Глава 7

Илона просыпалась в то утро дважды. Первый раз ее разбудили теплые мягкие губы на шее, и бесцеремонные пальцы между ног со всеми вытекающими последствиями в виде интимного танца для двоих, а второй уже сама. Очнулась и потянулась так, что косточки хрустнули. Как же хорошо! В теле легкая усталость. Губы припухли и стали чуть болезненными. И запах! Такой родной, такой дурманящий. Он обволакивал, нежил сознание, проникая внутрь, будоражил воспоминания о прошедшей ночи…

Вдруг послышался приглушенный голос Вадима, который судя по всему, курил на балконе и разговаривал с кем-то по телефону:

— Да. Да. Дождись меня. Я в понедельник буду. — Молчание. — Не подписывай пока ничего. Потерпят. Ты Алджису отослал? Ну, вот и отлично. Перешли потом мне его ответ.

Сердце Лоны перестало стучать, скукожившись от боли до размера фаланги на ее мизинце. Сверху вниз пошла волна разочарования. Вот как. Накормила сама себя иллюзиями. Господи, как же горько! Выждав пару минут, пока смогла совладать с эмоциями, поднялась и отправилась в ванную, где закрылась на щеколду. Принимая душ, не сдержалась, расплакалась. Отчаяние пульсировало вместе с кровью везде: в каждой клеточке, в каждом волоске, в каждом вдохе и выдохе.

Но времени у нее было в обрез. Вадим постучал в двери:

— Пустишь меня к себе?

— Я уже выхожу. — Ответила, поборов спазм в горле. Все же правильно он сам себя недавно назвал: «Скот». Очень правильно!

Пока возилась в кухонной зоне, старалась не сталкиваться с ним взглядом. Спросить в лоб? Или дождаться пока сам начнет говорить? В понедельник, значит. Ничего в его жизни ровным счетом не поменялось. Отлично, просто отлично!

Как ни странно, ей удалось не выдать себя. Если и заметил напряжение, то виду не подал. Тем лучше. С улыбкой провела до двери, так как ему надо было выехать раньше (помогал с организацией фуршета и прочего) и даже ответила на не детский поцелуй. Лети!!

После чего присела и задумалась.

Настроение у Разумовского в то утро было шикарным. Пусть не блины, но завтракать и смотреть на смущенную Лонку, было очень приятно. Сидела напротив, боялась в глаза посмотреть. Ну да, ночью позволил немного пикантного, похулиганил, но особо не экспериментировал. Рано еще. Чуть позже обязательно. Она — чистый лист, а потому рисуй, что хочешь. А фантазий бурлило столько, что сам себе удивлялся. Надо было все же оприходовать ее еще раз, да оделся в парадно-выходное сдуру сразу после душа. Ладно. Вечером нагонит упущенное.

Потом мысли переметнулись на рабочие темы ну и сам собой в голове возник Вильнюс. Марк входит в долю по таунхаусам, а значит, в Литве придется заякориться. А теперь главный вопрос: что делать с Малой?

Забрать с собой? А выйдет ли что путное из этого? Да, сейчас все так медово, что хочется спрятать ее куда-нибудь, доставать периодически, целовать и снова прятать. А там? Он с утра до вечера на работе. Пока Марк не переедет со своей Сашей, у Лонки даже не будет компании, чтобы словом с кем-то перекинуться.

Да уж. Было над чем задуматься. Надо с Марком эту тему перетереть. Пусть округлит свой левый глаз еще раз.

Илона еле нашла место для парковки. Приткнула машину, взяла сумочку, прозрачную шаль и отправилась в сторону церкви. Недалеко от входа увидела маму с какой-то незнакомой женщиной. Поздоровалась. Сухо ответила на банальные вопросы. Как у нее могли быть дела? Отлично! Она полчаса назад впервые в жизни выпила таблетку постинора, прекрасно зная насколько это вредно для организма!

Как понимать поведение Разумовского?! Наивно посчитала, что он перестал с ней предохраняться, так как захотел чего-то большего, чем тайные встречи во время его приездов. Оказалось, что показалось. После подслушанного телефонного разговора на душе у нее было так гадко, что по большому счету, если бы не дала обещание Саше приехать — осталась бы дома.

Что делать, как себя вести? Голова шла кругом. Лона, отчасти, поэтому и появилась на венчании — хотела уловить момент, чтобы поговорить с новой невесткой. Получить еще один волшебный поджопник, что ли. Ну, или хотя бы узнать мнение по поводу происходящего. Так уж сложилось, что подруг у нее не было. Когда-то сильно обожглась в дружбе и больше не подпускала никого близко. Она и Александре-то доверилась только потому, что готова была в тот вечер под поезд броситься от отчаяния.

Вадим пообещал Марку прекратить их отношения и сделал бы это, если бы она не ушла первой. Только как теперь вытянуть? Илоне было дискомфортно в новой шкуре: постоянный самоконтроль изматывал, требуя много усилий и нервов. А потому нужна подзарядка. За этим она приехала, а не в стремлении помириться с братом.

Распорядительница свадьбы пригласила всех пройти в церковь. Из дверей вышел Разумовский и окинул собравшихся взглядом. Отыскал ее, улыбнулся… И. Подписал. Себе. Приговор!

Если бы он подошел. Если бы дал понять стоящей рядом маме, что они отныне вместе. Если бы поцеловал при всех, пусть и в щечку (ведь мужчины прекрасно умеют обозначать свою территорию!). Если бы сделал хоть что-нибудь! Но он не сделал…

Наблюдая за церемонией Ила не могла отвести взгляд от невесты. Какое же уматовое на ней было платье! Ничего вычурного, и с тем же шикарное до не могу: кремовое, с красной нижней юбкой из фатина. И такая же невесомая накидка на плечах, которой в нужный момент она накрыла голову. И при всем этом не наряд ее украшал, а наоборот! Просто супер!

Из трех невесток Саша Илоне нравилась больше всех. И дело заключалось не в том, что та поддержала ее в нужный момент. Лиза, первая жена Марка, относилась к ней как к дочери. Понятное дело — та была еще ребенком, когда брат женился. Вторая, Алина — мрак полный. Красивая холеная стерва. А вот Александра помимо привлекательной внешности притягивала неуловимой внутренней добротой. Было в ней что-то. Надломленность, сердечность, тайна. Выглядела гораздо моложе своих лет, но в глазах бездна. Так смотрят битые жизнью взрослые люди…

Чуть позже Лона узнала, что ее новая невестка сирота. И все в один момент стало понятным и сложным одновременно. Характер старшего брата прекрасно знала, а потому хотелось Сашу защитить. Что заставило ее выйти за него замуж? На покорное безвольное приложение к мужчине, вроде той же Лизы она явно не походила. Загадка.

После церковного обряда гости направились в ресторан. Свадьбы в привычном для всех понимании не было. Фуршетный стол и танцы для желающих. Пока молодожены отлучились на фотосессию, присутствующие смогли немного раззнакомиться и Лонка, совершенно неожиданно для себя заинтересовала сразу двоих мужчин. Один был слишком старым или же выглядел так. Не с пробивающейся сединой, как у Вадима, а практически белый. Но ему это очень шло, как ни странно. Представился Сергеем, заставив непроизвольно сморщить носик. Ассоциация с недавним кавалером была еще слишком свежа в памяти. Второй, кто подошел и познакомился, тоже не первой свежести, лет под сорок — Кирилл. Этот хоть и выглядел моложе, и чертами лица приятнее, должного интереса все равно не вызвал.

Все ее естество занимали мысли и переживания о Вадике. Внутри что-то замирало и, оборвавшись, падало вниз. Два дня. Осталось два дня до полного краха надежд. Лона терпеливо ждала несколько часов кряду, чтобы улучить момент и поговорить с Сашей. Пришлось танцевать с новыми знакомыми и даже улыбаться в ответ, благодаря чему неожиданно разозлила Разумовского. Он долго следил за ней своим темным взглядом, потягивая сквозь зубы коньяк, после чего выбрал момент и подошел, взяв за руку. Потащил на танцзону, не спрашивая.

— Малая, у тебя вообще страха нет? — спросил так, что Илка непроизвольно поежилась.

— Что прости? — Она округлила глаза, изображая недоумение.

— Держи дистанцию, когда танцуешь с кем-то, иначе накажу. — Теплое дыхание прямо в ухо заставило ее сжаться от холода, пробежавшего по спине.

Очень хотелось ответить ему что-то колко-отрезвляющее, но слов почему-то не нашлось. Любовник, качающий права — абсурд по ее мнению. И что это за заявочки такие? Словно ветром из детства подуло. Накажет он. И, тем не менее, ощущение почему-то было таким, как будто по рукам стукнули.

Когда танец закончился, и они отошли в сторону, рядом появился Кирилл. Протянул руку в приглашающем жесте, но напоровшись на взгляд Разумовского, что стоял неподалеку, притормозил.

— Извините… я может, не понял чего… Илона, вы вместе?

— Нет, нет, что вы. Это мой брат. Знакомьтесь — Вадим. Кирилл.

— Да мы, собственно, знакомы.

— Да? Отлично… — она затнулась, после чего кивнула остолбеневшему Вадику и потянула нового знакомого за собой, чуть ли не насильно заставляя мужчин разнять рукопожатие.

— Он точно ваш брат? — спросил слегка озадаченно ее спутник.

— Да. Троюродный. А что? — соврала, не моргнув глазом.

— Не знаю. Реакция странная.

— Не обращайте внимание. У него с Марком комплекс старших братьев по поводу меня. Считают своим долгом оберегать: где надо и где не надо.

— С Марком?

— Ну да. Марк мой родной брат. Я не говорила? — разумеется, нет, и она прекрасно знала об этом. На его вопрос во время предыдущего танца ответила, что присутствует здесь со стороны жениха, не уточняя деталей.

Кирилл уставился удивленно и заинтересованно одновременно. Илона усмехнулась. Ей стало даже любопытно: как он будет вести себя дальше? Но веселое настроение быстро улетучилось, стоило лишь на миг встретиться взглядом с Вадимом. Сердце предательски екнуло от испуга. Ой-ей. Наверное, к себе сегодня лучше не ехать. А куда?

Решение пришло сразу же. Чуть позже поговорила с мамой и пообещала отвезти ее домой, здраво рассудив, что ночевать лучше останется в поселке. Это немножко успокоило и помогло унять землю под ногами. Уф! Никогда раньше она не боялась Разумовского. А теперь все как-то перевернулось с ног на голову. Поведение, отношение, слова, секс — как будто с незнакомцем. Разве такое возможно? Выходит — да?

Потом ее еще раз пригласил танцевать Сергей. Незамужних девушек было очень мало, а потому, понятное дело они все были нарасхват.

С Сашей им удалось поговорить совсем немного. Подходить к Марку Лонка не хотела и всячески его избегала, стоило им оказаться на опасной близости. Передала через маму конверт, проигнорировав красноречивый взгляд в свою сторону. Но брат был не из тех, кто позволил бы по отношению к себе такое открытое пренебрежение. Он выследил ее в коридоре возле туалета и не дал пройти мимо.

— Лона, прекрати, пожалуйста. — Попросил, нависая сверху. — Если я тебя обидел — извини. И хватит дуться. Ты ведешь себя как ребенок.

— Странно, а разве не как к ребенку ты всегда ко мне относился? Или ты жонглируешь понятиями «взрослый» и «ребенок» в зависимости от того как удобно в данный момент?

— Лона. — Марк сжал губы и тяжело пропустил сквозь них выдох. Побуравил ее взглядом какое-то время, после чего предложил совершенно другим тоном, протягивая руку с выставленным мизинцем: — Давай мириться, а?

Илона не была бы собой, если бы не сдалась.

— Давай. — Прошептала жалобно, цепляясь своим пальчиком в ответном жесте, а уже через секунду была впечатана в его грудь.

— А ты оказывается крепкий орешек, Малая. — Сказал, чмокнув куда-то в макушку.

— Мне далеко до брата. — Пробубнила Ила, улыбаясь и обнимая в ответ.

— Потанцуешь со мной?

— Если пообещаешь не наступать мне на ноги.

— Я один-единственный раз! — возмутился он.

— Да-да, и это было давно. — Подсказала она, нарочно издеваясь. — Идем. Удивишь меня своей грациозностью.

Загрузка...