Глава 8

Гиндстар ла Коше наконец-то получил через свою канцелярию распоряжение наместника севера Жупре де Ро. Наместник провинции Бамергем не благоволил к святоше, как за глаза называл худого, словно высохший тростник, кангана. Не боялся его гнева и проводил независимую политику. Гиндстар с детства уяснил и применял в жизни тезис, что служить нужно лишь королю, и его преданность была замечена. Безгон снисходительно отнесся к убийству безземельной аристократки, пожурил, подержал в тюрьме для вида и отпустил. Наместники меняются, а милость короля остается. Наместники провинций были поставлены королями в противовес канганам, чтобы те не набрали много власти и не заговорили о сепаратизме. А лорды были становым хребтом королевства, самостоятельными владетелями и вассалами самого короля. Эта система сдержек и противовесов идеально работала почти две тысячи лет. С одной стороны, ее поддерживали маги, а магов сдерживала церковь. И так было до последнего времени. Но Гиндстар чувствовал – что-то в этой системе сломалось. Она забуксовала. Часть лордов севера, не гнушаясь предательством, пошла за канганом, и это было странно. Здесь на севере было немного войск. И не было воинских формирований, которые подчинялись бы кангану. Полк легкой пехоты в Бамергеме, столице провинции Бамергем. Пограничный полк рейтаров на границе, в Хволе, и конный полк гренадеров в Бирвилле.

«На что надеялся Жупре в противостоянии с королем?» – размышлял Гиндстар, недоумевая. Но признал, что Жупре ловко отвел от себя подозрения, всучив ему приказ разобраться с мятежными лордами.

Гиндстар прибыл Бамергем и сразу направился в управу жандармерии.

В управу его пропустили беспрепятственно, но и без излишнего изъявления страха и чинопочитания. Сам начальник жандармерии был хмур, собран и смотрел на наместника колючим подозрительным взглядом. Он при его появлении поднялся со своего места, поклонился Гиндстару и приказал секретарю подать вино и сладости. Сел после того, как опустился в кресло сам наместник.

Гиндстар чутьем прожженного политика понял, что фамильярность не пройдет, и начал говорить официальным тоном.

– Господин начальник жандармерии, я получил распоряжение кангана разобраться с тем, что творится в… – он на секунду замялся и тут же нашел подходящую моменту фразу, – …нашей провинции. Говорят, у нас завелись мятежники…

– Так точно, ваше превосходительство, – ответил жандарм. – Такое имеет место быть.

– Что уже известно по этому прискорбному случаю? – задал уточняющий вопрос Гиндстар.

– Это дело находится в руках королевской прокуратуры, ваше превосходительство. Она занимается раскрытием заговора. Мне детали не известны… Мы арестовали одного из видных заговорщиков, который прибыл, чтобы подкупить правосудие, он дожидается следствия. Дело носит секретный характер…

– Понимаю, – кивнул наместник. Его это вполне устраивало. Он не собирался лезть в королевские тайны, – но в общих чертах вы можете мне сообщить о происходящем?

– В общих чертах могу, ваше превосходительство. Часть лордов вступило в сговор с целью свержения короля. Они избрали метод устранения наследников на престол. Им способствует кто-то из высшей знати. Дело серьезное…

– А где сейчас члены королевской прокуратуры, ведущие расследование? – спросил наместник.

– Этого я не знаю, ваше превосходительство…

Гиндстар вновь кивнул и спросил:

– Какие силы задействованы для оказания помощи в расследовании?

– Все имеющиеся в наличии. Полк легкой пехоты, городская стража и жандармы. Город находится под временным управлением военной администрации. Ее возглавляет командир полка легкой пехоты…

Гиндстар не выдержал и высказал свое удивление:

– Однако как все закручено… У прокуроров такие широкие полномочия?

– Личный приказ короля, ваше превосходительство, – ответил жандарм.

Наместник замолчал, обдумывая ситуацию. А она оказалась очень серьезной. Королевская прокуратура, не ставя в известность наместников, провела свое расследование в провинции, которой управляет он, Гиндстар. Они выявили мятежников и вскрыли смысл мятежа. Это убийство претендентов и, скорее всего, затем – самого короля. Они убирали всех носителей древней крови… Для чего? Ответ был для Гиндстара очевиден. Они хотели сменить династию. Древняя кровь не позволяла магам и церкви взять всю власть в свои руки. А когда не будет носителей этой крови, то новый король будет просто марионеткой в руках неведомых кукловодов.

«Почему неведомых? – задал вопрос сам себе Гиндстар. И горько ответил сам же себе: – Вполне понятных. Это церковь. А новый король – это Жупре. Если заговорщики начали с севера, то только для того, чтобы до времени спрятать концы, а в столице у них сильное влияние и позиции. Скорее всего, они смогли изолировать короля… И его, Гиндстара, участь в случае победы заговорщиков будет печальна…»

Гиндстар собрался с духом, сжал всю свою волю в кулак.

– Господин начальник жандармерии, я благодарю вас за честную службу. Прошу вас дать мне письменный отчет о том, что вам как должностному лицу известно. Я направлюсь прямо к королю. Дело не терпит отлагательств. И я обещаю вам хорошее повышение за верность долгу.

Гиндстар поднялся и отдал последнее распоряжение:

– Я буду в расположении полка, пришлите отчет туда. Если меня там уже не будет, пусть отвезут в мой дворец.

Вместе с ним поднялся жандарм. Его просто распирало от гордости и похвалы могущественного наместника.

– Непременно, ваше превосходительство. Я займусь этим сейчас же, срочно…

Гиндстар одобрительно кивнул и покинул кабинет жандарма. Он шел и думал. Оказывается, Кварт, при всей своей показной любезности, умеет поставить себя. Вон как запугал власти. И жандармерию, и военных. Все его слушаются. Где же его найти? Может, в полку знают?..

В расположении полка его встретил адъютант командира и любезно пригласил пройти в кабинет. Обычно его встречал сам полковник, приезд наместники никогда не оставался незамеченным, и то, что его не встретил командир, говорило ему о многом. В городе уже нет его власти, она у Свирта.

Гиндстар ничем не выдал своего недовольства. Он прошел в кабинет командира и тут понял, что это не полковник Румбер. Его встречал, стоя у двери, майор, которого он раньше не видел или просто не замечал…

– Исполняющий обязанности командира полка легкой пехоты Его величества майор Рисварг, – представился офицер. – Чем обязан, ваше превосходительство?

– Господин майор, а где полковник Румбер? – поинтересовался, приходя в себя, суровый наместник провинции.

– Его отозвали личным приказом короля в столицу, ваше превосходительство. – Майор смотрел прямо, без страха и заискивания.

«Понятно, – догадался Гиндстар, – они всех подозревают в мятеже, в том числе и меня».

– Майор, я не собираюсь вмешиваться в ваши дела, – не присаживаясь, прямо с порога начал Гиндстар. – Но как наместник хотел бы в общих чертах знать о том, что происходит в провинции. Я еду на доклад к королю, и мне нужны хотя бы общие сведения…

– Простите, ваше превосходительство, но я не уполномочен рассказывать о делах в провинции. Я не знаю, что тут происходит. Мы выполняли поручения королевской прокуратуры и оказывали помощь в задержании тех лордов, что вызывали подозрения в попытке мятежа против королевской власти. Мы не проводили расследования. Все, что я знаю, это то, что расследование закончено, и нам приказано вернуться на зимние квартиры, кроме того, мне передана вся полнота власти в городе до особого распоряжения…

– Хорошо, – покладисто ответил наместник. – А можете сказать, где находится дознаватель Кварт Свирт?

– Могу, ваше превосходительство. Он убит мятежниками в катакомбах кладбища в Бамергеме, там и похоронен.

Невозмутимость наместника дала трещину.

– Убит? – воскликнул он. – А кто же тогда проводил расследование?

– Его помощник Уильям, ваше превосходительство… Майор заметил удивление наместника. – Может, пройдем к столу? – предложил он. – Вы что будете пить?

– Пить? Ничего, майор. А где сейчас этот Уильям?

– Не знаю, ваше превосходительство, он убыл в неизвестном направлении.

Наместник понял, что попал в замкнутый круг. Ему не с чем было ехать к королю. Жупре подстраховался и свалил на него разгребать последствия своего заговора. Канган выйдет сухим из воды. Но вот у Гиндстара положение гораздо хуже. Его могут подставить лорды – обвинят в том, что это он организатор мятежа. Скорее всего, советники Жупре до этого додумаются. Свалят на него и сами до времени спрячутся.

«Что же делать?» – подумал Гиндстар и осознал всю степень опасности, грозившей ему со стороны заговорщиков. Да, он был номинальной властью в провинции… до последнего времени. Теперь она у неведомого Уильяма, что скрылся неизвестно где.

«В любом случае нужно срочно ехать к королю», – решил Гиндстар. Пусть у него нет доказательств предательства кангана, но таким образом, доложив первым, он отведет от себя угрозу быть обвиненным в заговоре…

«Кто первым сообщил, тот и победил», – гласила старая поговорка о тяжбах в суде…


Яри освещало окрестности и обогревало запоздалым теплом озябшую землю. В поселке урказов царили суета и шум. Воины и женщины носились по поселку как угорелые. Бабы собирали и уводили скот и детишек подальше, в плавни болота. В поселок прибывали беглецы и раненые. Они такое рассказывали, что у урказов замирало сердце. Тяжесть обреченности нависла над поселком.

– Вот и случилось, чего не ждали, – расстроенным тоном произнес вождь племени урказов Уркан Непобедимый. Он смотрел в окно своего жилища и видел хаос, воцарившийся в поселке. – И чего это он так неожиданно приперся? Сколько, говоришь, земель он занял? – обратился он к разведчику.

– Под ним земли двух племен, вождь, плаванов и шапунов. И воины этих племен или разбежались, или перебиты. Они судачат о магии, которая взрывалась в их рядах и убивала множество воинов…

– Они столкнулись в открытом бою с врагом? – уточнил шаман племени, что до этого сидел молча и слушал.

– Нет, великий шаман, – ответил разведчик, – они не успели и позорно бежали с поля боя…

– Сколько воинов до нас добралось? – спросил вождь.

– Всего пара сотен, и те сильно напуганы. Их семьи остались в руках некромантов.

– Немного… – покачал головой вождь. – Каков хитрец, отправил послов озерами, а сам приплыл по реке. Мы ждали его тут, у болота. Это ближайший путь, а он на больших лодках прибыл по Безымянной. Где его войско сейчас?

– У реки Малки. Стало там и стоит. Разведчики его бродят по нашим землям. Уничтожают секреты. Мы их выловить не можем. Они буквально заперли нас вблизи поселка…

– Надо послать к грованам за помощью, – произнес шаман. – У них ночные охотники. Предложим им свою поддержку в войне с некромантом, они согласятся.

– Неплохо было бы, – проговорил вождь, – только будет ли некромант ждать, пока придут грованы?

– Этого мы не знаем, – ответил шаман. – Нужно выходить из поселка всеми силами. К вождям оставшихся двух племен я уже послал гонцов. Подождем подкрепления у реки. Если некромант переправится через Малку, то будет совсем худо.

– Может, стоит ему покориться… – предложил присутствующий на совете вождь плеванов. Он остался жив и сумел привести часть своих воинов сюда. Он был ранен, наскоро перевязан тряпками. Кровь обильно проступала через ткань.

– Это, Плевар, трусость! – сурово произнес вождь урказов. Мы еще не побеждены. Наши земли свободны. Тебе должно быть стыдно за такие слова…

– Мне не стыдно, Урказ, – со вздохом произнес Плевар. Я видел войско некроманта. Оно в стальных доспехах. Наши дротики ничего не смогли с ними сделать. Некромант показал свою силу и то, что он не будет жалеть нас, тоже. Мы потеряем много воинов в этой войне и, если даже победим, нас сомнут те же грованы, что вечно зарятся на наши земли, а к ним присоединятся верши и другие…

– Молчи, Плевар! – гневно воскликнул Уркан. – В тебе говорят слабость и страх. Мы покажем некроманту, где его место. Наши шаманы сожгут его воинов и запекут их в их же стальных доспехах. Иди! Я не хочу с тобой говорить. Выводи своих воинов к реке и ставь их у леса с правого фланга. А лучше спрячь своих трусов в лесу, и пусть они будут засадным войском. Если некромант вздумает перейти реку, ударишь ему во фланг. Ступай…

Плевар поднялся и понуро вышел. Он не верил в победу. И там, за спиной войска некроманта, осталось его племя. Это женщины, старики и дети. Что станет с ними? Он думал об этом.

У дома вождя его ждали три оставшихся в живых сотника.

– Пошли, – приказал им Плевар. Отойдя подальше от дома, он тихо заговорил:

– Слушайте меня внимательно. Соберите всех наших за поселком. Пусть десятники держат в руках зеленные ветви. Тогда на вас нападать не будут. Я пойду к некроманту. Мы войдем в его союз добровольно… Иначе все погибнем…

Сотники, своими глазами видевшие силу войска некроманта, с ним согласились.

– Верно говоришь, Плевар, там остались наши семьи, и за урказов мы умирать не хотим, пусть сами сражаются. Ты за нами придешь?

– Приду…

Вождь направился к выходу из поселка. По дороге сорвал с дерева ветку и, покинув поселок, поднял ее над головой. Не успел он зайти за кусты, как сразу же с двух сторон поднялись два воина и обступили Плевара.

– Чего ты хочешь? – спросил один из них – По узорам на одежде Плевар с удивлением узнал грованов.

«И они в союзе с некромантом!» – догадался он. – Тайно вступили, как сам он хочет. Не один он такой умный, и значит, его решение верное.

– Я, вождь плеванов Плевар, хочу вступить в союз с некромантом…

– Мы тебя проводим, – отозвался один из грованов. – Там твои воины с ветками собираются за поселком?

– Мои.

– Я пошлю известие, чтобы их не трогали.

– Спасибо.

– Не за что, давай двигай к Малке.


Артем разбил лагерь на своем берегу реки и выжидал. Разведчики грованов, а их было двенадцать пар, обложили поселок урказов плотно. Артем втайне от всех попросил шамана грованов выделить ему ночных охотников. Тот не стал спорить с новым вождем, тем более что в войну их не втягивали, а вот диверсантами грованы помочь своему вождю могли. Им в помощь была придана Неела со своими мертвецами. Она быстро находила секреты и засады урказов и с помощью псов вырезала их. Грованы тоже не бездействовали. Они притащили в лагерь к Артему с десяток пленных часовых.

Артем знал, сколько сил противника ему будет противостоять и их боевой потенциал. В основном Урказы надеялись на шамана и его учеников. Те выпивали зелье, повышающее магический запас и магические силы, и атаковали противника залпами огненных шаров. Естественно, простые дикари не могли выдержать и десятка ударов фаерболами и разбегались. Отсюда пошло прозвище вождя – Уркан Непобедимый.

Артем завтракал, когда разведчики привели к нему воина с веткой.

– Я вождь плеванов Плевар, – представился воин, обмотанный бинтами.

– Ну, раз пришел с зеленой веткой, Плевар, то садись, позавтракаем, – радушно пригласил дикаря Артем. – А я, Артам, вождь союза Духа озер, или некромант, как вы меня называете.

Плевар уселся на бревно напротив Артема.

Артем взял копченое мясо, нарезанное тонкими ломтями, сыр и положил на лепешку. Стал молча есть. Плевар посмотрел на еду и поднял взгляд на Артема.

– Я и мои воины хотим присоединиться к твоему союзу, Артам, – произнес он. – Что для этого нужно сделать?

– А много у тебя, Плевар, воинов осталось? – спросил Артем. Он с озорными огоньками в глазах смотрел на вождя плеванов.

– Из тех, что не разбежались, две полные сотни. Еще может вернуться почти сотня… те, что прячутся. У нас было большое племя, три поселка…

– Это хорошо, – удовлетворенно произнес Артем, – что ты оказался умным, Плевар, и сам пришел. Ценю. Собирай своих воинов и отводи к своим поселениям. От вас мне нужен лишь спокойный тыл и провиант. Воевать против бывших союзников я требовать не буду Это как-то… – он задумался. – Неправильно будет, что ли? Вылавливайте тех недоумков из шапунов, что попытаются нападать на нас со спины. Убивать их не надо, они тоже будут членами нашего союза. Тебя это устроит, вождь Плевар? – спросил Артем, и Плевар, оживившись, согласно кивнул.


– Урказ, подошел отряд мектов, – в дом вождя вошел шаман племени. Три сотни воинов и шаманы с ними. Привел их вождь.

– А что слышно о шавланах? – уточнил Урказ, – они идут на помощь?

– Шавланы не пришли, – со вздохом понимания и огорчения ответил шаман, – и думаю, они не придут. Затаились, выжидают. Считай, Урказ, они нас уже предали…

– Скоты! – Урказ зло пнул ногой табуретку, и та отлетела в угол. – Сколько воинов собралось, Урей?

– Если плеваны не сбежали, то почти восемь сотен, Урказ. Нам надо выступать. Люди ропщут. Потери двух первых племен огромные. Они не понимают, за что нужно сражаться, Урказ. Ходят разговоры о присоединении к союзу некроманта. Если будем и дальше сидеть, от нас уйдут все.

В дом вошел вождь меркетов Мелектей. Крепкий высокий воин с курчавой бородой.

– Ну что, союзники, долго мы будем тут протирать штаны? – прогрохотал басом воин. – Что решили?

Хотели подождать шавланов, – ответил Урказ.

– Шавланов? – нахмурился Мелектей. – Так они ближе к вам, чем мое племя. Мы у самых гор живем… Вот, значит, как?.. Думаю, Урказ, они не придут, – резанул он ладонью по воздуху. – Потом с ними разберемся, а сейчас надо показать некроманту нашу силу. Я шаманов привел, они морок наведут на воинов некроманта, а твои ударят огнем. Собьем их с берега и погоним к реке Безымянной, к лодкам, и на воде закончим разгром. Он тоже трусит, не идет дальше…

Слова вождя меркетов приободрили Урказа. И чего он сомневается? У них собралось четыре племени и почти тысяча воинов. Ни одно племя не может выставить столько бойцов, а шаманы их племен не раз доказали свою силу…

– Выступаем! – решился Урказ.

Когда Яри перевалило на вторую половину дня, войска племен подошли к реке Малке. На другом берегу расположился лагерем противник.

– Ну точно – трусит, – радостно проговорил Мелектей, – только… – Он оглядел войско. – Я не вижу ни плеванов, ни шипунов…

– Шипуны разбежались по лесам, – хмуро ответил Урказ, – плеваны просто сбежали с поля боя… Прячутся в лесу. Трусы.

– Нас, выходит, всего шесть сотен? – быстро прикинул Мелектей, – но все равно больше, чем врагов, там от силы три сотни воинов.

– У них еще мертвяки и маги, – сообщил Мелектею шаман урказов.

Противник в это время стал отступать от берега. Он собрался в плотный строй, развернулся спиной к подошедшим воинам урказов и меркетов и отступил назад от берега на сотню-другую локтей.

– Чего это они? – удивился Мелектей? Испугались?

– Выманивают за речку, – пожал плечами Урказ, – думают, что мы дурни, купимся и бросимся за ними.

– А почему нет? – спросил Мелектей, внимательно следя за маневрами противника. – Их меньше, маги, видимо, выдохлись в предыдущих битвах. Им нужен отдых. Может, нападем?

– Давай сначала пусть шаманы наведут морок, а потом уже и посмотрим, что делать, – не согласился с ним Урказ. – Не верю я некроманту, что он так просто отступил. Хитрит, скотина… Заманивает…

– Ну, пусть наведут морок, – покладисто согласился Мелектей. – Мекран, – громко позвал он своего шамана. – Ты давай со своими учениками наводи морок на ворога.

– Так нам надо ближе быть к врагу, – ответил шаман, – иначе не получится. Развеется по дороге.

– Насколько ближе? – уточнил Урказ, слышавший разговор Мелектая и его шамана.

– Прямо у кромки реки. Но нас надо защитить, пока мы будем камлать.

– Не вопрос, – ответил Урказ, – мои шаманы и сотня воинов будут вас прикрывать. Если надо, подтянутся остальные воины.

Мекран согласно кивнул и повел своих учеников к воде. Рядом шли пять учеников шамана уркезов. Следом за ними потянулись простые воины.

Шаманы остановились прямо у среза воды и стали доставать из своих сумок разные принадлежности. Они расположились полумесяцем и принялись творить волшбу. Свист, который раздался в воздухе, их не отвлек от своего занятия. В нем не было ничего страшного. Но неожиданно прямо в середину полумесяца, где шаманы расположили палочки, лапки сушеных мышей, пучки трав, с хлюпаньем вонзилось в мокрый песок нечто странное. Оно глубоко вошло в песок, образовав небольшую воронку. Шаманы замерли, уставившись на странный предмет, и тут их накрыл взрыв. Следом на берегу разразился настоящий огненный ад. В одно мгновение половина воинов у реки и все шаманы были уничтожены. А те, кто остался жив, бросились бежать прочь. Тщетно Урказ и Мелектей пытались остановить беглецов. Те в ужасе спасались от огненного шквала, который на короткое время накрыл берег.

Из леса выметнулась масса воинов, закованных в стальные доспехи. Впереди мчались серые псы, от них не отставали страшные косматые твари, похожие на людей, но они тоже скакали на четырех конечностях.

Шаман урказов опомнился первым. Он заметил приближающуюся опасность и создал огненный шар. Запустил его в псов. Но неожиданно огненный шар столкнулся с чужой магической сферой, вспыхнул и, пробежав огнем по ее поверхности, не повредил тварь. А дальше было уже поздно что-либо предпринимать. Огромным прыжком пес сбил его на песок. Сильная лапа прижала к земле, зловонное дыхание омерзительно ударило в лицо вонью гниения. Над шаманом склонилась огромная зубастая пасть, из которой капала слюна, и шаман закрыл глаза. Он приготовился принять неминуемую смерть…

– Чего разлегся! – услышал он женский голос, – вставай, шаман, радуйся, что жив остался. Это наш Артам велел сохранить тебе жизнь.

Шаман открыл глаза и увидел стоявшую над ним девушку-шаманку. С головой волка на собственной голове и с бусами из волчьих когтей на шее. Тварь смирно сидела у ее ног.


Артем видел, как по дороге к реке, из-за пригорка, поросшего хвойным лесочком, небольшими отрядами стали выходить воины. Они прибывали и прибывали. Не доходя до реки с полтысячи локтей, остановились и стали выстраиваться в подобие строя.

Артем, понимая, что его фалангу могут атаковать огненными шарами, дал команду своим отойти от воды на две сотни локтей. Огненный шар – сильное поражающее заклятие, но его плазма держится недолго и на большом расстоянии просто рассыпается и исчезает. Артем знал, что оно эффективно лишь с ближней дистанции.

Воины его фаланги четко повернулись на сто восемьдесят градусов и стали организованно отходить. За их спинами, в небольшом овражке, в котором протекал ручей, уже была развернута минометная батарея.

Противник тоже заметил его маневр, и к берегу потянулись шаманы. Артем насчитал полтора десятка. Часть шаманов уселась на корточки у среза воды, пятеро внимательно наблюдали за войском Артема.

«Охраняют, – догадался Артем, – а те творят какую-то волшбу… Ну-ну…»

Вскоре к шаманам подошли еще воины, их было довольно много, и всех Артем считать не стал, лишь убедился, что это всего лишь охрана шаманов на случай неожиданной атаки бойцов Артема.

– Беглым, по шаманам… огонь! – приказал Артем, и посыльный тут же сорвался с места, чтобы передать приказ артиллеристам.

Негромкие хлопки за спиной возвестили Артему, что обстрел противника начался. Затем послышался противный свист падающей мины. Один, второй… Все мины упали рядом с шаманами, и вскоре наздались взрывы. Дым, огонь, песок, пыль и столбы воды – все смешалось на противоположном берегу. Разлетались в стороны тела убитых и раненых. Крики и вопли слились в один громкий и непрекращающийся гул. Противник дрогнул и побежал, а из леса на них бросились прятавшиеся там засадные сотни. Уркезы даже не подумали отправить туда разведчиков. Воины союза Духа озер волной накатывались на спасающихся бегством дикарей. Они зашли с правого фланга и как молот врубились в смешавшиеся ряды противника. Псы и мертвяки бежали вместе с ними. Они жутко выли и наводили ужас на отступающих.

На всю эту вакханалию с противоположного берега глядел Артем. Его фаланга не участвовала еще в сражениях с войсками пяти племен. Все решали минометы и стремительная атака пехоты, мертвяков и псов. Фаланга, по замыслу Артема, нужна была, чтобы сдержать атакующего центр противника и дать возможность флангам провести окружение. Но этого пока не требовалось. Враг бежал, преследуемый массой закованных в броню воинов. Путь панического отступления был усеян телами уркезов и меркетов.

Артем перебрался через реку. К нему подвели измазанного грязью дикаря.

– Это верховный шаман уркезов, – сообщила довольная собой Неела. – Еле-еле успела его спасти.

– Тебя как зовут, шаман? – поинтересовался Артем. Имя дикаря он слышал, но забыл.

– Урéй…

– Урей, вы проиграли, и ваши земли войдут в состав земель моего союза.

Племени уркезов не будет, сюда я переселю те племена, которые ютятся на западе. Тебе и твоему роду предлагаю войти в мое племя. Предложение делаю только раз. Не согласишься – умрешь. Говорю, чтобы ты знал, мне враги живыми не нужны. Что скажешь?

– Я согласен, – прохрипел шаман. – Что от меня требуется?

– Мы не будем входить в поселок уркезов, иди туда и сообщи всем, что те, кто хочет остаться в живых, пусть сдаются и выходят из поселка.

– Ты так мне доверяешь? А если я убегу? – удивился Урей.

– Если ты дурень, то убежишь, и мне такой помощник не нужен, а если умный, то выполнишь то, что я тебе приказал. Я не знаю такого места, где ты сможешь от меня спрятаться. Ступай…

Воины, следуя предварительному приказу Артема, обложили поселок уркезов. Но близко не подходили. Это был большой поселок, расположенный очень удачно. Рядом были обширные пахотные земли, луга, лес и озеро, по которому можно было попасть в общую систему озер. Места много, и уркезам не нужно было делиться на мелкие поселки.

По замыслу Артема, тут должны были расположиться первые племена, вошедшие в союз, и воины этих племен с вожделением смотрели на богатые земли. Здесь расположатся племена тойва, хойда и огуны. Плеваны останутся на своих местах. Рода покоренных племен войдут и усилят ослабленные племена запада. А земли запада отойдут Венцариоту. Часть своих земель он отдаст оруханам, и давление на грован ослабнет. Все будут довольны. Приграничные племена увидят, как живут в союзе Духа озер, и задумаются. С запада их будет теснить Артем, но не сильно, тревожа набегами, заставляя прислушаться к голосу разума. С востока – горцы. Они окажутся между молотом и наковальней. Выбор для них Артему был очевиден.

Все победы Артем посвящал богу войны Марселону. Тот после своего первого явления Артему себя никак пока не проявлял.

Фаланга колонной подошла к поселку уркезов последней и остановилась за спинами воинов племен союза.

Разведчик грованов бодро доложил:

– Уркезы столпились перед поселком, строят баррикады. Меркеты ушли, ведомые вождем. К воинам пришел шаман и что-то им говорит. Вождь уркезов лежит в своем доме раненый. Оборону организовал его отец, старый кряжистый мужик. Он препирается с шаманом… поселок окружен, и можно в него войти со стороны меркетов.

«Надо помочь Урею», – подумал Артем. Он приказал разведчику провести его в поселок.

Зашли они, можно сказать, с тыла. Уркезы и не думали выставить охранение с этой стороны. Артем скептически поджал губы и задумался:

«Как они, живущие в безопасности, расслабились, простых вещей не делают, а хотят еще сопротивляться. Ну, прямо дети, и только!»

Он вышел к баррикадам. Там были навалены бочки, повозки, корзины с землей, и за ними прятались защитники. Бабы и дети таскали землю и спешно копали рвы.

Артем постоял за их спинами и подошел ближе. Разведчик по его приказу скрылся. Мимо пробежал малец, бросил взгляд на Артема и припустил прочь.

– О чем спорите? – громко спросил Артем, и к нему тут же обернулись десятки людей и недоуменно на него уставились. Самый сообразительный спросил:

– А ты кто?

– Артам, некромант…

– А как ты оказался здесь? – спросил тот же воин. Остальные молча и удивленно его рассматривали.

– Поселок окружен, – сообщил Артем. – Я пришел с той стороны, – он указал на восток. Там никого из защитников нет. Мои воины на баррикады не полезут, они придут следом за мной…

– Убейте его! – взревел косматый старик и ткнул крючковатым пальцем в сторону Артема. Несколько ретивых воинов послушались приказа, сорвались с места и бросились на Артема с топорами. Артем подпустил их ближе и наложил ошеломление. Выхватил меч и подсек им ноги. Четверо воинов упали, хватаясь за ноги. А старик бесновался еще громче.

– Что вы смотрите? Хватайте некроманта! Он один! Это будет нашей победой!

И снова с десяток воинов, сорванных с места криком старика, рванулись к Артему. А он вытащил костяной нож, и перед его глазами заплясали в странном, притягательно-красивом смертельном танце скелеты. Он больше не видел людей. Он повторял движения скелетов и двигался, словно в немом танце. Как удав, притягивая взоры защитников баррикады, грациозно и смертельно опасно уклоняясь от ударов топоров, он кружил вокруг напавших на него воинов с закрытыми глазами. И это было очень страшно. Вокруг него падали обреченные на смерть воины, а он, продолжая танцевать, все ближе подходил к баррикаде. Ни один удар топора не достиг Артема, а все десять воинов были убиты легко и даже грациозно. Остальные защитники, увидев, что произошло с их товарищами, в страхе попятились. Артем оказался один на один со стариком, и из его горла вырвался ужасающий сердца живых смех и радостный вопль:

– Ха! Ха! Ты мой!..

Отчаянный, испуганный крик старика захлебнулся на высокой, тоскливой ноте. Его душу захватил демон и стал терзать. Живые отпрянули, не в силах ни смотреть на Артема, ни убежать, тоже взвыли. Страх, трепет и ужас сковали их сердца и тело, словно невидимые оковы обхватили дикарей, плотно сжав в своих липких объятиях, и поработили. На месте Артема вдруг показался красный рогатый, колченогий демон. Он хохотал, уперев руки в бока. Затем он неожиданно превратился в девицу с распоротой грудью. Она тянула руки к людям, и в глазах ее была нечеловеческая мука и боль. Дикари вздрогнули и громко, слитно ахнули. А в следующий миг образ девушки сменился черным существом с крыльями, которое упало на девицу сверху, накрыло ее крыльями и, подняв в воздух, скрылось. А на его месте остался стоять Артем. Он открыл глаза и кротко улыбнулся.

– Сдавайтесь, уркезы, и будете жить, – произнес он, и люди стали бросать на землю топоры.

Артем стоял, внутренне понимая, что он прошел по лезвию ножа. После нападения на него уркезов его ненависть к ним взяла верх. Вспышка ярости, опалившая его сознание – это от тупости и глупости дикарей, она позволила ножу захватить и его чувства, и его самого. Демон дождался своего часа и неожиданно нанес ментальный удар по мозгу Артема. Артем поплыл по реке смерти, собирая жатву… его спасло то, что он, сам того не ожидая, обратился к Иехиль. Сквозь мутнеющее сознание он прошептал одними губами.

– Иехиль, эта жертва для тебя.

В ответ пришло послание:

«Я принимаю эти жертвы и дарую тебе свое благоволение, смертный. А демон, потеряв добычу, взвыл. Он превратился в дочь старосты, и тут на него с башни упал вампир. Он ухватил вопящего демона и потащил к себе. Давление на сознание ослабело, и Артем снова стал самим собой.

Он огляделся и увидел ужас на лицах дикарей. Не выдавая своего волнения и минутной слабости, произнес:

– Сдавайтесь, уркезы, и будете жить…

Он видел – воля этих людей была сломлена. Множество событий, происшедших за столь короткое время, и священный ужас перед некромантом сломили их. Они стали бросать на землю свое оружие.

– Уркезы, вы больше не будете единым племенем, – громко возвестил Артем. – За непослушание и сопротивление моей воле ваше племя исчезнет. Рода войдут в другие племена и будут жить здесь под покровительством союза Духа озер. Вы станете сильнее, и вас начнут уважать. Теперь разбирайте баррикады и налаживайте свою жизнь. Ваш временный предводитель Урей, его слушайтесь, как меня. А мы пойдем дальше.

Артем громко свистнул, и поселок нему полилось людское море. Оно обогнуло баррикады и пролилось в сам поселок. Из дома вождя выволокли раненого Урказа Непобедимого и у общинного костра на глазах всех его жителей отрубили голову. Ее подняли на копье у того же костра.

Войско Артема проследовало дальше. А Урей показал себя неплохим администратором. Он назначил своих оставшихся в живых учеников командирами отрядов, сжег нескольких недовольных его решением воинов и усмирил остальных. Баррикады разбирались, рвы засыпались, в поселке было тихо и жутко. Люди, принявшие свою судьбу, двигались, словно тени. Привыкшие подчиняться силе вождя и шамана, они и тут после показательной казни вождя и строптивцев без споров приняли руководство Урея. Он был из их числа, хорошо им знаком и умел повелевать…


Пыль поднималась столбом из-под сотен бегущих ног. Меркеты спешили убраться прочь, подальше от страшного оружия некроманта. Оно уничтожало, рвало и опаляло воинов союза пяти племен, а они ничего не могли этому противопоставить…

Мелектей не был глупцом, он первым понял, что общее сопротивление захватчикам сломлено. Его племя теперь осталось один на один с войском некроманта, и он уводил остатки своих воинов не домой, а к шавланам. Те обитали среди болот, и там можно было на время укрыться. Захватчики со временем уйдут, и он вернется.

«Потеряем поселок, баб, детей… Но это вряд ли… – мысленно рассуждал Мелектей. – Некромант не сражается с бабами и ребятишками». – Но зато он сможет сохранить жизнь своим воинам, а это главное. Имея воинов, можно думать о будущем.

Уходили они испуганные и подавленные. Оставленные уркезы посылали им в спину проклятия. Но, как говорится, своя жизнь дороже.

Преследование прекратилось у поселка уркезов, бывшие союзники решили биться до конца, что было на руку Мелектею – проредят войско захватчиков и задержат их хотя бы на день.

К вечеру дружина Мелектея подошла к землям шавланов. Их остановили секреты союзного племени.

– Кто такие? – раздался крик из тростников.

– Мы, меркеты, – ответил Мелектей.

– А чего вам надо?

– Как-то недружественно вы встречаете союзников? – крикнул озадаченный Мелектей.

– Союзники с войском не ходют, – ответили из гущи тростника.

– А мы сражались с войском некроманта. Теперь отступаем, – пояснил вождь меркетов. Он не стал скрывать обидную и горькую правду.

– А чего не к себе домой?

– Там нас разобьют, – пояснил Мелектей. – Мы хотим до времени спрятаться на болотах. Противник силен и уничтожит нас, как уничтожил остальные племена. Остались лишь мы и вы, шавланы…

– Понятно… – отозвались из болота. – Худо, значит, дело. Но вам надо подождать, мы сообщим в поселок. Что там скажут, то оно и будет…

– Я понимаю, – не стал спорить Мелектей. – Только побыстрее сообщи… друг, а то не ровен час поздно будет. А два племени – это все равно сильнее, чем одно. Нас разбили по частям. Очень неожиданно напал некромант…

– Да уяснил я ситуацию, ждите, – успокоил Мелектея невидимый собеседник.


Прошел час, охранение, выставленное Мелектеем, сообщило вождю, что приближаются воины некроманта. Они видели разведчиков и клялись, что это грованы. Ответа от шавланов не было. Мелектей занервничал. Он приказал двум десяткам воинов выйти в подлесок и попытаться остановить противника. Сам дал команду остальным уходить в болото. Дороги они не знали, но, нарубив веток и используя их как слеги, вошли в болото. Их никто не останавливал. Вскоре они услышали позади шум боя и крики, но это продолжалось совсем недолго, и шум быстро стих.

– «Или отбились, – отстраненно подумал Мелектей, – или погибли. Скоро выяснится». Судьба арьергарда его не волновала.

Они вышли из зарослей тростника на чистую воду, впереди виднелись десятки мелких островов… И десятки лодок шавланов, на которых были воины. Они расположились полумесяцем и перегородили путь меркетам.

– Если хотите жить, поворачивайте обратно! – закричали им с лодок.

Только тут Мелетей понял все коварство шавланов. Они сами не явились на войну и не пускали к себе бывших союзников. Мелектей потемневшим от гнева взором глядел на лодки шавланов. Стоя по грудь в воде, меркеты были отличной мишенью для тех, кто в лодках. Если начнется бойня, никто из них живым на берег не выйдет. Шавланы были уверены, что смогут отстоять свои земли сами, и в чем-то они были правы. Болото хорошо защищало их от вторжения захватчиков… Пока те не притащили свои лодки сюда, а они их притащат, и тогда судьба хитросделанных шавланов будет хуже судьбы меркетов.

«Надо сдаваться некроманту», – решил Мелектей и громко скомандовал:

– Поворачиваем обратно! При выходе на сушу палки держать над головой! – Это он произнес тихо и велел передать приказ по цепочке. – Мы сдаемся некроманту.

В ответ пробежал негромкий ропот, но небольшая армия меркетов повернула вспять и поплелась обратно.

У зарослей тростника их ждало войско некроманта. Они сгрудились недалеко от болота и с любопытством наблюдали, как меркеты выходят с поднятыми руками и палками над головой.

– Мы сдаемся! – закричал Мелектей. – Прошу пощады…

Меркеты выходили и бросали оружие на берегу. Сбивались в тесные кучки и опасливо смотрели на закованных в железо воинов некроманта. Те не проявляли злобы или агрессии, они смеялись. Вперед вышел молодой воин в отличной броне и направился к меркетам. Остановился в пяти шагах.

Кто тут главный? – спросил он и улыбнулся.

Мелектей вышел на шаг вперед и, угрюмо глядя себе под ноги, ответил:

– Я, вождь меркетов Мелектей…

– Что же мне с тобой делать, Мелектей? – спросил молодой воин. Ты сражался против меня, проявил строптивость. Таких я без жалости уничтожаю… Они опасны.

– Можешь меня убить, людей не трогай. Они выполняли мои приказы, – ответил Мелектей и поднял глаза на воина. В них не было страха, но был стыд и читалось унижение, которое он испытывал.

– Мелектей, готов ли ты и твое племя войти в союз Духа озер добровольно? И обещаешь ли ты быть верным данному тобой слову? – спросил воин.

Мелектей подумал, сплюнул тину, попавшую в рот, и ответил:

– Я готов добровольно ввести свое племя в союз племен Духа озер и буду верен своему слову до конца жизни. Прежнего союза нет. Там одни предатели, – с горечью в голосе произнес Мелектай.

– Я, Артам, вождь союза племен Духа озер, принимаю твою клятву, Мелектей. Теперь ты один из нас. Собирайте оружие и ступайте к себе домой. У вас праздник. Пейте, веселитесь. Вы стали сильнее и сохранили свои земли. И будь готов выступить против шавланов, что спрятались на болотах.

– С радостью помогу тебе, вождь Артам, – мстительно произнес Мелектей и бросил злой взгляд назад.


Разгром союза пяти племен произошел неожиданно быстро. Всего за один день. Уркезы потеряли свою идентичность и войдут в состав переселенных племен. Меркеты и плеваны присоединились добровольно или почти добровольно. Остались шипуны – разбежавшееся племя, и засевшие на болотах шавланы. Шавланы подождут, а вот шипунов нужно вылавливать, – решил Артем. А то чего доброго партизанить начнут.

– Неела! – позвал он служительницу богине смерти. Девушка быстро обернулась и подошла к Артему.

– Чего? – спросила она с мягкой улыбкой.

На свежем воздухе и при отличном питании девушка похорошела, раздалась в бедрах. Грудь налилась молодым здоровым девичьим соком и задорно торчала под белой полотняной рубахой. Ноги и зад обтягивали мужские кожаные штаны. Про таких на земле говорили: девка в самом соку. Неела разрумянилась и держалась уже уверенно. Артем, сам не замечая того, залюбовался девушкой, и та кокетливо стрельнула в него глазками. – Ты чего? – спросила она второй раз.

Артем опомнился и покраснел.

– Неела, бери всех мертвяков и грованов, нужно прочесать приречный лес и выгнать оттуда шипунов. Две сотни плеванов будут идти за вами и помогать. Я пошлю вождю весточку.

– Так ночь уже приближается, – попыталась протестовать девушка, – спать-то когда?

– Ты выспишься завтра утром. Можешь весь день спать. Наступать завтра не будем, а вот шипунам давать прийти в себя нельзя. Моя фаланга остановится в их селении для оказания посильной помощи. Так что бери ноги в руки и вперед.

– Как это «ноги в руки»? – девушка сильно удивилась. – Я так далеко не уйду… и не удобно. Сам посмотри. – Она нагнулась, обхватила лодыжки руками и, подняв голову, посмотрела на Артема. Тот рассмеялся.

– Это такое образное выражение, Неела. Просто поговорка. Тебе надо приказ выполнять, быстро.

– Ну, так бы и сказал, выполняй приказ быстро, – девушка разогнулась. – А то «бери ноги в руки». Тоже мне выражение… Без меня войну не начинайте, – предупредила она и вдруг остановилась как вкопанная.

– Ты чего? – спросил Артем.

– А что делать с шипунами? Убивать?

– Лучше пригнать к поселку. Тех, кто будет сопротивляться, убей, остальных гони, как баранов.

– Поняла, вся грязная работа, как всегда, мне, – проворчала она и ушла.

Вожак псов вопросительно посмотрел в лицо Артема.

– Ты тоже со своей стаей иди, помогай Нееле, – приказал Артем, и пес поднялся с земли и не спеша посеменил за девушкой.


Шипуны, живущие вдали от озер, давно не сражались с другими племенами. Не ходили в набеги и не участвовали в стычках с горцами. Мирная, размеренная жизнь пчеловодов и рыболовов сделала их мягкими и не воинственными. На них работал авторитет союза пяти племен. Мало кто отваживался нападать на этот союз, и даже горцы обходили их земли стороной, предпочитая атаковать более легкие цели.

Вождь шипунов Шип Медовар прятался со своими людьми в лесу к югу от поселка. Его называли Приречный лес, и там была одна из их пасек.

Его шаман Шоркс, специализирующийся на энергиях жизни, лечил раненых. Их было немного, но раны были ужасны. Осколки разрывали плоть, как лист лопуха, и пара воинов, унесенных сюда с поля боя, уже скончались.

Шип Медовар сидел недалеко от походного лазарета и думал. Мысли вождя не самого воинственного племени были нерадостными. Их союз как-то неожиданно быстро перестал существовать. Некромант разгромил их почти мгновенно и, не останавливаясь, двинул войска дальше. Большая часть воинов шипунов подалась к плеванам, и что с ними стало, было неизвестно. Хотя Шип мог предположить. Их также разорвала страшная магия некроманта. Сначала противный сверлящий мозг свист, потом смерть. Он запомнит это на всю оставшуюся жизнь.

Здесь, в лесу, собралось всего семь десятков шипунов, и они прятались в надежде, что в лес захватчики не пойдут. Разведчики, ходившие в поиск, сообщили, что по поселку бродят мертвяки и они побоялись туда входить. Войск некроманта там не было. А у лодок находится сотня воинов и сторожит большие ладьи и лодки поменьше, на которых приплыли враги. В основном это были лучники. Подойти к ним незаметно не получится, да и желания атаковать воинов, закованных в железо, у Шипа Медовара не было.

– Шоркс, что посоветуешь? – прервав свои мысли, спросил вождь, шамана племени.

– Я думаю, нам надо дождаться утра. Там видно будет. Может, уркезы, объединившись с остальными племенами, разгромят войско некроманта, и тогда мы выйдем из леса. Если не разгромят, то сдадимся и попросимся в союз. Лекари и мед нужны всем. А некромант, как я слышал, не проявлял излишней жестокости к проигравшим племенам.

– А если он нас лишит племени и раскидает родами по другим племенам? – спросил Шип, намекая шаману на то, что тогда они оба лишатся власти и привилегий.

– И это может случиться, Шип, – грустно вздохнул шаман, – но лучше быть живым и в своем роду в чужом племени, чем мертвым и в могиле.

– С этим я не спорю, Шоркс, только мне страшно. Страшно быть в таком союзе, где ходют мертвяки. Понимаешь? Он и нас может сделать мертвяками…

– Почему-то другие племена он мертвяками не сделал, Шип. Ты говоришь чепуху. Наслушался бабьих сказок на ночь и повторяешь их. Некромант имеет цель. Он объединяет племена под своим началом и хочет дать отпор горцам, хочет, чтобы племена вернули себе свои земли и жили в безопасности.

– А нам-то что за дело до горцев? Они сюда не суются, – не согласился с шаманом вождь. – Мы сами по себе. Никого не трогаем, и к нам не лезь. Чего он сюда приперся?..

– Да кто ж его знает? – пожал плечами шаман. – Земли у нас богатые, вот и приперся…

– Шип! – их разговор прервал разведчик, – в лес вошли мертвяки. Идут облавой, скоро будут здесь.

– Их много? – побледнев, спросил Шип.

– Почти сотня, и с ними эти страшные псы. Но это еще не всё. Следом идут две сотни плеванов. Они уже с некромантом…

– О боги! – горестно воскликнул вождь. – Нам конец! Что делать будем?

– Нужно уходить по реке на другой берег, – предложил разведчик. – Там они нас не достанут.

– И что мы там будем делать? – спросил шаман. – Осенью. Без еды, без жилья. Долго мы там протянем? Сдаваться надо. Идти на переговоры надо.

– А кто пойдет? – с надеждой в голосе спросил Шип.

– Ты и пойдешь! – твердо заявил шаман. – Ты – голова всему племени, тебе и спасть его.

– Нет, я не пойду, – отрицательно покачал головой Шип. – Ты иди… Или лучше ты, – он указал пальцем на разведчика.

– Ты что, Шип, струсил? – нахмурился шаман. – Тебе племя доверило управление, а ты не хочешь взять на себя ответственность. Кто кроме тебя может вести переговоры?

– Ты можешь! – горячо воскликнул Шип. – Я снимаю с себя бремя вождя. Будь ты им.

– Ты с ума сошел, Шип! Ты не можешь отказаться сейчас быть вождем.

– Почему не могу? – быстро спросил и заюлил глазами Шип, – могу.

Я не враг самому себе…

– Эх, Шип, Шип, – осуждающе покачал головой шаман. – Какой же ты дурень! Я могу стать вождем только после твоей смерти…

Шаман поглядел на разведчика, и тот понял его правильно. Мелькнул в воздухе дротик и вонзился Шипу в горло. Тот захрипел, ухватился за древко руками и повалился в пламя. Разведчик подхватил бывшего вождя за ноги и оттащил от костра. Ветками потушил огонь на одежде. Обгорелый Шип еще не умер и хрипел, разливая кровь по траве…

Загрузка...