4

СОНЯ

И этим мужчиной был… мой босс!

Я ахнула, отпрыгнула в сторону.

— Ой, извините! Кирилл Андреевич… Это вы…

— Соня? Софья Воробьёва? Откуда ты здесь?

Сердце взвилось от бешеной радости — мы снова встретились! Более того, директор меня помнит, он не забыл моё имя!

Но тут же накатило отчаяние. Да что ж мне так не везёт! Я целый месяц мечтала о новой встрече, и она произошла именно в тот момент, когда я выгляжу хуже некуда. Заплаканная, растерзанная…

— Постой, ты плачешь, что ли? Ну-ка, иди сюда.

Кирилл Андреевич по-хозяйски притянул меня к себе, взял за плечи и заглянул под капюшон. Прямо над нами сиял фонарь, в его голубоватом свете сверкали снежинки.

— Соня, ты вся в слезах, — подтвердил свою догадку босс. — Докладывай, что у тебя стряслось?

Я держалась из последних сил, чтобы не разрыдаться. Но меня прорвало — слёзы снова хлынули из глаз.

— О-ой, как всё плохо, — расстроился Казанцев. — Ну, тише, тише. Что случилось, бедный малыш? — Он обнял меня, прижал к себе, а я уткнулась носом ему в грудь.

Мы замерли.

Директор был в спортивной одежде — куртка, штаны, кроссовки. Возможно, босс вышел на вечернюю пробежку. А тут я — несчастная, зарёванная.

Надо взять себя в руки.

— Сонь, ты даже не воробей, ты синичка. Потому что очень маленькая, — пробормотал Казанцев. — Идём-ка со мной.

Обнимая за плечи, директор увлёк меня куда-то в сторону. Мы прошли с десяток метров, пока не остановились у автомобиля марки БМВ. Красивый седан замер у бордюра, как хищный зверь. Снежинки, оседая на его капот, тут же таяли. В искусственном свете фонарей тёмно-синий лак кузова переливался перламутром, вспыхивал искорками.

Кирилл Андреевич достал из кармана ключи и открыл передо мной дверь.

— Садись в машину, Соня. Я, между прочим, живу вон в том доме. Ездил в бассейн, вернулся, а тут ты. Зачем ходишь одна так поздно? Уже темно. Ещё и ревёшь!

Казанцев устроился за рулём, завёл мотор. В машине было тепло, она не успела остыть. Вспыхнул и замигал экран на панели управления, зазвучала тихая музыка.

— Я приезжала к клиентке. Шью для неё разную одежду, подрабатываю, — объяснила я и достала из сумки платок. — А в подъезде уронила телефон, и он разбился. Вот я и расстроилась.

— Из-за телефона?

— Да, из-за него.

Естественно, я не собиралась рассказывать боссу об омерзительном инциденте, который произошёл в квартире бизнес-леди. Боже упаси! Буду валить всё на разбитый мобильник.

— Соня, ты прямо девочка-девочка! Какие же вы глупышки… Моя младшая сестра тоже рыдала, как ненормальная, когда утопила в ванной айфон. Но разве гаджет стоит слёз? — покачал головой Кирилл. — Твой совсем разбился? Покажи.

Я достала из сумки жалкие останки моего мобильника. Он и раньше был на выброс, а теперь и подавно. Отработал на двести процентов — даже его смерть я использовала, чтобы объяснить директору, почему я рыдаю.

— М-да… — подтвердил шеф. — Тут всё печально. Ладно, не расстраивайся, малышка. Обещай больше не реветь. Эта проблема решаема.

— Да, конечно, я всё понимаю, Кирилл Андреевич. Просто это произошло неожиданно… Поэтому я отреагировала так… так бурно. Но я уже успокоилась.

— Хорошо, молодец. Давай, Соня, я отвезу тебя домой. Где ты живёшь?

— Домо-о-ой?! — изумилась я.

Если бы он предложил всего лишь подбросить до метро — и то я ужасно бы удивилась. Но директор решил не мелочиться.

Ах, какой же он невероятный!

— Но я очень далеко живу, Кирилл Андреевич. Вы уйму времени на меня потратите. Ещё и в пробку где-нибудь попадёте, встанете намертво.

— Ничего страшного, Соня. Называй адрес.

Через пару минут шикарный БМВ директора уже мчался по вечерней Москве в сторону моего общежития. Я украдкой посматривала на твёрдый профиль Казанцева, втягивала в лёгкие аромат его парфюма — делала это осторожно, чтобы не спалиться. Я не могла поверить, что сижу в машине директора, а он везёт меня домой. Сколько сильных эмоций доставил этот вечер — от возмущения до эйфории.

Я постаралась сконцентрироваться, чтобы не повторить прошлой ошибки. Если сейчас Кирилл Андреевич начнёт меня о чём-то расспрашивать, проявлю себя интересным собеседником.

А нам есть о чём поговорить, мне очень нравится работа в экспериментальном цехе. Обсудим производственные темы. Или расскажу боссу, как устроилась в Москве, хотя вписаться в её дикий ритм поначалу было ужасно трудно.

Я незаметно сделала глубокий вздох, сцепила от напряжения руки на коленях — намеревалась начать беседу. Надо, чтобы голос звучал непринуждённо, но моё сердце грохочет так сильно, что заглушает шум мотора.

— Кирилл Андреевич, а вот…

Но именно в тот момент, когда я наконец-то собралась с духом, у шефа зазвонил телефон.

— Извини, милая, я должен ответить… О, Матвей, привет, дружище! Да ты что? В конце декабря? Я обязательно прилечу, чтобы тебя поздравить. Договорились!

Кирилл Андреевич общался по телефону ещё несколько минут. Я поняла, что его друг открывает спортивный клуб и приглашает на презентацию.

За этим звонком последовал другой, потом ещё один. Босс обсуждал с собеседниками сложные вопросы, значение многих терминов и аббревиатур я даже не знала, возможно, речь шла о фондовой бирже.

Серьёзные мужские разговоры не заканчивались всю дорогу, и я больше не пыталась открыть рот. Что ж, мне ещё и лучше. Зато я постепенно пришла в себя, успокоилась. Низкий голос Кирилла Андреевича завораживал, у меня сладко ныло внизу живота.

Была до такой степени счастлива, что сижу рядом с боссом в его автомобиле и лечу по сверкающей Москве, что даже забыла и об Оксане, и о липких руках её бойфренда.

Наслаждалась каждой секундой поездки и мечтала лишь об одном — чтобы этот вечер никогда не заканчивался.

* * *

В половине десятого я была уже в общежитии. К сожалению, по пути не встретилось ни одной пробки, поэтому доехали быстро. Как же не хотелось выбираться из роскошного салона и прощаться с Кириллом Андреевичем!

— Соня, обещай больше не плакать из-за ерунды, — потребовал босс напоследок.

Ах, если бы он знал, из-за чего я ревела! Всё-таки у меня была очень серьёзная причина для слёз.

— Обещаю. Спасибо, что довезли, Кирилл Андреевич. Я первый раз в жизни ехала на БМВ. Да и вообще никогда ещё не ездила в такой крутой машине.

— Правда? — искренне удивился шеф.

— Да. Я всё больше на метро и автобусе, или пешком. А у меня дома — городок у нас крошечный — в любое место можно дойти за пять минут.

— Понятно. Значит, это был твой первый раз. И как ощущения? — с улыбкой взглянул на меня босс.

— Потрясающие.

Вот бы никогда не расставаться с директором! Но пришлось силком вытащить себя из машины. Я постояла на крыльце и помахала боссу рукой, а он коротко посигналил.

Когда блестящий тёмно-синий автомобиль скрылся за углом, я запрыгала на месте, постучала себя в грудь кулаками, как Кинг-Конг, и запищала:

— У-и-и-и-и-и!

Лиза сидела в комнате у компьютера с целым ворохом бумаг и вносила цифры в электронную таблицу. Вид у неё был трагический и недовольный.

— Прикинь, меня отпустили, но я должна до завтра всё это сделать! А тут работы на неделю! — горестно пожаловалась она. — А у тебя как дела, радость моя? Смогла выбить денежки?

Когда я рассказала, что со мной произошло, Лиза сначала обложила матом Оксану и её бойфренда, затем погоревала над разбитым телефоном и неполученными десятью тысячами. А потом вместе со мной начала восхищаться Казанцевым.

— Ой, ну какой же он милый! Это фантастика, что вы с ним встретились! Надеюсь, ты не мямлила, как в прошлый раз?

— Нет, разговаривала нормально. Но ведь я была вся красная от слёз, Лиза! — вздохнула я. — Ужасно выглядела, отвратительно!

— Я бы не сказала, что ты выглядишь ужасно, когда плачешь. Наоборот, ты превращается в несчастного пупсика, которого хочется обнять и успокоить. Казанцев именно так и поступил, кстати. Так, ну ладно, это всё романтика. А ты осталась без мобилы. Как жить-то теперь? И десять тысяч мы не получили. Эх! Знаешь, мы это так не оставим. Завтра снова поедем к Оксане!

— Нет! — я в панике замахала руками. — Ни за что к ней больше не поеду! Пусть она подавится этими деньгами.

— Сонь, на этот раз я точно не соскочу, и вместе мы ей устроим!

— Нет, даже не думай. Надеюсь, что никогда в жизни я больше не увижу эту отвратительную бабищу и её друга!

Стук в дверь остановил нашу перепалку. Мы с Лизой переглянулись, моё сердце куда-то провалилось, а вместо него в груди образовалась гулкая пустота.

Почему я так испугалась? Неужели вообразила, что увижу на пороге Кирилла Андреевича? С чего бы?

— Девчата, не спите? А пора бы уже! Вам же рано вставать.

В комнату вплыла дежурная по общежитию Элеонора Викторовна. Мы с Лизой переглянулись. Вызывало удивление то, что грузная и вечно недовольная дама лично поднялась к нам на этаж и при этом сохранила приятное выражение лица. Обычно со студентами пожилая женщина не церемонилась, пилила нас, мы её раздражали — шумные, развязные, странно — по её мнению — одетые…

Но сейчас Элеонора хлопала ресничками и была само очарование.

— Сонечка, держи, тебе велели передать. — Она протянула мне небольшой пакет с логотипом гипермаркета электроники, который находился через дом от общежития.

— Кто велел?

— А то ты не знаешь! Один красивый молодой человек. С необыкновенными серыми глазами. А какие манеры! А какая машина! Ах, ах! Соня, ты клювом-то не щёлкай, не упусти парня! Слышишь?

— Элеонора Викторовна…

— Что тебе подарили? Быстро показывай, мне же интересно! — потребовала дежурная. — Зря я на третий этаж поднималась?

Я достала из пакета коробку. Это был новенький смартфон.

Элеонора закатила глаза:

— Вы прямо помешаны все на этих гаджетах! Ладно, пойду. Соня, не проворонь парня! Лиза, а ты проследи!

— Будет сделано, Элеонорочка Викторовна, — прощебетала подруга. — Обязательно прослежу.

Дежурная удалилась, а мы с Лизой открыли белоснежную продолговатую коробку и задохнулись от восхищения.

— Вау!

— Какая красота!

— Бирюзовый!

— И камера крутая.

— Сейчас посмотрю в интернете, сколько стоит эта модель. — Лиза подскочила к ноутбуку.

— Ой, лучше не надо…

— Надо! Интересно же. Так… Оу! Девять косарей! Офигеть! Ну, для Кирилла это, конечно, копейки… Но для нас — роскошь.

— Ещё бы! Мой разбитый стоил три тысячи. — Я с благоговением прижала подарок к груди. Было безумно приятно думать о том, что Кирилл Андреевич ради меня заехал в магазин и выбрал этот смартфон.

— Да, молодец Казанцев.

— Он сказал, его младшая сестра утопила в ванной айфон, — вдруг вспомнила я.

— А, так у него есть сестрёнка! Вот почему он рубит в девчачьих подарках. Хотя, возможно, у него и подруга есть. Мы же не знаем.

Настроение резко испортилось.

Подруга… Конечно, она у Кирилла Андреевича имеется. Неужели такой роскошный молодой мужчина страдает от одиночества? Возможно, этих подруг у него куры не клюют.

А лучше бы куры их заклевали — жестоко и безжалостно!

— Не мечтай о нём, Соня, — серьёзно сказала подруга. — Потом ещё больнее будет. Лучше даже не начинай. Не придумывай ничего, не фантазируй.

К сожалению, Лиза права.

Широкий жест Кирилла Андреевича ничего не значит. Он просто меня пожалел и решил подбодрить. Думаю, он забыл обо мне раньше, чем проехал два квартала от общежития.

* * *

Утром я отправилась в колледж с новым смартфоном, который, безусловно, сразу все заметили. Тем более, что я не выпускала его из рук. Хотя Лиза сказала, что гаджет стоит девять тысяч, однако для меня он был бесценен.

В течение дня я ещё вспоминала жуткую сцену в квартире заказчицы — как меня лапали, как тащили за волосы в прихожую и пинками вышвыривали из квартиры…

От обиды на глазах выступали злые слёзы. Какое дикое унижение я испытала вчера! За что Оксана так со мной, я же ни в чём не виновата! Лучше бы следила за своим гадким козлом!

Но в следующий момент я сжимала в руке новенький смартфон, и сердце окутывало теплом — всё плохое сразу же забывалось, на передний план выступал Кирилл Андреевич.

Как повезло, что вчера я с ним столкнулась. Он назвал меня синичкой. И так крепко прижимал к себе, когда я плакала… Утешал, успокаивал. А когда мы ехали в машине, я смотрела, как на лобовом стекле тают снежинки, и сходила с ума от волшебного голоса Кирилла Андреевича и его умопомрачительного запаха.

…После обеда отправилась в цех на работу. Конечно, здесь тоже всем похвасталась новым гаджетом, но я не могла признаться, что это подарок владельца «Эланты». Представляю, как бы вытаращили от удивления глаза наши швеи и технологи!

— В кредит, наверное, взяла? Ох, Соня, ребёнок ты маленький, игрушку себе купила. А лучше бы на новые сапоги потратилась. Твои совсем негодные уже, каждый день у батареи сушишь! — сказали женщины.

А я только мечтательно улыбалась и любовалась моим бирюзовым телефончиком.

Узнала, как позвонить в приёмную, спряталась в закоулке коридора и набрала номер.

— Татьяна Владимировна, здрасте, это Соня Воробьёва из экспериментального цеха. Помните, я месяц назад приходила в офис, вы ещё меня шоколадкой угостили. Вспомнили? Вы не могли бы соединить меня с Кириллом Андреевичем, мне очень нужно! — на одном дыхании выпалила я, ужасно волнуясь.

— Здравствуй, Соня. Зачем он тебе?

— Да мне всего на минуточку! Один вопрос решить. Эм… по работе!

Врушка!

— Ладно, сейчас соединю, — смилостивилась секретарша. — Кирилл Андреевич как раз освободился. Только быстро, у него вот-вот онлайн начнётся с китайцами.

— Да, хорошо!

Я зажмурилась и перестала дышать. Наконец в динамике зазвучал голос шефа:

— Соня, привет.

— Кирилл Андреевич, здравствуйте! Я звоню, чтобы поблагодарить вас за подарок. Спасибо, большое спасибо! — скороговоркой зачастила я. Сердце грохотало в груди, ломая рёбра.

— Не за что. Тебе понравился смартфон?

— Очень! — воскликнула я. — Он изумительный.

— Вот и славно. Больше не плачь, Соня. Хорошо?

— Не буду!

— Обещаешь?

— Я очень постараюсь.

— Пусть в дальнейшем у тебя не будет повода для слёз. Всё, Соня, пока, у меня важная встреча.

— До свида…

Попрощаться толком не успела, Кирилл Андреевич отключился.

Колени ослабели, я прислонилась спиной к прохладной стене. Надо же, как переволновалась.

Внезапно дико позавидовала Татьяне Владимировне. Она ведь каждый день видит босса, приносит ему кофе, кормит печеньем, записывает в блокнот задания, которые он диктует ей своим завораживающим низким баритоном.

Как ей повезло…

— Сонь, ну куда ты пропала? Ищу тебя везде, — раздался за спиной голос Даны.

Начальница процокала каблуками в мою сторону и остановилась рядом. От неё нежно пахло цветочными духами, и она единственная в нашем цехе всегда одета, как картинка. Остальные дамы одеваются по-простому, но вот Дана с её безграничными финансовыми возможностями ежедневно удивляет нас нарядами.

Сегодня на ней была свободная блузка из натурального шёлка с ярким принтом, обтягивающие бежевые брючки и замшевые туфли на тонкой шпильке.

Дана внимательно осмотрела меня.

— С кем ты шушукаешься, Софья? Почему спряталась? У тебя парень появился? Ты в последнее время сама не своя, я давно заметила. Ворон считаешь, мечтаешь о чём-то. Признавайся — влюбилась?

Я шумно выдохнула и начала краснеть.

— Значит, я угадала. Любовь — это здорово, но нам надо работать. Мы обсуждаем джоггеры, необходимо твоё компетентное мнение. — Дана взяла меня за руку. — Идём.

Так как я самый молодой сотрудник в коллективе, а компания специализируется на пошиве молодёжной одежды, к моему мнению прислушиваются. Это приятно.

Пока мы шли по коридору, я не удержалась и спросила:

— Дана, а ты дружишь с Оксаной Геннадьевной?

— Совсем не дружу.

— Она меня кинула, — с дикой обидой призналась я. — Обещала заплатить и… адьос. Хренушки.

— Ну ничего себе! — Дана даже остановилась, её блестящие глаза, с приподнятыми к вискам уголками, вспыхнули возмущением. — Вот стерва! Но я с ней не дружу и практически её не знаю. Она приятельница одной моей знакомой, и речь о портнихе зашла случайно. Я порекомендовала тебя. Выходит, я тебя подставила. Как нехорошо вышло! Прости, Сонечка.

— Дана, ты что, перестань! — Мне стало неловко. Милая начальница могла подумать, что я её обвиняю или считаю ответственной за поведение бизнес-леди. — Просто я подумала, что вы подруги, и решила предупредить… Чтобы ты не очень ей доверяла.

— Ох, у меня даже голова вдруг разболелась! — Дана приставила указательные пальцы к вискам и зажмурилась. Её ресницы были как опахала. Через секунду начальница открыла глаза, встряхнула копной золотисто-медовых волос и выпрямилась. — Соня, идём работать. Завтра я должна представить три новых модели, а у нас ничего не готово.

Не надо было ей рассказывать… Я уже взрослая и должна сама решать свои проблемы, а не бегать с жалобой каждый раз, когда кто-то меня обидел.

Загрузка...