Глава 44


Прошли годы…


Ах, нет. Мне так показалось.

Я пролежала глядя в потолок двое суток. По-моему даже не спала, а если и отключалась, то урывками на несколько минут.

На третий день встала, выпила воды и набрала Нелю.

— Привет, родная, как ты там?

— Привет. Все хорошо. — Ответила, разглядывая свое отражение в зеркале. В тот момент я меньше всего была похожа на Елену Корикову. Скорее на смерть. Такая же отталкивающая и страшная. — Знаешь, я тут подумала, что никогда не говорила тебе о том, что очень тебя люблю.

— Ой. Ты ж не поменяла ориентацию, надеюсь? — хохотнула она в ответ.

— Нель, я очень тебя люблю.

— И я тебя тоже! Ты чего это?

— Ничего. Просто хочу, чтобы ты об этом знала.

— Сань… у тебя точно все нормально? — нюх Арапову никогда не подводил.

— Все отлично, не переживай.

— Может, отпросишься у своего Волка ко мне в гости? Посидим, о жизни поболтаем.

Горло схватила болезненная судорога, а потому вначале даже ответить не смогла.

— Алло! Сашка! Ты меня слышишь?

— Да, родная, отпрошусь… Я перезвоню позже. — Прошептала и нажала отбой.

В полусознательном состоянии вышла в коридор, взяла сумку и отправилась на край города. Куда? На кладбище. К маме с папой.

Приехав купила цветы у входа втридорога и пошаркала в нужном направлении. Еле дошла. Дальше помню плохо. По-моему упала на колени возле могил. Впервые в жизни просила их забрать меня. Выла. Даже кричала. Требовала. Лазила там… рвала траву… била кулаками о землю…

И в какой-то момент я была услышана…


Очнулась от того, что было ужасно больно. Мне словно сжатый воздух без грамма кислорода кто-то внутрь проталкивал. И что-то тяжелыми рывками сдавливало грудь. Вытаращила глаза, дернувшись всем телом и не столько зрением, сколько внутренним чутьем поняла кто рядом.

— Нея..?! — язык почему-то не слушался.

— Есть! Быстро мою аптечку! Лови! — голос Вульфа. Он подхватил меня за плечи снизу и стал бить по щекам. — Ты что надумала, а?! — заорал в самое лицо. — Я бл@дь тебя не отпускал! Дыши!! Дыши бл@дь! Я тебя и с того света достану! И сдохнешь ты не раньше, чем я тебе это позволю, поняла?! — Что-то бухнуло рядом. И раздался голос Нели:

— Вот!

— Нитроглицерин! Ну!! Давай же!! Рот открой! Живо я сказал! — залез пальцами куда-то под язык, после чего мое сердце затарахтело в груди как барабан под ударами. Перед глазами все плыло, словно мыльные пузыри кто туда вставил.

Потом меня перенесли в машину, и окончательно в себя я приходила уже в дороге, лежа головой у Нельки на руках. Она почему-то беззвучно плакала. Слезы котились по щекам и капали прямо на меня. Подружка больно сжимала мое запястье и периодически отчитывалась перед Марком, считая пульс.

А дальше калейдоскоп: каталка, больничная палата, капельницы.

Вечером принесли тарелку со странной субстанцией похожей на обойный клей. Оказалось, что это была манная каша.

— Солнце, давай поедим. — Вульф нажал какую-то кнопку на пульте, и кровать подо мной пришла в движение, заставляя практически сесть. Поднес ко рту ложку.

— Как ты меня нашел?

— Неля помогла. — Запихивая кашу в рот, объяснил он. — Она примерно помнила, в какой стороне похоронены твои родители. Глотай.

- А откуда ты вообще узнал, что я там?

— Следил. — Отправляя очередную порцию в меня, ответил кратко. — Глотай.

— Зачем?

Этот вопрос так и остался без ответа. Вульф продолжил молча меня кормить, не обращая внимания на протесты и убеждения, что и сама могу прекрасно справиться со столь несложной задачей.

После того, как поела, он отставил тарелку и отошел к окну, повернувшись ко мне спиной.

— У меня был инфаркт?

— Нет. Ты умудрилась замедлить ритм собственного сердца. — Проговорил бесцветно. Очень долго молчал и неожиданно спросил: — Пойдешь за меня?

Вначале я не поняла суть вопроса. Потом подумала, что ослышалась. В итоге замерла с круглыми глазами.

— Чего молчишь? — не оборачиваясь, задал следующий вопрос.

- Я не настолько эгоистка, Марк. У тебя еще есть все шансы иметь нормальную семью… детей… но не со мной. — Голос предательски дрогнул. Смотреть на Вульфа, который молча застыл у подоконника, опираясь в него кулаками, не было сил. — Как думаешь, через сколько времени ты начнешь жалеть? Год? Два? Пять?

Внезапно зазвонивший телефон прервал мою речь.

— Алло. Да. Хорошо. Где вы сейчас? Ждите. — Ответил он и отключил входящий вызов. Повернулся ко мне и сказал: — Я все понял. Можешь не распыляться. — После чего вышел не оборачиваясь.

Ти-ши-на. Пус-то-та. Безнадежность и отчаяние повисли в воздухе, а мое сердце зачем-то продолжало биться. Настенные часы беззвучно отсчитывали время, солнце за окном клонилось к закату. Вместе с шагами Марка из моей жизни ушел смысл.

У меня не было слез, так как выплакала их все за предыдущие дни. И истерики не было, — все самое страшное уже случилось. А потому сидела и просто смотрела в стену.

В какой момент дверь снова открылась, даже не знаю. Я лежала к ней спиной, пребывая в полудреме.

Вульф подошел сзади и попросил:

— Сядь, пожалуйста. — После чего положил на колени толстенную книгу и протянул ручку: — Распишись.

— Что это? — сонно и удивленно попыталась понять завитки чужого почерка. Мурашки пошли по коже. — Зачем я тебе… дефектная?

— Распишись.

— Марк… я не могу… не хочу ломать твою жизнь. Ты не понимаешь… пройдет время… будешь жалеть…

— Я повторил уже дважды. Мне еще раз это сделать? — он прессовал взглядом так, что заставлял невольно сжаться.

— Твое сочувствие плохой советчик, на нем отношений не построить. — Ответила уперто.

— Рассказать тебе как мой дед учил бабушку послушанию? — вдруг хрипло поинтересовался Вульф. — Он брал вожжи, загонял ее в хлев и хлестал до тех пор, пока она не падала. После чего насиловал.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Громко сглотнув, спросила:

— Это ты… к чему?

— К тому, что они прожили вместе сорок семь лет и родили шестеро детей. А бабушка, после его смерти хотела повеситься. Ее вовремя из петли вынули. Но все равно не прожила долго. Умерла через полгода с тоски. — Он поднялся с края кровати и расстегнул ремень, после чего вытянул его из брюк. Положил рядом со мной и елейно добавил: — Расписывайся. Быстро.

Пребывая в полном ступоре, наклонилась и поставила подпись напротив своей фамилии.

— Теперь здесь. — Положил сверху свидетельство о браке.

После этого полез в карман и достал кольца. Одно надел на мой палец, а второе сам себе. Вставая, наклонился и целомудренно поцеловал в губы.

— Попробуешь снять — приклею «Супер-клеем». — Пообещал, забирая гроссбух и документ. Ушел и вернулся с журналом в руках. Протянул мне: — Выбери платье. У нас в пятницу венчание.

— А-а-а…

— Что? — спросил раздраженно, явно собираясь опять уйти.

— Ты вожжи свои забыл.

— Это мой подарок на свадьбу. Вернемся домой — повешу на самом видном месте. — Пообещал криво усмехнувшись.

Чувствуя, как начинаю закипать, схватила левой рукой ремень и швырнула ему вдогонку. Жаль не попала.

— Какая щедрость! Смотри сознание не потеряй от такого великодушия!

— Что? — он резко обернулся.

"Ну, все. Теперь точно убьет" — мелькнуло в голове.

— То! Меня не устраивает такой подарок! — прошипела в ответ, наблюдая, как Марк изменился в лице.

Он нагнулся, поднял свой свадебный презент и двинулся в мою сторону, заставляя вздрагивать в такт шагам. Подошел, наклонился, тяжело дыша и явно сдерживая ярость.

— А чего бы тебе хотелось, обезбашенная моя? — процедил хрипло прямо в лицо.

— Угадай! — Преодолевая страх, зарычала с раздражением. — Как думаешь, чего мне не хватает?!

Вульф застыл, буравя взглядом, задумался на несколько секунд, и вдруг его попустило, он даже сделал попытку улыбнуться.

— Люблю. Очень. И никогда не пожалею. — Прошептал в губы и поцеловал. Отбросил ремень куда-то в сторону, не глядя. — Ты у меня и без этого будешь шелковой. Дай время…


Чуть позже на пороге появилась Нелли. Увидев ее, я начала дурачиться.

— Ты фигово целуешься. — Сказала ей, припомнив, что искусственное дыхание рот в рот делала мне она. — С языком надо, а то, как маленькая. Нахекала без всяких прелюдий и все.

— Я тебе так по жопе надаю, что никаких прелюдий не захочешь. — Пообещала она, фыркнув. — Коза драная. Так испугала!

— Надо будет Нонне Карловне и Терезе Адамовне привет передать… — поразмышляла вслух.

— Что..? Ты о чем?

— Потом расскажу. В красках. Нель, у меня к тебе просьба будет.

— Какая?

— Купи мне, пожалуйста, красную помаду. Только нужна самая супер-стойкая, какую сможешь найти. Такая, чтоб ее нельзя было ни размазать, ни вытереть даже скипидаром. У меня венчание с Марком в пятницу. Очень надо! — а сама подумала: «Мы еще посмотрим, кто из нас шелковым станет…»


Загрузка...