Глава 22

Всю дорогу в Вильнюс Лонка пыталась сохранять хотя бы видимое спокойствие. Умом она понимала, что не на край вселенной едет, но напряжение не давало расслабиться. Это очень непросто начать все с нуля на чужом месте, в другой стране. Интересно, а какие были ощущения у жен, следующих за своими мужьями в Сибирь?

Вадим чувствовал ее волнение. Старался постоянно держать за руку, обнимать. Когда сели в самолет — наклонился, заглядывая в глаза:

— Лон, все будет хорошо. Доверься мне.

Ей бы его уверенность! Повинуясь любви, следовала по указанному курсу. Могла ли сопротивляться? Нет. Да и смысл? Она получила то, о чем молилась годами. Только откуда теперь взялся страх и нерешимость?

После перелета, уже сидя в такси с интересом смотрела в окно. В Литве было прохладнее, чем дома. На календаре последние числа октября, а на улице плюс пять. Моросил дождик, навевая уныние.

Они приехали в центр города на улицу со смешным названием Вокечю. Машина остановилась возле местной ратуши. Как потом оказалось, окна квартиры, куда ее привез Разумовский, выходили на нее с правой стороны.

Вадик пропустил ее вперед и закрыл дверь.

— Проходи. Полы здесь теплые, так что можно ходить босиком. — Он какое-то время молча следил за ней, а потом предложил: — Давай разбор вещей на завтра отложим.

Илона, пребывая в прострации, кивнула, соглашаясь.

— Хорошо.

Жилью очень не хватало уюта. Как гостиничный номер — чисто, но пусто. Да и вообще внутреннее ощущение поездки в отпуск. Она потом проживет вот так не один месяц, с чувством временности происходящего.

А в тот день скованность и тоскливость Разумовский смог быстро отодвинуть на второй план. Он отвел ее в ресторан бельгийской кухни неподалеку, где смог переключить на более приятные темы.

— Любишь морепродукты?

— Очень. — Слабо улыбнулась.

— Отлично. Идем.

Первым делом Вадим завел ее в магазин и купил… зонт! А потом объяснил, что лучше его всегда носить с собой.

— Здесь погода меняется в считанные минуты. В ноябре вообще практически каждый день дожди. Когда будешь выбирать одежду — старайся брать с капюшонами.

Он провел ее в узкую обшарпанную улочку, где открыл дверь под вывеской «Rene». Это, как оказалось, и был ресторан.

— Лабас вакрас. — Поздоровался с официантом, после того как они уселись за столик. — Прашамэ луктэлетэ акиликстм. — Посмотрел на нее и улыбнулся: — Ничего, если я сделаю заказ? — предложил помощь, видя ее ошалевший взгляд, блуждающий по меню.

— Была бы премного благодарна.

После того, как они остались одни, Вадим накрыл ладонью ее руку.

— Лон, я рядом. Помни об этом всегда. Ничего не бойся.

— А как сказать: «Я не говорю по-литовски»?

— Аш нэкалбу лютувишкэй. Не напрягайся по этому поводу. Здесь очень многие знают и говорят по-русски. И не только люди старшего поколения. Молодежь зачастую выбирает второй язык для изучения именно русский.

После супа с морепродуктами и котелка мидий на двоих, мир стал лучше и прекраснее. Но тут же померк, стоило услышать вопрос:

— Сладкое хочешь? Тут хорошие десерты. — Спросил, блуждая по ней взглядом. Илона поморщилась. Интересно, как часто он здесь бывал и кого водил сюда до нее. И тут же осадила сама себя — если ковыряться в прошлом, то незачем было соглашаться на переезд.

Проблема заключалась в том, что она слишком много знала. И о том, что женщин часто менял, чтоб не привыкать, и о пренебрежительном отношении к ним, и даже о милом случае из юношеских похождений, когда они вдвоем с Марком оприходовали по пьяни одну барышню на двоих. Да-да. Полный писец.

Все это Илона выудила из подслушиваемых изредка разговоров, и если раньше проглатывала обиды в силу недосягаемости своей мечты, то теперь ей придется мириться с таким вот неприглядным прошлым своего избранника. Сладкого Разумовский не любил, так откуда знал, что в данном ресторане оно стоит похвалы?

— Ты чего зависла? — прервал ее измышления, сделав глоток пива.

— Задумалась просто. Нет, не хочу, спасибо.

Ревновать к прошлому глупо или нет? Пока были дома, такие мысли почему-то не донимали, а тут вдруг нахлынуло. Хотя с другой стороны — вполне себе логично. Будучи на родине, он пер как снежная лавина, не давая опомниться. Методично вколачивал в нее мысль о том, что дальнейший путь у нее один — Вильнюс. И выбора нет. А если попробует еще раз дернуться в сторону — пожалеет. Какой смысл скрывался в этом слове, если честно, не совсем понимала, но узнавать не хотелось.

С Вадимом Ила чувствовала себя словно на качелях: от хорошо до страшно — один взмах. Память на миг вернула ее в дом, где жили неделю.

— Глупая, ну куда ты рвешься? — прошептал как-то после секса. — Посмотри, как вкусно у нас получается все. — Поцеловал и добавил: — Попробуешь еще сбежать — пеняй потом на себя. Лимит терпимости уже профукала. Учти.

А она и не хотела больше вырываться. После того, как он ее нашел и забрал из полицейского участка чувство бунта утратило остроту, притупилось. Полтора месяца варилась в собственных противоречиях ожидании и страхе. Времени на подумать оказалось более чем достаточно.

После ресторана они зашли в супермаркет, купили продукты на завтрак, а когда вернулись в квартиру, Разумовский тут же зажал ее в углу. Оторвался на пару секунд, отбрасывая в сторону куртку.

— Лон, ты мне подсыпала, может чего? — спросил с усмешкой, резкими движениями расстегивая ремень. — Посмотри, что делаешь. — Кивнул вниз на свой указатель мужской заинтересованности.

— А… мне… я в душ… — проговорила растерянно, чувствуя себя неловко, так как после дороги, и прокладка ежедневная там, а из-за этого почему-то стыдно стало. И вообще. Чистоту она любила не только в доме.

— Не надо, Малая. — Мягко возразил, стягивая с нее одежду. — Я тащусь от твоего запаха. — После чего опустился на колено, уложил ее левую ногу себе на плечо и показал… как именно тащится. Чем контузил ее самообладание окончательно и бесповоротно. Просила у Вселенной, чтоб хотел ее бешено до одури? Получите-распишитесь! И нечего теперь краснеть и стесняться. Страсть — это такая мадам, которая не признает неспешности, а как раз наоборот!

Первый месяц их совместной жизни в Литве прошел практически идеально. Словно молодожены — не вылезали из постели. Готовили друг другу кофе-завтрак по утрам; в редкие солнечные дни гуляли по паркам, держась за руки; смотрели фильмы, потягивая вино или что-нибудь покрепче; ездили за покупками. Илона даже задумалась о том, чтобы отказаться от противозачаточных таблеток.

Вадим нахмурился, узнав, что у нее начались месячные. И волновало его явно не то, что придется воздержаться с интимом на несколько дней. Он, кстати, как человек совершенно не брезгливый, оставил ее в покое аж на одни сутки, когда видел, что Лона действительно плохо себя чувствует. А уже на следующий день, ласково, но непреклонно затолкал в душевую кабину со словами:

— Если будет больно — скажешь. Не ной, пожалуйста. Кого стесняешься? Меня? Значит, не смотри туда.

У Разумовского вообще отношение ко всему было предельно простым. Эдакое черно-белое кино, без полутонов и подтекстов. Никакой тебе таинственности или загадочности.

На третий день по приезду изложил свое виденье касательно финансов.

— Наклепаешь мне список чего нужно купить по продуктам. И подумай, что тебе необходимо из одежды или обуви. Я постараюсь завтра освободиться пораньше — съездим, оденем тебя. — Говоря это, достал из портмоне пластиковую банковскую карточку. Положил перед ней. — Вот. Это тебе на расходы. Код — два нуля тринадцать.

— У меня есть деньги, Вадим. — Попыталась улыбнуться, но вовремя остановилась.

— Это очень хорошо, Лона. — Ответил резко. — Я прекрасно знаю, из какой ты семьи. Твои доходы от отцовского бизнеса или зарплата меня не интересуют. Мужчина в этом доме — я. И обеспечивать свою семью буду только я. У тебя совершенно другие задачи.

Сколько женщин на планете Земля мечтают услышать подобные слова? Миллионы. Но их можно сказать по-разному. Илка застыла, не понимая, чем заслужила такое раздражение в свою сторону.

— Не злись на меня. — Попросила негромко.

— Я не злюсь. Просто расставляю точки над «і». — Погладив ее по щеке, пальцем другой руки подвинул карточку вперед.

В конце ноября у них случилась первая размолвка. Илона, чтобы как-то разнообразить свой быт, решила съездить на экскурсию по городу. Отыскать такую, не будучи в компании целенаправленно приехавших туристов оказалось не так просто, но она нашла выход, договорившись, что подъедет к указанному месту сбора и присоединится к уже сформированной группе.

Вадик, не ожидавший чего-то подобного, был явно удивлен, но возражать тогда не стал. Промолчал он и после того, как Ила нашла сайт с услугами «персональных» экскурсоводов. После чего, обрадовавшись, отправилась в район Ужупис — местом обитания всей творческой интеллигенции: художников, скульпторов, живописцев, архитекторов. Разумовский в ответ попросил показать Лауру-гида, с которой она успела договориться, а на следующий день отвел на место их встречи.

Его терпение лопнуло очень быстро. Стоило только ей заикнуться о поездке в Тракай, городок, что находится в тридцати километрах от Вильнюса. Что может быть плохого в желании увидеть островной замок XIV века? Оказывается, может.

— Лон, мне не нравится, что ты в компании непонятно кого шатаешься по городу. Хочешь экскурсий — поедем вместе. Но самодеятельность вот эту прекрати. Лаура меня напрягает, если честно. Фиолетовые волосы и салатовое пальто, наверное, говорят о незаурядности ее, как личности, но такой креатив, как по мне, больше подходит для неформальной тусни.

— Ты сделал такой вывод, даже не пообщавшись?

— Хорошо. Скажу иначе. Я не хочу, чтобы ты с ней гуляла по злачным местам.

— Мы лишь зашли в кафе, чтобы согреться. Ну, выпили по бокалу вина — что в этом такого? — Лона, действительно задержалась на час после похода в Ужупис. Но она позвонила и предупредила о том, где и с кем находится. Казалось бы, в чем проблема?

— Малая, если я говорю неразборчиво, еще раз повторю — завязывай. Без меня ни в Тракай, ни в другое место ты больше не поедешь. Так понятно?

— Понятно. — Буркнула недовольно в ответ и отправилась мыть руки.

Приподнятое настроение было испорчено. Ей вовсе не хотелось с ним препираться, но на душе стало кисло, а потому как-то так само собой вышло, что надулась и вместо того, чтобы по обыкновению сесть к нему под бок и посмотреть телевизор, ушла в спальню с планшетом.

Загрузка...