Глава 34


Он подошел и мягким жестом забрал стакан. Присел на корточки напротив.

— Расскажи мне…

— Нечего рассказывать. Она вначале отпиралась, но потом призналась, что выдумала все, дрянь такая. Динка, чтобы с тобой рассчитаться, деньги у любовника своей матери заняла. Не исключаю, что Тамара Вячеславовна узнала об этом и они поссорились. В итоге — работать не хочется, мать довольствия лишила, а кабаки зовут и манят. Почему бы не развести доверчивую сестру на бабло? — я потянулась к виски, но Вульф отвел руку в сторону.

— Солнце, тебе хватит.

— Извини меня, Марк. — Посмотрела на него внимательно. — Просто настроение было… ниже плинтуса. Не часто узнаешь такое… Вот и напилась… а дальше все как-то само собой получилось… телефон забыла…

— Не переживай. Пройдет время и все наладится. — Погладил рукой по щеке.

— Нет, ничего уже не наладится. И в свете нынешних событий мне понадобится помощь.

Вульф вопросительно поднял брови вверх.

— Где кулек с моим добром? Там документы. У меня есть квартирка в центре…

Он принес пакет, и я поведала ему о неразрешенной ситуации с наследством, доставшимся от мамы. Вынимая бумаги, на стол вместе с ними вывалились золото/брильянты. Шучу. Два колечка (обручальное и то, что подарил мне Марк), золотая цепочка с крестиком и серьги.

— Мне скорее моральная поддержка от тебя потребуется. — Объяснила в конце. — Тамара Вячеславовна непростой человек и думаю, что просто так не сдастся. Не дай мне пойти на попятную. Хорошо?

Марк Янович пробежал глазами по документам.

— Ты столько лет ни разу туда не ездила?

— Нет. Все как-то время надо было выбрать специально. Не знаю. Квартплату, газ и электричество люди платят исправно. Я проверяю периодически…

— Все решим. Не переживай. — Он обнял меня и поцеловал в висок. — Это то, что я думаю? — подцепил пальцем обручальное кольцо.

— А разве есть варианты? — Хотела было забрать, но не успела. Марк отвел руку в сторону, а потом отошел к раковине, и, открыв дверцу, выбросил его в мусорное ведро.

— Ты нормальный?! — уставилась ошарашенно.

— Купим завтра тебе новое. Даже уже сегодня. — Взглянув мельком на часы, ответил спокойно.

— Не надо мне ничего покупать. — Сглотнула панику, рвущуюся наружу и чтобы не заострять на этом внимание, стала складывать документы назад в пакет.

— Оставь. Завтра соберешь. — Вульф подошел, и взял меня за руки, заставив отложить занятие. Поцеловал ладони по очереди и спросил: — Как на счет примирительного секса?

— Не думаю. Меня качает. — Сказала чистую правду, и, потерев устало глаза, зевнула. — Я лучше просто в душ и спать.

— Не ты, а мы в душ. — Улыбнулся многообещающе. — И не надейся, так легко не отделаешься. Прощение будешь отрабатывать.

Алкоголь — зло. Во-первых, он усыпил мою бдительность. Расслабившись раньше времени, не подумала о том, что инцидент с походом в дискотеку еще не исчерпан. Во-вторых…

Утром меня выкручивало не столько от похмелья, сколько от смущения. Марк еще ночью заставил выпить активированный уголь, и он, судя по всему здорово помог, абсорбируя интоксикацию организма. Да вот таблеток от чувства неловкости еще никто не придумал. Мне хотелось провалиться сквозь землю и вывалиться куда-нибудь в бескрайний космос с другой стороны нашей планеты.

Я проснулась первой и долго лежала, боясь пошевелиться. Мозгами понимала, что ничего сверхъестественного не произошло, но термометр внутреннего стыда зашкаливал. У каждого из нас свои пороги. Не буду долго рассусоливать. Вульф добрался к моей заднице. Лично для меня это стало своего рода новым этапом в интимной сфере. Не то чтоб я относилась к такому формату негативно или же с отвращением, нет. Дело было скорее в страхе, что будет больно и нежелании преодолевать последний рубеж допустимого для себя.

О том, что Марк давно намекал и пытался пристроиться, уже говорила. Он вроде и не настаивал сильно, а потому тема эта каждый раз сходила на нет. Так я думала. Наивная птица Додо. На самом же деле, вспоминая его поведение, поняла, что подготовка меня шла поэтапно и продуманно.

Помните анекдот, где два быка, один молодой и горячий, а второй постарше и с опытом стоят на вершине горы, наблюдая за стадом коров пасущихся внизу? Молодой уговаривает как можно быстрее сбежать вниз и окучить то одну, то другую буренку, на что второй в итоге отвечает: «Не-е-ет. Мы медленно спустимся вниз и медленно поимеем все стадо!» Примерно так действовал и Вульф, неторопливо продвигаясь к поставленной цели. Именно так он умудрился склонить меня к минету, хоть видит бог, после «Омута» думала, что никогда не соглашусь. И именно так дождался нужного момента для анального секса. Честности ради должна отметить, что оба раза была пьяна. Не факт, что допустила бы это будучи трезвой.

Я не из диких племен и не собиралась по этому поводу устраивать разборки. Сама виновата. К тому же надо было раньше задуматься над тем, что его манера засовывать пальцы в подходящие и не очень места во время секса, а так же любовь вылизывать меня, не только спереди так сказать, но и сзади — это прямое указывание на то, что да, хочет. И получит рано или поздно.

Тихонечко выбравшись из кровати, отправилась в душ, где чуть не задохнулась от нахлынувших эмоций, увидев лубрикант на краю ванной. Наглядное доказательство того, что готовился заранее. Пока мылась, в голову вдруг пришла интересная мысль: «А он точно это для меня покупал? Или, может из старых запасов?» Да. По части испортить себе настроение — мне равных нет.

Марк появился, когда я возилась на кухне. Подошел сзади, обнял.

— Привет. Как это мы с тобой с утра разминулись? — спросил, целуя волосы.

— Привет, не знаю. — Пожала плечами. — Рано проснулась, пить захотелось.

— Как себя чувствуешь?

— Не очень… голова ватная… и мутная. — Усмехнулась через силу. — Намешала вчера…

— Нигде не болит? — Вульф попытался заглянуть мне в лицо, погладив при этом ниже талии, обозначая, так сказать предмет вопроса.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Нет… — непроизвольно задержав дыхание, наклонила голову вниз. — Дискомфортно… немного.

— В душ со мной не хочешь? — продолжая наглаживать, поинтересовался, прихватив губами мочку уха.

— Я только оттуда…

— Идем. — Потянул за собой, обхватив за талию. — Не переживай, твою шикарную тугую попку трогать сейчас я не буду. Ну, может совсем чуть-чуть…

— А ты умеешь… успокаивать.

— Не тушуйся, солнце, и не заставляй меня произносить банальности о том, что в сексе нет места для стыда.

Что ему ответить на это — не нашлась. Он все правильно говорил, только вот легче мне почему-то не становилось, а времени на привыкание к мысли и осознание никто не давал.

День прошел как-то вяло. Марк предложил съездить куда-нибудь, прогуляться, но я отказалась. Кроме нежелания светиться на публике (о том, что закон подлости вечен, все помнят?), самочувствие у меня все же было не очень хорошее. В итоге Вульф уселся за свой ноутбук работать, а я умудрилась заснуть, под аккомпанемент телевизора. Когда же проснулась, к немалому своему удивлению увидела своего директора возле плиты. Он готовил что-то. Как потом оказалось — плов. Стала ему помогать. Короче — ни дать ни взять — идиллия.

К сожалению, только продлилась она не долго. Вечером он сделал странный выпад в мою сторону, немало поразив. Но на тот момент я еще не способна была сопоставлять факты.

Мы лежали на диване, болтали и вполглаза посматривали незатейливую комедию. Все было чудесно. Потом Марк пошел набрать ванную, — поваляться в ней перед сном хотя бы пол часика уже вошло в общую привычку. Я тем временем отписалась на сообщение Антона. Он спрашивал все ли у меня в порядке и предлагал встретиться — потрещать о жизни. То, что мой любовник, мягко говоря, будет не в восторге, прекрасно знала даже не спрашивая, а потому отказалась и пообещала маякнуть когда появится такая возможность. Потом еще с Нелей пообщалась на тему бодуна. Она страдала в тот день не меньше меня и с раздражением брызнула желчью в сторону Бортнича, который прислал ей курьером корзину с цветами.

Вульф появился в одних спортивных брюках. Присел рядом и погладил по ноге:

— Вставай, лежебока.

— У меня выходной, имею полное право. — Улыбаясь, проворчала в ответ.

— Давай я тебе вино открою? — его рука переместилась выше.

— Издеваешься? Мне вчерашней попойки на несколько месяцев вперед хватит.

— Ну, я же не предлагаю повторять такой подвиг. Но немного расслабиться тебе бы не помешало.

Смутно понимая, к чему он клонит, отложила телефон.

— Вот сейчас залезу в горячую ванну и расслаблюсь. — Пообещала, спустив ноги с дивана и наклонившись, легонько куснула его за плечо.

Марк, усмехаясь, закусил вначале верхнюю губу, потом нижнюю, соображая как бы лучше мне ответить. В итоге не нашел ничего лучшего, чем сказать напрямик.

— Как там наша попа поживает? — обнял меня, перетащил к себе на колени и легонько поцеловал в губы. — Пустишь меня сегодня..?

— Нет, Марк. Не думаю, что это хорошая идея.

— Почему? — потерся носом об мой нос.

— Потому что мне было больно и никакого кайфа, если честно… — Ответила правду.

— Солнце, ну это же с непривычки, своего рода потеря девственности. Со временем все наладится, вот увидишь.

— Вот со временем может и… а пока — забудь.

Он недовольно выдохнул, но спорить не стал.

— Ладно, иди, я догоню. Где-то у меня детский крем был, сейчас поищу.

— Зачем?

— Смажу тебя на ночь. Не сообразил вчера.

Не смотря на то, что вместе мы были уже три месяца, и по идее я должна была бы привыкнуть к его откровенной манере в обсуждении интимных вопросов, каждый раз впадала в ступор. Странным образом даже все то, что позволяла вытворять с собой в постели, так не смущало, как вот такая прямолинейность.

Марк отправил меня в ванную, сказав, что сейчас догонит. Появился буквально через пять минут. Присел на край, положил тюбик с кремом рядом и внимательно посмотрел мне в глаза. Протянул руку и погладил пальцами по щеке. Его напряжение уловила сразу же. От благодушия не осталось и следа.

— Что-то случилось?

— Нет, ничего. — Ответил нейтральным тоном.

— Ну, я же вижу. Что не так?

Он не ответил. Молча стянул штаны и забрался ко мне. Уселся рядом, обнял за плечи.

— Ты можешь объяснить?!

Вульф задумчиво коснулся губами моего виска. Потом повернул голову, укладывая к себе на плечо, и впился сильным, бескомпромиссным поцелуем, проникая языком в рот и не давая опомниться.

— Марк! — требовательно уставилась на него, когда смогла освободиться.

— Помолчи. — Без лишних разговоров перетянул и рывком насадил на себя, заставив охнуть от неожиданности.

Скажу честно — мне не особо нравилось то, что происходило. Наблюдать застывший, холодный взгляд во время интимной близости я уже имела удовольствие.

— Пусти! — попыталась встать, но не смогла. Он крепко и больно удерживал за талию.

— Поговорим?

Нет, ну а че? Чем не место и время для разговоров?!

— То есть?

— Ты — моя. — Подался бедрами вперед, словно вколачивая свои слова. — А моя женщина — это моя собственность. — Еще толчок, сильнее прежнего.

— Марк! — ничего не понимая, сделала очередную попытку встать, и была тут же возвращена назад. Своими потугами я непроизвольно делала только хуже, давая ему возможность увеличивать амплитуду фрикций.

— Я не делюсь тем, что принадлежит мне. — Не обращая внимания на мой вскрик, насильно поцеловал. Грубо и жестко. — Никогда. Это ясно?

— Да. — Выдавила из себя. Происходящее пугало, а потому у меня включился режим самосохранения.

— Моя! Моя! — Продолжая вбиваться, цедил дальше свои наставления между тычками. — И трахать тебя буду только я. И буду делать это так, как хочу. Когда захочу. Сколько захочу. И туда, куда захочу.

Если бы мы были на кровати, то в той позе я могла бы контролировать процесс, но вода с пеной и акрил не давали мне этого сделать, ноги попросту скользили разъезжаясь в стороны. И, несмотря на то, что поведение Вульфа действовало странным образом завораживающе и где-то даже гипнотически, застонала:

— Мне больно, Марк! Ты очень… глубоко… больно..!

Он тут же остановился, делая тяжелые мерные вдохи, и в следующий момент поменял позу, подминая под себя, нависая верху и совершенно не заботясь о том, что вода волной выплеснулась за борт.

— В глаза. — Приказал сквозь зубы.

Я чувствовала себя уставшей, разбитой, опустошенной и в какой-то мере даже униженной. Как реагировать? Что говорить? Он ненормальный?! И зачем было таким образом объяснять то, что я и так понимала? Мало того — никогда не спорила и не доказывала обратное. Неужели причина — мой отказ от секса в..? Дурдом.

Вульф принес мне стакан с водой и лег рядом на бок; залез рукой в халат и сжал грудь.

— Ты чего притихла?

Как интересно. Вот недаром говорят, что мужчины с Марса, а женщины с Венеры. Кто-то на пену исходит, а для кого-то все в порядке вещей.

— Что мне делать, Марк? Уйти сейчас от тебя? Остаться? Заорать благим матом? Поцеловать? Объясни, что это вообще такое было? Кому и что ты пытался доказать?!

Вульф не ответил ни на один из вопросов, продолжая ласкать рукой. Потянул за пояс, освобождая больше пространства и сказал:

— Бибабо, разговор назревал давно. У тебя неправильные настройки в поведении между мужчиной и женщиной. И я собираюсь это исправить.

— Ты опять? Будешь мне до конца жизни вспоминать поход на дискотеку? — Попыталась оттолкнуть его.

— Импульсивные решения — удел всех женщин. При должном внимании с моей стороны ты научишься с ними справляться. Дело не в этом. Главная твоя неисправность состоит в другом. — Он перестал вести со мной тихую параллельную борьбу и распорядился: — Убери руки и лежи смирно.

— Отстань! Какая еще неисправность? Я что, игрушка? — Поправляя полу халата, вспылила в ответ.

— Очень простая. Правило трех «У»: угождать, ублажать и уступать. Чем раньше ты научишься беспрекословно его придерживаться и вести себя со мной правильно, тем комфортнее и приятнее будет твоя жизнь. Во всех смыслах. Обещаю.

— Что?! — Слова застряли в глотке, задавленные немыслимым шквалом возмущения. Не успела сесть, как тут же была уложена сильной рукой назад.

— Услышь меня: ты принадлежишь мне. Помни об этом каждую минуту. И любой свой поступок или решение рассматривай через призму моего довольства или недовольства. — Он говорил все это негромко и твердо, нагоняя страх. — У меня к тебе будет просьба. Хотя нет, это даже не просьба, а условие для нашего общего спокойствия и хорошего настроения.

— Какое? — с некоторых пор слово «просьба» вызывало у меня неконтролируемый свербеж.

— Всегда. Меня. Слушаться. — Выделяя каждое слово, проговорил с расстановкой. — Беспрекословно и не обсуждая мои решения. — Его ладонь заскользила по моей ноге вверх.

— Слушаться? — уцепившись в пальцы, заставила притормозить.

— Покорность и ласка должна быть в тебе от природы. И пойми: если я твой мужчина, значит я — твой хозяин.

— Марк, ты себя слышишь? Тебе кто нужен? Женщина или собака на коротком поводке?

— Мне нужна ты. Послушная — ты. Хочешь этого или нет, а перезагрузить данные придется. Не упирайся, иначе в процессе я сделаю больно.

— Если я так тебя раздражаю, мне лучше все же уйти.

Сделать этого не смогла, так как сразу после моих слов Вульф навалился сбоку, прижав ногу и не давая двинуться с места.

— И еще одно. Вирус под названием «свобода» подлежит лечению. — Не дав опомниться начал целовать. Долго, изнурительно, возбуждающе и не обращая внимания на мои потуги освободиться. Так, как умел только он. Отстранился лишь когда понял, что ослабла. Мерными тяжелыми поцелуями проделал дорожку вниз. — А точку ответственную за смиренность и послушание я отныне буду держать в постоянном тонусе.


Загрузка...