9

СОНЯ

За окном стучала весенняя капель, солнце пригревало, сугробы почти растаяли. Яркая весна будоражила кровь, я верила, что и у меня, и у Лизы всё самое лучшее ещё впереди.

Однако весь апрель мы страдали — теперь уже вместе. Лиза никак не могла прийти в себя после предательства Павла. Я видела, что подруга старается заглушить боль работой. Она брала дополнительную подработку, хваталась буквально за всё подряд. Почти не спала — я засыпала, а она всё ещё сидела у компьютера и разбиралась с бухгалтерскими документами.

Я переживала за неё — Лиза осунулась, похудела, потухла. Под глазами залегли чёрные тени. А ведь она всегда была такой весёлой, энергичной!

Как я злилась на подлого обманщика! Что он сделал с моей бедной подругой…

— Лиз, ты случайно не беременна? — настойчиво переспрашивала я едва ли не каждый день.

— Да нет же, нет! Успокойся уже!

— Какая-то ты подозрительная.

Лиза отодвинулась на стуле от стола, посмотрела в тёмное окно.

— Просто никак не могу прийти в себя, — тускло произнесла она.

— Я понимаю, Лизочка. — Я подошла к подруге и обняла её за плечи. — Потерпи немного, пройдёт время, и тебе уже не будет так больно.

— Хочется верить, — уныло пробормотала Лиза.

* * *

— Соня, Соня, иди сюда скорее, — шёпотом позвала начальница, прикрыв ладонью телефон, а потом продолжила разговор: — Аллочка Юрьевна, у меня в цехе есть чудесная девочка, если хотите, я сейчас с ней поговорю и предложу ей. А потом вам перезвоню. Да, да, это очень трудолюбивая и ответственная девочка, и ей всецело можно доверять.

Я поняла, что речь идёт обо мне и зарделась.

— Соня, слушай. Одну очень важную даму прокатили с уборкой. А ей нужно срочно, потому что завтра она устраивает приём. Хочешь подработать? Квартира небольшая, сто квадратов. Надо вылизать её до блеска, а ещё помыть окна. Тряпки, губки, бытовая химия — всё это есть, я узнала. Могу тебя прямо сейчас отпустить. Позови с собой свою подругу… как её… Люду.

— Лизу.

— Да. Одна ты вряд ли управишься до вечера. Алла Юрьевна хорошо заплатит. Она собиралась отдать за генеральную уборку восемь тысяч, а значит, эти деньги будут твоими. Или вашими с подругой, поделите попалам. Ну что, ты согласна?

Восемь тысяч?! Божечки…

— Да! — не раздумывая, выпалила я. — Даночка, спасибо, спасибо!

Была готова расцеловать начальницу — она не только работу мне подкинула, но и отпускает пораньше. Лиза сегодня уехала в офис ни свет ни заря, а это значит, что после обеда она сможет смыться.

— Я тогда пойду позвоню Лизе.

— Беги договаривайся. А потом сразу поезжайте к Алле Юрьевне, я предупрежу её, что вы уже в пути. Сейчас скину тебе смс-кой адрес.

Бирюзовый смартфон пискнул, я открыла мессенджер и едва не рухнула. Что?! Опять… «Симфония»? Первый корпус?

Важная дама Алла Юрьевна живёт в том же комплексе, что и мой босс, и ненавистная бизнес-леди Оксана. Подумать только!

Так, ещё одно совпадение. Судьба постоянно подталкивает меня туда, где можно встретить Кирилла Андреевича. Это говорит о том… о том… В общем, мироздание на моей стороне, оно пытается мне помочь.

Однако ничего не происходит. Почему?

— Соня, — строго сказала начальница. — Вы уж с подружкой постарайтесь, ладно? Не подведите меня. Аллочка Юрьевна — мама нашего директора.

Я поперхнулась воздухом и уставилась на Дану в полном изумлении.

* * *

— Надо же, Дана знакома с мамашкой твоего босса. Оказывает ей всякие услуги, типа организации генуборки. Прогибается.

Мы с Лизой уже продвигались от метро к комплексу «Симфония». Прошлый раз, когда мы вместе туда направлялись, шёл снег, и мы даже поиграли в снежки.

А сейчас вокруг звенела весна, хлюпала вода под ногами, щебетали птицы.

Лиза взяла с собой сменную одежду — футболки, лосины, вьетнамки. Когда я ей позвонила, она уже вернулась в общагу из офиса и даже успела перекусить. Она и мне захватила два покупных пирожка с капустой.

— Ну, понятно, Дана из богатеньких, поэтому Алла Юрьевна с ней общается. Они одного поля ягоды. С обычным бухгалтером или швеёй «Эланты» мамашка генерального директора вряд ли стала бы разговаривать, тем более — поддерживать отношения, — продолжала рассуждать Лиза.

А я могла думать только о том, что сейчас познакомлюсь с женщиной, которая родила необыкновенного сына. Я уже заранее была готова её любить.

Правда, ей моя любовь даром не нужна.

— Как мы будем мыть окна на десятом этаже? Я боюсь, мне страшно, — сказала Лиза.

— И мне. Придётся держать друг друга.

— На десятом мы ещё не мыли.

У нас за четыре года жизни в Москве накопился многообразный опыт подработки. Что мы только не делали! Но на такой верхотуре окна мыть ещё не приходилось. Не грохнуться бы!

— Сонь, наверное, твой Казанцев купил сразу две квартиры — себе и маме.

— Думаю, так и есть.

— Сколько же у него миллионов?!

— Ну, немножко больше, чем у нас, — засмеялась я и перепрыгнула через лужу. На голых ветках деревьев дрожали капельки воды, в них сверкало солнце.

— Сонь, а вдруг мы сейчас зайдём в квартиру, а там твой Казанцев у мамульки чаи гоняет, общается? Что тогда делать?

— Нет, это невозможно. Сейчас Кирилл Андреевич в главном офисе. Всё же разгар рабочего дня, не забывай.

— Но вдруг он вечером забежит проведать любимую мамочку? Ты его увидишь и снова начнёшь страдать. Я этого не хочу. Ты только-только начала его забывать.

Я горько вздохнула.

Лиза ошибается, я ни на минуту не забываю о Кирилле Андреевиче и продолжаю о нём мечтать. Просто в последнее время подруге было гораздо хуже, чем мне, поэтому я постаралась спрятать поглубже свои чувства.

* * *

Мы поднялись на лифте на десятый этаж. От волнения у меня пересохло в горле.

— Девочки, здравствуйте, проходите! Как хорошо, что вы пришли, я вас уже жду!

С бешено колотящимся в груди сердцем я вступила вслед за Лизой во владения Аллы Юрьевны и чуть слышно поприветствовала даму.

Мраморный пол в холле, зеркала и картины на стенах, овальный стол из натурального оникса в гостиной, бархатные диваны…

Квартира была так же роскошна, как и её хозяйка.

— Вы Соня, а вы Лиза? — уточнила Алла Юрьевна, очаровательная сероглазая шатенка с короткой пышной стрижкой.

— Наоборот! — бойко поправила даму Лиза.

— Ах, понятно. Вот здесь вы можете переодеться, а потом я покажу вам фронт работ.

В ушах и на пальцах сверкали бриллианты, но украшения не казались вычурными, напротив, смотрелись очень стильно. Узкие брюки цвета лаванды и шёлковая блуза подчёркивали изящную фигуру.

Возраст можно было высчитать приблизительно, мы же знали, что Кириллу Андреевичу двадцать восемь, а его маме должно быть, как минимум, сорок шесть. Однако чисто внешне возраст не угадывался, Алла Юрьевна выглядела гораздо моложе моей мамы, которой тридцать восемь.

Интересно, сколько же ей? А если за пятьдесят? Тогда она выглядит просто сногсшибательно! И как же они похожи с Кириллом Андреевичем, глаза у них совершенно одинаковые.

Мы переоделись, выслушали Аллу Юрьевну и принялись за дело. Зря боялись мыть окна, нам безумно повезло: рамы полностью открывались вовнутрь, нам не пришлось высовываться наружу и балансировать на подоконнике.

В мастер-спальне на комоде я увидела несколько фотографий — на них были запечатлены лучшие моменты семьи Казанцевых: совсем юная Алла Юрьевна с младенчиком на руках, и папа Кирилла Андреевича, и сам босс — сначала малыш, потом подросток. На фото присутствовал ещё один ребёнок Казанцевых, девочка.

Видимо, это та самая сестрица, которая утопила в ванной айфон.

И через минуту я обнаружила эту красавицу в одной из спален. Она с возмущением взглянула на меня, когда я вошла в комнату с ведром и тряпками в руках.

— А стучать тебя не учили? — надменно поинтересовалась кукла Барби, точная копия своего брата, только в женском варианте: тот же прямой нос, чувственный рот, невероятные серые глаза…

— Ой, простите! — испугалась я. — Думала, тут никого нет.

— Она думала, надо же! — скривилась Барби, передразнивая. Видимо, подразумевалось, что существо, типа меня, лишено способности мыслить.

Нервно передёрнув плечами, кукла вернулась к своему занятию. Она стянула в высокий хвост тёмные длинные волосы, которые струились, как шёлк, и принялась перед зеркалом наносить блеск на пухлые губы.

Гламурная штучка уже была полностью одета. Я украдкой осмотрела её. Этот брендовый костюмчик стоит, наверное, в двадцать раз больше, чем весь мой гардероб.

— Так, шкафы не открывать, в ящиках не рыться. Это ясно?

— Даже и не собиралась, — пожала я плечами.

— К косметике моей не прикасайся. К парфюмам — тоже.

— Боже упаси.

— Но под кроватью чтобы помыла. И диван отодвинь, не ленись.

— Хорошо, обязательно.

Когда неприятная красотка вышла из спальни, обойдя меня как предмет, я удивлённо покачала головой: надо же, какие разные брат и сестра!

Слышала, как девица недовольно выговаривала в холле Алле Юрьевне:

— Мам, ну что ты затеяла?

— Вероника, так у меня же завтра девичник, подруги придут. Надо подготовиться.

— Откуда взялись эти девицы? Мам, пускаешь в дом непонятно кого. А если что-то пропадёт?

— Ой, Ника, прекрати. Чудесные девочки, нам их прислала Дана, она за них поручилась. Всё будет хорошо.

— Ладно, пока. Вернусь поздно, Марк меня подвезёт.

«Интересно, как Марк терпит эту кобру? Или ему нравится, когда его опрыскивают ядом?» — задумалась я.

До девяти вечера мы упирались изо всех сил, однако надраили всю квартиру до блеска. Мама Кирилла Андреевича приняла работу — обошла все комнаты, во все углы заглянула.

— Всё, Алла Юрьевна, приглашайте подружек, в доме идеальный порядок, — отрапортовала Лиза.

— Ах, девочки, вы такие умнички! Сонечка, вот здесь ещё немного потри, я вижу пятнышко… Лизочка, а ты вон там, около плинтуса, видишь? Да, да. Так, теперь чудесно.

Госпожа Казанцева вручила нам честно заработанные восемь тысяч. Мы добыли их тяжёлым трудом, это было жёстко, очень!

Алла Юрьевна так ласково разговаривала, что поначалу казалась пушистой кошечкой. Однако позже стало ясно, что внутри у неё кроется стальной стержень. Она реально нас умотала, когда своим нежным голосом заставляла без конца перемывать и переделывать.

Моя коса растрепалась, я взмокла, и была совершенно без сил — кости ломило, все мышцы ныли. А что будет завтра, даже страшно представить.

Лиза тоже выглядела как выжатый лимон.

Эх, сейчас бы в душ… Но сначала надо добраться до общаги, здесь-то нам не позволят помыться — в этом сверкающем мраморном царстве!

А если бы Алла Юрьевна позволила, то потом заставила бы нас заново натирать зеркала, раковину и душевую кабину.

Ладно, потерпим до общаги.

Но не успели мы переодеться, как в дверь позвонили, и спустя минуту в квартиру вошёл…

Ах!

* * *

Кирилл Андреевич удивлённо посмотрел на нас и одновременно сгрузил на пол несколько пакетов с эмблемой супердорогого продуктового магазина.

— Всем привет. Мам, я привёз, что ты просила, — сказал он. — Девчата, а вы откуда здесь? Соня?

— Добрый вечер! — поздоровалась Лиза и заинтересованно уставилась на гостя.

— Добрый вечер, Кирилл Андреевич, — невнятным эхом отозвалась я, сражаясь с близким обмороком.

Лиза незаметно завела руку мне за спину и потыкала пальцем в поясницу. Она пыталась привести меня в чувство.

Да, это было необходимо, потому что меня прошибло электрическим разрядом от макушки до пяток, сердце заколотилось с сумасшедшей скоростью, а колени превратились в желе. Я смотрела во все глаза на своё божество и не могла поверить, что спустя столько месяцев ожидания, это всё-таки случилось: мы встретились!

— Кирюш, ты представляешь, у меня сорвалась уборка, — защебетала Алла Юрьевна. — Помощница заболела, а клининговая фирма меня злостно подставила. Не ожидала от них! К счастью, когда я разговаривала с Даной, она сказала, что может прислать одну из твоих сотрудниц. Вот, Сонечку. А Соня взяла свою подругу Лизу, чтобы всё успеть.

— Понятно, — усмехнулся директор и одарил наши с Лизой ноги, обтянутые эластичными леггинсами, таким заинтересованным взглядом, что мне внезапно стало жарко. Ещё немного, и бёдра бы задымились.

Я быстро пригладила волосы руками. Ох, и лохматая я! Да что ж я постоянно попадаюсь боссу в таком виде!

— Вижу, девчонки совсем упахались, — заметил Кирилл Андреевич и, мазнув ещё одним острым взглядом по моей груди, повернулся к маме.

Я вдруг поняла, даже скорее почувствовала, что футболка и лосины — это не такой уж проигрышный вариант.

— Девочки потрудились на славу, они провели у нас полдня, — подтвердила Алла Юрьевна. — Соня, Лиза, надеюсь, вы довольны вознаграждением?

— Да, да, конечно!

А босс вдруг грозно прищурился и постучал пальцем по циферблату шикарных часов на своём запястье:

— Значит, Соня, сегодня ты прогуляла работу?

Лиза поперхнулась, а у меня, думаю, глаза стали квадратными. Но я тут же выпалила:

— Вообще-то, я работаю на полставки, Кирилл Андреевич! Так что успела и там, и тут.

— Сын, не наезжай на девочку, — потребовала Алла Юрьевна. — Я так рада, что они мне помогли.

— Да я ж пошутил, — улыбнулся шеф, и от его совершенно невероятной, обезоруживающей улыбки весь холл залило солнечным сиянием. По крайней мере, мне так показалось. — Мам, ты же помнишь, я на минуту? Остаться не могу, у меня ещё одна встреча сегодня.

— Но, может, хотя бы чаю выпьем?

— Нет, мам, поеду.

Так чудесно было слышать это «мам»! Мой взрослый солидный босс, произнося это слово, на мгновение превращался в мальчишку.

— Ладно, Кирюш. Спасибо, что привёз продукты. — Алла Юрьевна чмокнула сына в щёку.

— Всем пока.

Я хотела закричать изо всех сил: Кирилл Андреевич, не уходите, умоляю, побудьте здесь ещё! Мне мало этих двух минут, я хочу больше!

Но я, безусловно, молчала, только улыбалась шефу немного пьяной улыбкой. Любовалась им…

Удивительно, но мой мысленный вопль услышал кто-то там, на небесах. Кирилл Андреевич не успел выйти из квартиры, ему пришлось задержаться, потому что в дверь снова позвонили.

И через мгновение в квартире возникла… бизнес-леди Оксана Геннадьевна!

Мы с Лизой окаменели, предпринимательница тоже замерла, вытаращив глаза. Ни мы, ни она не были готовы к этой встрече.

А спустя минуту начался какой-то ужас…

Загрузка...