Эпилог


Потолок, охваченный огнем, и шкаф, придавивший меня к полу – вот моя награда. От удушливого и едкого дыма глаза слезятся, а в горле, вызывая непроизвольный кашель, запершило так, будто так сидят сто чертей и дерут нежную слизистую своими когтями. Я повернула голову и сквозь пелену слёз увидела книгу, ту самую, что изменила мой мир и меня. Его изображение показалось мне тусклым, далеким от настоящего Анри. На самом деле он лучше, красивее, остроумней, загадочней и… Его больше нет. Может быть, все происходящее было очень длинным сном? Но я все равно тянусь за чёртовой книгой, даже если это будет последнее, что я сделаю в жизни. Умирать не страшно, страшно жить в мире, где его нет, даже на бумаге.

Кто-то откидывает от меня шкаф, когда я почти дотянулась до книги. Голова кружится, перед глазами плывёт, с меня скидывают упавшие книги и под мой возмущенный крик подхватывают на руки. Последнее, что я помню, когда на чужих руках покидаю горящую квартиру, а это охваченную огнем книгу.

***

Спустя пару месяцев


– А теперь объявляется первый танец молодых! – крикнул тамада, и меня передернуло.

Да сколько можно этих первых танцев? В загсе – танец, на выкупе – танец. Да все уже давно поняли, что они ходили на танцы, чтобы произвести впечатление на гостей!

– Ань, смотри какая твоя сестра красивая! – мама нежно коснулась моего плеча, судорожно всхлипывая. Что за женщина, дочь замуж отдает, а целый день рыдает, точно сына в армию провожает.

– Еще бы она не была красивой, я же это платье сшила, – пробормотала, отпивая из бокала шампанское. Моё задание на этот вечер: напиться и перепробовать все блюда на этом празднике.

Мама расщедрилась вместе с мужем для младшей дочери, заказали целый ботанический сад. Накрыли столы, украсили все живыми цветами в белой и лиловой цветовой гамме. Гостей пришло много, сотня где-то, и все уже успели надоесть мне и подписать мой гипс на ноге — это такое развлечение придумала моя сестра.

– Вот бы увидеть и тебя в свадебном платье, – мечтательно протянула эта невыносимая женщина и сурово на меня посмотрела. – Ты когда замуж собираешься?!

Я выразительно развела руками, показывая на свой гипс на правой ноге от лодыжки до бедра. Даже если и найдется идиот, желающий меня взять в жёны, он наверняка сумеет от меня убежать, познакомившись поближе. Да и не хочу я замуж, я там уже была. Залпом допила бокал и потянулась за вторым.

– Хватит пить! – мать вырвала бокал и поставила его в сторону. – Тебе, между прочим, послезавтра на работу!

Тоже мне работа, открыла на меня ателье по пошиву одежды и заставляет пришивать пуговицы и перешивать молнии непутевым клиентам. Хотя такая работа куда лучше завода, откуда меня выставили, узнав о трёхмесячном больничном в связи со сложным переломом ноги. Да ладно, совсем это неважно. Я уже к новой работе привыкла, несмотря на то, что отвозит и забирает меня оттуда муж матери. Вот уж с кем у меня не заладилось с самого начала! Что, в общем-то, закономерно, если учитывать, что я живу у них с матерью, пока в моей квартире делают ремонт.

Квартиру у меня не отобрали, хотя сейчас я бы ее сама отдала, только бы не спать в одной кровати с Олей. Моя младшая сестра оказалась совсем не такой, какой я ее представляла. Взбалмошная, очень позитивная и жизнерадостная, не было и дня с тех пор как меня привезли из больницы в их дом, чтобы эта девчонка не довела меня то до умиления, то до немыслимого раздражения своим поведением. Она ещё ребенок, в хорошем смысле этого слова. Наивная, обаятельная и очень добрая. Неудивительно, что я согласилась сшить ей платье. Я дала ей шанс, как и матери и все ещё не знаю, что из этого получится. Теперь, зная, что сестричка съедет после свадьбы в квартиру к своему мужу, я даже загрустила. Мне нравились наши ночные посиделки и обсуждение книг, но я за нее счастлива. Хоть у кого-то книга закончилась хеппи-эндом. Ее муж, Марат, показался мне таким же непосредственным, как и она, так что проблем у них точно не будет. Да и когда видишь, как эти двое смотрят друг на друга, сразу понимаешь – это любовь.

– Помнишь, я говорила тебе о старшем брате Марата? – оживилась матушка, и я закатила глаза.

– Мама, – простонала, и женщине не осталось ничего другого, как развести руки в стороны.

– А теперь попросим и остальных гостей присоединиться к нам! – закричал тамада, под аккомпанемент Верки Сердючки.

– Иди, иди, – улыбнулась матери, и та побежала танцевать с остальными гостями.

Когда посреди танцевальной площадки натянули веревку, и все гости начали танцевать по очереди лимбо, я уже искренне улыбнулась. А когда полноватый, с солидным пузом отчим попытался пройти под веревкой и завалился на пол, я уже хохотала в голос, как и большинство присутствующих. Моё веселье, правда, неожиданно прервал собачий лай. Белая дворняжка забежала в открытую дверь с улицы и беззлобно тявкнула на меня, оставшуюся возле столов, на некотором отдалении от основного действа.

– Какая милашка, – восхищенно протянула ей руку, и собака приветливо ее облизала. – Ты голодная?

Собака снова тявкнула и, взгромоздившись на меня передними лапами, встала на задние и, под мои скупые протесты, принялась облизывать моё лицо. Какая она ласковая! Даже захотелось забрать ее себе, но заметила на ней ошейник. Жаль, собака уже кому-то принадлежит.

– Ты потерялся, малыш? – расстроилась, пытаясь рассмотреть имя или какую-нибудь другую информацию на ошейнике, но собака не давала этого сделать, настойчиво норовя лизнуть меня прямо в нос.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Зефир! – послышался крик с улицы, и я замерла. – Зефир! Где ты, мальчик?

Заморгала часто, посмотрев на собаку, та тявкнула и затем бросилась к двери, в которых показался ее хозяин с поводком в руках. Собака подпрыгнула перед мужчиной в темном спортивном костюме какой-то дорогой марки и бросилась обратно ко мне, облизывая мои обессилевшие руки.

– Зефир, ну что ты делаешь? – возмутился хозяин на собаку, а у меня на глаза навернулись слёзы. – Нельзя так бросаться на людей.

Мужчина опустился перед собакой на корточки. Его светлые волосы были мокрые от пота, как и белая футболка-поло, возможно, он был на прогулке, когда собака сбежала. Затем он поднял на меня глаза, такие же синие, как я помню, и по моим щекам потекли слёзы. Взгляд мужчины тут же стал обеспокоенным.

– Извините, он вас напугал? – в его голосе слышалось истинное волнение, но вероятнее всего оно обусловлено вежливостью. – Обычно Зефир не бросается на людей, не знаю, что на него нашло.

– Нет, – выдавила из себя, смахнув слёзы, и, протянув руку, почесала пса за ухом, от чего тот мило затявкал. – У вас прелестная собака.

Мужчина поднялся и, вместо того чтобы забрать собаку и уйти, неожиданно представился:

– Я Андрей, а этот обаятельный и суровый зверь – Зефир.

Он протянул мне руку, и я, дрожа, пожала ее, не в силах оторвать от него взгляд. Рукопожатие как-то затянулось, он не отпускал мою руку, почему-то внимательно смотря на меня, а я ее не забирала, желая продлить касание.

– Анна, – ответила непривычно для себя. Мне просто хотелось снова услышать, как он называет меня так, пусть это не мой Анри. Это ведь не он? Хоть и похож, как две капли воды.

– Мы с вами нигде раньше не встречались? Может на работе? – спросил он серьёзно, словно пытаясь что-то вспомнить.

– Разве что в другой жизни, – слабо улыбнулась, ненавидя себя за то, что мне все же пришлось выпустить его руку.

– Я пожарник, а вы? – спросил он с долей неловкости, даже убрав руку за спину.

– Я швея, меня не так давно спасли на пожаре, может это были вы? – предположила, грустно улыбаясь.

– Возможно, – рассеянно произнёс он, во всей видимости даже не расслышав моих слов, потому что как-то внимательно на меня смотрит. Между его бровей появилась знакомая мне морщинка, и я не удержалась от улыбки и последующих за ними слёз.

– У вас что-то болит? Вам плохо? – заволновался мой новый знакомый.

– Нет, я… – попыталась придумать оправдание своим слезам радости, но не смогла.

– А теперь для всех влюбленных медленный танец! – объявил тамада, и диджей включил медленную песню.

– Тогда почему вы плачете? – недоумённо спросил Андрей, и мне все же пришлось поспешно найти оправдание своим непрошеным слезам.

– Эта моя любимая песня, я очень хотела потанцевать под нее, – пробормотала, смущаясь и указывая на свою сломанную ногу.

– Так что же вам мешает? – произнес он с улыбкой, от которой сердце на мгновение перестало биться. Он встал напротив меня и, чуть склонив колено, как джентльмен протянул мне руку.

– Потанцуете со мной, Анна? – предложил он, вызвав у меня улыбку. Все как на том приеме Розенбергов…

– Смотрите, потом не пожалейте о своем предложении, – улыбнулась ему, когда моя рука оказалась в его. – Я же вам все ноги гипсом своим оттопчу.

– Я никогда не жалею о своих предложениях, словах и действиях, – ответил мне знакомыми словами мужчина моей мечты в любом из миров. Он мягко потянул меня на себя и подхватил под талию, помогая встать.

– Ваша жена вряд ли в восторге от ваших принципов, – вырвалось у меня, когда мы принялись топтаться на месте, обнимаясь и изображая танец.

– Я не женат, – чуть улыбнулся он и добавил, как-то выразительно смотря на меня: – пока что.

– Это неудивительно, – рассмеялась, пытаясь скрыть смущение, – танцуете вы ужасно.

Андрей тоже засмеялся, Зефир принялся прыгать возле нас, а улыбка как будто приклеилась к моим щекам.

– К нашей свадьбе постараюсь исправиться, – пошутил он, а моё сердце радостно екнуло.

– Буду с нетерпением ее ждать, – выдохнула на одном порыве, как заколдованная смотря ему в глаза.

– У меня такое чувство, – прошептал он, наклоняясь ко мне ближе, – что ждать придётся недолго.

– Давайте поздравим самую красивую пару этого танца! – закричал тамада с подачи Оли. Невеста прыгала в своем платье, не сдерживая эмоций, рядом с довольной мамой. Прожектор осветил нас с Андреем, мы прекратили танцевать, но он не перестал поддерживать меня.

– Не сочти за наглость, но можно на «ты»? – спросил он у меня, махая гостям, которые нам хлопали так же, как жених и невеста.

– Конечно, – смущенно улыбнулась.

– Ты не будешь возражать, если мы сбежим с тобой мной туда, где не надо танцевать? – спросил он улыбаясь.

– С тобой хоть на тот свет, – выдохнула, чувствуя себя счастливой. В ответ он только рассмеялся и подхватил меня на руки. Зефир радостно затявкал, кружа и подпрыгивая вокруг нас и мотая хвостом как пропеллером из стороны в сторону.

Я наконец-то получила свою награду и другой мне не надо.


Конец

Загрузка...