна, от которого шел дым, вскочил и поспешил к нему. Тот выглядел, как негритенок. Только без волос на голове, но, к счастью, был жив, лишь контужен и обожжен. Артем полил его лицо, голову и руки эликсиром исцеления. Ожоги стали проходить. Гарь смывалась, и проявились скорбные черты лица коротышки. Артем, глядя на него, не знал, смеяться ему или плакать. Поднял голову Свада, стал вливать в рот еще один эликсир исцеления. Наложил на него благословение и исцеление второго уровня.

Сунь Вач Джин открыл глаза и слабо улыбнулся, повел глазами и произнес нечто странное для слуха Артема:

– Хвала хранителю и творцу…

– Ты это к чему сейчас сказал? – поддерживая голову коротышке, спросил Артем.

– К тому, что я не дома. Представляешь, я видел Неси День Ги, и она бежала ко мне и при этом орала: «Деньги принес?!» Уффф! Страшно-то как…

– А чего страшного? Баба она и есть баба…

– В том-то и дело, что баба страшная… Я как представил, что мне придется с ней всю жизнь прожить, так сразу умереть захотел. Видимо, тут умер и воскрес там, а потом увидел ее и умер там, а воскрес тут. Еле спасся, брат… Не добежала… А что со мной случилось?

– Ты взорвал бадью…

– Да ты что! В самом деле? И как?.. – гремлун хотел переместить на затылок свою шестерню и погладил лысую голову. Он несколько раз грязно-черной рукой провел по голове, и глаза его расширились. – А где мои волосы?..

Взгляд его, брошенный на Артема, был похож на взгляд обманутого фокусом ребенка, недоверчивый и обиженный.

– Сгорели, Свад… Ты был очень неосторожен. Я, можно сказать, тебя с того света вытащил.

– Сильно… – только и смог ответить гремлун. И радостно ощерился. – Значит, у нас получилось?!

– Получилось, Свад, получилось…

– Ну, тогда отрасти мои волосы.

– Я не знаю, как это сделать, Свад.

– Как не знаешь?.. А как я перед Лушей покажусь, и что ей скажу?..

– Скажешь, что на тебя напал дракон, а ты его убил. Ребята подтвердят, – предложил Артем. Собравшиеся стражники закивали. Они видели взрыв, но не знали историю его происхождения.

– Не получится, брат, – ответил Свад. – Я уже рассказал Луше, что убил последнего дракона… Будем выращивать волосы, а ты мне поможешь…

– Может, не надо, Свад… Помнишь, как было с моими зубами?

– А что не так? Зубы прекрасные. Такие есть только у тебя и этого хитрюги Иля. Пошли зальем солому кислотой…

– Никуда ходить не надо, – ответил Артем, – все здесь. Подготовили мелко нарезанную солому.

– Эй! Вы! Идите сюда! – Он подозвал посыльных. – Лейте из бочки в кадку. Да осторожней. А то без ног останетесь.

– Те несмело подошли и под приглядом Артема стали заливать сечку из соломы кислотой. Артем перемешал в кислоте солому и заставил слить остатки обратно. Просушил ее крепчайшей самогонкой из головной фракции и отдал Сваду.

– Давай, Свад, тащи бадью на алтарь, потом пойдем волосы отращивать.

– Слышали, что сказал господин барон? – гремлун упер тяжелый взгляд в посыльных. – Взяли бадью и следуйте за мной.

Его чумазый и безволосый вид пугал дикарей. Они знали, что он посланник Духа озер и даже не думали роптать. Подхватили бадью и, морщась от неприятного запаха, потащили ее в подвал. Старосте, который подошел к Артему, он приказал: – Ты, Турган, нарежь соломы две повозки и все стаскивайте сюда. к мастерской.

Староста хотел что-то сказать, но, приглядевшись к коротышке, лишь кивнул и быстро ушел.

Артем и Свад спустились в библиотеку. Гремлун полез к шкафам и вытащил книгу по целительству, подал Артему.

– Читай, там есть раздел, как отрастить руки ноги и другие части тела…

– А ты откуда это знаешь? – спросил Артем, снова удивленный осведомленностью гремлуна.

– Так я, когда скучно, – он отвел глаза в сторону, – тут сижу и читаю древние книги.

– Свад? – Артем подошел к коротышке. – Почему ты ночуешь тут, а не с Лушей?

Гремлун скорчил грязную рожицу.

– Понимаешь, Артем… Луша бывает весьма раздражительна. Я не знаю, что она хочет, но она начинает… как это у вас говорят… Есть меня поедом. И я не такой, и делаю все не так, и от меня воняет…

– Постой! – остановил гремлуна Артем. – Луша посылает тебя помыться, а ты не хочешь. Так?

– Ну, так… А чего я должен мыться? – закричал возмущенный несправедливостью невесты гремлун. – Я что, в грязи копался? Подумаешь, под ногтями грязь. И что, надо из-за этого из постели гнать? Или ноги не помыл… И что?.. Все бабы, они… А у меня есть гордость… Аа! Ты все равно не поймешь! – гремлун махнул рукой и, отвернувшись, замолчал.

– Свад. – Артем улыбнулся. – Тебе Луша нравится?

– Очень, брат, – вздохнул чумазый коротышка и мечтательно уставился на потолок.

– И вот чтобы ты для нее мог сделать? – спросил Артем.

– Да что угодно… хоть звезду с неба достать… Жизнью ради нее пожертвовать.

– Вот видишь, ты готов отдать за нее саму жизнь, а она просит лишь помыть ноги и сходить в баню. Не так уж и много тебе нужно сделать за свою любовь. Ты бы стал спать с ней, если бы она воняла свиньей?

– Свиньей? Луша никогда не будет вонять свиньей, ты чего такое говоришь, Артем?

– А сам почему воняешь свиньей? – раздался звонкий голосочек из дверей.

Артем резко обернулся. На пороге библиотеки стояла маленькая, ростом не намного выше гремлуна, девушка. От ребенка ее отличала голова почти взрослой девушки и серьезный взгляд больших синих глаз. В них Артем увидел тревогу. Девушка мяла концы платка, повязанного на голове, и закусила алую нижнюю губку. От нее веяло чем-то непонятным, но очень приятным. С ней хотелось находиться рядом.

Лушу Артем видел всего несколько раз, и всегда мимолетно. То ли девушка избегала встреч, то ли жизнь их разводила по разным углам, но так вот чтобы увидеть ее стоящей рядом, это случилось в первый раз.

– Ты чего, Луша? – ласково спросил гремлун. – Да буду я в баню ходить, буду. Ты только Тургану скажи, чтобы не топил ее, как в преисподней. Там задохнуться можно…

– Ты цел? – спросила девушка и прошла мимо Артема к столу, за которым сидел Свад. Сняла с головы платок и отерла его лицо.

– Турган сказывал, что ты взорвался… – девушка оглядела Свада, ощупала его и повернула голову к молчаливо стоящему Артему.

– Простите, ваша милость, за вторжение. Перепугалась я за этого негодника. Он же везде лезет. Вот и народ сказывал, что мастер Сунь и Высунь решил вернуться к себе и построил летающую бадью, сел на нее и хотел улететь, а она взяла и «взорвалася».

Артем от таких слов открыл рот.

– Что сказывают? – переспросил он. – Построил летающую бадью?

– Ну да, ваша милость. Мол, из бадьи мастер построил летунью и сел на нее. А она возьми и взорвись. Недалеко, сказывают, улетел. – Девушка повернула озабоченное лицо к вытаращивающему глаза Сваду. – Ты там ничего себе не отбил? – спросила она. Я еще деток хочу родить… и, сказав это, залилась алым румянцем. – Может, полечить надо? Или уже совсем к себе собрался улететь? И где твои волосы? Туда отправил вместо себя? – Голос девушки стал твердеть.

Свад лишь таращился и не мог вымолвить ни слова. Ему на помощь пришел Артем.

– Луша, Свад никуда не хотел улетать. Мы проводили опыты, и твой жених был не очень осторожен…

– Да? А это тогда что? – девушка подошла к Артему, строго, как сотрудница паспортного стола, посмотрела снизу вверх и подала ему лист.

Артем взял лист, развернул и стал читать.

«Родной мой Сунь Вач Джин, мастера сделали, как ты хотел. Будь осторожен. Это опасное вещество. Присылай еще жемчуг.

Твоя Неси День Ги.

– Кому этот негодник дарит жемчуг? – обвинительным тоном прокурора спросила Луша. – Я нашла эту бумагу на дворе.

– Так! – поднял руки Артем. – По-видимому, тебя надо посвятить в наши дела. Присядь и послушай меня. Это бумага из мира Свада. Мы отправляем туда предметы для улучшения их качества. А жемчуг – это плата за работу. Неси День Ги вдова родного брата Свада, и она имеет мастерскую, где трудятся мастера. Это ее ответ на наш заказ. Свад никуда не хотел улететь, он просто подорвался на порохе, лишился волос и чуть не погиб. Вот. Мы сейчас хотели начать восстанавливать его волосы. Если хочешь, оставайся тут.

– Конечно хочу! – воскликнула маленькая знахарка. – Еще я хочу учиться целительской магии.

– Хорошо, обсудим это потом. А пока посиди там. – Артем показал ей рукой на диван, и девушка послушно подошла и с трудом на него залезла. Села, расправила складки платья и, словно в театре, стала смотреть на представление.

– Может, сначала примем «эликсир мудрости»? – нейтральным тоном спросил гремлун, глазками показывая на бочку у стены.

– Нет! – отрезал Артем и открыл книгу третьего уровня целительской магии. – Так, где тут об отращивании членов? – произнес он вслух, листая книгу, а девушка охнула.

– Ох ты боженьки мои!.. Сунюшка! Тебе оторвало член?

Свад вытаращился на Лушу, как филин в ночное пространство леса, в котором вдруг во мгновение ока исчезла добыча.

– Не называя меня чужим именем, Луша! – потрясая кулачками, визгливо возмутился горе-испытатель пороха. – Я… Я Сунь Вач Джин, а не Сунь и Высунь и не Сунюшка. Запомни это… – Он угрожающе потряс кулачком. – Имя определяет судьбу гремлуна…

– Может, его тебе поменять? – не испугалась девушка криков жениха. – А то больно у тебя судьба странная и сложная… может, ты будешь…

– Не буду… Я Сунь Вач Джин и им умру.

– Чувствую, не скоро это случится, – вставил свое слово Артем. – Еще нас всех переживешь.

– Ваша милость! – Луша со слезами на глазах обратилась к Артему, – вы простите меня. Я ж не знала, какая беда постигла Свадушку. Вы уж отрастите ему все, что оторвало, и не экономьте… Размеры эээ… должны быть прежние. Меньше и больше не надо. Он вот таким был, – и Луша, смущаясь, показала, разведя ладони, размер.

Артем оторопело смотрел на девушку и не знал, плакать ему или все-таки ржать, как коню в стойле.

– Это он когда спит или бодрствует? – с лукавой искоркой в глазах и еле сдерживая смех в голосе, спросил Артем.

– Бодрствует… – Луша потупила глазки. Затем подняла их на Артема и горячо продолжила. – Вы не думайте… Какие надо припасы для примочек мы найдем. Лес тут богатый, травку я запасла…

– Лушаа! – истеричный крик Свада перерос в поросячий визг. – Ничего мне не оторвало. Лишь спалило волосы.

– Ты, Свадушка, в горячке можешь и не заметить, – не отступала от своего девушка. – Вот волосы сгорели. Может, и ешо чего потерял. Дай я гляну…

– Уууу – взвыл Гремлун. Затем как-то резко успокоился. – Пошли покажу. – Он соскочил со стула и направился в коридор, ведущий к подземному озеру. Луша кинула быстрый, виноватый взгляд на Артема, который еле сдерживал смех. Сползла с дивана, задрав платье и показав кривые, колесом, ножки, и заковыляла вразвалочку за гремлуном.

Артем подумал, что без вискаря тут не обойтись, и, наклонив бочку, плеснул себе немного ароматного напитка. Посмаковал и дождался прихода красной, как вареные раки, парочки. Не было их значительно дольше, чем нужно для медицинского осмотра. Но Артем сделал вид, что ничего не заметил. Просто доброжелательно предложил:

– Луша, а хочешь, мы тебе ноги выпрямим?

– Хочу!..

Свад сел за стол, достал блокнот. Хмуро оглядел улыбающихся Артема и Лушу и прервал их молчаливый перегляд.

– Читай, Артем, что там есть по волосам.

Артем заглянул в оглавление.

– Ничего нету.

– А что есть?

– Есть руки, ноги, пальцы,… – прочитал Артем. – Хм… – Артем бросил быстрый взгляд на внимательно слушающую его Лушу и произнес: – мужской петушок и бубенчики.

– Какие бубенчики? – удивился гремлун.

– Те самые, – туманно ответил Артем.

– Даа? Ну, бубенчики нам не подойдут. Давай начнем с пальцев. Какие там линии магических энергий нужны?

Артем полистал и нашел нужную страницу. Положил раскрытую книгу перед Свадом.

– Вот, сам смотри.

Гремлун уткнулся в страницу и стал молча шевелить губами. Что-то чертил в своем потрепанном блокноте, А Артем лениво подумал, что страницы в этом блокноте странным образом не кончаются.

Он сделал глоток из кружки, довольно зажмурился.

– Вот! – прервал его сонливость гремлун. – Будем пробовать. Нам надо только исходный материал… волосы.

– Я дам, – тут же отозвалась Луша. – Сколько надо?… И… Откуда?

«Настоящая опытная медицинская сестра, – мысленно усмехнулся Артем, – все учитывает».

– С головы, небольшой пучок, – произнес Свад и слез со стула. Подошел к дивану, забрался на него, достал из необъятного кармана фартука ножницы и отстриг небольшой пучок с конца ее косы. Затем подумал и еще немного отрезал, все это зажал в руке. Вновь вернулся к столу и подвинул блокнот к Артему. – Вот заклинание, неуч, читай, – важно произнес он и презрительно добавил: – Какие вы, люди, необразованные. Вам все покажи да в рот положи…

Артем на колкость друга отвечать не стал. Уткнулся глазами в блокнот и долго изучал плетение.

– Свад, ты уверен? – недоверчиво спросил он.

– Еще бы! Это делал я. А все, что делаю я, это шедевр. – Гремлун горделиво вздернул нос, а Луша восхищено выдохнула:

– Какой ты, Свадушка, молодец. Я горжусь тобой.

– Ну, как знаешь, гений генной инженерии, – насмешливо произнес Артем и, сплетя заклинание, произнес:

– Шивто… роги… макус!

В библиотеке запахло геранью, и гремлун окутался легкой дымкой. Он разогнал дымок руками и уставился на свои ладони.

– Это что? – ошарашенно спросил он, разглядывая длинные волосы, выросшие на его ладонях. Но Артем смотрел на его лицо. Затем не выдержал, схватился за живот и свалился под стол.

Непонимающий мотивов Артема Свад обиженно повернул голову к Луше. Та открыла рот и в упор смотрела на гремлуна.

– Свадушка… что с твоим лбом?

– А что с ним? – Гремлун почесал лоб и не почувствовал, что что-то изменилось. – Что с ним? – снова спросил он девушку.

– У тебя там пальцы… – совсем тихо произнесла знахарка.

– Где?

– Выше. И что с руками?..

Свад ухватился за лоб и почувствовал под волосатыми ладонями три пальца, и они шевелились. Если бы у Свада были волосы, то они встали бы дыбом.

– Да что же это?.. – возмущенно прорычал он. – Артем, ты как заклинание сплел?

Артем, сдерживая стон, сквозь смех и слезы ответил из-под стола: – Как ты нарисовал, так и сплел… Ох…

Гремлун ухватил блокнот и, покрыв его волосами и зло отгребая их в сторону, стал изучать заклинание и свои диаграммы. Он сопел и шевелил пальцами на лбу. Свад автоматически потирал их и продолжал усиленно думать…

– Надо не только волосы, но и роговые образования, – неожиданно сообщил он. Мне нужны копыта.

– Копыта? – Артем перестал смеяться. Вылез из-под стола и сел напротив гремлуна. – Зачем тебе копыта?

– Надо! – решительно заявил гремлун. – Долго объяснять. Луша, принесешь копыто? – спросил он девушку. Та неуверенно дакнула.

– Да, Сунь, принесу, – она быстро слезла с дивана и убежала, а Свад прокричал ей вслед:

– Я Сунь Вач Джин… – и, достав ножницы, стал срезать ими волосы с ладоней.

Артем ему не мешал. Раз появились волосы, то Свад на правильном пути. В конце концов, он найдет нужную формулу, лишь бы его не раздавило при этом и не разорвало…

Луша вернулась через полчаса. Гремлун за это время создал новое заклинание. Он молча вырвал из рук запыхавшейся девушки копыто коровы. Достал из кармана стамеску, попробовал ее на заточку и, оставшись удовлетворенным, стал стамеской срезать роговую ткань.

– Волосы тоже роговая ткань, – пояснил он внимательно наблюдающему за ним Артему.

Собрав небольшую кучку стружки, он лег на стол, посыпал лоб стружкой и прижал ее рукой.

– Читай заклинание! – сварливо проговорил он и закрыл глаза.

Артем бросил взгляд на испуганную Лушу, прижавшую ладошку ко рту. Посмотрел на гремлуна и подумал, что тот сейчас похож на покойника, которого отпевают. Вздохнул, с сомнением взял блокнотик, отошел от стола и сплел заклинание. Подумал пару секунд, сделал три глубоких вдоха и проговорил:

– Шито… крыто… фокус!

Теперь гремлуна окутал черный густой дым, запахло серой. И со стола поднялся маленький, густо усеянный волосами демон с рогом на лбу.

Артем отшатнулся и перекрестился. Луша охнула. Гремлун ухватил себя за лоб рукой и взвыл. У него на лбу вырос большой рог, как у носорога. Все тело покрывала густая длинная шерсть. Лишь ладони и лоб были свободны от волос.

– Свад… Ты как? – несмело спросил Артем. Гремлун повернул к нему красные, яростно горящие злобой глаза.

– А как ты сам думаешь? – хриплым, не своим голосом произнес гремлун и ухватил блокнот. Луша снова охнула, и гремлун повернул голову к ней. Девушка увидела изменившийся облик жениха, икнула, закатила глаза и потеряла сознание. Медленно сползла по спинке дивана на сиденье. Свад отвернулся и размашисто стал что-то чертить в блокноте, периодически почесывая рог и по-собачьи тело, словно гонял блох. Артем не выдержал испытания, выпавшего на его долю, и залпом допил свой вискарь. Полегчало. Пришло успокоение и понимание, что Свад справится.

«Прямо таки демон», – подумал он с легким головокружением в голове, разглядывая гремлуна.

Наконец гремлун упер тяжелый взгляд на Артема. Тот даже отстранился от стола.

– Нужно немного кислоты, – проскрипел Свад глухим надтреснутым голосом. Слез со стула и стал копаться в нарезке соломы. Взял несколько штук, понюхал и рассеяно произнес, – пойдет. – Сел на место и толкнул блокнот к Артему.

– Читай, – уже хриплым, густым басом проговорил он. Артем понял, что у гремлуна происходят странные изменения. Голос менялся, глаза наливались кровью, он бычился и смотрел изподлобья.

Быстро схватил блокнот и отошел от стола, сплел заклинание и произнес:

– Шито… роги… мокус…

Свад покрылся паром, густо облепившим его и скрывшим на несколько секунд от взора Артема. А когда пар рассеялся, на Артема смотрела гремлунка с длинными волосами, большими ресницами, сросшимися бровями и обвислыми усами казацкой красы. Причем волосы с головы спускались ниже пояса. Луша, пришедшая к этому времени в себя, увидела Свада и, в который раз охнув, снова потеряла сознание.

– Почти получилось, – нежным голоском проворковал Свад. Затем вытаращился на Артема и стал откашливаться. Прокашлявшись, он голосом Луши произнес:

– Волосы надо брать не с головы…

Артем икнул и промолчал. Но недолго.

– Свад? – спросил он усиленно корпевшего над блокнотом гремлуна. – У тебя все в порядке?

– В порядке… – мягким девичьим голосом, не поднимая головы, ответил гремлун.

– Я имею в виду там… между ног… – пояснил Артем.

– А что не так?

– Голос у тебя, как у Луши. Ты ничего не потерял?..

– Потерял? Нет, не потерял… Отстань… – капризным визгливым голоском ответил гремлун.

Артем притих, положил голову на скрещенные руки, упертые локтями в стол, и уставился на Свада. Тот немного что-то исправил в записях и пошел будить Лушу.

– Хватит спать, – потрепал он ее по плечу. Девушка очнулась, увидела гремлуна и и захотела снова закатить глаза.

– Луша, не время спать, пошли. Поговорить надо. – Он с силой стащил с дивана ватную и покорную Лушу и потащил ее в коридор.

Вернулись они оттуда минут через пять. Луша, пылая багровыми щеками, прятала глаза от Артема, а Свад подошел к столу, залез на него, положил кулак и что-то зажатое в нем на голову и нежно, но решительно произнес:

– Читай!

– Шито… роги… фокус… – прочитал Артем. Гремлун громко перднул и затрясся. Артем в страхе смотрел на то, что будет. А на столе поднялся и сел странный, помолодевший гремлун. У него были курчавые черные волосы на голове. Такая же короткая курчавая бородка с усами. Из распахнутой на груди рубахи выбивались черные курчавые волосы.

«Блииин! Ну истинный цыган!» – изумленно подумал Артем. Но нашел, что коротышка стал гораздо привлекательнее.

Свад почесал бороду, потом волосатую грудь и своим обыденным голосом произнес;

– Мда… Надо немного подправить….

– Остановись! – От дивана, не успев на него залезть, к гремлуну рванула Луша. – Ты такой стал красавчик, Свадушка. Не надо ничего подправлять…

Артем поддержал девушку.

– Правда, Свад, ты теперь такой мачо…

– Это ты меня сейчас оскорбил? – спросил, кинув неприязненный взгляд на Артема гремлун.

– Нет, Свад, что ты. Я тебя похвалил. У нас на Земле так называли красивых парней…

– Аа. Ну, тогда ладно…

Загрузка...