Глава 31


День прошел неплохо. Гораздо легче, чем я предрекала себе с утра. Девочки в отделе оказались довольно общительными и отзывчивыми. Показали мне программу по бронированию, в которой работали, объяснили разные тонкости и нюансы, пригласили пойти вместе в столовую на обед… Еще мне позвонила Светка и обрадовала, что гипс ей сняли, а так же напомнила о своем дне рождения и о том, что ждет нас с Нелей в пятницу.

Вечером, за полчаса до окончания позвонил Марк:

— Солнце, мне задержаться сегодня придется. Не уходи сразу, подожди меня или когда будешь у квартиры — позвони. Я сигнализацию сниму.

Непроизвольно напряглась и сделала глубокий вдох. Подобные разговоры предполагала, но не ожидала такой скорости развития событий. Во-первых, они втягивали в заведомо провальную игру под названием «семья». Как отрезвить мужчину, чтобы до него дошло, что я живу с ним временно? Во-вторых, после ссоры быстро переобуваться в воздухе и делать вид, что все хорошо — не умела.

— У меня планы на вечер. Не думаю, что освобожусь раньше тебя.

— И что за планы, если не секрет? — спросил после паузы.

— У моего косметолога выдалось свободное окно. Поеду наводить порядки… в стратегически важных местах. — Объяснила спокойным тоном, сдерживая порыв ответить, что не обязана отчитываться. Все же обида на него к тому моменту не выветрилась до конца.

Вульф издал какой-то непонятный звук: то ли выдохнул облегченно, то ли сдержал смешок; после чего задал такой вопрос, после которого я чуть со стула не свалилась.

— Понятно. А можно… кхм… вип-зону не трогать?

— Чего?! — то, как покраснела, ощутила сразу, в ту самую секунду, когда до меня дошел смысл просьбы.

— Ну… или не усердствовать там сильно.

О, ангелы небесные! Если бы мне кто-то сказал, что я когда-то буду обсуждать с мужчиной подобную тему — вот ни за что бы не поверила! До этого у косметолога по поводу эпиляции была на приеме где-то в марте, и Марк тогда никак не отреагировал. И что же вдруг изменилось? В висках застучало. Складывалось впечатление, что все четыре литра крови на данный момент обосновались у меня в голове.

— Я… подумаю. — Выдавила из себя севшим голосом.

— Сбрось мне адрес, я тебя заберу оттуда, когда закончишь.

— Хорошо. — Немеющими пальцами нажала отбой и закрыла лицо руками: «Это что сейчас было?!»


Выходя из салона, попыталась упорядочить мысли, которые блуждали сразу в нескольких направлениях. Первое: после ссор у меня всегда присутствовало какое-то неудобство и робость. Что говорить? Как смотреть? Где найти силы, чтобы вытряхнуть из себя остатки напряжения? Смогу ли ответить на его желание близости в той мере, которую он ожидал?

Второе: выгребу от Нельки за то, что платила деньги, вместо того, чтобы бесплатно «сделать ноги» у нее. По интимным процедурам в этом плане я ходила к другому мастеру, так как чисто психологически не могла пересилить себя и развернуть рогатку перед близкой подружкой, но в этот раз решила сделать эпиляцию ног и зоны бикини в одном месте, дабы не растягивать сомнительное удовольствие.

Третье: предстояло как-то набраться смелости и поинтересоваться, как продвигаются дела с ремонтом моей квартиры. Очень смущало то, что эта тема не затрагивалась. Если бригада работала, то почему никто не задавал мне уточняющих вопросов по поводу отделки стен или покупке недостающих материалов, которые обязательно всплывают в процессе?

Оказавшись на улице, сразу же увидела Марка. Он стоял у своего мерина и разговаривал по телефону. Заметив меня, улыбнулся и протянул руку, как бы подзывая, а когда я подошла, обнял и прижал к себе. Поцеловал в висок. Открыл дверь машины.

— Ничего не имею против. Давай. Да. Разумеется. Не выноси мне мозг. Да. И я тебя. Да. — Заканчивая разговор, достал из кармана чупа-чупс и протянул мне. — Мою сестру иногда невозможно переговорить. — Устало фыркнул.

— Ох, ничего ж себе! — вырвалось непроизвольно. Конфета была размером с теннисный мячик.

После того как мы оба уселись, Вульф наклонился назад и достал какой-то пакет. Поставил его мне на колени:

— Я на свой вкус взял. Надеюсь, понравится.

Внутри лежал бургер и бутылка с водой. Явно из ресторана.

— Спасибо. — Удивленно поблагодарила.

— Как ты смотришь на то, чтобы в кино сходить? — спросил, блуждая взглядом по моему лицу, словно ему впервые представилась возможность, как следует меня рассмотреть.

— Нас могут увидеть… — сказала негромко, так как не могла не озвучить опасения.

— И тебя до сих пор это волнует?

Вопрос на засыпку. Учитывая, что это был первый день на новой должности, очень даже волновало. Услышать в спину «насосала» мне никак не улыбалось. Но сказать ему об этом вслух, сулило большую вероятность задеть и без того растревоженное самолюбие.

— Марк, давай договоримся: если наши отношения станут достоянием общественности «Софитэль», ты дашь мне уйти, как только я попрошу.

— Солнце, неужели ты думаешь, что я не в состоянии тебя защитить? — Он пристегнулся и завел двигатель.

— О том, как тебя называла Диана, ты узнал лишь в конце октября. А началось все с первого собрания, когда она только тебя увидела. — Выдвинула пусть и болезненный, но серьезный довод.

— Саш, ситуация на данный момент совершенно другая. Тогда у меня еще не было достаточной власти над коллективом. Чужак в новой стае. Сейчас все иначе, поверь мне. — Притормозил у пешеходного перехода и коротко глянул в мою сторону.

— Пообещай. Дай слово, что не станешь давить и отпустишь.

— Хорошо, но только в том случае, если я сам пойму, что ситуация патовая. — Согласился, после долгого раздумья.

— Ты невозможный… — простонала, отворачиваясь к окну.

Вульф хмыкнул в ответ, скрывая улыбку.

— В пятницу я иду на День рождения к Свете. Вернусь поздно и пьяная. Или останусь у нее. — Сообщила, решив не искать специального момента, раз со мной никто особо не церемонился.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Вы… куда-то собираетесь? — поинтересовался в ответ слишком спокойно.

— Хотели в караоке-бар, но ей только сняли гипс, а потому орать песни и пить алкоголь будем на дому. Это предварительные планы. Еще вопросы будут? — непроизвольно раздражаясь, уставилась на него.

— А у Нели, когда день рождения? — задал в ответ совершенно неожиданный вопрос.

— Пятнадцатого июня. А что?

— Ничего. — Мотнул головой. — Меня не хочешь с ними познакомить?

— Не знаю… не думаю… может, позже когда-нибудь. — Пробурчала в ответ, смутившись и постукивая себя по коленке здоровенным чупа-чупсом.

— Что так? Лицом не вышел? — его резкий тон заставил вздрогнуть.

Мы припарковались на стоянке развлекательного центра. Атмосфера буквально за несколько секунд стала невыносимо тяжелой. Решение еще не успело сформироваться в моей голове, а тело уже начало двигаться. Я переложила пакет на заднее сидение, бросила вдогонку сладкую булаву, отстегнулась, выбралась из машины. Обошла ее и сказала:

— Выходи.

Марк Янович сузил глаза, не понимая моих действий, но выполнил просьбу. Взяв его за руку, потащила на площадку перед входом, где толпились люди. Там остановилась, и, поднявшись на цыпочки, обхватила руками за шею и поцеловала. По-взрослому. При всех.

Вокруг раздались разные звуки: кто-то просвистел и заулюлюкал, кто-то захлопал в ладоши и даже проезжающий мимо автомобиль просигналил.

— С лицом у тебя все в порядке, в отличие от характера. — Прошептала, оторвавшись.

За тот взгляд, которым он на меня смотрел, можно было вытерпеть все муки мира. Обожание, воодушевление, счастье, радость, восхищение — в нем было все и намного больше. Я, даже не подозревая, своим поступком сделала большой подарок ему, измученному сомнениями и комплексами из-за изувеченной внешности.

— Сашка… — Обнял меня так крепко, что я пискнула, и развернулся назад, к мерседесу.

— Э! Э! Э! А кино?

Весь киносеанс Марк не сводил с меня горящих глаз. Обнимал, гладил руки и ноги. Горячо дышал в волосы, целуя то в щеку, то в скулу, то в висок. И мешал смотреть «Форсаж 8».

— Успокойся или я пересяду. — Пригрозила в итоге. Он нехотя отстал, но заграбастал мою ладонь и начал водить по ней большим пальцем, рисуя узоры или надавливая по центру, чем отвлекал еще сильнее.

Из-за всей этой приятной мишуры я не стала зацикливаться на том, что билеты были выкуплены им заранее, еще до того, как он спрашивал мое мнение о походе в кино. А смысл? Изменить человека в таком возрасте невозможно. Как всегда — захотел и сделал. По сравнению с его решениями и давлением в других моментах моей жизни, это были даже не цветочки, а так, пыльца с них.

Моя выходка имела последствия. Приятные и не очень. Вульф перешел на какую-то другую ступень наших отношений в своей голове и это пугало. Кардинальных изменений не было, но поведение начало меняться: помимо удвоенного внимания и ласковости, появилось какое-то ленивое самодовольство, что ли. Не могу объяснить. Думаю, он тот поцелуй расценил как признание в любви, а потому нацепил себе на грудь иллюзорную медаль и решил, что переживать больше не о чем. Стал еще развязнее в постели, хотя казалось, куда уж больше? Услышав мой телефонный разговор по поводу ремонта компьютера (давно надо было заняться этим вопросом, да все руки не доходили) на следующий день молча положил мне на колени новый ноутбук. И в довершение… (барабанная дробь!) перестал покупать мне противозачаточные таблетки.

Нет, поймите правильно, я не разорилась, купив их сама. Дело было в другом. Марк следил за этим вопросом и вдруг перестал. Во время месячных каждый раз молча протягивал новую упаковку и никаких вопросов ни у кого не возникало. Взрослые ж люди.

Не надо считать меня глупой. Я прекрасно понимала к чему все идет и расстраивалась, так как впереди нас ждал или разбор полетов или расставание.


Загрузка...