Глава 29


— Добрый вечер. — Первая нарушила тишину, почувствовав, что голос проваливается куда-то. Одним из гостей был… Бортнич. Владелец «Софитэль». Он смотрел на меня своим угольным застывшим взглядом и от этого почему-то мороз шел по коже. «Только бы не вспомнил! Только бы не вспомнил!» — взмолилась, повторяя эту фразу как заклинание.

— Добрый вечер. — Недружно поотвечали мне все заулыбавшись и рассматривая с интересом, а кто-то добавил: — А-а-а, ну так теперь понятно, куда наш Волк исчез.

— Знакомьтесь — это Саша. — Представил меня Вульф, подводя ближе. — Костя, Миша, Слава, Женя. — Представил всех по кругу. Слава, как вы понимаете, это был Вячеслав Богданович.

Я никогда не слыла дикаркой, и, попадая в общество неизвестных людей, вела себя довольно общительно. Но не в этот раз. Чувство неловкости и стеснения переполнило все чакры. Марк взял стул и переставил к тому месту, где, по всей видимости, сидел сам, толкнув в плечо Константина:

— Двигайся.

— Ну, тогда полагается выпить за знакомство? — предложил Евгений, открывая уже начатую бутылку сверхдорогого виски. Марку называть не стану, скажу лишь, что у нас в ресторане такое заказывают крайне редко.

— Погоди. — Мой директор отошел к холодильнику и достал бутылку шампанского. Взял высокий бокал и вернулся за стол.

— А я вот знал, что что-то тут не чисто. — Хитро лыбился Костя, поглядывая на меня. — Чтоб ты ни с того ни с сего практически пропал с радаров, этому должна быть причина.

— Ну, все, теперь ты в курсе и сможешь спать спокойно. — Ответил Вульф, откупоривая игристое белое.

— И где же ты такую красавицу откопал? — судя по красным глазам, Михаил или страдал отсутствием нормального сна, или же успел напоздравлять именинника больше остальных. Я склонялась ко второму варианту.

— Не важно, там все равно больше нет. — Улыбаясь, ответил Марк, наливая в мой бокал шампанское.

Мы выпили за знакомство, после чего вдруг голос подал Бортнич.

— Александра значит, да? Не Януш случайно?

Я замерла, попыталась сглотнуть, но горло пересохло.

— Случайно Януш. А что?

Вячеслав Богданович вдруг улыбнулся, как чеширский кот. Глянул на Марка Яновича:

— Ты чего сразу не сказал? Конспиратор хренов…

Увидев мой удивленный немой вопрос в глазах, тот дернул правым уголком рта.

— Богданыч, ну вот кто тебя просил, а?

— Да ладно тебе. — Хозяин нашего загородного клуба, отмахнулся, продолжая усмехаться.

— Я потом объясню. — Тихо сказал мне Марк, чуть наклонившись.


Описывать все разговоры в тот вечер не имеет смысла, так как они не несут ничего ценного для моего рассказа. Я просидела часа два и к всеобщему неудовольствию, распрощалась, покаявшись, что не по злому умыслу оставляю их без женского общества, а просто мне завтра рано вставать.

Вульф вначале возражал, но увидев мой умоляющий взгляд, сдался и дал добро, поцеловав мою ладошку, прежде, чем дать мне уйти.

Проснувшись утром, увидела, что он спит поверх одеяла в одежде. Какая прелесть. Во сколько же они разошлись? Как оказалось в полвторого ночи. Проходя мимо одной из комнат, услышала жизнерадостный храп. Значит, разошлись не все.

Я быстро приняла душ, выпила воды и отчалила в пригород, на работу. Мандраж по поводу неожиданного знакомства с друзьями Марка Яновича уже выветрился и теперь меня все больше интересовал вопрос по поводу загадочных слов владельца «Софитэль».

Выяснить все смогла вечером, когда вернулась и застала своего любовника с бутылкой минералки в руках.

— Что, сегодня сухой закон? Как самочувствие? — спросила, сдерживая усмешку.

— Все нормально, но еще сушит немного. — Он протянул ко мне руку, подзывая к себе.

— А расскажи-ка мне, как Вячеслав Богданович угадал мою фамилию? Он телепат? — устраиваясь у него под рукой, сощурила глаза.

Марк нехотя улыбнулся:

— Рылеева помнишь?

Престарелого Дон Жуана по имени Сергей Валентинович, я, наверное, не забуду никогда. Его липкие руки и тошнотворно-судорожные потуги заиметь меня как любовницу, несмотря на прошедшее время, вызывали содрогание.

— Его забудешь. — Скривилась в ответ.

— После того, как я его выставил, он нашел выход на Богданыча. — Марк чуть наклонился и коснулся губами моего лба.

— И? — замерла от неожиданности.

— И выразил неудовольствие. А так же попросил тебя уволить.

— Зачем? — опешила от такой новости.

— Откуда я знаю? Может, хотел наказать, может, чтоб посговорчивей с ним была, оставшись без работы.

— И ты… ты меня отстоял? Почему? Ведь на тот момент между нами еще ничего… не было.

— Бибабо, увидев тебя впервые, этого уже хватило, чтобы понять, что рано или поздно ты должна достаться мне, иначе, я начну убивать. — Он хмыкнул и прижал крепче к себе.

От этих слов мой мозг немного подвис, переваривая услышанное. Думаю, не сильно ошибусь, если скажу, что каждая женщина или девушка мечтает услышать от любимого подобные слова. И я не была исключением, если бы не одно большое НО. Учитывая склад характера и поведение Марка в некоторые моменты, такое заявление почему-то заставило поежиться. А Вульф тем временем продолжил откровения:

— Знаешь, далеко не каждый способен смотреть мне прямо в глаза. Твоя смелость тогда зацепила.

О том, что я при первой нашей встрече была больше напугана, чем заинтересована им, решила промолчать. Час от часу не легче. Замечательно! Значит, мой прямой взгляд был воспринят как вызов? Вообще-то, так реагируют бойцовские собаки, а не люди!

Неужели моя судьба была предрешена еще прошлым летом? По сути, он ни в чем не оставлял выбора. Вот решил себе, что я должна принадлежать ему и все, без вариантов. Ведь действительно, Вульф вцепился мертвой хваткой, не брезгуя методами. Масла в огонь здорово добавляли слова Нели о том, что все хорошо ровно до тех пор, пока наши с ним желания совпадают.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Ты меня пугаешь. — Не удержалась от комментария. — А если бы я оказалась замужем? Ну, или жила с кем-то?

— Солнце, не задавай вопросы, ответы на которые тебе не понравятся. — Потянулся ко мне: — Ты голодна?

— Нет. — Ответила, машинально вставив ладошку между нашими ртами. — А все, что было потом… тебя это заводило, да? Запретный плод..? — прошептала свое предположение, чуть отстраняясь.

— Запретный плод сладок не потому, что он запретный, а потому что сладок. — Ответил, обдавая теплом мою руку. Обхватил пальцы губами, коснулся подушечек языком. — И заводит вовсе не это. Меня возбуждаешь ты, понимаешь? До такой степени, что достаточно услышать твой голос по телефону, чтобы у меня встал.

Я успела лишь сдавленно охнуть, в одну секунду оказавшись у него на руках. Внимательный прищур потемневших синих глаз и уже очень знакомое выражение лица обещали сладкое безумие. Прошедшие месяцы научили считывать исходящее желание близости моментально. Казалось, что оно передавалось не только через прикосновения, но и по воздуху. По каким-то невидимым волнам, проникающим внутрь каждой клеточки тела.

— Сашка, ты что-то нереальное. — Снимая с меня футболку, ткнулся носом в шею и глубоко вдохнул. Запустил руку в волосы и потянул назад, заставляя выгнуться. — Такая нежная… бархатная… — целуя и покусывая гортань, проурчал хрипло. — Хочу тебя… до дна… съесть… выпить… в себя впечатать… — А еще через мгновение резко отбросил меня на диван и навис сверху: — Ну, что? Повторим?

О чем он спрашивал, не понимала до тех пор, пока не оказалась голая и распластанная в крепком захвате.

— Смотри на меня. — Приказал, удерживая так, чтобы я не могла ни отвернуться, ни отклониться в сторону…

Если честно, случившееся тогда в гардеробной мне казалось стечением обстоятельств. Ну, знаете, когда первый секс после ссоры и все такое. Вот мол и получился такой дикий выброс энергии в космос. На самом деле — нет. Дело было вовсе не в перерыве отношений и не в примирении. И даже не в позе. Неимоверный вольтаж чувственности возникал именно из-за связи «глаза в глаза». Не знаю, происходит ли так у всех, или же только у нас получалось, но внутренний накал был таким, что казалось, сердце разорвется на куски. И как итог: разрядка до крика, до боли, до затмения в голове и неконтролируемых спазмов в теле…

— Марк..! — взвыла в исступлении, практически теряя сознание.

— Да, солнце, да… — Он со стоном навалился, придавливая и содрогаясь.

Мы дышали так, словно пробежали стометровку. Да и чувствовали себя примерно так же.

Вульф подхватил меня и перевернул, поменявшись местами. Теперь я обессиленно лежала на нем сверху, слегка покачиваясь на вздымающейся груди, свесив конечности по бокам.

— Значит, мне это все не приснилось… — пробубнила себе под нос.

В ответ мой директор выдал короткий смешок.

— Были сомнения?

— Это… это запредельное что-то… эдем…

— Саш…

Меня вдруг так торкнуло изнутри, словно током ударило. Предчувствия не обманывают. То, что он собирался сказать, поняла, выудив из времени и пространства. О, нет.

— Тс-с-с… — Приподнявшись, приложила указательный палец к его губам. Встретилась на миг с ним взглядом и уложила голову на плечо, поцеловав в ключицу.

Вульф погладил меня по голове, зарылся пальцами в волосы.

— Что с тобой не так, бибабо? — спросил тихо.

— Ты о чем? — ответила нехотя, прекрасно понимая смысл вопроса.

Он вздохнул, а мне стало больно. Хотелось разреветься, признаться во всем и чтоб потом как в сказке, все закончилось хорошо… но жизнь не сказка… Реакцию я уже знала. И что будет — знала. И о том, что он в итоге пожалеет о своей настойчивости, тоже знала. Главное мне не сойти с ума, когда придет время расстаться…

— Тебе плохо. — Сказал вдруг. — Почему тебе сейчас так плохо?

— С чего ты взял? — поразилась, замерев.

— Я чувствую… — попытался заглянуть в лицо, но я прижалась крепче, не давая сделать этого. — Саш…

— Ну что за неугомонный у меня любовник, а? — проворчала, выдавливая из себя смех и пытаясь разрядить обстановку. — Запомни: это женская фишка — болтать после секса.

— А мужская?

— А мужская — засыпать сразу же. — Проговорила назидательно.

— Даже, если воображение рисует разные пошлости с твоим непосредственным участием? — провел пальцами по моей спине, опускаясь ниже. Несильно сжал, давая понять, куда именно направлены его фантазии.

— Зато представь, какой красочный и жаркий приснится сон.

— Я ж разбужу. — Пригрозил, улыбаясь.

— Не сомневаюсь. — Радуясь, что смогла его отвлечь, потянулась и поцеловала в губы, а почувствовав, как Марк в какой-то момент начал уж явно углубляться в процесс и обхватил меня сильнее, оторвалась: — Ты шутишь?! — Приподнявшись, глянула вниз. Ого.

— Не думаю, — сощурился в усмешке и запустил руку между нами, пробираясь пальцами в святая святых — мой сладкий бибабо…


Загрузка...