11

СОНЯ

— Соня, подойди! — донесся повелительный голос из кабинета начальницы.

Но нашей красавицы-блондинки там не было. Неделю назад Дана улетела в Штаты, в гости к подруге. Они вместе учились в лондонском университете, потом однокурсница вышла замуж за американского инвестиционного банкира и сейчас пригласила Дану к себе в Калифорнию.

— Покатает меня по побережью на своём изумрудном кабриолете, — с улыбкой сказала начальница накануне отъезда.

С начала июня она порхала по цеху, а от её строгости не осталось и следа. Этому имелось объяснение — на пальце у Даны появилось помолвочное кольцо с огромным бриллиантом в форме сердечка.

— Соня, посмотри, как играет свет на его гранях!

— Нереально красиво, — подтвердила я.

Интересно, чем занимается Данин жених, как он выглядит? Дана сама не рассказывала, а я, безусловно, не смела расспрашивать. Я же ей не подруга. Наверное, избранник тоже красавчик, под стать нашей блондинке, и такой же обеспеченный. Какой-нибудь крутой бизнесмен. Приятно, что не жалеет денег на невесту — вон какое кольцо подарил!

— Значит, скоро свадьба? — с затаённым восторгом поинтересовалась я.

— Да, — начальница сияла от счастья. — Но свадьба — это грандиозное мероприятие, к нему надо тщательно подготовиться. Мы планируем истратить неприлично много денег, — Дана засмеялась, сверкнув ослепительно белыми зубами. — В Лос-Анжелесе уже запланировала встречу с одним крутым дизайнером. Он оформляет самые шикарные свадебные церемонии.

— Ты будешь самой красивой невестой, Дана.

Я чуть было не предложила придумать для неё свадебное платье. Но хорошо, что не успела открыть рот!

— На обратном пути из Америки заскочу в Париж. Там у меня ещё одна подруга, мы с ней пройдёмся по свадебным салонам, посмотрим платье. Ах, у меня будет свадебный наряд из Парижа!

Ну, понятно. У Даны должно быть всё самое лучшее, подружки вряд ли её поймут, если она сошьёт платье прямо у себя в цехе. Скажут: что-то ты на себе экономишь, дорогая.

…Пока Дана рассказывала мне о предстоящей поездке и своих планах, я витала в облаках. Представляла, как мы с Лизой рассекаем по Калифорнии в открытом автомобиле. Почему-то в голове появлялась картинка в стиле ретро-шик: летние платья а-ля Жаклин Кеннеди, солнечные очки и шёлковые шарфы.

Я искренне порадовалась за Дану. Скоро она увидит пальмы и белые пляжи, промчится на кабриолете вдоль океана, почувствует, как бьёт в лицо морской ветер… А потом заедет в Париж и будет примерять божественно красивые платья из шифона или атласа с филигранной жемчужной вышивкой на бюстье…

Какая удивительная у Даны жизнь! Она ведь на Новый год летала в Швейцарию, а сейчас отправилась в Америку. Не удивлюсь, что и на выходных она мотается в Европу на шопинг, например, в Милан.

Как тут не позавидовать? Нет, я не должна завидовать, это некрасиво и мелко. Но… Сразу вспоминаю, что у нас с Лизой бесконечная работа, долги и неясные перспективы. О путешествиях и шопинге мы можем только мечтать…

Чтобы поскорее закрыть карту, на которую уже стали накручиваться убийственные проценты, пришлось взять кредит. Что ж, выплатим, ничего страшного, только придётся поднапрячься, нам с Лизой к труду не привыкать. А скотина Пашка пусть подавится бутербродом с икрой, купленной на наши деньги!

Как мы только не изворачивались эти два месяца, чтобы сократить долг банку! Весь май и июнь пахали день и ночь, хватались за всё подряд. Так и продолжаем, света белого не видим…

Из интересного — я придумала и сшила три платья для одной беременной дамы в возрасте. Сорокалетняя женщина светилась от счастья: ей удалось забеременеть после долгих неудачных попыток.

Сначала она заказала одно платье, но ей так понравился фасон, что я сшила по той же выкройке ещё два, изменив детали и взяв другую ткань. Эта клиентка меня не кинула, в отличие от Оксаны. За работу я получила… пятнадцать тысяч! В полтора раза больше, чем обещала подленькая Оксанка, хотя усилий я затратила гораздо меньше — сшила эти платья буквально за пару дней.

А вот своё фиолетовое платье с бантом на плече я продала — его купила одна из наших сотрудниц на выпускной своей дочке. Я рассталась с ним без сожалений, так как оно у меня ассоциировалось с крахом надежд. Как я ждала новогоднего корпоратива, как мечтала о нём! И в результате грандиозный облом. Даже вспоминать не хочу…

Ещё нам удалось поработать моделями на выставке — мы просто улыбались около стенда и раздавали флаеры. Один вечер танцевали гоу-гоу в диско-баре — однокурсница, которая там работала, позвала на подработку.

Нас нарядили: у Лизы были кожаные ботфорты, чёрные шортики и бюстье со стразами, а у меня чёрное мини-платье с ремешками и блестящими клёпками. Плюс сценический макияж. Обадеть!

Мне очень понравились наши танцы. Это так же энергозатратно, как драить огромные апартаменты, но эмоций и драйва в сто раз больше. Арт-директор клуба нас похвалил, однако больше не пригласил. Ясно дело, мы же не профессиональные танцовщицы.

А девочки в гримёрной язвительно заметили, что мы с Лизой чересчур упитанные, и кое-кому неплохо бы похудеть.

Услышав такое, я минуту изумлённо моргала и искала на полу свою челюсть.

Нам? Худеть?

— Да не слушай ты их, — отмахнулась Лиза. — Просто они боятся конкуренции, вот и говорят гадости. Ой, теперь я хочу такие же ботфорты, в которых выступала. Скажи, я в них очень круто выглядела?

— О, да.

— Поскорей бы разделаться с проклятым кредитом!

Подруга не переставала страдать, что я вынуждена расплачиваться за её глупость.

— Я так виновата перед тобой… Скоро наберу клиентов, буду вести сразу несколько предприятий. Наверное, смогу зарабатывать нормальные деньги. Соня, обещаю, я всё тебе верну.

— Вернёшь, вернёшь, успокойся уже.

Приближалась защита дипломов. Благодаря работе в «Эланте» я подготовила крутое портфолио и поэтому насчёт защиты не переживала. У меня были и эскизы, и фотографии моделей, которые запустили в производство. Всего три человека на курсе могли похвастаться таким результатом, у других однокурсников были только рисунки и вещи, сшитые для себя или родственников.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Дана заверила, что меня оставляют в «Эланте», так как я умничка и очень трудолюбивая. У Лизы с работой тоже всё выгорело, ей пообещали полную ставку.

Но при мысли о том, куда мы денемся, когда нас выставят из общежития, охватывала паника. Смотрели разные варианты и понимали, что можем рассчитывать только на дальнее Подмосковье или жуткий клоповник в миллионе километров от метро.

Что и говорить, у нас не получилось накопить подушку безопасности на первые месяцы взрослой — не студенческой — жизни.

Спасибо за это Паше! Чтоб он облез, негодяй!

* * *

— Соня, ну где же ты? — опять позвала меня технолог Лидия Фёдоровна, наш самый опытный сотрудник. Дана оставила её руководить цехом вместо себя.

Я отложила в сторону тяжеленные ножницы, которыми кроила ткань, и отправилась в Данин кабинет.

— Солнышко, что ты так долго копаешься? Докричаться не могу. Сонечка, рыбка, смотри. Вот эти документы ты сейчас отвезёшь в главный офис и передашь Кириллу Андреевичу.

У меня остановилось дыхание. Что говорит эта прекрасная женщина? Она хочет… Она хочет, чтобы я поехала в главный офис и… и отдала их… отдала…

Боже мой, боже мой!

— Сонь, ты уснула, что ли? Ты поняла, что я сказала? У тебя экзамены? Не высыпаешься? Не можешь сосредоточиться?

Я тряхнула головой, вырвала из рук технолога файл и прижала его к груди:

— Я всё поняла, Лидия Фёдоровна! Немедленно отправляюсь! Передам документы директору. Не волнуйтесь, одна нога тут, другая там.

— Давай, езжай.

Я знала, знала, что когда-нибудь это произойдёт!

Несмотря на то, что весну и лето я крутилась, как веретено, разрываясь между дипломом, цехом и халтурками, тем не менее, каждое утро я просыпалась с ожиданием чуда. Открывала глаза, вспоминала последнюю встречу с боссом и улыбалась: он так на меня смотрел, что даже Лиза заметила его взгляд.

А ещё он назвал меня яростной синичкой!

В июне исполнился год, как я работаю в «Эланте». И вот уже целый год все мои мысли посвящены одному невероятному мужчине.

Каждый день жду: а вдруг сегодня меня вызовет к себе Кирилл Андреевич и скажет — Соня, я думаю о тебе постоянно, ты не выходишь у меня из головы. Сам не понимаю, чем ты меня зацепила. Мы общались всего три раза, но сейчас я понял, что мне хочется ещё. А давай будем встречаться? Сегодня вечером мы пойдём в кино. А завтра… Завтра погуляем в парке. Потом сходим в театр. Да? Ты согласна?

Вот такие мысли всё время порхали в моей голове разноцветными бабочками, и поэтому с лица не сходила мечтательная улыбка.

Прижимая к груди драгоценный пластиковый файл, ставший для меня пропуском в кабинет босса, я добежала до остановки и прыгнула в автобус…

Тут же начала мысленно экзаменовать свой внешний вид. А что тут скажешь… Жаль, конечно, что сегодня я не в платье. Одета, как обычно: на мне синие скинни-джинсы от «Эланты», фисташковая футболка — тоже с логотипом родного предприятия — и балетки.

На лице ни грамма косметики, зато в сумке есть блеск для губ. Волосы заплетены в косу, но я их сейчас распущу, они красивые, тяжёлые. Нет, сделаю это уже около главного офиса «Эланты», иначе запарюсь, пока доберусь от метро. Сегодня плюс двадцать пять, июньское солнышко припекает…

Я преодолела шлагбаум и направилась к крыльцу.

Что же с моим сердцем? Оно колотится так яростно, будто вот-вот протаранит рёбра и вывалится из груди прямо на асфальт.

— А, Сонечка, привет, — улыбнулась мне секретарша. — Привезла бумаги? Можешь мне оставить, я передам их шефу. — Татьяна Владимировна протянула руку. — Давай их сюда.

Что-о-о-о-о?!

Я вцепилась в пластик мёртвой хваткой и даже повернулась к секретарскому столу боком — прикрыла папку плечом.

— Мне сказали отдать прямо Кириллу Андреевичу! — охрипшим голосом выпалила я.

— Да? Ну, хорошо. Зайди к нему, так и быть. — Татьяна Владимировна понимающе улыбнулась.

Я набрала в грудь воздуха и двинулась к двери, она была приоткрыта.

— У него там сейчас посетитель, но ты тихонечко посиди на диване, подожди, пока они закончат разговаривать. Думаю, Кирилл Андреевич не будет против.

Умирая от страха вперемешку с восторгом, я вошла в кабинет. Кирилл Андреевич что-то обсуждал с крепким пятидесятилетним мужичком простецкой наружности. Тот стоял у стола босса, и они вместе рассматривали какой-то чертёж.

Ноги у меня уже привычно стали ватными, ледяные мурашки пробежали по спине, а дыхание перехватило — моя обычная реакция, когда я вижу директора. Как же он на меня действует…

Но надо собраться!

Постаралась вспомнить, как препиралась с боссом, когда он перевёл мне на карту десять тысяч, и уверенности прибавилось.

Я не мямля, а яростная синичка! Я всё могу!

Больше всего я боялась, что Кирилл Андреевич, не прерывая беседы, протянет руку, заберёт бумаги и кивнёт: всё, спасибо, можешь идти.

Ну уж нет! Я ждала нашей новой встречи два месяца! Просто так из кабинета не уйду!

Шёпотом поздоровалась и сразу деловито засеменила к дивану. Уселась, как важный сотрудник, которому многое надо сказать боссу. Кирилл Андреевич проводил меня удивлённым взглядом, однако потом ободряюще улыбнулся.

А его партнёр и вовсе глазами съел — даром, что сильно в возрасте мужик! Следующие две минуты он смотрел уже не в чертёж, а на мою грудь, обтянутую футболкой, хотя разговора с директором не прерывал.

— Какие сотрудницы у вас юные и очаровательные, Кирилл Андреевич.

Босс вдруг нахмурился и недовольно сверкнул глазами в сторону посетителя. Кирилл Андреевич тоже был в джинсах и футболке чёрного цвета, причём из той же коллекции «Эланты», что и у меня. Мы снова с ним оделись, словно близнецы, как это было в нашу первую встречу.

Заметил ли шеф это совпадение?

Вряд ли. Директор, в отличие от гостя, внимательно изучал чертежи, а не мою футболку (и то, что под ней).

— А здесь сколько метров? Тут придётся тянуть воздуховод. А это окно куда выходит? А куда ведёт эта дверь? — Кирилл Андреевич водил пальцем по бумаге. — Геннадий Викторович, ау, обрати на меня внимание, пожалуйста. Ты отвлекаешься.

— Да как тут не отвлекаться, когда такой цветочек рядом! — бесхитростно признался мужчина. — Я аж вспотел, хе-хе.

— А ты не потей. Лучше на вопросы отвечай, — недовольно рыкнул босс.

— Стена семь метров. Окно выходит во двор. Дверь открывается в коридор, где подсобные помещения.

Приложив героические усилия, Геннадий Викторович всё-таки сумел снова включиться в обсуждение. Вскоре я поняла, что речь идёт о покупке нового производственного помещения, куда босс планирует переместить наш филиал.

— Ой, только не делайте склад наверху! — воскликнула я, но тут же испугалась собственной наглости.

Совсем с ума сошла! Перебиваю директора, вмешиваюсь в разговор мужчин.

Я в панике зажала рот руками и захлопала глазами.

— Нет, говори, говори, Соня, мы тебя слушаем, — разрешил босс. — Иди сюда.

— Да, подойди сюда, лапушка, — медово позвал мужчина.

— Вам неудобно в вашем помещении, Соня?

— Склад у нас под крышей, мы туда бегаем по сто раз на дню по отвесной железной лестнице. Вернее, только я и бегаю, меня гоняют, как самую молодую. Постоянно же надо то одно, то другое. А ещё у нас кухни нет, только маленький закуток, мы в нём не помещаемся. Поэтому есть приходится в цехе.

— Но здесь-то площадь большая, — сказал мужчина и ткнул пальцем в чертёж. — Хороший объект, Кирилл Андреевич. И цена хорошая. Надо брать, пока не увели.

— Поехали, Гена, посмотрим. — Босс поднялся из-за стола. — Соня, и ты с нами поедешь. Оценишь, удобное ли помещение.

Я с трудом подавила радостный вопль, рвавшийся из груди: босс позвал меня с собой! Я поеду с ним на объект!

Краска бросилась в лицо, уши запылали огнём. Даже грудь окатило горячей волной, будто пролила на себя кружку с чаем.

— Сонечка, а ты, вообще, как тут оказалась? Что случилось? — мягко поинтересовался босс.

Как мило он со мной разговаривает!

— Документы привезла. Поручили вам их передать.

— А, точно. Давай сюда.

Я протянула директору файл.

Из кабинета мы выходили втроём. Геннадий Викторович даже попытался по-отечески приобнять меня за плечи, однако директор не позволил ему этого сделать: он как-то ловко и незаметно вклинился между мной и любвеобильным дяденькой и оттеснил его.

— Татьяна Владимировна, мы отправляемся смотреть помещение, — объявил шеф в приёмной. — Через час подъедут из «Трио», для них всё готово, отдайте им бумаги. Если позвонит Соболев, скажите, что его вопрос решился положительно. Если не позвонит, сами не звоните. Ну и… сегодня пятница, так что можете закончить пораньше.

— Спасибо, Кирилл Андреевич. А Соня едет с вами? — Секретарша метнула на меня удивлённый взгляд.

Я стояла рядом с шефом, чувствовала себя такой маленькой. И пылала огнём, как олимпийский факел. Ох! Надо постараться, чтобы хотя бы глаза были не квадратными.

А они точно квадратные! Даже не сомневаюсь.

— Да, Соня поедет с нами. Надо бы, конечно, взять с собой Дану, но она же укатила в Калифорнию, — усмехнулся директор.

У меня моментально испортилось настроение. Значит, меня взяли на экскурсию в качестве замены?

Но через секунду душа опять наполнилась ликованием: не важно, каким образом удалось присоседиться к боссу, главное, что я проведу с драгоценным мужчиной пару часов. Пока доедем, пока посмотрим…

Лично я ни на какую Калифорнию не променяла бы это счастье! Даже если бы мне предложили в подарок изумрудный кабриолет и пальму в придачу.

А Даночка пусть отдыхает в Америке. Ей общество Кирилла Андреевича по барабану, так как у неё есть жених — богатый, щедрый. Это я сужу по Даниному бриллианту.

…Мы направились вдоль по коридору. Босс коснулся моего локтя:

— Сонь, тебя в цехе, наверное, потеряют. Знаю, сейчас у вас заправляет Лидия Фёдоровна, а она дама серьёзная, из старой гвардии. Если что, вали всё на меня. Скажешь, директор коварно тебя похитил, — совершенно серьёзно произнёс Кирилл Андреевич.

— Хорошо, так и скажу, — пискнула я, как мышка.

Какой же он милый! Меня в очередной раз потрясло, насколько у босса располагающая манера общения. Между нами пропасть — и в социальном положении, и в уровне образования. Но Кирилл Андреевич держится так просто, будто он мой сосед по общаге.

Загрузка...