Глава 25


Делать ничего не пришлось. Он уехал в командировку на три дня, непроизвольно или специально давая мне передышку и возможность успокоиться. Любовь всегда готова прощать. И я, словно заговоренная, не предпринимала никаких попыток вырваться из этого плена, купируя страхи и закрывая глаза на очевидные проблемы с психикой у своего начальника. Лишь бы быть где-то рядом. Лишь бы видеть его хоть иногда… Мазохизм в чистом виде.

Но стоило ему вернуться, опять начала избегать, не имея сил на разговоры. И вся эта адова карусель закрутилась с новой силой.

На его день рождения поменялась выходными с Кирой и отбыла вместе с Нелей к ней на дачу, где отключив телефон, благополучно провалялась два дня. Подружка работала в салоне красоты посменно, а потому, когда мне понадобилась моральная поддержка, отнеслась с пониманием и предложила такой вот незамысловатый уединенный отдых.

Вопрос с подарком решила просто: отправила курьерской службой в «Софитэль», заплатив баснословную сумму за доставку в пригород. Перед этим долго крутила в руках открытку, не зная, что написать, а в итоге вообще не стала ничего прилагать, резонно рассудив, что он и так поймет от кого.

Ну и два слова о картине. Когда я начинала над ней работу, мы уже были в ссоре, а потому это оказалось какой-то отдушиной, что ли, когда в свое произведение вкладываешь чувства и эмоции, бурлящие внутри. Сам собой на полотне появился силуэт женщины в черно-белых тонах. Серебристые длинные волосы; платье со шлейфом переходящим в дорожку, по которой она шла; одинокая роза в руке бутоном книзу. Лицо без очертаний, простой овал с… красными губами. Вот не знаю почему, не спрашивайте.

Где делась помада, которую он мне подарил, а я потом швырнула назад, — не знала. И, кстати, ни разу, после случившегося в «Омуте» не накрасила губы красным, хоть внутренним чутьем понимала, что это его слабая точка.

К вечеру чуть было не сорвалась написать сообщение с поздравлением, но ничего оригинального не придумывалось, а писать банальное «С днем рождения, желаю счастья» посчитала глупым. Не желала я ему счастья без… меня. Не обладаю я таким великодушием.

Мы с Нелей проболтали до глубокой ночи и под бутылку вина пришли к широко известному бабскому мнению, что все мужики — козлы. На следующий день проспали до обеда и ближе к вечеру засобирались домой. По дороге наши планы изменились, мы поехали к Светке проведать и засиделись допоздна, после чего и заночевали у нее.

Утром с Нелькой чуть не подрались кто первым пойдет в душ, травили анекдоты во время завтрака и оставили хозяйку дома в веселом расположении духа. Телефон я не включала вплоть до того момента, пока не зашла в свою каморку. Сделать это руки чесались оба дня, но я пересилила себя, не желая расстраиваться или же наоборот, напрягаться. И по ходу правильно сделала. Едва включив его, увидела семь пропущенных звонков. Пять из них от Вульфа и два от Антона Кушнарева. Еще несколько сообщений. Тоха спрашивал, где я пропала, и предлагал выпить пива, а вот директор расщедрился на целую строчку: «Спасибо за подарок, очень мило».

Мило?! Он сказал мило?! От растерянности и злости у меня чуть дым из ушей не пошел. Да гори ты синим пламенем, царь горы! Снизошел, блин! А звонил зачем? Выслушать поздравления?! Или прощупать в очередной раз почву на счет возможности секса?!

Казалось бы, на пустом месте, а меня, его слова задели. Я столько сил вложила в картину и моральных и физических! Писала ее не только по вечерам, но и ночами иногда, ездила в багетную мастерскую дважды, выбирая и заказывая рамку, упаковку картонную искала, еле нашла курьерскую доставку в пригород! А для него, как оказалось «мило».

В обед директор пожаловал к нам в ресторан. Так получилось, что Татьяна Денисовна накануне просила меня выбрать свободное время и зайти, а потому я, столкнувшись с ним, без зазрения совести подозвала Киру.

— Добрый день, Марк Янович. — Поздоровалась и показала своему заму глазами на место у стойки.

Увидев, что я собираюсь уйти, Вульфа вдруг перекосило сильнее, чем обычно.

— Вы куда-то торопитесь, Александра Анатольевна? — процедил сквозь зубы.

— Меня вызвала Татьяна Денисовна, и если вы позволите…

— Александра, зайдите ко мне после обеда. У меня к вам есть пара вопросов. — Тоном, не обещающим ничего хорошего, приказал он в ответ.

— Хорошо. — Ответила спокойно и ушла, ощущая спиной тяжелый взгляд.

Зная, что я могу проигнорировать его «приглашение», судя по всему, решил подстраховаться: через пару часов мне позвонила секретарь, вызвав на ковер.

Выпив двойную дозу валерьянки и пожевав жвачку, чтобы перебить запах, я отправилась на голгофу. Вошла в приемную:

— Януш. Меня вызывали.

— Да, проходите, вас ждут.

Еще бы! Поежилась и открыла дверь, предварительно постучав.

— Марк Янович? Вы хотели меня видеть? — сдерживая панику, вошла внутрь.

— Да. Проходите, Александра. — Отодвинул в сторону ноутбук и прикрыл его. Дождался пока я закрою за собой и кивнул на стул: — Присядь.

Выполнив его просьбу, честно говоря, ожидала, что он поиграет для начала в молчанку, но ошиблась.

— Ты долго еще морозиться от меня будешь?

Изобразив изумление, натянуто улыбнулась:

— Вам показалось. — Сил на более длинное предложение не хватило. В груди образовалось неприятное жжение, и я боялась, чтобы это случайно не был предвестник инфаркта.

— Показалось? — Переспросил с издевкой. Снял с себя пиджак и стал расстегивать рукава рубашки, закатывая манжеты. Я следила за ним, словно кролик за удавом, не в силах шелохнуться. Встал и подошел ко мне сзади. Взял за плечи и потянул вверх, поднимая со стула. — Солнце, мне стукнуло сорок лет. И будучи уже взрослым мальчиком, я прекрасно понимаю одну вещь. — Повернул меня лицом к себе, обнял за талию. Провел пальцами по моей скуле и запустил их в волосы. — Если мне что-то кажется, то мне не кажется. — Прошептал на ухо.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Из-за того что он делал и каким тоном говорил — мороз пошел по коже. Это напоминало треск гремучей змеи, от которого кровь замедляла свою циркуляцию.

— Скажи мне, Саш, интерес в твоих глазах, когда мы впервые встретились, мне показался? — провел губами по виску.

— Нет…

— Или может мне померещилось ответное желание… тогда, в твоем кабинете? — заглянул в глаза.

— Нет…

Чуть наклонился и поцеловал так, как умел только он. Долго, мучительно, до слабости в коленях и закипания каждой клеточки тела.

— Сейчас ты меня хочешь. — Сказал утвердительно. — Или я ошибаюсь?

— Нет… — выдохнула, пытаясь прийти в себя и отстраниться, но Вульф, улучив момент, потянул юбку вверх.

— Марк! Марк! Что ты де… — договорить не смогла, так как рот мой тут же был закрыт новым поцелуем.

А дальше… дальше был мой провал по всем фронтам. Он посадил меня на стол, пресекая попытки вырваться, и довел до оргазма буквально за пять минут. Рукой. Это было брутально и ужасно одновременно. Открыто признать свою зависимость и его власть. Подчиниться его напору. Быть фактически изнасилованной, но при этом получить удовольствие…

— Ты кончила, или мне опять показалось? — спросил, оторвавшись, наконец, от губ и вдыхая мои всхлипы.

— Нет… не показалось… — призналась, ощущая стыд и слабость. Не знаю почему, но ко всему прочему примешалось чувство унижения. Хотелось провалиться сквозь землю.

Он усмехнулся и достал из меня свои пальцы, заставив дернуться. Медленно облизал: вначале указательный, затем средний; провел языком по губам, вынуждая задохнуться от такой показной откровенности. А потом сжал затылок второй рукой, приближая мое лицо к себе:

— А теперь я повторю свой вопрос: долго ты еще бегать от меня будешь? — спросил угрожающе, сузив глаза.

Паника вмиг вытеснила все остальное, и сердце затарахтело от страха. О, боги! Неужели он сделал это, не потому, что хотел, а чтобы доказать..?! Судорожно сглотнув, прошептала:

— Больше не буду.

Марк Янович отпустил шею и погладил по голове, прижимаясь губами ко лбу.

— Умница. — Снял меня со стола, поправил юбку. — А сейчас, мой вкусный бибабо, сделай то, зачем я тебя позвал. — Поправил стул, чтобы мне было удобнее сесть. Не отходя, потянулся к столу, и, взяв два документа с ручкой, положил передо мной. — Ознакомься и подпиши.

Я пробежала глазами по тексту. На первом листе было напечатано заявление от моего имени, с просьбой о переводе на должность начальника отдела продаж, а второй — приказ о назначении.

— Марк… я… я не хочу.

Вульф навис сзади, как скала, упираясь ладонями в столешницу по бокам от меня. Коснулся губами макушки.

— Давай, солнце, давай… подписывай. — Явно сдерживаясь, попросил негромко. — Не буди во мне зверя, тебе это не понравится.

Побледнев, взяла ручку и поставила подпись.

— Ну вот, видишь… и совсем не больно… — Сказал на ухо и переложил бумаги на свой стол. — Иди ко мне. — Потянул за руку, поцеловал в ладонь. — Ты не пожалеешь, поверь. У тебя будет нормированный рабочий день и выходные как у всех, а не когда придется. Да и сама работа куда спокойнее.

— Кира не справится. — Вырвалось непроизвольно.

— За это не переживай. — Отмахнулся. — Иди и передай ей дела. Подтяни все хвосты и с первого числа выйдешь сюда. Набери меня, когда освободишься, хорошо? — Посмотрел внимательно.

— Хорошо. — Ответила, словно эхо.

— Только не делай глупостей, Сашуль. Очень тебя прошу. — Последние слова выделил более жестким тоном.

— Не буду. — Пообещала, но прочитала в глазах Вульфа недоверие.

Чтобы усыпить его бдительность, слабо улыбнулась и медленно потянулась к губам.

— Ты ж моя сладкая… — прошептал, прежде, чем поцеловать.


Вернувшись в «Милан», зашла к себе и выпила еще валерьянки. Ощущение было, как будто из меня вынули все внутренности, и осталась одна оболочка. Волосы на голове вдруг стали чесаться, а пальцы на руках напрочь утратили свою гибкость.

Я долго сидела за столом глядя перед собой в стену. Неожиданно резко открылась дверь. На пороге стояла Татьяна Денисовна.

— Ты где была? — не здороваясь, спросила с нескрываемым недовольством.

— У Марка Яновича. Он вызывал. — Ответила, медленно переведя на нее свой взгляд.

— И зачем? — совершенно некорректный вопрос, тем не менее, прозвучал так, словно я обязана была рассказывать.

— Предложил мне должность начальника отдела продаж. — Сообщила спокойно.

Она замерла буквально на миг, быстро совладав с чувствами, но презрительно выгнутые губы выдали ее мысли.

— Я уже полдня жду от тебя статистику. — Бросила претензию злым тоном.

— Не полдня, а час. Сейчас доделаю и вышлю. — Взглянув на часы, ответила монотонно.

— Если ты будешь работать с такой скоростью, то в отделе продаж тебе делать нечего. — Огрызнулась она в ответ, раздражаясь еще сильнее.

То, что исполняющая обязанности заместителя директора поймала звезду, знали все. Ее, после назначения очень быстро стало пучить от собственной важности, и, судя по всему, новость, которую я ей сообщила, задела самолюбие. Девушку, что после нее пришла на это место она выжила за три месяца.

— Не переживай. Справлюсь. — Пообещала с улыбкой.

— Я жду отчет. — Разворачиваясь, напомнила, и ушла, не закрыв дверь.

«У начальства это заразное, что ли?» — подумалось вдруг. И хоть наше общение не принесло никаких положительных эмоций, ее приход неожиданно вывел меня из анабиоза. Я осмотрелась по сторонам, словно проснулась только что. «Если я сейчас не вырвусь от него, то не вырвусь уже никогда» — тюкнула неожиданная мысль.

Все еще пребывая в странном заторможенном состоянии, надела куртку, взяла сумку и переобулась. Вышла из кабинета и пошла к выходу.


Загрузка...