Глава 24



Дед задумчиво пожевал губами, раздумывая, что бы ещё такого сказать, типа, при нем все было лучше и колбаса по два двадцать (любимое присловье моей бабули), но не придумал, махнул рукой и взял ещё один рогалик. Отпив чаю, дед начал наш "военный совет".



— Ну так, теперь подробно все обсказывайте, от кого пакостей ждём, какие проблемы прямо сейчас надо решить, как будем на жизнь зарабатывать? Земля-то ведь теперь у нас не родит, чего придумывать будем? Говори ты, хозяюшка, а я послушаю, может, чего присоветую.



Ну, раз так, держись, дедуля, сейчас я тебя загружу, пока процессор не закипит. Только узнаю, как тебя зовут, а то все дед да дед. Неприлично вроде.



— Простите, а как ваше имя? Вот меня Люсей зовут, он — Кузя, она — Липушка. А вы?



Дед хитро усмехнулся.



— Так ежли внук Рахнис, то я, стал быть, Рихнас. Так у нас заведено, у деда с внуком имена только буквы местами меняются. И вообще, у брауни, живущих в одной семье, все имена на одну букву начинаются.



Я наморщила лоб… Рахнис, Рихнас, да я забуду и запутаюсь с этими именами!



— Знаешь, дед, будешь ты у нас Нафаней! Нафаня — это звучит грозно и гордо! И вообще — звучит.



Дед ошалело вытаращился на меня, не ожидал, бедняга, что я на выдумки скора. Хотя, какие выдумки — честно стыренное имя из очень популярного в моём мире мультика. Теперь моя очередь вещать. И я все, что могла, донесла до деда — и про грабежи соседа и его крайнее явление, и что ждём пакостей от него, остальные соседи притихли, видя, что у поместья появилась хозяйка, а это уже совсем другое — грабить бесхозное поместье, или с хозяйкой. Она ведь, если её не убить, и пожаловаться может! И что для себя мы развели небольшой огород, посадили новые овощи, они будут очень вкусными. Вот с охраной пока беда, поехали двое охранников за своими семьями, да ещё может, кого с собой пригласят, тогда, может, и справимся с Мак-Дональдом. А пока у нас три охранника и один из них — мой управляющий. Что решила я зарабатывать на жизнь в замке пока вот продажей чая, который пил Нафаня. Вкусный же? Дед машинально кивнул головой.



Вот, а ещё хочу делать красивую посуду в гончарной мастерской, а Иннис будет ее разрисовывать. Только для этого краски нужны, и здесь я их не куплю, надо ехать в Даблитти. А как ехать? Я вся испереживаюсь за поместье, и одной ехать тоже нельзя. Опять охрана нужна. Взять Грегора — а как замок без пригляду? Взять просто охранника — а много ли он знает в Даблитти? Вот и мечусь и не знаю, как поступить правильнее?



Дед погрузился в раздумья, мы тоже молчали, придавленные перспективами, истекающими из вышесказанного. Дед, наконец, отмер и высказал свое веское мнение.




— Молодец, Люся, что руки не опускаешь, стараешься для поместья и людей что-то лучшее сделать. Правильный путь для прибавки казны придумала, я сам лучше бы не придумал. Надо тебе помочь. И ехать в город тебе тоже надо. С охраной замка и земель вокруг помогу, отведу глаза ворогам, да страху нагоню, другой раз и не сунутся сюда. Управляющего здесь оставляй, пусть следит за всем, я в ваших новых задумках пока не понимаю. А в город езжай, бери охранника да возчика. Да ещё вот Кузя с тобой поедет. Не даст тебя обмануть лихим людям, дурной глаз отведет, морок малый напустит. Туда ведь ехать один день? Да день там и назад. Три дня мы продержимся тут, и Кузе ничего не будет, я проснулся, и камень дома ему свой дам. Он и выдержит путь. А теперь давайте спать. Завтра в дорогу собирайтесь, а на другой день и поедете.



— Знаешь дед, я вот тут подумала, что Нафаня как-то шибко просто, может, как покрасивее придумать имя? Для такого солидного мужчины как-то маловато будет. — Думала я недолго. И выдала чуть подкоректированную версию Нафани. — А давай, ты у нас Нафантий будешь? И длинно и красиво. А звучит-то как, вот послушай — НАФАНТИЙ!!!



Все замерли в восхищении, разглядывая новопоименованного Нафантия, а тот раздувался от самодовольства, выпятив грудь и поглаживая белоснежную бороду. Правда, недлинную, средненькую такую.



Утром, проснувшись, я ещё немного полежала в постели, не открывая глаз. Настроение было хорошее, как будто перед праздником. А, вспомнила! Мы же деда разбудили, и дедушка мирно отнёсся ко всем изменениям. И одобрил нам поездку в город! И Кузьку со мной отправит! И за поместьем обещал приглядеть и охранить от недругов. И я этому верю, судя по тому, как внучок сражался за наше имущество, то уж дед и вовсе не допустит чужих в дом. Ну и ладненько, а пока все хорошо, надо вставать, готовиться к поездке и заниматься текущими делами.



После завтрака объявила заинтересованным лицам о предстоящей поездке и о подготовке к ней. А оставшись наедине с Грегором, рассказала ему последние новости о том, что Кузя едет со мной, и что дед Нафантий будет охранять наше поместье, пока не вернутся наши солдаты с семьями. Грегор кивнул, принимая к сведению все это абсолютно серьезно. Подготовку к поездке я поручила ему и тому охраннику, который поедет со мной, Лайону. Пусть осмотрят повозку, лошадей, приготовят мешок соли, сделают запас продуктов на дорогу. А у меня свои заботы.



У меня остро стоял вопрос нехватки рабочей силы. Рабочие заняты своими делами на стройке, Иннис пока занимается посадками, но привезу краски, она займётся росписью, кто будет заниматься огородом? Проблема… Ещё один вопрос назревает. Шерсть привезли, а кто будет заниматься ее обработкой? Хотя, надо спросить селянок, которые заканчивают очистку наружных стен замка от зарослей плюща и мха. Может, кто желает заработать лишнюю монетку? Сейчас же проясню этот вопрос. Нашлось три желающих селянки. Оставив ведра и скребки своим детям — подросткам, пошли следом за мной. Я им показала найденный в старом сарае чан, в котором ранее промывали шерсть, и сложенные тюки с привезенной из деревни шерстью. Что делать со всем этим — женщины знали лучше моего, поэтому я ушла от них с лёгким сердцем, попросив только не выливать первую промывную воду на землю, а оставить в старом чане. Там как раз и будет собираться ланолин, так необходимый мне. Не успела я отойти далеко от хоздвора, как увидела идущего навстречу мне деревенского кузнеца, в руках он нес небольшой холщовый мешок. Увидев меня, он низким голосом прогудел.



— Вот, леди, принес я ту штуку, что вы давеча заказывали. Мне так интересно посмотреть, что сам пришел. Погляжу, однако, что получится.



Ага, я тоже хотела бы на это посмотреть, что получится. Но выказывать свою неуверенность нельзя, пусть видят, что хозяйка все знает и умеет. Позвав за собой кузнеца, пошли к старейшине строителей.



— Здравствуйте, уважаемый! Вот, мы пришли, чтобы сделать новый инструмент. Нам нужны несколько небольших брусков, молоток и гвозди. Может, вы сами нам поможете?



Старейшина охотно согласился, ему тоже было любопытно. Вроде особо хитрого ничего в устройстве рубанка и нет, а провозились не менее часа. Заодно выяснила, что здесь нет такого инструмента, как долото. Надо же! Кое-как ножом и прочим подручным инструментом было сделано отверстие, куда вставлялось режущее лезвие. Вставили, укрепили под определенным углом, но что-то все равно было не так. И только потом я вспомнила, что в передней части рубанка, сверху была такая деревянная рукоятка, за которую плотник держался одной рукой. Опять возня с ножом, высверливая отверстие в бруске для рукоятки. Но вроде бы похоже на то, что я видела в детстве. Будем пробовать. Кое-как взгромоздив и закрепив доску, чтобы она не двигалась туда-сюда на столе под навесом, старейшина сделал первый прогон вдоль доски рубанком и о чудо! лезвие легко сняло поверхностный слой шероховатой доски, оставляя за собой ровную гладкую полосу дерева. Мы все счастливо выдохнули. Но радость наша была преждевременной — следующая попытка провалилась, новоявленный плотник загнал лезвие вглубь доски, и вынимать его пришлось с силой. Но принцип работы он понял. Ещё я, пользуясь своими детскими воспоминаниями, рекомендовала изготовить из толстых плах верстак, где можно было бы заниматься столярными работами. Но это уж они сами пусть. И раз уж догадливый кузнец принес несколько лезвий, пошире и поуже, то пусть сделают ещё несколько рубанков, пригодятся. Кузнец сходил на стройку, посмотрел, для чего пригодились мастерки, которые он делал, загрузил свою телегу различным металлоломом, который собрал по разным сараям и по подвалу для него Грегор, и получив заказ на несколько штук различных стамесок и долото, отбыл к себе на кузню.



На казарме дела двигались довольно бойко — стены закончили выкладывать, теперь часть строителей занималась тем, что устанавливали балки для пола и потолочные балки. А часть свободных строителей сейчас штукатурили глиняной смесью стены казармы снаружи, так они, стены будут выглядеть более ровными и меньше будет сквозняков. А потом ещё изнутри отштукатурить и все побелить известью — вообще красота будет. Пока не настелили пол, печник добросовестно выкладывал фундаменты для будущих печей в казарме. Там мы решили устанавливать три печи, две печи типа русских печек, но с плитами, и одну обычную печь с плитой, в основном для готовки, а две другие для обогрева казармы, здание большое, одной печью не обойдешься.



Во дворе разгружались сразу несколько подвод с кирпичом, и пара подвод пришла из каменоломни. Оттуда привезли плитняк на фундамент социального дома и подводу пережженного известняка, или попросту негашеной извести. Она тоже нужна и для стройки и для гончарных нужд. С последней подводной с кирпичом приехал и гончар из Грин Маунт, я передавала, чтобы он приехал. Надо было, чтобы он забрал очередную порцию настоя для своего родственника и пора его переводить на изготовление огнеупорного кирпича для печей. У этого мастера меньше всего брака, вот он и будет пока его изготавливать. Хотя и второй гончар тоже улучшил свои показатели по качеству. Все равно брак есть, без этого не получается, но хорошо и так. После поездки в город, надо его будет переключать на производство черепицы, а то непогода в горах — не такое уж редкое явление. Хотя Нафантий вчера сказал, что погожие дни будут стоять ещё недели три. Надо успеть закрыть крышу казармы.



Сидя под навесом у гончарной мастерской мы обсуждали точную раскладку смеси для огнеупорного кирпича, кроме каолина, песка, извести, туда добавляются ещё опилки. С какой целью — не скажу, но точно помню это. И заранее выторговала у нашего знакомца Мак-Гренна несколько подвод бросового товара — опилок. Должны не сегодня-завтра привезти. Опилки подойдут и для засыпки потолков, в качестве утеплителя. Начитавшись в свое время различных фэнтезюшек и исторических романов, я очень боялась зимнего холода в каменном замке, ну и не хотела, чтобы мёрзли и мои охранники.



Вроде закончили все обсуждать, как мастер увидел на стеллаже для сушки гипсовые формы для чайных чашек, блюдец к ним и тарелок разных форм. Пришлось показать ему. Сказала, что это будет такая посуда. Мастер покачал головой, не поняв, что посуда будет не из гипса, а из фаянса. Здесь такой вид керамики ещё пока неизвестен. Поэтому он пошел к себе, посмеиваясь втихушку над глупенькой барынькой. Ну-ну. А не попробовать ли мне сейчас проверить на практике ту смесь керамическую из подвала? И залить в формы на просушку маленькую партию посуды на пробу? Пока ездим в Даблитти, она и просохнет, а там посмотрим.



Вечер посвятила своему сыну, долго разговаривала с ним, он пересказывал мне свои впечатления за день, как навещал котят и играл с ними, как ходил на стройку, но его оттуда быстро выставили. Какую картинку он маме нарисовал, и какая я там красивая. В общем, много всего у ребенка за день произошло. Немного писали буквы, раз от раза получалось у него все лучше. Уилли очень смышлёный мальчик. Закончилось все умыванием и сказкой на ночь. Уже когда я намеревалась уйти из детской, малыш прижался ко мне, обхватив за шею тонкими ручонками и прошептал.



— Мамочка, ты только возвращайся скорей, ладно? Я очень-очень буду скучать по тебе! Не надо мне подарка покупать, ты только вернись ко мне!



Боже, малыш! Что же ты делаешь? Душу ведь мне на кусочки рвешь! И взять тебя с собой не могу, пока все это наше путешествие небезопасно. Как еще сама съезжу, как пройдет поездка? Ведь и дел столько, и продать и купить, и домой вернуться без происшествий.



Загрузка...