2

СОНЯ

Снова такси, и снова я на заднем сиденье — сцепившая на коленях руки, взволнованная. Первый таксист строил мне глазки в зеркало заднего вида, второй туда же — отпускал шуточки, хотел общаться. Но я была сосредоточена на собственных мыслях и не реагировала. Страшно переживала.

Главный офис «Эланты» располагался на территории швейной фабрики в трёхэтажном здании, которое соединяется с цехами стеклянным переходом. В холле, отделанном белым кирпичом, на меня вопросительно уставилась хорошенькая брюнетка. Всё в ней было идеально — брови, ресницы, ногти, деловое платье. За спиной у девицы серебрился логотип компании.

Внезапно я пожалела, что не нарядилась так, как требовала подруга. Вся моя одежда вмиг показалась мне слишком простецкой. Как будущий дизайнер я, конечно, могу заявить, что одета в стиле кэжуал, главной особенностью которого является практичность и удобство. Но…

Если бы сегодня утром я потратила больше времени на выбор наряда, то сейчас не пришлось бы так отчаянно комплексовать.

И всё равно! Серьги в испанском стиле, которые мне предложила Лиза, это перебор.

— Здравствуйте… Я Софья Воробьёва из экспериментального цеха. К Кириллу Андреевичу…

Идеальная брюнетка тем временем проверила журнал и снисходительно взглянула на меня:

— Поднимайтесь на третий этаж и идите прямо.

* * *

К счастью, секретарша Казанцева была менее идеальна, чем девушка на ресепшн. Обычная женщина лет сорока, похожая на мою маму — уже с утра уставшая и взмыленная.

Она сказала снять верхнюю одежду и кивнула в сторону кабинета — иди.

У меня подкашивались ноги. Судорожно прижимая к груди пластиковую папку, я вошла в тот самый кабинет, который видела сегодня во сне.

Кирилл Андреевич разговаривал по телефону и диктовал собеседнику какие-то цифры. Его приятный баритон завораживал, по спине тут же побежали мурашки от этого бархатистого тембра.

Когда я появилась, директор поднял глаза, рассеянно осмотрел меня с ног до головы, а потом взглядом указал на кресло около своего стола.

Стол был не тот! Сегодня ночью гендир усадил меня совсем на другой предмет мебели. Да и кабинет сильно отличался от того, что я видела во сне.

Однако хозяин кабинета… Он был даже лучше, чем мне приснилось!

Я успела удивиться, что шеф не в костюме и галстуке, как можно было бы ожидать, а… тоже в белом джемпере, как и я!

Очень демократично. Почему-то думала, что владелец большой компании носит исключительно деловую одежду.

— Слушай, а пришли мне эти бумаги прямо домой? Отправь кого-нибудь сегодня вечером, — произнёс Кирилл Андреевич в телефон. — Договорились? Тогда записывай адрес…

Шеф назвал улицу, дом и квартиру, а я тем временем осторожно прокралась к креслу. Старалась не дышать, чтобы не привлекать к себе внимание. Однако офисное кресло ловко увернулось, когда я попыталась на него взгромоздиться, папка с файлами улетела под стол, а напоследок я ещё и зацепилась за подлокотник ремнём сумки.

Вот непутёвая!

С квадратными глазами я полезла под стол за папкой. Попыталась сделать это как можно более грациозно и бесшумно. Однако больно долбанулась головой о столешницу.

Когда я вынырнула обратно, гендир уже завершил диалог и терпеливо ждал моего появления. Теперь Кирилл Андреевич смотрел на меня с интересом.

— Здравствуйте, — сказал он.

— Доброе утро, Кирилл Андреевич, — пролепетала я. Как же горит лицо! — Я Софья Воробьёва из экспериментального цеха.

— Значит, Софья Воробьёва. — Директор удовлетворённо кивнул.

— Мне поручили передать вам документы. Я привезла свежий отчёт и ещё договора!

Что ж я так волнуюсь…

А как не волноваться, если перед тобой само божество. Какой же он красавчик! Я буквально поедала директора взглядом.

У Кирилла Андреевича серые глаза, густые тёмные волосы и мощная фигура атлета. Сразу видно, что он занимается спортом. Триатлон, смешанные единоборства… У меня это, конечно, вызывает восторг, так как мы с Лизой практикуем всего лишь один вид спорта — утренний бег с препятствиями от подъезда до остановки.

Сейчас Казанцев свободно откинулся в кресле, скрестил руки на груди. Он рассматривал меня с лёгкой усмешкой, как забавную букашку. А я перестала дышать и гипнотизировала его взглядом, будто хотела запомнить каждую чёрточку.

Вдруг Кирилл Андреевич отодвинулся в кресле от стола, поднялся и… направился в мою сторону!

Ой… Зачем…

А вдруг мой сон был вещим?

Даже успела испугаться — босс приближался так стремительно! Но директор, подойдя вплотную, просто высвободил у меня из рук папку с документами.

Оказывается, я продолжала крепко прижимать её к груди! Дурында!

— Я возьму, если ты не против? — насмешливо заявил Кирилл Андреевич. — Да?

— Да, конечно. Берите, — выдавила я, проклиная свою неловкость.

Не могла оторваться от его лица, стояла и смотрела вверх. Казанцев был высоким и статным, в нём чувствовалась скрытая мощь. Я же знаю, он спортсмен.

Под внимательным взглядом серых глаз я совсем поплыла. Плавилась, превращалась в воск, горела…

Шеф отступил на шаг.

— А мы с тобой, Софья, сегодня двойняшки.

— Что?

— Смотри, мы оделись одинаково, — пояснил босс.

— А-а… Да, — пробормотала я. Всё никак не удавалось выйти из ступора. Кирилл Андреевич меня заколдовал.

Действительно, к белому джемперу у директора прилагались синие джинсы. Точно, как и у меня. Только кроссовки у нас были разного цвета.

Казанцев улыбнулся и легко сжал моё плечо — видимо, чтобы привести в чувство. От этого прикосновения каскады электрических искр рассыпались по всему телу, на миг я совсем потеряла рассудок. А потом губы сами самой растянулись в глупой улыбке. Сердце замерло от счастья — бесконечного, головокружительного.

— Так, ну что тут у нас… — Директор вернулся за стол и принялся листать документы.

А я смотрела на него и мечтала, чтобы он позволил мне остаться в этом кабинете как можно дольше. Навсегда! Находиться рядом, ощущать тонкий аромат его парфюма, рассматривать его лицо. Как же всё красиво — и сильная челюсть с лёгкой щетиной, и решительный рот, и выразительно очерченные губы…

— Ты давно у нас работаешь, Соня? Тебе нравится?

А брови какие роскошные — чёрные, густые…

— Сонь, ау! Не слышишь меня?

Но самое необыкновенное — это его глаза. Серые, но не стальные, не холодные… В них прыгают смешинки.

— Софья!

— А? Что? Ой… Вы что-то спросили, Кирилл Андреевич?

— Два часа назад. Спрашиваю: давно ты работаешь в «Эланте»?

— Да, да, давно. Три месяца уже. Четвёртый пошёл, — засуетилась я.

— Швея?

— А… Нет! Я на дизайнера учусь. В колледже. Но шить, конечно, тоже умею. И конструировать. И с технологией знакома.

— Вот как. Интересно. Сколько тебе лет, Соня? Надеюсь, хотя бы шестнадцать есть? Я не хочу эксплуатировать детский труд.

— В смысле… Почему эксплуатировать…

— Сколько тебе лет? — терпеливо повторил директор.

— Мне девятнадцать!

— Серьёзно? Даже трудно поверить.

— Но это правда!

— Хорошо-хорошо, — опять улыбнулся Казанцев. — Ну и как, работа нравится?

— Эм…

Ничего не соображаю, мысли путаются…

— Нравится тебе работа, Соня? Коллектив? Условия труда?

— А! Да, конечно! Очень нравится, Кирилл Андреевич! Всё очень нравится!

— Понятно, Соня. Я рад. Хорошо, ты можешь идти. Спасибо, что завезла бумаги.

— Уже идти? — расстроилась я. Меня будто столкнули в ледяную прорубь.

Не хочу я никуда идти! Можно я ещё тут побуду?

— Да. Иди, Соня. До свидания.

— До свидания, Кирилл Андреевич, — убито пробормотала я и на ватных ногах потащилась к двери.

Вывалилась в приёмную… Дрожащими руками сняла с вешалки куртку, принялась наматывать на шею шарф.

— Отругал, что ли? — прищурилась секретарша. — Ты вся красная.

— Нет, что вы! Он даже шутил, улыбался.

— Вот и я думаю. Шеф сегодня в хорошем настроении, а ты выходишь от него с таким видом, будто тебя уволили по статье.

— Да нет же! Просто я почему-то ужасно разволновалась, — тихо призналась я.

— Интересно, почему? — понимающе улыбнулась секретарша и поманила меня пальцем.

Когда я подошла, она выдвинула ящик стола и достала из закромов шоколадку.

— Держи.

— Ой, не надо, мне неудобно.

— Бери-бери. Погрызи, прийди в себя, а то на тебе лица нет.

* * *

Шоколадку я открыла, выйдя из здания. Шла к шлагбауму и едва не плакала.

Что это было? Почему в кабинете директора я вела себя, как кретинка?

Я же отличница, умница, много читаю. В школе учителя всегда хвалили меня за хорошую речь. А сейчас… Как я отвечала на вопросы Кирилла Андреевича?

Страшно вспоминать этот позор.

Надо было сделать миллион комплиментов «Эланте», тем более, что наше предприятие этого заслуживает. А ещё я могла бы рассказать о своих идеях, у меня ведь накопился целый список рацпредложений. И о новых моделях могла бы вспомнить, и о том, какое крутое оборудование у нас в цехе. Директору было бы приятно всё это услышать, ведь он, безусловно, вкладывает душу в свою компанию.

А я мечтаю, чтобы меня оставили в «Эланте» на полную ставку. Значит, должна была воспользоваться шансом и хорошо зарекомендовать себя перед боссом.

А я… Мычала, запиналась… Казанцев, наверное, подумал, что я тормоз.

…Я уныло брела к остановке, ела на ходу шоколад и вытирала слёзы. Злость на себя достигла предела, а разочарование затопило грудь.

Идиотка и неудачница.

Босс наверняка решил, что у него в цехе работает девица с задержкой умственного развития. Первое впечатление можно произвести только один раз. И я его произвела!

Так, что хочется удавиться.

* * *

КИРИЛЛ

Как обычно, день стартанул в шесть утра разминкой в тренажёрном зале и пробежкой. Потом Кирилл отправился в офис, и началась бесконечная череда дел — планёрки и созвоны с производственниками, встречи с поставщиками, онлайн-переговоры с иностранными партнёрами, подготовка к всероссийской выставке…

Всё крутилось по заведённой схеме, ничего нового, но в течение дня Кирилл пару раз поймал себя на том, что улыбается. Секретарша сразу уловила его настроение, тоже приободрилась, запорхала. Она не привыкла видеть босса весёлым, чаще он был сосредоточенным, ещё чаще — хмурым, иногда злым. А сегодня даже сделал ей комплимент.

…Кирилл проводил партнёра, вернулся к компьютеру, просмотрел сводки продаж. И снова мысли улетели далеко. Какая смешная девчонка побывала сегодня у него в кабинете! Детский сад, младшая группа.

Смешная, да. Однако фигура у этого краснощёкого чуда — полный отпад. Кирилл успел заценить и стройные бёдра, обтянутые синим денимом, и высокую грудь под трикотажным джемпером.

У девчонки от волнения дрожали губы, взгляд золотисто-карих глаз метался. Длинные и немного вьющиеся тёмно-русые волосы с каштановым оттенком блестели под яркими лампами кабинета. Симпатичная крошка. И совсем юная, даже на свои девятнадцать не тянет.

После визита Софьи у Кирилла осталось лёгкое и приятное ощущение — будто ему в лицо плеснуло свежим весенним ветром…

— Ты чего такой довольный, Кир?

— Евгений Степанович! — Кирилл поднялся из-за стола навстречу новому посетителю. Это был мужчина в возрасте под шестьдесят, невысокого роста, уверенный, элегантно одетый. — Какими судьбами! Почему вы не предупредили, что заедете?

Мужчины обменялись рукопожатием, затем Казанцев усадил гостя на диван и сразу дал поручение секретарше организовать кофе, а сам достал коньяк и квадратные стаканы. Предпочтения Евгения Степановича были ему хорошо знакомы.

— Из Лондона вернулся. Сейчас случайно оказался в этом районе и подумал — дай загляну!

— И правильно сделали.

— Рассказывай, Кир, как идут дела.

— Дела отлично, грех жаловаться. Развиваемся.

Пять лет назад, когда отец Кирилла скоропостижно скончался от инфаркта, Евгений Богдашин взял шефство над семьёй лучшего друга. В двадцать три года Кириллу пришлось возглавить бизнес, и он сумел удержаться на плаву, не промотал активы, не разорился. Во многом благодаря советам Евгения Степановича.

Спустя пять лет, швейное производство, оставшееся от отца, продолжало набирать обороты. Сейчас в распоряжении «Эланты» находилось три швейных фабрики, несколько филиалов и десяток фирменных магазинов с крутой молодёжной одеждой.

В течение десяти минут Кирилл рассказывал гостю о достижениях и ярких прорывах.

— Ты молодец, Кир! Всегда в тебя верил.

— Не знаю, где бы я был сейчас без вашей моральной поддержки и мудрых советов, Евгений Степанович. Пять лет назад я вообще ничего не соображал в бизнесе, не знал, как вести дела. Вы же знаете, я занимался спортом, планировал и дальше развивать спортивную карьеру. Но пришлось резко сменить курс.

— Да, я помню, Кир. Но, как выяснилось, талант предпринимателя у тебя тоже имеется. Это от отца. Вон, уже две новых фабрики прикупил, а сколько магазинов открыл!

— Пока всё идёт отлично. Лишь бы не сглазить.

— Отец бы гордился твоими достижениями, Кир. Он бы порадовался, как чётко ты всё организовал.

— Жаль, что его нет рядом, — вздохнул Кирилл. Отца ему ужасно не хватало. Старший Казанцев всю жизнь был кумиром для сына.

— Жаль… Ну что поделаешь, вот такая жизнь… Давай, за твоего папу, за Андрея. Царствие небесное.

В дело пошёл французский коньяк. Поставив на стол опустошённые стаканы, мужчины немного помолчали. Потом Евгений Степанович хитро улыбнулся:

— А что у тебя на личном фронте, Кир? Не пора ли остепениться? Тебе ведь двадцать восемь, вполне уже можно завести семью, родить наследника.

— Думаю, вы правы. Пора уже. Вот только дела немного разгребу и сразу же, — согласился Кирилл.

В голове мгновенно вспыхнула картинка — снова увидел взволнованную девчушку с испуганным карими глазищами.

Надо же, как проняло, мысленно усмехнулся Кирилл. Наверное, хватит уже вспоминать об этом смешном воробышке?

* * *

СОНЯ

— Что ж ты, Воробьёва! — расстроилась Лиза, когда услышала мой отчёт. — А всё потому, что не захотела надеть платье и шпильки. Я тебя уверяю, ты бы держалась совсем по-другому. Ну да ладно, чего уж теперь…

Я целый день переживала из-за неудачной встречи с боссом, ругала себя последними словами. Кстати, я запомнила домашний адрес Казанцева — улицу, дом и номер квартиры. Кирилл продиктовал адрес по телефону, и эта информация намертво врезалась в мой мозг.

Я сразу поняла, что локация мне знакома. Посмотрела карту и убедилась — да, верно.

Кирилл Андреевич живёт в элитном комплексе под названием «Симфония». В комплексе пять домов, и в корпус под номером три я съездила уже несколько раз, так как там обитает моя заказчица. Эту выгодную клиентку мне подогнала Дана — начальница знает, как сильно я нуждаюсь в дополнительном заработке.

Клиентка Оксана Геннадьевна — крутая пятидесятилетняя бизнес-леди на красном Порше. У дамы весьма нестандартная фигура — объёмный верх пятьдесят шестого размера и мальчишеский низ, поэтому с одеждой она мучается. Мы договорились, что я перешью ей некоторые вещи. За работу мне обещали заплатить десять тысяч. Как здорово!

И вот выясняется, что директор «Эланты» и Оксана Геннадьевна живут в соседних домах! Это означает, что каждый раз, когда по вечерам я приезжала к Оксане, я могла нос к носу столкнуться во дворе с моим невероятным боссом!

Пока этого не произошло, но…

Господи, умоляю, сделай так, чтобы теперь это случилось! Пожалуйста!

А я постараюсь больше не заикаться.

Так, прямо сейчас позвоню Оксане и скажу, что необходима срочная примерка. А потом буду торчать во дворе столько, сколько нужно, пока не приедет из офиса Кирилл Андреевич.

Стоп. А ведь можно даже и Оксане не звонить, а сразу поехать по адресу!

Это идея!

— Ты чего подпрыгиваешь? — удивилась Лиза. — Вроде домашку делаешь, вот и делай, что ты прыгаешь на стуле? Меня вырубает, как он скрипит! А-а, поняла! Кирилл Андреевич так тебя возбудил, что ты сама не своя. Успокойся уже, солнце. У тебя завтра контрольная, готовься давай.

Лизины слова были как ушат ледяной воды.

Конечно, никуда я не поеду. Стоять во дворе, караулить босса… Это же полный бред! Куда-то меня не туда понесло, совсем мозги набекрень.

Во-первых, не буду же я охотиться за директором, выслеживать его. А во-вторых, у нас и так каждая минута на счету, хронометраж жёсткий. Очень трудно совмещать учёбу с работой, мы с Лизой мечемся, как белки в колесе, чтобы везде успеть.

И вот на фоне катастрофической нехватки времени я собралась поехать на другой конец Москвы и устроить засаду на драгоценного босса. Гениально! Надо же до такого додуматься! Похоже, после встречи с Кириллом Андреевичем мои мозги отправились в кругосветное плаванье. Пора вернуть их на место.

— Всё, больше не отвлекаюсь. Готовлюсь к контрольной, — твёрдо заявила я. — И ты давай учись, хватит в зеркало на себя любоваться.

Лиза отлипла от зеркала, показала мне язык и со вздохом раскрыла учебник.

А может мне, всё-таки, повезёт. К Оксане я должна съездить ещё, как минимум, два раза. А вдруг мы с Кириллом Андреевичем совершенно случайно пересечёмся во дворе «Симфонии»?

Вот он удивится!

Загрузка...