Глава 38


Целый месяц мы прожили соотносительно мирно и спокойно, не без мелких стычек, но и не ругались больше сильно. Мне даже стало казаться, что так может быть всегда… м-да… ужасно вредные конфеты эти иллюзии.

Прежде хочу сказать пару слов по поводу работы. Что можно придумать, чтобы повысить продажи апартаментов в очень не дешевом загородном клубе? Кажется, что ничего. Тем более, что никакого опыта в подобных делах у меня не было. Проситься на какие-нибудь курсы почему-то стеснялась, а потому пришлось задействовать серое вещество в мозгах.

К вопросу подошла нестандартно. Отталкивалась от того, что движущей силой практически всегда выступают деньги. Понаблюдав за своими подчиненными, составила план. Первое: убрать разделение на пассивных и активных продажников. Активными должны быть все четверо. Отвечать на входящие звонки и ставить бронь могут все между делом. Второе — найти толковый тренинг, который бы закалил их для агрессивной работы, избавил от стрессовой нагрузки (это когда вас по телефону посылают в сад, корректно или не очень) и воспитал бы веру в себя. Третье — к уже существующему окладу добавить процент от увеличения продаж. Расчет был простым — почувствовав вкус денег, человек будет из кожи вон лезть, чтобы их заработать.

Для просчетов мне пришлось поднять годовые отчеты по продажам за последние пять лет и вывести план на каждый месяц. Дальше этот план делился на четыре. У каждого менеджера соответственно стояла задача выполнить свою часть, а от заработанного сверху предполагалось вкусное вознаграждение в денежном эквиваленте.

Это предложение я и отослала Вульфу с Денисовной для ознакомления. Шквал яда и критики от нее в свою сторону даже описывать не буду. Она довела меня до такого состояния, что впервые за все время я не смогла совладать с напряжением и непроизвольно перетянула дурное настроение в личную жизнь.

Марк несколько дней не понимал, что происходит, пока однажды не услышал душевный разговор в нашем отделе, куда Татьяна завернула и по привычке не закрыла за собой дверь. В итоге позвал ее к себе, после чего нападки в мою сторону значительно сократились.

В тот же вечер, он сказал мне:

— Татьяна — это хорошая школа для тебя и отличная цепная собака для остальных. А вообще, расслабься. Я скоро ее уйду. Просто жду нужного человека себе в замы. Потерпи до сентября.

Забегая в будущее, скажу, что план мой удался. Продажи возросли и зарплаты моих сотрудниц соответственно тоже, за что меня полюбили еще больше.


Но вернемся в июнь. Как оказалось, у Бортнича день рождения был шестнадцатого. У Нели пятнадцатого, если кто подзабыл. Мало того, в этот день был убит Леша, ее муж и вот уже четыре года кряду она не праздновала, а поминала. Ехать в пятницу на вечеринку к владельцу «Софитэль» я не хотела. Во-первых, никогда в жизни еще не присутствовала на подобных мероприятиях в качестве гостьи и попросту боялась. Во-вторых, мне хотелось побыть с подружкой и поддержать ее. Вульф включил любимый рабовладельческий тон и в приказном порядке распорядился ехать с ним. Разумеется, на этой почве между нами опять посыпались искры.

— Саша, я хочу, чтобы ты была со мной. Это все, что ты должна услышать. Съезди к Неле завтра и побудь сколько нужно. Выходные заняты.

— Марк…

— Я все сказал. Научись понимать меня с первого раза, пожалуйста. — Добавил очень неприятным тоном.

Чувствуя, как внутри начинает затягиваться болезненный узел, с тоской посмотрела в сторону входной двери. Он это увидел и уставился на меня таким взглядом, что душа ушла в пятки.

— Только попробуй. — Предупредил негромко.

Мои плечи обдало жаром. Откуда и почему появлялся страх в такие моменты — не знаю. Ведь если думать логически, то мне ничего не угрожало. К примеру, встала бы я, взяла сумку и решила уйти (неважно погулять или насовсем). Ну и? Что дальше? Не выпустил бы? И что? Ну, ведь не убил бы он меня за это на самом деле. Наверное. И тем не менее, испуг заставлял оставаться на месте.

— Ладно. Объясни мне, чем я буду там заниматься и с кем общаться, если никого не знаю? Сидеть сутки в комнате? Болтать через силу с незнакомыми барышнями? Слушать чужие сплетни?

Тут надо немного объяснить. Все дело в том, что празднование столь незабвенной даты как «сорок два» года было расписано на все выходные, включая пятницу.

Как оказалось, в этих числах происходит открытие сезона охоты. Изначально план был таким, что после вечеринки избранные гости остаются ночевать и мужчины с утра уезжают добывать пропитание с ружьями наперевес. Их жены и девушки исполняют ритуальные танцы с бубнами у костра… (шучу), развлекаются на вилле и с нетерпением ждут своих благоверных с добычей, дабы утолить лютый голод (перечеркнуто). Потом все вместе приносят жертву Святобору… (извините, не могу сдержаться), пьют-гуляют-ночуют и в воскресение разъезжаются по домам. Да-да. Это вам не оливье из хрустальной миски трескать в вечернем платье и домашних шлепках с чужой ноги. Все по-взрослому. По богатому.

Наверное, Марк и сам понимал всю не комфортность и неловкость ситуации, потому, что задумавшись буквально на несколько секунд вдруг согласился:

— Хорошо. Проведешь выходные у своей любимой Нели. Но в пятницу на банкете ты будешь вместе со мной. И это не обсуждается. — Он какое-то время смотрел не моргая, после чего встал и не спеша направился ко мне. — А теперь снимай штаны.

— За… зачем?

— Послушанию учить буду.

Собирались мы в загородный дом Бортнича основательно. Марк еще с утра сложил сумку со снаряжением и отнес ее в машину. Я злилась, нервничала и старалась не сталкиваться с ним, чтобы не спровоцировать ссору. Дуся-изменщица ходила за Вульфом хвостиком и при первой же возможности мостила свой пушистый зад у него на коленях или рядом. Она с самого начала определила для себя главного, чем сильно меня возмущала. А в тот день особенно.

Вернувшись из салона красоты, где мне выпрямили волосы и сделали очень красивый, естественный мейк-ап, переоделась в платье (кстати, одно из тех, что было куплено в магазине моей мачехи), и, доставая туфли, набрала Нелю. От нее узнала, что встреча переносится на дачу. Это все меняло: мне после вечеринки надо было вернуться, чтобы переодеться. Не ехать же в таком виде туда.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Прыгая на одной ноге и на весу надевая туфлю на другую, повернулась к выходу, чтобы выйти и найти Марка. Он стоял в дверях с телефоном в руках, очевидно разговаривая перед этим.

— Я перезвоню. — Сбросил вызов не глядя на экран. Его взгляд был занят мной.

— Что? — не понимая, чего он застыл, мельком посмотрела в зеркало. — В этом плохо, да? Другое надеть?

— Какая же ты красивая… — простонал и пошел на меня.

— Э! Э! Э! Марк! И не вздумай! Меня только накрасили! — попятилась назад, выставив руки перед собой. — Если ты мне что-то испортишь — я никуда не поеду! — пригрозила для верности.

Остановился, только когда уперся грудью в мои ладони. Несколько секунд мы смотрели друг другу в глаза, устроив безмолвное противостояние.

— Хорошо. — Иронично сжал губы. — Я не трону твой макияж. — После чего опустился на колени. Провел руками по ногам от лодыжек вверх, поднимая платье. — Стой смирно.

Практически всю дорогу думала о наших отношениях и о том, что может, зря боюсь? Вульф разительно отличался от любого из мужчин, которые когда-либо были в моей жизни, а потому надежда начала пускать корни, несмотря на все попытки отрезвления. Его нездоровое влечение ко мне с одной стороны пугало, чего уж правду скрывать, а с другой — возникал крохотный шанс на то, что все может закончиться хорошо. Ведь чудеса иногда случаются со всеми, правда?

Ну, вот честности ради, ответьте: вам делали кунилингус просто так? Не в процессе, не ожидая ответный комплимент и не требуя ничего взамен? Мужчина становился перед вами на колени? Моменты, когда просят прощение за серьезные проступки, в расчет брать не будем. А про эгоизм сильных мира сего касательно секса можно вообще легенды слагать.

Это великое искусство, преклониться и не унизиться при этом; признавать собственную слабость, но оставаться хозяином положения. То, что подобные вещи происходят только когда есть серьезные чувства, надеюсь, все понимают? Меня затягивали зыбучие пески под названием «любовь» и чем дальше, тем бесполезнее было сопротивляться.


Попав в мир запретной роскоши и буржуазного декаданса, возрадовалась и вознесла благодарность всем святым, что пробуду там недолго. Скромный по меркам олигархов праздник, человек на сто, был организован очень хорошо, но чувствовала я себя не в своей тарелке. Переминалась с ноги на ногу, и вымученно улыбаясь, с тоской думала о том, что лучше бы вышла с утра на работу, а вечером с удовольствием побесилась на озере с девчонками.

Зато все мои мучения были вознаграждены разного рода плюшками. Самую неожиданную и вкусную получила в конце, когда уезжала, но расскажу по порядку.

Для начала мне было очень интересно увидеть жену Бортнича. Хотя бы потому, что этот волосатый танк явно интересовался Нелей. Делал он это с грациозностью слона в посудной лавке и был послан уже дважды. Выслушивая ее злое шипение, злорадно потирала ручки, наблюдая, как он закапывает себя, не зная, что сочетание обручального кольца и ухаживаний за другой женщиной, только усугубляют положение. Неля подобные поползновения считала мерзостью, и, на мой взгляд, была совершенно права.

Так вот. Увидев Марианну Бортнич, удивлению моему не было предела. Эдакая длинная плоскогрудая каланча с блеклыми и вечно полуприкрытыми глазами, смотрящими на окружающий мир с презрительной ленью. Уверенность в собственной неотразимости и усталая обреченность довершали образ небесной нимфы спустившейся случайно на бренную землю.

Для сравнения, Нелли была полной противоположностью. И по поведению и по внешнему виду.

Марианна внимательно меня рассматривала, даже не особо скрывая свой интерес, а чуть позже я заметила, как она фотографировала нас с Вульфом. Причину такого поведения поняла позже, когда спустя примерно час к нам подошла…

— Привет, Марк. — Раздался медовый голос слева.

— Здравствуй. — Он развернулся, обхватывая меня рукой за талию. — Любопытство взяло верх?

— Ты о чем? Вселенная вращается не только вокруг тебя. — Незнакомка грациозно сделала глоток шампанского.

— Ну да. Ты просто опоздала на два часа. — Мой любовник поискал глазами кого-то в толпе, а потом отсалютовал бокалом жене Бортнича.

— Значит, мое отсутствие не осталось незамеченным? — Улыбнулась, сверкнув идеальными зубами.

Слушая их разговор, не могла отвести взгляд от девушки. Крашеная блондинка с зелеными миндалевидными глазами, гладкой кожей цвета слоновой кости без единой родинки или веснушки; точеные плечи, длинные гибкие пальцы рук, тонкие запястья. Боже, какая же она была красивая и боже, какая же она была сука. Тигрица на выгуле.

Разговаривая с Марком, на меня не обращала ровным счетом никакого внимания, и это, странным образом радовало. Но, несмотря на опасность, которую ощущала, мои глаза словно приклеились к ее красным губам…

— Не льсти себе. — Снисходительно процедил Вульф.

— Познакомишь? — дернула бровью, кивнув в мою сторону, продолжая смотреть на него.

— Нет. — Ответил кратко и жестко.

— Фи, как грубо. — Она перевела на меня ироничный взгляд. — Марк становится невыносимым, когда нервничает, правда? — поинтересовалась сладким голосом.

То, что передо мной стоит его бывшая любовница, было понятно без лишних слов, а последняя фраза завуалированно это подтверждала.

— Ну что, помаду уже подарил? — не дожидаясь ответа, огорошила, внимательно наблюдая за реакцией.

— Алина, тебе лучше уйти. — Голос Вульфа превратился в звериное рычание. Я даже вздрогнула.

— Нет? — не обращая внимания, девушка продолжала ловить каждую мою эмоцию. — Вы вместе недавно? Тогда все самое интересное у тебя впереди. Да, Марк? Такой себе милый красный фетиш…

— Закрой рот и исчезни…

— Алина! — Рядом с нами появилась Марианна. — Какая приятная неожиданность. Ты все же смогла приехать!

Они театрально расцеловались.

— Да, дорогая. Пропустить день рождения Славика было бы непростительно. — Приторно усмехаясь, взяла подругу под руку, и, уходя, подняла бокал. — Хорошего вечера.

— Какие интересные у тебя знакомые. — Прокомментировала, глядя в спину девушкам.

— Это моя бывшая. — Отозвался хриплым от злости голосом Марк.

— Ты до сих пор хочешь, чтобы я здесь осталась? — не смогла удержаться.

Он притянул к себе и поцеловал в волосы.

— Нет. Я уже и сам не уверен, что останусь.

У меня очень чесался язык спросить о помаде, но внутреннее чутье подсказывало, что не место и не время для подобных разговоров. После его фразы поездка к Неле могла запросто накрыться медным тазом. Если бы Вульф отказался от охоты, то одну на дачу не отпустил бы, а ехать туда вместе с ним, желания не возникало.


Загрузка...