Или, возможно, я снова выдумываю о нем худшее.

— Если найдете доказательства, что тогда? — она старалась говорить так же ровно, как он. — Вы сами сказали, что, вероятно, потребуется божественная магия, чтобы излечить эту болезнь. И вам Капитан Эландер использует магию, данную ему богами, так что вы не можете считать, что все божественное вмешательство — плохо.

Он еще мгновение смотрел на нее, глаза были прищурены и темны, и она затаила дыхание.

Затем в уголках его губ заиграла улыбка.

— И снова умно, — он медленно отвел от нее взгляд, подошел к концу стола, взял графин с вином и наполнил свой бокал. — Однако мне не нужно, чтобы ты указывала на мое лицемерие; я прекрасно его осознаю. Но магия Эландера — неизбежное зло, я с этим смирился. А что касается божественного исцеления… Что ж, мы, конечно, пробовали такую магию в меньших масштабах. Я упоминал, что мой личный врач из Дубовых, верно?

Она кивнула.

— Он несет в себе больше силы этой срединной богини исцеления, чем любой другой человек, которого я знаю. И все же он не смог облегчить страдания той кухонной служанки — или страдания всех остальных, кто был до нее.

Кас подавила дрожь при воспоминании о лице той мертвой женщины.

— Подозреваю, любое излечение требует большего, чем базовая магия, которой владеет один из этих обычных, отмеченных пользователей магии, таких, как мой доктор. Это то, что мы можем исследовать дальше, если найдем доказательства того, что эта болезнь действительно вызвана чем-то божественным, — он сделал паузу. Слегка покачал головой, а затем продолжил решительным голосом: Но возвращаясь к теме: сбор этих доказательств стоит на первом месте, и именно здесь ты, конечно же, вступаешь в игру.

— Да?

— Да. По двум причинам: во-первых, потому, что по мере того, как количество дел в этом дворце увеличивается, все меньше и меньше моих солдат готово расследовать любые новые дела. Они верят, что болезнь может быть заразной. Не думаю, что это так, но если вдруг она может быть…

— … Я не могу подхватить то, что у меня уже есть.

— Именно, — он наполнил второй бокал вина и поднес его ей. — А во-вторых, мне интересно, есть ли что-то, что я упустил, изучая эти случаи: что-то, что кто-то, затронутый этой болезнью, может увидеть, став свидетелем того, как это происходит с кем-то другим.

Она подумала о том странном давлении, которое почувствовала, проходя мимо комнаты умершей.

Возможно, ей следовало рассказать ему об этом. Но она все еще не до конца доверяла стоящему перед ней мужчине, поэтому молчала. Она покрутила вино в бокале. Оно пахло дубом и горечью, а на вкус было езе хуже, но ей удалось не сморщиться, проглотив его.

Король-император поднял глаза к верхним этажам библиотеки, на мгновение уставившись на нити огней, сплетенные между перилами, прежде чем заговорить снова.

— И я надеюсь, ты понимаешь, что окажешь большую услугу мне — и всей этой империи — взяв на себя эту задачу. Знаешь, ты можешь стать спасителем, которого мы так долго ждали.

Спасителем.

Это слово странно на нее подействовало. Она поерзала, словно могла перераспределить свой вес и почувствовать себя легче.

Она всего лишь пыталась спасти Асру; она не знала точно, когда планы поменялись, но теперь ей пришло в голову, что уже ничего не изменить. Это была неприятная, пугающая мысль. Но она заставила себя перестать ерзать и притвориться, что все это ее устраивает.

Она не собиралась показывать этому могущественному человеку своих сомнений.

Потому что уже решила, что доведет дело до конца, несмотря на свои страхи, как выполняла многие миссии до этого. Насколько кто-либо еще в этом дворце мог знать, она была бесстрашна, со стальным сердцем и решимостью, которая не ослабнет, даже если ей выпадет встретиться лицом к лицу с самими богами.

Она с улыбкой подняла бокал, полный горького вина.

— Тогда за спасение империи, — сказала она.













Загрузка...