Глава 21

СЛУГА ВЫВЕЛ КАС НАРУЖУ, на холм, откуда открывался вид на участок дворцового двора, усеянный кустами роз и увитыми виноградом шпалерами. Там он остановился и указал на небольшую группу скамеек, по бокам которых стояли две статуи, вырезанные в виде того самого тигра, что изображен на фамильном гербе Соласенов. Варен сидел на одной из них, положив локти на колени и склонив голову в раздумье. Слуга, похоже, не хотел прерывать эти размышления, поэтому Кас оставила его и подошла к Варену одна.

Меч лежал на скамье рядом с королем — императором, как будто он убрал его и собирался использовать тигров вокруг себя для тренировки ударов по мишеням — эти деревянные статуи выглядели так, будто в прошлом не раз принимали на себя всю тяжесть разочарования правителя. Но сегодня клинок оставался чистым и острым, а рука Варена не приближалась к его рукояти, украшенной сапфиром.

Вы выглядите обеспокоенным, Ваше Величество, — сказала она, подходя к нему.

О, здравствуй, Касия, дорогая, — он поднял голову в ее сторону, слегка нахмурившись. — Мои слуги объяснили, что я, к сожалению, был занят встречей до недавнего времени, я надеюсь?

Да, я видела, как уезжала посланица.

Не простая посланица, — сообщил ей Варен. — Той женщиной была Леди Сейд Эллисон, и ее превосходят только Верховная Королева и Король Сандолии. Боюсь, мы перешли от простых посланий к более личным визитам.

О чем именно была та встреча с ней?

Варен поднял меч, убрал его в ножны, а затем кивнул в сторону тропинки, ведущей вглубь садов.

— Пройдемся? — предложил он.

Она согласилась. Они шли несколько минут, пока Варен не решил, с чего лучше начать свое объяснение.

— Тень еще не пересекла Дикий Промежуток, разделяющий наши империи, — сказал он. — Но растущее число случаев в пограничных городах, расположенных вблизи Промежутка… беспокоит правителей этой южной империи.

Варен сделал паузу, недолго рассматривая розовый куст, обгоняющий их, и нахмурился от количества отверстий, которые какое — то насекомое прогрызло в его листьях. Он сорвал несколько увядших цветков и отбросил их в сторону, после чего продолжил:

— Прошло пять лет с тех пор, как прежний сандолийский король был свергнут своим сыном, если ты не знала. Прежний король не слишком заботился об этой болезни, потому что Тень — как мы с тобой уже говорили — непропорционально сильно поражает тех, кто не имеет божественной метки, и она мало заботится о тех, кто не отмечен. Но его сын — другое дело. Как и его королева. И они оба очень хотят, чтобы мы — или я, в частности — взяли это под контроль, чтобы они могли защитить всех своих людей, отмеченных или нет.

— Но ведь так и должно быть, не так ли?

Да, конечно, просто… — голос Кас смягчился. — Сильное давление со стороны очень могущественной соседней империи?

Улыбка Варена была усталой. И немного благодарной, возможно, за этот понимающий тон ее голоса.

Да, — сказал он.

Они шли молча, петляя вдоль небольшого ручья, пока не пришли к месту, окаймленному деревьями, покрытыми белыми цветами. Он внезапно остановился между этими цветущими деревьями и посмотрел вверх. Высоко над головой находился балкон, не похожий на тот, что был пристроен к комнате Кас. Окна по обе стороны от него были задернуты занавесками, и Варен на мгновение уставился на все это, снова погрузившись в раздумья. Кас начала было спрашивать, кому принадлежала эта комната, но он заговорил раньше, чем она успела:

Мне снилось, что она вернулась, — сказал он очень тихо.

Кас наклонила голову в его сторону, любопытствуя.

Моя сестра, я имею в виду, — Варен кивнул на комнату наверху, которая, предположительно, когда — то принадлежала ей. — Та, которая должна была править этой империей. После смерти отца я мечтал, чтобы она вернулась и забрала у меня эту проклятую корону. Или хотя бы вернется, чтобы помочь нести ее тяжесть.

Как ни старалась Кас не держаться рядом с этим человеком, она не могла отогнать грусть, которую почувствовала от него.

Но я больше не мечтаю об этом.

Его голос резко помрачнел, и Кас не знала, как ответить.

Нет, по крайней мере, я с этим смирился — хотя одиночество делает странные вещи с разумом, Касия, — она вдруг поняла, что он все еще держит в руке один из цветов той мертвой розы. Варен рассеянно отщипывал от него по одному лепестку и пускал их на ковер из белых цветов, уже устилавший землю.

Да, — согласилась она, думая о том, как одиноко ей было те несколько дней, что она провела в пути из Белвинда.

Каково ему было жить в таком огромном дворце, не имея рядом семьи?

Но хватит обо мне и моем одиноком правлении, — сказал Варен. — Давай перейдем к более продуктивным темам, не так ли? Я надеюсь, у тебя есть для меня хорошие новости. У меня не было возможности поговорить с Капитаном Эландером из — за встречи с той несчастной сандолианкой. Расскажи мне, пожалуйста, с чем вы оба столкнулись, пока вас не было?

Кас колебалась лишь мгновение. С момента встречи с Эландером в своей комнате она репетировала безопасные слова, которые можно было бы сказать. Она была готова к этому.

Поэтому рассказала ему о рядах и рядах черных занавесок, которые они видели в Белвинде. О девушке, Бринне — но не о том, что с ней стало. И она рассказала ему об обоих чудовищах, с которыми они пересеклись, но не о том, как она прогнала одного из них, и не о кошмарах, которые ей лично снились о чудовище — волке, и не о том, что она могла быть ответственна за вызов обоих этих чудовищ в этот смертный мир.

Потрясающе, — сказал он, когда она закончила, и, наверное, уже в десятый раз с тех пор, как она начала этот обзор прошедшей недели. — Что — нибудь еще?

Вопрос прозвучал невинно. У нее не было причин подозревать, что он знает, что она скрывает от него подробности. Но все равно казалось, что он завладел ее сердцем, как будто сжимал его и пытался выжать из нее признание. Это было больно. Было почти… жестоко хранить секреты от этого человека. Ведь он проявил к ней и ее друзьям немало доброты, не так ли? Эландер ошибался насчет этого человека. Он должен был ошибаться.

И все же что — то заставляло ее лгать.

Нет, — сказала она Варену. — Больше я ничего не могу вспомнить.

Он принял эту ложь с легкой улыбкой.

Что ж, в любом случае, это отличная информация для начала. Теперь нам просто нужно найти в этом какой — нибудь смысл.

Кас оцепенело согласилась.

Варен провел ее к маленькой боковой двери дворца, через коридор, уставленный бюстами давно умерших членов семьи Соласен, а оттуда они поднялись по нескольким лестницам в ту самую библиотеку, в которой встречались раньше. Через несколько минут поисков на полках он нашел книгу, которую искал. Быстро перелистывая страницы, он вернулся к ней, а затем положил оплетенный кожей фолиант на стол перед ней.

Это тот волк, которого ты видела? — спросил он.

Кас заглянула в книгу, ее пальцы осторожно разглаживали пожелтевшие страницы. Ее глаза немного расширились, а сердце затрепетало, когда она вгляделась в изображение. Изогнутые и заостренные уши. Тело, окруженное тенями. Глаза как пустые звезды.

Да, — прошептала она. — Или, я имею в виду, по крайней мере, очень похоже.

На полях был начертан символ в виде черной птицы — символ бога Хитрости.

Эландер сказал мне, что этот волк — слуга верховного бога Анги, как и то чудовище, с которым мы сражались.

Он прав. Но есть и нечто большее — по крайней мере, если речь идет об этом волке.

Большее?

Варен перевернул страницу, и вдруг перед Кас предстал красивый мужчина с такими же сияющими беловато — голубыми глазами, как у того волка. Его уши были слегка заострены, как у того волка, а тело окружали те же тени, которые казались продолжением его мускулистого тела. Но его волосы были длинными и серебристыми, а не черными, как у того зверя, хотя на его голове красовалась корона из черных шпилей. В руках у него был меч с белым камнем в центре рукояти. Его лезвие светилось вихрями темно — фиолетового и голубого цветов.

Средний бог, Керс, — объяснил Варен. А этот волк — форма, которую Керс часто принимал, когда ходил по этому смертному миру. Почти все могущественные боги и духи нашего мира были известными оборотнями. Они могли появляться в облике человека, но также и в облике зверя, который им нравился в то время. И у большинства из них были обычные формы, которые они принимали.

Кас перевернула еще одну страницу, и на этот раз ее взгляд упал на тот же символ, который Зев носил на ладони.

Мото, срединныйй бог, дающий силу огненному роду, — произнес Варен. — Вот он в своей божественной форме.

Он указал на существо под этим символом — темноволосого мужчину с изогнутыми рогами и тревожными красными глазами.

А здесь он в виде огромного орла с огненными крыльями… Мой кузен однажды сказал мне, что видел этого самого орла парящим над Граштинским Морем, вдоль побережья Царства Виндхейвен. Хотя достоверность этого, конечно, спорна.

Кас продолжала перелистывать страницы, завороженная каждым новым изображением. Ни одна из ее домашних книг не описывала этот аспект мифов и магии их мира. Она сомневалась, что в мире существует много подобных книг — по крайней мере, в этой империи. Отец Варена сделал так много, чтобы стереть все, связанное с этими богами и богинями и магией, которую они даровали… Так много было потеряно, и Кас чувствовала, что не может перелистывать страницы достаточно быстро, чтобы найти эти потерянные вещи.

Здесь был Интаба, срединный бог Силы и Могущества, чьим символом была гора, а излюбленной формой — огромный медведь.

Санти, Песчаное божество, срединная богиня Времени и Пространства, которая часто принимала облик крылатой львицы.

Инья, срединнаяя богиня Луны, которая предпочитала бродить по миру смертных в образе элегантного белого оленя.

Все их звериные формы сопровождались формами их богов, и, подобно тому призрачно прекрасному образу срединного бога смерти, Кас чувствовала, что, чем больше она всматривается, тем сильнее погружается в эти картины, Как будто не могла оставить историю, которую рассказывали эти изображения, после того, как посмотрела на них.

Наконец, она вернулась к изображению волчьей формы Керса и смогла четко сформулировать мысль:

Так вы полагаете, что это Керс был тем, с кем мы столкнулись за пределами Белвинда?

Варен на мгновение задумался, прежде чем кивнуть.

Это кажется невозможным, не так ли? Но опять же, если это правда… то вы двое, возможно, нашли источник Тени.

Не столько нашли, сколько выманили его, — пробормотала она.

Варен медленно закрыл книгу, которую держал в руках.

Что ты имеешь в виду?

Кас охватила паника, когда она поняла, что только что сказала. Она не рассказала Варену о теории, которую они с Эландером обсуждали, — о том, что ее странная магия была причиной появления этих чудовищ. Она не сказала ему.

Хотя так отчаянно этого хотела.

Она хотела, чтобы он помог разобраться в ней, хотела рассказать ему все об очевидной магии, которую она использовала, а потом просто стоять и ждать, пока он с волнением побежит к своим полкам и достанет очередную книгу, содержащую полное объяснение ее странностей.

Но она обещала Эландеру не рассказывать Варену об этой магии. И по причинам, которые не до конца понимала, она все еще хотела сдержать это обещание.

По крайней мере, пока.

Я просто… — Кас пыталась найти убедительную ложь. — Я имела в виду, что из — за моей Теневой Отмеченности — я уверена, что Керс смог бы почувствовать меня, если бы бродил вокруг. Если он убивает людей, то я вроде как незавершенная работа, насколько он может быть заинтересован, верно?

Да, это хорошая мысль, — сказал Варен.

Но выглядел он подозрительным.

Кас сосредоточила все свои усилия на том, чтобы дышать нормально, а затем на том, чтобы возобновить листание книги на столе перед ней. Погрузиться в эту книгу было нетрудно, по крайней мере, это облегчало задачу не смотреть на Варена с его вопросительным взглядом.

Давай просто будем следить за этим чудовищем, — сказал Варен после паузы, его тон было трудно разобрать. — Возможно, мы как — нибудь заманим его к себе.

Она подняла взгляд на короля — императора.

А если мы встретим его снова?

Тогда мы должны будем найти способ остановить его, не так ли?

От этих слов по ее коже пробежали странные мурашки. Она вспомнила слова Зева, сказанные ранее, и поняла, что молча восстает против самой идеи всего этого. Она не подписывалась на битву с проклятым богом, даже если за это ей заплатят в три раза больше, чем обычно.

Но опять же… как она сказала, это уже не просто контракты и монеты. И как ни страшно было думать, что она является частью чего — то большего, чем это, так же трудно было поверить, что она наткнулась на это случайно.

Ведь она годами мечтала об этом боге, не так ли?

Мне нужно будет провести дополнительное исследование этого события, — говорил Варен, его мягкий голос с трудом проникал в ее метавшиеся мысли. — Похоже, мне следовало бы сосредоточить свои усилия на наблюдениях за монстрами, а не только на скоплении Теневой Болезни, которые появились в последнее время. Интересно, какие еще формы принимал Керс в прошлом…

Он продолжал говорить, но Кас вдруг перестала его слышать. Она не могла сосредоточиться ни на чем, кроме страницы, до которой только что дошла в книге — потому что только что наткнулась на еще одного знакомого персонажа из своих снов. Не волка, а женщину. Крылатая женщина в золотых и белых одеждах, которая никогда не помогала Кас, когда на нее спускался черный волк со всеми своими тенями и зубами. И если верить книге, которую она держала в руках, эта стоическая женщина вовсе не была женщиной — она была богиней. Солатис, верховная богиня Солнца.

И вот еще один яркий, тревожный признак того, что Кас оказалась здесь не случайно.

Касия?

Она слегка покачала головой.

Да?

Я спросил, не хочешь ли ты сопровождать меня, пока я буду говорить с капитагном Эландером о некоторых вопросах?

Она должна была сказать «да». Большая часть ее души хотела сказать «да», потому что она сама хотела поговорить с Эландером. Ей хотелось вернуться в тот момент, как тогда, у костра, или рядом с ним на кровати, когда они свободно разговаривали и пытались вместе разобраться в происходящем. Как бы он ни раздражал ее иногда, она должна была признать, что разговор с ним, как ни странно, успокаивал.

Но присутствие Варена все усложняло: мысль о том, что ей придется держать все свои опасные вопросы и открытия в себе, да еще и под пристальным взглядом Эландера, была… ну, не очень привлекательной.

К тому же у нее были другие люди, с которыми ей нужно было поговорить в первую очередь.

Может быть, позже они с Эландером найдут способ поговорить наедине.

Я очень устала, — солгала она.

Улыбка Варена снова стала легкой, не выдавая подозрений, которые он почти наверняка все еще испытывал.

Понимаю. Это было долгое путешествие для тебя, не так ли? Мне следовало быть более внимательным к этому, прежде чем делать свое предложение.

Все в порядке, — Кас колебалась, затем закрыла книгу, прижала ее к груди и спросила:

— Могу я взять ее с собой, чтобы прочитать позже?

Конечно.

Кас поблагодарила его, повернулась и поспешила прочь, не оглядываясь. Она знала, что такое бегство выглядит еще более подозрительным, но не замедлила шаг.

Ей нужно было выбраться из этой комнаты, пока она не наговорила такого, что потом помешает.

Вместо того, чтобы вернуться в свою комнату для гостей на вторую половину дня, Кас прошла в комнату, в которой остановилась Асра. Как только Асра заметила ее, она улыбнулась, и Кас вдруг почувствовала, что входит в свой собственный дом после очень долгого отсутствия. Асра села на диван, на котором свернулась калачиком, и широко раскинула руки.

Кас положила книгу, которую одолжила, на комод и поспешила обнять ее.

Асра сжала ее так, как делала это всегда: несколько быстрых маленьких объятий, а затем одно длинное, которое, казалось, никогда не закончится. Эти объятия были намного слабее, чем раньше, но Кас могла сказать, что ее наставница отдавала им все силы, которые у нее были, и этого было достаточно.

Я так рада, что ты очнулась, — сказала Кас, прижавшись к костлявому плечу Асры.

И это была правда. Она не знала, почему боялась прийти сюда раньше. Правда, у нее по — прежнему было больше вопросов к Асре, чем ответов, но ведь в прошлом они вместе пережили немало сомнительных ситуаций, не так ли?

Кас отстранилась от костлявых объятий, но осталась рядом, устроившись в углу дивана и нежно сжимая руку Асры.

Слуга принес им чай, почти как по команде — несмотря на то, что Кас никому не сказала, что придет сюда. Количество слуг в этом дворце и то, что они, казалось, были в курсе всех ее дел, настораживало.

А может, у Кас просто паранойя. Но она не могла перестать думать о подозрительном взгляде, брошенном на нее Вареном, и о том, что он мог поручить своим слугам подслушивать ее разговор с друзьями…

Они хорошо обо мне заботятся, — заметила Асра, поднимая бесценную на вид чашку с не менее бесценного на вид блюдца и изучая ее. Она нахмурила брови, как будто подумала, что она слишком дорогая, чтобы из нее пить.

Я рада, — сказала Кас.

Что ты сделала, чтобы заслужить такое помпезное обращение? Надеюсь, ничего коварного.

Когда это я делала что — то подобное? — спросила Кас с совершенно коварной улыбкой.

Асра бросила на нее строгий взгляд, который быстро превратился в ухмылку.

Я помогаю королю — императору, потому что верю в его миссию. Меня никто не принуждал, — сказала ей Кас.

И это тоже было правдой.

Не так ли?

Многое из того, что произошло в последнее время, было таким запутанным пятном в ее сознании.

Хорошо, — сказала Асра. — Не то чтобы я действительно верила, что тебя можно уговорить на то, чего ты не хочешь. Ты всегда была самым упрямым членом моей маленькой собранной семьи, верно?

Да, — рассеянно согласилась Кас.

Она потягивала горький, слишком горячий чай, размышляя.

Ты выглядишь обеспокоенной. В чем дело, мое беспокойное сердечко?

Кас замерла с чашкой в дюйме от губ.

Могу я спросить тебя кое о чем, мама?

Мне еще никогда не удавалось остановить твои расспросы, а?

Кас слегка улыбнулась, хотя на этот раз не знала, с чего начать свои вопросы. Она бросила еще один кусок сахара в чай и несколько секунд помешивала его, прежде чем нашла в себе смелость продолжить:

Проявляла ли я когда — нибудь признаки владения магией?

Ты? — Асра выглядела озадаченной. — У тебя нет метки.

Я знаю, просто…

Хотя… ты притворялась, что обладаешь магией, особенно после того, как Рея и Зев стали жить с нами.

Из — за метки рода Огненных на руке Зева?

Да. Ты так завидовала его магии.

Завидовала?

Да. Но потом он всегда дразнил тебя за то, что ты не обладаешь божественной магией.

Конечно, дразнил, — сказала Кас, ее улыбка стала тоскливой.

Это было очень давно, но я отчетливо помню один случай, когда Зев демонстрировал свою магию, поджигая группу соломенных мишеней, которые он установил. Ты крикнула, что только что узнала, что ты из рода Океановых… а затем облила и мишени, и его самого несколькими ведрами воды, которую набрала из колодца тем утром, — Асра рассмеялась тихим, слабым смехом. — Но нет, Касия, любовь моя, несмотря на его поддразнивания, тебе не удалось совершить никаких очевидных подвигов настоящей магии. Ни против него, ни как — либо еще. По крайней мере, пока я не наблюдала. И это, наверное, к лучшему: я и так едва поспевала за вами двумя, даже с помощью Реи.

Смех в ее глазах быстро угас, а брови сошлись так, что Кас подумала, что ей есть что сказать.

Не было ни одного случая, когда я хотя бы пыталась? — спросил Кас. — Или, может, какие — то странные, необъяснимые вещи, которые происходили вокруг меня?

Асра нахмурилась. Долгое время она молчала. Затем повесила голову, как будто стыдясь того, что скрывала.

Что такое?

Я никогда не говорила тебе об этом — потому что не знаю, правда ли это. Я не могу с уверенностью сказать, что это произошло из — за тебя, — Асра поставила свою чашку обратно на блюдце. Ее руки дрожали, отчего керамическая посуда звенела друг о друга. — Я всегда говорила тебе, что чувствую себя сильнее после того, как посижу с тобой, не так ли? Я не знаю, является ли причиной этого магия. Я всегда говорила себе, что это не так, потому что это не похоже на какую — то очевидную магию, с которой я когда — либо сталкивалась, или которую могла бы легко определить или назвать. Но…

Но?

Но вскоре после того, как я вытащила тебя на улицу в тот день… тогда Теневая Болезнь, которую я носила в себе, казалось… остановилась. Или значительно замедлилась, по крайней мере. До этого она прогрессировала так быстро, что я уже начала сообщать о своих последних желаниях своим тогдашним партнерам. Ночь перед тем, как я нашла тебя, была фактически ночью, когда мои глаза потеряли свой истинный цвет, и, как ты знаешь, обычно после этого безумие не сразу овладевает угасшим разумом.

Кас уставилась на нее, слегка раздвинув губы, не зная, что сказать.

В тот день, когда я впервые взяла тебя на руки и прижала к себе, на мгновение я почувствовала тепло, легкость, не похожие ни на что, что я когда — либо испытывала. И да… я полагаю, это было похоже на магию. Но я никогда не говорила об этом, потому что думала, что мне это привиделось. А может, я не хотела в это верить. Ты была так юна, так хрупка. Думаю, я пыталась защитить тебя. Я не хотела, чтобы ты считала себя ответственной за то, что сохранила мне жизнь. Все должно было быть наоборот. Я хотела, чтобы все было наоборот — особенно после того, как узнала, через что ты уже прошла.

На этот раз ее смех был таким же горьким, как чай, который они пили.

Но теперь мы здесь, и, похоже, я все равно оказалась в зависимости от тебя, да? Забавно, как крутится жизнь.

Кас поставила свою чашку обратно на поднос между ними и встала, одолеваемая внезапной потребностью двигаться. Пройтись. Чтобы стряхнуть панику, которая скользила по ней, как нежеланная ласка, и заставляла ее волосы вставать дыбом.

Прости меня. Я должна была сказать что — то раньше.

Кас покачала головой.

Не за что извиняться.

Асра некоторое время наблюдала за ее шагами, а затем попыталась улыбнуться, но улыбка так и не появилась.

Что ж, это был довольно утомительный разговор, не так ли?

Кас остановился.

Прости меня, я…

Не за что извиняться, — сказала Асра, ее голос был мягким и неожиданно далеким. — Но я бы хотела отдохнуть, хотя бы минутку. Можешь подать мне вон то одеяло?

Кас поколебалась, пытаясь придумать, что бы такое сказать, что могло бы снова вдохновить ее. Но Асра по — прежнему настаивала на том, что ничего говорить не нужно, и в конце концов Кас взяла одеяло и молча накрыла ее.

Минута, которую Асра провела с ней, вскоре превратилась в несколько мгновений. А затем растянулось на час, в течение которого Кас сидела, прислонившись спиной к дивану и уткнувшись лбом в подтянутые колени. Она прислушивалась к хриплому дыханию Асры. Боролась за то, чтобы ее собственное дыхание было ровным. Ее пальцы постукивали по ногам, считая, в то время как снаружи серые облака надвигались на полуденное солнце, затемняя комнату, пока она не стала слишком похожа на склеп.

Наконец Кас повернулась лицом к Асре.

Открой глаза, — прошептала она, хотя знала, что это, скорее всего, бессмысленно. — Пожалуйста?

Никакого ответа. Кас опустила голову на диван и взяла хрупкую руку Асры.


Думай, приказала она себе. У тебя есть магия. Ты просто должна понять, как ее использовать.

Ее глаза закрылись. Они оставались закрытыми несколько минут, пока она не почувствовала внезапный прилив тепла к щеке, и, моргнув, открыла глаза, выискивая его источник — окно. Солнце на мгновение выглянуло из — за собирающихся грозовых туч. Свет во тьме, как в лесу за Белвиндом.

И, как и прежде, с ним пришел тихий прилив уверенности.

Кас уже перенаправляла свет, заставив его поглотить чудовище, которое могло быть самим богом смерти.

Она перенаправила болезнь и смерть от той маленькой девочки в Белвинде.

И, очевидно, она защищала Асру на протяжении многих лет, хотя бы в какой — то мере.

Она не знала точно, на что способна, пока не знала, но она была способна на что — то, и все ее тело дрожало от этого ощущения возможности. Ее рука дернулась — тот самый болезненный, мощный предвестник магии, который она ощущала уже несколько раз.

Какая бы болезнь ни была в ней, пусть она найдет другого носителя… — она бормотала слова под нос, как молитву божеству, в которое не до конца верила.

Ее руки судорожно сжались. Глаза метались по комнате, ища место, куда она могла бы послать эти нечистые энергии внутри Асры. Здесь не было растений. Никаких других живых существ. Никаких видимых монстров. Но может быть…

Пусть эта больная, злая энергия придет ко мне.

Тело задрожало сильнее. В одно мгновение она поняла, какой это был глупый эксперимент, но было уже слишком поздно. Свет уже клубился вокруг нее. Мир качался, в ушах вибрировал ужасный звук, а кожа… кожа словно трескалась от давления той силы, которая пыталась вырваться из нее. Ее тело неистово конвульсировало.

А потом ее голова ударилась о пол, и темнота поглотила ее.






















































Глава 22

КАС ОТКРЫЛА глаза, увидев кружащийся потолок.

Солнечный свет больше не пробивался через окно, его полностью поглотили грозовые тучи. Она лежала на спине. В глазах плясали белые точки. Она потянулась вверх, как будто могла смахнуть эти точки.

Кто — то поймал ее за руку и не отпускал.

Потом этот же кто — то поднял ее, прижал к широкой, крепкой груди. Она узнала запах земли и пряностей Эландера прежде, чем услышала его голос, прежде, чем почувствовала вибрацию этого низкого голоса на своей щеке.

— Что ты только что сделала? — потребовал он.

Ее слова прозвучали невнятно:

— Почему ты всегда считаешь, что я что — то сделала?

— Потому что в последнее время, когда здесь происходит что — то странное, это всегда ты.

— Это не…

— И потому что я почувствовал это, и я предполагаю, что каждый другой человек, склонный к магии, в радиусе пятидесяти миль тоже.

Кас наклонила голову и уставилась на него, ее грудь вздымалась, а легкие казались слишком маленькими. Все в ее теле вдруг стало казаться слишком маленьким для происходящего, для этой силы, которая, очевидно, обитала внутри нее.

— И еще…

Взгляд Эландера упал на ее руки.

Она подняла их перед собой, убирая от хватки, которой они автоматически вцепились в его рубашку.

Светились.

В коридоре послышались шаги.

— Ты можешь идти? — спросил Эландер.

— Конечно, я могу идти, — огрызнулась она, выпрыгивая из его объятий. Ноги ударились о землю и тут же подкосились под ее весом.

— Конечно, — отчитал ее Эландер, поймав за руку как раз вовремя, чтобы она не врезалась в угол комода. Он поставил ее на ноги и начал тянуть через комнату, но Кас уперлась пятками.

— Куда мы идем?

— Мы спрячемся где — нибудь, пока это не прекратится, — сказал он, дернув головой в сторону ее рук.

Ее взгляд метнулся не к рукам, а к Асре. Дыхание пожилой женщины казалось теперь более спокойным, возможно, но она все еще не открыла глаза.

— Сейчас она в порядке, — настаивал Эландер. — У нее будут большие проблемы — у всех твоих друзей, — если Варен начнет задавать вопросы о твоей магии.

Кас не могла придумать хороший аргумент на это. Во всяком случае, не в данный момент. Ее голова все еще кружилась слишком быстро. Шаги в коридоре звучали все ближе, поэтому она позволила Эландеру провести ее через примыкающую уборную, в неиспользуемую комнату для гостей, пристроенную с другой стороны, и затем выйти в пустой коридор. Оттуда они крались по тускло освещенному коридору, тихонько проверяя двери, пока не нашли незапертую.

Эта дверь вела в небольшую гостиную, которая использовалась в основном для хранения вещей. Оказавшись внутри, Кас пристроила маленький фонарь рядом с полкой, заваленной аккуратно сложенным бельем. Когда он замерцал и стал светить мягким, едва заметным светом, она прислонилась к полке и спрятала светящиеся руки под мышками, чтобы их не было видно.

Эландер держал дверь слегка приоткрытой и стоял рядом с ней, прислушиваясь и наблюдая.

— Тебе повезло, что я был рядом, — сказал он. — И добрался до тебя, как только смог, но я видел слуг, которые шли в противоположном направлении, прежде чем я вошел в эту комнату; есть шанс, что они видели больше, чем следовало.

Эландер выглядел скорее обеспокоенным, чем разъяренным, и в душе Кас зародилось чувство вины.

— Мне жаль, — сказала она. — Я не пыталась создать больше проблем, я просто пыталась…

— Я знаю, что ты пыталась сделать. И я должен был догадаться, что ты попытаешься это сделать.

Его тон не был совсем недобрым.

— Я расстроена.

— Знаю.

— Я чувствую, что во мне кипит магия, которая может быть полезна людям, но не знаю, как ее использовать, или даже что это такое.

Молчание. Он продолжал смотреть на дверь. Слушал ли он ее на самом деле?

— А Варен мог бы помочь мне разобраться в этих вещах, знаешь ли. У него есть бесчисленные книги, советники и…

— Он не помощник.

Кас покраснела.

— Ты хочешь, чтобы я была осторожна с Вареном, а как насчет того, чтобы быть осторожной с тобой? — шипела она.

Эландер наконец отвел глаза от щели в двери. Его взгляд был холодным. Расчетливым. Запугивающим.

Но она успокоилась и продолжила говорить:

— Потому что я подслушала твой разговор с Кейденом и Тарой в то утро.

Она ожидала, что он будет отрицать, что сказал что — то не то. Вместо этого он спросил:

— Что именно ты услышала?

— То, что ты считаешь меня обузой, которую терпишь только ради того, чтобы оставаться на хорошем счету у Варена, для начала.

Что — то мелькнуло в его ледяных глазах — что — то, что заставило его взгляд ненадолго смягчиться. Это было похоже на сожаление. Возможно. Но он не взял назад ничего из сказанного.

— И что еще? — спросил он.

Кас тяжело сглотнула и продолжила говорить.

— Ты говорил о том, что близок к… чему — то. О завершении какого — то плана, помимо того, над которым должны были работать ты и я.

— И ты хочешь знать, что это за план.

— Да.

— Отлично.

— Отлично?

Пульс Кас бешено заколотился, когда он полностью закрыл дверь. Запер ее. Затем сделал шаг к ней, понизил голос и сказал:

— Ходят слухи, что король — император — или, вернее его предки, — могут быть ответственны за Теневую Болезнь. Ты слышала их, я полагаю?

— Я… да, — призналась она.

— Наш так называемый секретный план связан с этим — хотя на самом деле это не секрет, если ты была внимательна. Я говорил тебе, что не доверяю Варену.

Она была готова проделать дыры в любом объяснении, которое он ей предложил, но ей пришлось с неохотой признать, что он прав, он говорил ей об этом. Несколько раз.

— Но те, кому я доверил помочь мне с этим планом — Кейден, Тара и еще несколько человек — они не доверяют тебе. И, ну… должны ли они?

Кас вдруг стало трудно встретить его пронзительный взгляд.

— Почему они не должны?

— Вы ужасно быстро спелись с королем — императором. Так что трудно сказать, на чьей ты стороне.

— Я бы не сказала, что мы с Вареном лучшие друзья, — Кас разжала руки и уставилась на свои ладони. Их все еще покалывало и иногда подергивало, но они больше не светились.

— И я не рассказывала ему о своей магии. Не рассказывала ему о своих снах, как и обо всем остальном, о чем ты просил меня не говорить. Я могла бы. Но не рассказала.

— Да, но ты чувствуешь вину за то, что не рассказала ему обо всем. Я знаю это.

— Это нечестно — заставлять меня выбирать сторону.

— Жизнь несправедлива, Заноза.

Кас посмотрела на него.

— Ну, я не знаю, что ты хочешь от меня услышать.

— Не знаешь? Неужели я недостаточно ясно изложил тебе свою позицию по этому вопросу?

— Варен почти не проявлял ко мне ничего, кроме дружелюбия, с тех пор как я приехала сюда, так откуда мне знать, что он на самом деле не хочет быть союзником? Как я могу быть…

Она сглотнула, когда он подошел к ней ближе и прервал ее:

— Варен. Он. Не. Твой. Друг.

— Он гораздо дружелюбнее тебя, по крайней мере, — ответила она.

Улыбка Эландера была свирепой.

— Варен де Соласен завтра же вырежет твое сердце, если решит, что это поможет защитить его от многочисленных врагов.

Он не отстранился от нее. Его близость мешала строить разумные предложения, поэтому она снова уставилась на свои руки. Ее глупые руки и затяжное дрожание этой дурацкой магии, которую она не могла понять.

— И, возможно, это защитит его, — размышлял Эландер. — Может быть, он мог бы как — то использовать тебя и твою магию. Я не знаю. Но что я знаю наверняка, так это то, что если Варен решит, что больше не может использовать тебя, то он избавится от тебя, как избавляется от всего, что ему не нужно. Я видел, как он это делает. Помилование, которое он дал тебе и твоим друзьям, не бессрочно. Поверь мне.

Кас начала было приводить несколько аргументов в ответ, но проглотила их все и сказала:

— Я просто хочу понять, что со мной происходит.

Эландер некоторое время изучал ее, а затем суровые черты его лица снова смягчились.

— Мы разберемся.

Он уже говорил это однажды, и они до сих пор ни в чем не разобрались. И все же… Что — то в его голосе заставило ее поверить, что это все еще может быть правдой.

Она выдохнула — тихая капитуляция. Короткое перемирие. Мир за пределами их убежища стал тихим и неподвижным. Она могла бы настоять на том, чтобы уйти в тот момент. Но она этого не сделала. Они оставались вдвоем в этой крошечной комнатке не меньше часа. Эландер прислонился к стене рядом с ней и закрыл глаза в задумчивости. Тусклый свет фонаря лишь слегка очерчивал его фигуру в темноте, и Кас вспомнился тот самый первый вечер, когда она увидела его, его мощную фигуру, выделявшуюся на фоне камина, перед которым он сидел.

И, как и в тот вечер, она смотрела на него дольше, чем хотела.

— Я не хочу, чтобы он причинил тебе боль, — сказал Эландер, очень неожиданно и очень тихо, не открывая глаз.

— Почему?

Вызов в ее голосе, казалось, застал его врасплох; ему потребовалось много времени, чтобы ответить, но и тогда он сказал лишь:

— Я не уверен.

— Не уверен?

— Я просто знаю, что не хочу, чтобы ты была моим врагом, Заноза. И я… — он прервался. Несколько раз слегка стукнулся головой о стену, а затем наконец открыл глаза. Эландер повернулся к ней лицом, и она поняла, как близко находятся их тела. Настолько близко, что она могла бы легко прижаться к нему, пройдя всего несколько шагов.

Он не сократил это расстояние между ними. Он также не говорил, просто смотрел на нее нечеловечески красивыми голубыми глазами. Этот взгляд был таким же интимным, как и любое прикосновение, и теплый трепет пронесся по ее крови.

Что он чуть не сказал минуту назад?

Почему он смотрел на нее так, словно все еще хотел это сказать?

— Ты, что? — надавила она. Кас сделала шаг ближе к нему. А потом еще один. Он наблюдал за ее движением, как будто она была целью — не добычей, а еще одним хищником, вторгшимся на территорию, которую он не собирался делить.

— Я хочу, чтобы ты была в безопасности, — это прозвучало почти как рычание. Разочарованное рычание, которое говорило о том, что она подталкивает его к краю, за который опасно переступать.

— В безопасности, — повторила она на вдохе.

Он начал отвечать, но сделал паузу, как бы давая ей шанс отойти от этого края.

Кас не сдвинулась с места.

Эландер протянул руку вперед и тронул ее щеку. Его большой палец прошелся по ее губам. Раздвинул их.

— Я хотел бы, чтобы ты не приходила и не усложняла ситуацию, — сказал он, наклонив лицо к ее лицу, а его вторая рука скользнула под подол ее рубашки и нашла кожу. — Но сейчас я просто хочу, чтобы ты была в безопасности, вот и все.

Это было не все.

По его измученному взгляду она поняла, что он все еще что — то скрывает от нее.

Всегда скрывал.

Но чем ближе его губы приближимались к ее, тем меньше ее волновало, что это могли быть за вещи. Она была дурой, что не заботилась об этом, и знала это, но боги, он был прекрасен, и его пальцы двигались по ее коже с пьянящей смелостью, словно не собирались останавливаться, пока не исследуют каждый ее дюйм, и внезапно ее глаза закрылись, отдаваясь ощущению его губ, наконец — то коснувшихся ее губ.

Мягкие.

Она не ожидала такой мягкости. И не ожидала, что почувствует себя такой опустошенной, когда этот мягкий поцелуй закончился так же быстро, как и начался, и он отстранился от нее, качая головой.

— Я не должен был этого делать, — голос Эландера был хриплым.

— Нет. Наверное, не стоило, — слова Кас были такими же хриплыми, как и его. — Но, возможно, тебе стоит сделать это снова.

Его пальцы запутались в ее волосах, он взял Кас в своей повелительной манере и поднял ее лицо вверх. Его взгляд прожигал ее, похотливое сочетание досады и желания, отчего его глаза казались темнее, как морские глубины, недосягаемые для солнечного света.

— А что, если я хочу большего, чем просто еще один поцелуй?

От этого вопроса ее желудок сжался еще больше от глупого желания.

— Тогда ты не должен останавливаться на одном поцелуе, — прошептала она.

Эландер втянул воздух.

— Не искушай меня, Заноза.

— Почему?

— Потому что, — Эландер крепче вцепился в ее волосы, словно пытаясь удержаться за что — то, что угодно, лишь бы не погрузиться еще глубже во тьму. — Это не очень хорошая идея.

— Я обещаю тебе, что это не самая плохая идея в моей жизни.

— Я в этом не сомневаюсь, — его смех был немного тихим. Немного… зловещим. — И я обещаю тебе, что сейчас нет ничего, чего бы я хотел больше, чем отнести тебя в свою спальню и наслаждаться тобой до тех пор, пока ты не перестанешь соображать. Или ходить, если уж на то пошло.

Кас не могла придумать подходящий ответ.

— Но, боюсь, все гораздо сложнее, — сказал Эландер. — И если я делаю с тобой то, что хочу, это… это будет не очень эффективный способ обеспечить твою безопасность, вот и все.

Внутри нее вдруг вспыхнул жар, вызванный не только желанием.

— А ты никогда не думал, что, возможно, мне не нужен кто — то, кто будет оберегать меня?

— Вообще — то, я думал об этом.

— Но, видимо, ты в это не веришь.

— Я верю, что это сложно, — повторил он.

Ей хотелось понять, что именно он имел в виду под словом «сложно». Но она также устала от разговоров по кругу. И больше всего на свете — по крайней мере, в этот момент — она хотела, чтобы его губы снова прижались к ее губам, пусть даже в последний раз.

— Тогда просто еще один поцелуй, — предложила она более мягко.

На короткое, почти болезненное мгновение ей показалось, что он откажет ей. Его взгляд метнулся к двери. Ищет выход? Она сама начала отворачиваться, смущенная отказом…

Он поймал ее и притянул ее губы к своим. Сначала нежно, как раньше. Он держал ее лицо в своих руках и медленно целовал, ее глаза закрылись, и она потерялась в том, как легко и уверенно его рот двигался по ее губам. Ее пальцы пробежались по его рукам. Груди. Животу. Она чувствовала гребни мышц под его рубашкой, но этого было недостаточно. Ей хотелось ощутить кожу под кончиками пальцев. Она хотела чувствовать пульсацию и перекатывание этих мышц, то, как они отвечают на ее прикосновения…

Когда его губы переместились к ее шее, ее пальцы скользнули под его рубашку. Он издал низкий рык и схватил ее руки, переплетая ее пальцы со своими и останавливая их движение.


Если бы ее руки могли свободно двигаться по нему, что — то подсказывало ей, что он не смог бы остановиться еще на одном поцелуе. Эта мысль была захватывающей. Но и то, как крепко он держал ее руки и прижимал их к стене, тоже возбуждало. Она дразняще попыталась сопротивляться его хватке. Эландер только сильнее прижал ее к стене, выскользнув из ее пальцев и крепко обхватив ее запястья. Его губы снова прижались к ее губам, на этот раз более злобно. Он взял ее нижнюю губу между зубами, и она слегка покрутилась на месте. Его бедра прижались к ее бедрам. Она задыхалась в его поцелуе, чувствуя, как его значительная длина, твердая от возбуждения, прижимается к ней. Его язык проник в ее рот, и ее вздох превратился в тихое хныканье от удовольствия. Эландер вздрогнул от этого звука. Она почувствовала это, а затем ощутила, как напряглись его мышцы, когда он заставил себя не двигаться. Сдерживал себя.

Еще один поцелуй.

Это было все, о чем они договорились.

Его губы оставались напротив ее губ еще мгновение. Он в последний раз целомудренно поцеловал ее губы и провел ими по линии ее челюсти, прежде чем окончательно отстраниться. Он сделал глубокий вдох. Казалось, у него кружится голова.

А может, у Кас.

— Больше ничего подобного, — от тона его голоса голова кружилась еще сильнее.

Кас попыталась кивнуть, согласиться, но не смогла сразу пошевелиться. Ее никогда раньше так не целовали. Каждый нерв в ее теле все еще ощущал восхитительное покалывание. Ей стало интересно, что еще он способен заставить ее почувствовать, но…

Больше ничего подобного.

Эта мысль захлопнулась, как железные ворота, закрыв ее сердце.

Потому что она знала, что он прав. Большее приведет лишь к большим осложнениям. Эландер был правой рукой короля, который уже подозревал их обоих. Его друзья не доверяли ей. Ее друзья не доверяли ему. К тому же у них у всех были заботы поважнее.

Звук голосов снаружи напомнил ей, что они находятся во дворце, полном людей, и что по крайней мере некоторые из этих людей начнут интересоваться, куда исчезли она и Эландер. Она заставила себя сделать шаг в сторону от него.

— Вернемся к более важным делам, — сказал Эландер.

Кас кивнула, даже когда железные ворота вокруг ее сердца слегка задребезжали в знак протеста.

— Но с чего начать?

— Мне нужно убедиться, что никто из важных людей не понял, что та магическая энергия, которая была раньше, исходила от тебя. А потом нам нужно выяснить, как лучше направить эту твою магию. Чтобы как — то безопасно высвободить ее, прежде чем ты случайно взорвешь часть дворца.

— У тебя есть магия и контроль над ней. Может быть, ты сможешь мне помочь? — слова вырвались прежде, чем она успела их остановить. Она все еще не была уверена, что быть такой уязвимой с ним — хорошая идея, но ничего не могла с собой поделать.

Его глаза скользнули по ней, на мгновение остановившись на ее губах. Было очевидно, что он все еще думает о другом виде частного урока. О том, который не имеет ничего общего с ее магией.

Она прочистила горло.

— Сосредоточьтесь, Капитан.

Его улыбка была лукавой.

— Да, — ответил он. — Конечно, я сделаю все возможное, чтобы помочь, — Эландер протянул руку и заправил прядь волос ей за ухо.

Кас вздрогнула.

— Но придется подождать день или два, потому что король — император попросил меня отправиться в Эджкип от его имени, чтобы поговорить с Лордом Байвилдского Царства о тревожном количестве сандолийских солдат, расположившихся вдоль границы империи. Наши друзья на юге начинают его беспокоить.

Кас подумала о свирепой женщине и ее драконе, и торжественно кивнула.

Эландер убрал от нее руку и поправил рубашку, закатывая и поправляя рукава, которые распутали ее руки.

— Просто постарайся не делать ничего, что может усугубить твою магию, пока меня не будет. Как думаешь, справишься?

— Не уверена.

Эландер бросил на нее горестный взгляд, направляясь к двери.

— По крайней мере, ты честна.

Кас пожала плечами.

— Пойдем. Я провожу тебя в твою комнату.

Кас подозревала, что предложение было сделано не столько из рыцарских побуждений, сколько для того, чтобы убедиться, что она не наделает глупостей между этим и тем местом, но она не протестовала.

И — Мораки и Марры помогли ей — ей действительно нравилось прогуливаться по коридорам рядом с ним. Что — то в этом было почти естественным. Как будто они делали это уже тысячу раз. Ее сердце все еще билось немного неуверенно после их поцелуя, ее кожа все еще гудела от электричества, которое она не хотела терять…

Внезапная суматоха позади них вернула ее на землю.

Через мгновение мимо них промчалось несколько слуг, и Кас уловила запах лаванды и алкоголя. Тошнотворный запах пробудил не менее тошнотворное воспоминание о мертвой женщине, с которой она столкнулась, когда впервые приехала во дворец.

— Еще один мертвец, — пробормотал Эландер. — Мне показалось, что я что — то почувствовал несколько минут назад.

Все тело Кас напряглось.

— Варен будет звать нас.

Эландер кивнул, озабоченность окутала его лицо. Его взгляд упал на ее руки. Скорее всего, они оба представляли себе одно и то же: повторение сцены, которую она устроила в доме в Белвинде, или другую, подобную той, что она только что устроила у постели Асры, только на этот раз с королем — императором в качестве потенциального свидетеля.

— Я разберусь с этим, — решительно сказал Эландер. — Тебе следует продолжить путь в свою комнату.

— Но Варен…

— Я скажу ему, что ты неважно себя чувствуешь.

Кас отошла с пути другого слуги, а затем на мгновение замерла, колеблясь.

— Иди, — призвал Эландер.

Это был умный поступок. Или трусливый. Она не была уверена, каким именно он был. Но в любом случае это означало, что она будет жить, чтобы побороться за еще один день, как и ее друзья. Поэтому она кивнула и повернулась в сторону своей комнаты.

— Касия.

Она с любопытством оглянулась на него. Она не могла вспомнить, когда в последний раз он использовал ее собственный, выбранный ею псевдоним, а не глупое прозвище, которое он бесцеремонно присвоил ей.

— Если я не увижу тебя до завтрашнего отъезда, то пока я не вернусь, просто… будь в безопасности.

Кас снова только кивнула. Она не верила, что сможет говорить. Беспокойство в его тоне вызвало странное чувство в ее желудке. Она не была уверена, что это такое, она не могла — не хотела — дать название этому трепещущему чувству. Возможно, его даже не стоит называть. Оно может исчезнуть до утра.

Боги, она надеялась, что оно исчезнет.

Потому что по какой — то причине это чувство было опаснее всех тех монстров, с которыми они до сих пор сталкивались вместе.








Глава 23

ЭЛАНДЕР УЕХАЛ пять дней назад.

Кас провела все это время у постели Асры. Когда ее там не было, она обычно была одна, медитировала, размышляла и пыталась, отчаянно пыталась усмирить тревогу, не сбежать.

На третий день в стенах дворца произошло еще две смерти. И с этого третьего дня Кас подозревала, что Варен спит не дольше нескольких часов за раз, он звал ее в любое время дня и ночи, вызывая каждый раз, когда у него появлялась новая теория или он встречал хоть малейший интерес в одной из своих книг.

Варен сходил с ума от своей потребности разобраться во всем, найти способ контролировать эти вещи, и это было утомительно — отчасти потому, что Кас приходилось так осторожно обходить это безумие. Пытаться сохранить свою магию в тайне от него было все равно, что пытаться пройти по полю, усеянному тайными ямами. Один неверный шаг, и она понимала, что в итоге может свалиться в бездонную яму безо всякой надежды на спасение.

Не раз она подумывала о том, чтобы улизнуть в более уединенное место и попытаться найти способ высвободить эту магию. Чтобы доказать себе, что она реальна, что она принадлежит ей и что она может управлять ею. Но почти катастрофы, к которым уже привела магия, все еще не давали ей покоя.

И она дала обещание быть в безопасности.

Это была новая, опасная территория, и гораздо разумнее было терпеливо ждать проводника по ней, даже если ей этого не хотелось.

Терпение было не самой сильной ее чертой.

И никогда таковой не было.

Но она всегда могла стать сильнее, не так ли?

Рассвет пятого дня застал ее в солнечнойкомнате, которая стал излюбленным местом отдыха как ее самой, так и ее друзей. В это утро все пятеро были в сборе. Рея и Сильверфут нежились в лучах солнца, Зев пытался наесться хлебом с маслом, Несса сидела спиной к Лоренту и листала книгу. Все это выглядело странно нормальным на фоне всего, что происходило в мире снаружи. Словно спокойный островок посреди бущующей бури.

Но сама Кас не могла сохранять спокойствие. Ее взгляд все время устремлялся во двор снаружи, пока она наконец не увидела роту солдат, проезжавших по нему верхом. Она не увидела Эландера, но заметила Тару и Кейдена — и предположила, что их капитан не отставал от них.

Она направилась к двери.

— Куда — то идешь? — спросил Лорент.

— Я… да. Мне просто неспокойно, вот и решила прогуляться.

Рея подперла подбородок ладонью и склонила голову набок.

— Эландер должен вернуться сегодня днем, верно?

Кас покраснела от ее знающего тона.

— Думаю, ты права, — сказала Несса, вскочив на ноги и подойдя к окну, чтобы посмотреть самой.

— Нас бросают ради этого красавчика — капитана, а? — сетовал Зев.

— Я никого не бросаю, — Кас бросила быстрый взгляд на дверной проем, выискивая слуг, которые могли подслушивать их разговор. Она никого не увидела, но все же понизила голос, прежде чем добавить:

— Он просто… он обещал помочь мне попрактиковаться в магии, когда вернется.

Наступило недолгое, неловкое молчание, пока ее друзья обменивались обеспокоенными взглядами и явно пытались придумать аргументы против ее планов. Но никто из присутствующих не мог отрицать того факта, что ей нужна эта практика.

Как обычно, тишину нарушил Зев:

— Ты могла бы попросить меня о помощи.

Кас скорчила гримасу.

— Тебе не нравится использовать даже свою собственную магию. Я предполагала, что ты не захочешь помочь.

Она также сомневалась, что он достаточно искусен, чтобы помочь ей, хотя и не сказала об этом вслух.

Зев пожал плечами.

— На самом деле мне все равно, так или иначе. Я просто высказал свою точку зрения.

Кас нахмурилась, потому что знала, что он не признался бы в этом, даже если бы ему было не все равно.

— Просто будь осторожна, — продолжал он. — Потому что если он причинит тебе боль, я буду вынужден его убить, верно?

— А я буду вынужден ему помочь, — добавил Лорент.

Несса бросила на них обоих язвительный взгляд, а затем с легкой усмешкой повернулась к Кас.

— Потому что ничто так не говорит о дружбе, как готовность убивать от твоего имени, верно?

— Она права, ты знаешь, — настаивал Зев.

— А у меня сегодня нет настроения для убийства, — сказал Лорент, зевая. — Так что да, будь осторожна.

— Вы все психи, — сказала Кас, доставая пальто.

— Они действительно психи, — согласилась Рея, и Сильверфут тоже залаял в знак согласия. Рея быстро хлопнула в ладоши, и лисенок послушно прыгнул к ней на руки. — Иди, если должна, — сказала она Кас, поднося Сильверфута к ней. — Но хотя бы возьми его с собой, чтобы мы могли за тобой присматривать.

Кас пожала плечами, кутаясь в пальто.

— Вы все слишком много беспокоитесь.

— В нашу защиту скажу, — сказал Лорент, — в последний раз, когда мы выпустили тебя из виду, ты пошла и заключила сделку с королем — императором, которая фактически втянула всех нас в войну, которая может закончиться тем, что мы окажемся на стороне против самих богов.

— И без всякого контракта за наши услуги, — с тоскливым вздохом сказала Несса.

— Ты принимаешь сомнительные решения, когда предоставлена сама себе, — добавил Зев. — Это то, о чем мы говорим, если ты еще не поняла, что мы имеем в виду.

За этот дразнящий комментарий он получил шлепок по затылку, любезно предоставленный сестрой. Ее меткость была впечатляющей, учитывая отсутствие зрения. Возможно, потому что она делала это уже столько раз, что это требовало не больше усилий или сосредоточенности, чем дыхание.

Вздохнув, Кас сдалась, протянула руки и позволила Сильверфуту прыгнуть в них.

— Хорошо. Я возьму лиса. И постараюсь больше не принимать сомнительных решений.

Например, прятаться в кладовках и целоваться с сомнительными мужчинами.

Кас поспешила из комнаты, пока ее друзья не заметили, как она покраснела от этого воспоминания.

Выйдя на улицу, она встретила Кейдена и Тару у начала дорожки, ведущей к конюшням. Кейден едва удостоил ее взглядом, пока возился с упряжью своей лошади, ослабляя ее.

— Что тебе нужно, Отмеченная Тенью? — спросил он.

Тара бросила на нее сочувственный взгляд, явно расстроенная грубостью своего спутника.

Но Кас не нуждалась в сочувствии. Ей нужна была только информация. Она посмотрела на Кейдена и спросила:

— Где Эландер?

У Кейдена сжалась челюсть от ее требовательного тона и от низкого рычания, раздавшегося в горле Сильверфута. С минуту он смотрел на них обоих, пока не стало ясно, что Кас не намерена отступать, а затем снова отвел глаза и сказал:

— Разбирается с небольшими беспорядками, с которыми мы столкнулись по пути в город. Подозреваю, он скоро появится.

Еще несколько минут они стояли вместе на тропинке и разговаривали. Тара нервно пыталась сохранить мир, а Кейден упрямо отказывался оставить Кас, явно не желая, чтобы она оставалась наедине с Эландером — когда бы этот Капитан ни решил появиться.

Наконец еще одна небольшая группа солдат рысью проследовала через дальние ворота, Эландер следовал вплотную за ними. Пять дней пути изрядно потрепали его — кожа блестела от пота, длинные волосы были взъерошены, а сам он и его конь покрыты тонким слоем пыли, — но, сидя на серебристо — черном жеребце, он все равно выглядел красивее, чем имел на то право.

Нервная волна пробежала по Кас при виде его. Она быстро отмахнулась от нее, сославшись на беспокойство, вызванное той неопределенной магией, которую они вскоре будут практиковать вместе. Но она не могла отмахнуться от мысли, которая вдруг громко зазвучала у нее в ушах: она скучала по нему.

И он скучал по ней, судя по тому, как просветлели его усталые глаза при виде ее.

— Я ждала вас раньше, Капитан, — сообщила она ему.

Эландер приподнял бровь.

— Извини, я опоздал.

— У нас назначены постоянные занятия, если ты не забыл.

— Я не забыл, — он не сводил с нее глаз, когда слезал с лошади, даже когда передал Кейдену поводья и сказал:

— Присмотри за моей лошадью.

Это была не столько просьба, сколько требование, и Кейден вздрогнул.

— Капитан, разве вы не должны лично передать королю — императору наш отчет?

— Сейчас полдень, — сказал Эландер, снимая перчатки и засовывая их в карман плаща, — и, если я знаю Варена, он, скорее всего, сейчас дремлет.


Кас сомневалась в этом — она все еще была уверена, что король — император полностью отказался от сна в пользу своих поисков, — но она не сказала этого.

— Тогда другие его советники захотят поговорить с вами, — настаивал Кейден.

— Просто позаботься о моей чертовой лошади, — прорычал Эландер.

Кейден бросил последний огненный взгляд в сторону Кас, затем взял поводья и слегка поклонился.

— Да, сэр.

Тара схватила его за рукав и потянула за собой. Эландер стоял еще несколько минут, глядя в их сторону, словно ожидая, что они осмелятся и повернутся, протестуя против его приказов.

Но они не обернулись.

Как только они скрылись из виду, он начал идти в противоположном направлении.

— Тогда пойдем, найдем более уединенное место.

Кас поспешила догнать его быструю ходьбу, но не могла не бросить последний взгляд в ту сторону, где скрылись Кейден и Тара.

— Ты уверен, что они не создадут проблемы?

— Я командую ими, а не наоборот.


Все еще мрачный тон его голоса не располагал к спору. Она могла бы начать его, если бы не ее желание остаться в его добром расположении — по крайней мере, достаточно долго, чтобы он помог ей, как обещал.

— Кстати, о неприятностях… — сказал он через мгновение, бросив настороженный взгляд на лисенка, которого она держала на руках.

— Не волнуйся. На этот раз я не позволю ему напасть на тебя, если ты будешь хорошо себя вести.

Эландер фыркнул.

— Постараюсь.

Они шли бок о бок, ища менее людное место. Вскоре напряжение сползло с его плеч, а голос смягчился, и прогулка по обширной территории дворца превратилась в приятное занятие, даже несмотря на нервную волну, все еще накатывающую на Кас. Потому что она снова почувствовала это, как и в тот вечер, — странное ощущение, что они уже бесчисленное количество раз гуляли вот так вместе, так часто, что это было безопаснее и комфортнее, чем должно быть.

Через несколько минут она набралась смелости и спросила:

— Как там в Эджкипе?

— Честно говоря, немного похоже на зону боевых действий.

Кас уставилась на него, желая, чтобы он рассказал подробнее.

— Люди напуганы, — Эландер смотрел прямо перед собой, пока говорил. — И они должны быть напуганы.

Он не выглядел жаждущим говорить об этом, и она не стала давить на него дальше. Не в данный момент, во всяком случае. Но у нее появилось внезапное, яростное желание помочь этим напуганным людям. Это была еще одна причина, чтобы воспользоваться своей магией.

— Здесь все было относительно спокойно, — сообщила она ему. — Еще две смерти. Но я ничего не взорвала, пока тебя не было.

Эландер бросил на нее косой взгляд.

— Последняя часть меня очень впечатлила.

— Ну, ты же знаешь, что я сделала это исключительно для того, чтобы произвести на тебя впечатление.

— Я так и предполагал, — ответил он, подражая саркастическому тону ее голоса.

— И я могу быть более впечатляющей, если немного поднаторею в магии, я думаю, — сказала она, быстро оглядевшись вокруг, чтобы убедиться, что никто не находится достаточно близко, чтобы подслушать ее.

— Ты собираешься быть неумолимой в этом деле, да?

— Мне нравится думать, что моя неумолимость — одно из моих лучших качеств.

— Полагаю, когда это не приводит тебя к неприятностям.

Они прошли еще немного, пока не вышли на неухоженную окраину дворцовой территории. Перед ними высилась внешняя оборонительная стена, увитая лианами. Там была узкая лестница, высеченная в камне, которую Кас, скорее всего, не заметила бы, если бы Сильверфут не выскочил из ее объятий и не пошел понюхать засохшую листву, покрывавшую ее. Он выкопал тропинку, взобрался на вершину стены и стал патрулировать вдоль нее, выискивая угрозы по обе стороны стены.

— Его глаза светятся, — заметил Эландер.

— Магия рода Воздушных, — сообщила она ему. — У них с Реей общая связь, которая позволяет ей видеть то же, что и он.

— Очаровательно, — Эландер наклонил голову к ней. — Но также немного тревожно знать, что за нами шпионят.

Кас изогнула бровь.

— Ты ведь все равно планировал вести себя прилично, верно?

— Я сказал, что постараюсь вести себя прилично, — поправил он.

— Тебе просто придется постараться, я думаю.

— Никаких обещаний, — один уголок его губ приподнялся. — Прошло долгих пять дней с того момента в кладовке, если ты понимаешь, о чем я.


Кас заправила прядь волос за ухо. Выправила ее, только чтобы снова заправить.

— Я не понимаю, о чем ты.

— Я могу рассказать подробнее.

— Не надо, — предупредила она.

Его улыбка стала шире.

— Сосредоточьтесь, Капитан.

— Да, мэм.

Она отвернулась, чтобы скрыть свой румянец. Несколько минут они не проходили мимо других людей, и Сильверфут уже свернулся калачиком на стене, видимо, удовлетворенный тем, что на данный момент они в безопасности. Но Кас все же еще немного разведала обстановку, прежде чем с надеждой повернуться к Эландеру.

— Как ты думаешь, здесь мы в безопасности?

— Это, наверное, самое уединенное место на территории дворца, — Эландер пожал плечами. — Кроме того, ты со мной.

— Верно, — Кас едва сдержалась, чтобы не закатить глаза. — Мой герой.

— Я лишь имел в виду, что жители этого дворца привыкли к тому, что я владею магией, и большинство из них старается держаться подальше, когда я начинаю практиковать ее. На расстоянии они будут считать, что все странное, что они видят или чувствуют, это я, а не ты.

— Хорошая мысль, — согласилась она.

— Итак, с чего мы начнем?

— Вообще — то, я много думал об этом, пока меня не было.

— И?

— И твоя магия до сих пор делала несколько вещей. Она, похоже, отражала все, от солнечного света, моей магии, Тени, и защищала тебя от болезней и яда… Так что я рассматривал две возможности, в основном: магия рода Лунных, которая, помимо всего прочего, иногда позволяет носителю отражать или усиливать другие виды энергии. И еще есть магия рода Небесных, которая обычно проявляется как способность создавать щиты и другие формы защиты.

Кас подняла руку к лунообразному шраму вдоль линии челюсти, размышляя.

— Но что из них что?

— Трудно сказать. Но магия божественно отмеченных не всегда следует четким линиям. Каждый пользователь магии индивидуален, и иногда способности совпадают даже у тех, кто носит разные знаки. А в данном случае обе срединные богини — покровительницы Луны и Неба получают свою силу от верховной богини Солнца, Солатис, так что это может быть…

— Она мне снилась, — слова вырвались из ее уст.

Кас так много сдерживала информацию в течение последних дней — во время бесчисленных разговоров с королем — императором, — что не смогла сдержаться.

Эландер уставился на нее, его глаза расширились, а губы слегка приоткрылись. Это было почти то же самое, что и взгляд, которым он смотрел на нее, когда она рассказывала ему о своих кошмарах, связанных с тем волком.

— Варен недавно показал мне ее фотографию в одной из своих книг, — объяснила она. — Но я, конечно, не сказала ему, что видела ее раньше.

Эландер вдруг нахмурился.

— Я так понимаю, мои видения о ней — это почему — то плохо?

— Я просто не знаю, насколько смогу помочь тебе направлять твою магию, — сказал он, — если она действительно связана с Солатис.

— Почему ты так говоришь?

— Потому что моя магия в конечном итоге исходит от Анги, бога Хитрости, а не от Солатис. Два совершенно разных верховных божества. Два божества, которые в конечном итоге стали врагами, согласно большинству легенд.

— Врагами?

— Да. Хотя это уже другая история для другого дня, возможно…

— Но ведь это все божественная магия, верно? Насколько может отличаться процесс ее вызова?

— Посмотрим, — Эландер обдумал вопрос еще мгновение, а затем добавил:

— Но также? Помни, что мы только предполагаем, что твоя магия на самом деле божественная.

Кас кивнула.

— В любом случае, — продолжал Эландер, — давай попробуем кое — что сделать? Я хочу посмотреть, сможешь ли ты снова остановить мою магию, как в тот день у Даркхэнда. Но на этот раз намеренно.

Кас глубоко вздохнула, стараясь не выдать своего страха.

Но он все равно увидел его.

— Не волнуйся, — сказал он. — Я буду нежен.

Кас прищурилась.

— Будь таким грубым, как хочется.

И снова намек на озорную улыбку, заигравшую на его губах.

— Ты знаешь, что я имела в виду, — прошипела она. — И еще: я рада, что ты относишься к этому серьезно.

— Прости, — засмеялся он. — Прости. Ладно, ты готова?

— Да, — солгала Кас.

Эландер колебался лишь мгновение, прежде чем поднять руку между ними. Его пальцы манили. Так же легко его сила пришла к нему, словно вызванная из самого воздуха. Этот воздух стал тяжелее. Темнее. Мгновение спустя Кас почувствовала, как его сила накрыла ее, как в тот день, когда он арестовал ее, как холодный ветер, который пронизывал ее кожу и проникал прямо в кости. Это было ужасно, болезненно и всепоглощающе, и ей хотелось свернуться калачиком, раствориться во тьме и никогда не выходить из нее.

Где — то далеко позади нее неуверенно поскуливал Сильверфут. Этот звук заставил ее вспомнить о своих друзьях. Они присматривали за ней. Беспокоились о ней. И она не хотела, чтобы они боялись за нее. Теперь она могла представить себе это: если бы она поддалась этой темной магии, они бы мгновенно ворвались сюда с оружием наготове и убийством в глазах.

Поэтому она не станет поддаваться этой тьме.

Как только она подумала об этом, ее ладонь дернулась. Между ней и Эландером вспыхнул свет, и она представила, как он окутывает ее, выталкивая холод из костей и легких и заполняя эти пространства защитным теплом. Ее глаза ненадолго закрылись, а когда она снова открыла их, и всепоглощающий свет, и тьма исчезли. Воздух снова стал нормальным.

Эландер внимательно наблюдал за ней, пока она переводила дыхание. Его атака прекратилась.

И она ничего не взорвала.

— Хорошо, — Эландер потряс отмеченным запястьем, как бы избавляя его от судороги. — Теперь, на этот раз, я действительно приложу немного усилий.

Кас напряглась, когда он шагнул к ней. На этот раз не было никакого предупреждения — только вспышка движения, а затем в ее глазах мелькнула тьма. Между этими вспышками темноты она увидела ужасающий образ себя, лежащей на бесплодном клочке земли, ее тело было неподвижным и лишенным всякого цвета.

Холод вернулся, на этот раз парализовав ее сильнее. Она попыталась поднять руку, чтобы отмахнуться от него. Не удалось. Она попыталась поднять глаза к солнечному свету, который, как она знала, был где — то высоко вверху.

Но не смогла.

Она собиралась умереть прямо здесь, вот так.

— Скажи мне остановиться, если хочешь, чтобы я остановился, — слова Эландера отдаленно звучали в глубине ее сознания.

Каким — то образом ей удалось покачать головой.

— Не надо.

— Тогда сопротивляйся.

Кас пыталась, но ей казалось, что с каждой попыткой движения часть ее тела разрушается — ее сердце, легкие, все тело, все это рушилось.

— Борись со мной, — сказал он более настойчиво. — Или этот эксперимент окончен.

— Я пытаюсь, — голос Кас был напряжен от разочарования. От страха. От раздражения. Она закрыла глаза и прижала голову к груди, борясь с внезапным желанием закричать. Правая рука сама собой поднялась, и она почувствовала нечто более сильное, чем то покалывающее тепло, которое она вызывала раньше. Что — то, что жгло вены на ее руке и заставляло ее чувствовать, будто настоящий огонь находится всего в нескольких секундах от того, чтобы разгореться в ее ладони.

— Вот оно, — одобрительно пробормотал Эландер. — Теперь сфокусируйся.

— Не могу.

— Расслабься.

Кас оскалила зубы при этом слове.

— Все не так просто. Я не могу…

Расслабься, — повторил он, взял ее левую руку и сжал ее. Он так же быстро ослабил хватку, но его пальцы оставались рядом, изредка постукивая по ее ладони.

Она едва могла дышать.

Она не могла слышать.

Ей казалось, что она выпала из бытия и времени…


Но она чувствовала каждое из этих прикосновений к своей ладони, как маленькие подтверждения того, что она все еще здесь. Тук, тук, тук. Он пытался помочь ей остаться там. Похоже, он был внимателен в ту ночь в гостинице, когда она объясняла свой метод закрепления.

Тук, тук, тук.

Она считала их. До десяти, и обратно…

И тут она вынырнула из темноты.

Совсем ненадолго. Достаточно, чтобы поднять голову к небу и вспомнить, как выглядит солнечный свет. Это было все, что ей нужно, она задохнулась, когда к кончикам ее пальцев прилила вспышка электричества — не тепла, не света, не огня, а мощного и голого электричества. В последний момент ей удалось взять его под контроль и направить куда — то еще, кроме груди Эландера. Она пролетела мимо него и ударила в дерево вдалеке, вызвав небольшой взрыв щепок, пыли и дыма.

Кас уставилась на дымящееся дерево, потеряв дар речи. Эта сила казалась ей продолжением ее самой — осязаемой плетью электричества. Она не была совершенной, но она была более контролируемой, чем все, что ей удавалось до сих пор.

И все же, когда она взволнованно оглянулась на Эландера, его лицо исказилось от беспокойства.

— Это не похоже ни на одну из двух магий, которые мы обсуждали ранее, — сказал он очень тихо. — Это было похоже на магию рода Грозовых.

— Это плохо?

— Это просто… что — то новенькое. Снова. Ты полна бесконечных сюрпризов, да? — Эландер попытался улыбнуться. Но это выражение померкло в его глазах, которые вскоре остекленели в раздумьях. Кас знала его достаточно хорошо, чтобы узнать этот взгляд — он означал, что он что — то скрывает от нее.

Она потерла ладони, которые все еще горели от периодических импульсов той бурной энергии.

— Точно. Я должна была попытаться отразить твою магию, не так ли?

Вопрос повис в воздухе, пока он смотрел на дымящийся ствол дерева. Наконец, он перевел взгляд обратно на нее и начал говорить…

Но его прервала стрела, пролетевшая над их головами.

Она вонзилась в землю в нескольких футах от них. Эландер сделал шаг ближе, изучая черное и странно изогнутое древко снаряда… и тут же сделал шаг назад.

— Черт, — пробормотал он.

Секунду спустя земля вокруг пронзенной стрелы… смертельной. На их глазах трава почернела и засохла, а затем исчезла, оставив после себя выжженную, потрескавшуюся землю.

Эландер помчался к стене. Он взобрался на ее ступеньки и высунулся из — за нее, осматривая далекий город. Кас последовала за ним, и то, что она увидела по ту сторону, заставило ее на мгновение забыть, как дышать.

Десятки и десятки чернокрылых существ маршировали по улицам, направляясь к дворцу.

На первый взгляд они были похожи на людей, если не считать скелетистых крыльев. Но при ближайшем рассмотрении их лиц выяснялось, что у них отсутствует… все. У них были головы, узкие, ромбовидные головы, но не было лиц. Было лишь гладкое полотно белой кожи, лишенное даже рта. Бледная гладкость резко контрастировала с остальными частями их стройных тел, обтянутых черными полосами ткани, которые развевались на легком ветерке. Каждый из них нес одинаковый лук, сделанный, похоже, из того же крученого темного материала, что и стрела, которую они пустили.

— Что это за штуки? — спросила она испуганным шепотом.

Намтар. Или лучники пустоты, как их чаще называют. Я разобрался с одним, когда мы только вернулись в город; видимо, он был не один.

— Дай угадаю: еще слуги нашего друга бога Хитрости?

— Да.

— Думаешь, моя магия выманила остальных?

Челюсть Эландера сжалась, но в остальном он ничего не ответил. Вместо этого он поспешил обратно по стене и ворвался во дворец. Вскоре она услышала, как он выкрикивает приказы, приказывая стражникам во дворе вызвать подмогу и приготовиться к бою.

Кас оперлась руками о камень и перевела взгляд на город. Люди бежали, крича, в свои дома. Лучники маршировали мимо них, казалось, стремясь добраться только до дворца.

Или дойти до нее.


Сильверфут подскочил к ней, его шерсть зашевелилась, а уши дернулись. Он прижался к ее груди, когда раздался вопль одного из лучников, а за ним еще три ужасных, пронзительных крика. Кас обхватила крошечного лисенка и притянула его к себе.

Когда Эландер наконец вернулся, меч рода Ледяных — тот самый, которым он владел в первый день их встречи, — был при нем. У него также был лук и колчан тонкой работы, которые он предложил ей, как только она спрыгнула со стены.

— Я все еще не уверен, что ты сможешь управлять своей магией, не взорвав что — нибудь, — сказал он, приглашая ее следовать за ним, когда он начал идти к передним воротам, — но я знаю, что ты, по крайней мере, умеешь обращаться с клинком. Ты хорошо владеешь луком?

— Лучше, чем клинком, — ответила она, выхватывая у него оружие.

— Хорошо. Целься им в голову, кожа у них прочная, но ты должна быть в состоянии пробить заднюю часть их черепа.

Кас кивнула, несколько оцепенело. Ее рука плотнее сомкнулась на изгибе лука, и тут до них донесся ужасный звук — крик чистого ужаса, оборванный на середине пути стуком стрелы, попавшей в цель, а затем булькающий, кровавый хрип.

Затем тишина.

Первый из стражников у главных ворот был мертв.

Эландер убрал меч.

— Приготовься, Заноза. У меня предчувствие, что это будет ужасно.






























Глава 24

ЛУЖА крови вокруг упавшего стража сверкала в лучах полуденного солнца.

Когда Кас и Эландер добрались до ворот, лучник пустоты, виновный в его смерти, уже погиб; его тело разрубали на куски оставшиеся стражники. Крылья были оторваны от спины и отброшены в сторону. По белому безликому лицу сочилась черно-красная жидкость.

Пока ворота продолжали укреплять, Эландер приказал отрезать голову упавшего лучника от неестественно длинной шеи существа, а затем перенести эту голову на вершину стены и бросить обратно, в приближающихся лучников с другой стороны, — неприятный ответ, вызвавший оглушительный протест криков.

Кас не заметила ни одного рта у лучников, но пронзительные крики продолжались. Она зажала уши руками и двинулась прочь от ворот, едва не налетев на Зева, Лорента и Нессу, приближавшихся со стороны дворца. У мужчин были в руках мечи… Руки Нессы обхватывали лук, который она прижимала к груди, ее глаза были широко раскрыты, а губы сжаты в мрачную, но решительную линию. От них не отставала небольшая армия королевских солдат. Земля сотрясалась от шагов этих солдат, а воздух наполнялся трепетом их голосов и металлическим звоном и лязгом поспешно натягиваемых шлемов и кольчуг.

Эландер отправился организовывать вновь прибывших солдат, как раз в тот момент, когда из-за стены донесся очередной один хор криков.

Запертые ворота загрохотали, когда в них врезались двое лучников пустоты. Они попытались просунуть свои длинные руки сквозь решетку, но три меча быстро опустились, отсекая их. Лучники упали навзничь, из их обрубленных рук струилась кровь. Их крики становились все громче, даже когда они отступали — по крайней мере, пока не скрылись из виду. Тогда…

Наступила тишина.

Все присутствующие напряглись, ожидая, когда следующая группа врагов бросится к воротам.

Но никто не наступал.

Один из стражей подкрался ближе к решетке и выглянул:

И тут же потерял равновесие и упал на спину, когда одна из этих черных, витых стрел ударилась в землю прямо перед нижней частью ворот. Земля вокруг этой стрелы почернела, и Кас затаила дыхание, глядя как эта тьма стремительно поднималась выше, окутав решетку теневым узором. Вскоре тени с шипением испарились. Ворота были по-прежнему целы, но теперь казалось, что гигантский зверь вгрызся в нижние прутья, оставив их зазубренными.

Вереница солдат устремилась к вершине сторожки, готовя свои луки и целясь во все, что движется в их сторону.

Кас еще крепче сжала свой лук. Сильверфут пробирался между ее лодыжками, его глаза сияли, и изредка он издавал тревожное повизгивание.

Зев перевел взгляд на Касию.

— У меня было чувство, что хаос начнется не сразу, как только мы выпустим тебя наружу.

Он просто дразнил ее, и она попыталась сдержанно улыбнуться, но не могла перестать думать о чудовище, которого она привлекла в город Белвинда. О телах, которых оно швыряло с одного конца площади на другой. О страшных ударах, которые издавали эти тела…

— Я думал, Рея могла ошибиться в том, что видел Сильвер, — пробормотал Лорент. — Но нет, эти ублюдки действительно так уродливы, как она их описывала, не так ли?

Лис перестал нервничать и возмущенно фыркнул на этот комментарий, словно Лорент был дураком, если думал, что образы, которые он послал Рее, не были четкими и ясными.

Внезапно вернулся Эландер, глядя на разрушенные ворота. Затем его взгляд обратился к солдату, натягивающего шлем, когда этот солдат шел к сторожке, он нахмурился и сказал:

— Доспехи выдержат ненамного лучше, чем эти решетки ворот; я никогда не видел доспехов, способных выдержать энергию, которую они выпускают. Нам лучше действовать скрытно, чем пытаться атаковать напрямую. Пустотные лучники находят свои цели, ощущая движение — даже малейшие вибрации в воздухе. И если они почувствуют вас… просто постарайтесь уклониться от их стрел.

— Не попадаться под стрелы, — пробормотала Зев. — Хороший совет.

— Ты также можешь забежать внутрь и спрятаться, если хочешь, — сообщил ему Эландер, чем вызвало хриплый смешок Лорента и тихое, нервное хихиканье Нессы.

После этого все стало происходить очень быстро: группа солдат у ворот выпускала залп стрел, одну за другой, для того, чтобы отвлечь внимание, привлекая к себе все больше и больше лучников, в то время как Эландер вел Касию, ее друзей и остальных королевских солдат вниз по стене и к различным стратегическим точкам, гораздо меньшим, из которых они выползали группами по три и четыре человека.

Вскоре все солдаты разошлись, остались только Кас и ее друзья. Эландер шел быстрым шагом, пока они не подошли к изгибу стены. Здесь была еще одна сторожка, и ее крыша уже была усеяна солдатами с луками, которые целились в проемы по краю. Несса взобралась наверх и нашла пустое место вдоль этого парапета, Сильверфут плелся за ней по пятам.

Эландер остановился у прохода, ведущего под сторожку к дворцовой территории.

— Ты могла бы пойти с ними, — предложил он Кас, взглянув на Нессу и Сильвера. — Это было бы безопаснее.

Она поморщилась.

— Этот лук лучше подходит для стрельбы на ближние дистанции, — сообщила она ему. — К тому же, я не буду прятаться на вершине этой стены, пока ты выходишь в город и делаешь всю грязную работу.

Он медленно устало вздохнул, но спорить не стал; по почти улыбке на его губах она поняла, что он примерно этого от нее и ожидал. Он исчез в проходе, его меч был наготове и поднят на боку.

Кас поправила колчан у нее за спиной. Она не собиралась отдаляться от этих монстров пустоты так же, как от монстров в Белвинде. Если они действительно оказались здесь из-за нее, то она встретит их на улицах, и каждая из ее стрел, вонзаясь в эти пугающе пустые головы, будет иметь как можно больше личного значения.

Через мгновенье она уже была в проходе, Лорент и Зев следовали за ней.

— Всего лишь очередная рутинная охотничья экспедиция, верно? — прошептал Зев, пока они шли по улицам на звуки криков и воплей.

— Да, за исключением того, что на этот раз тебе действительно придется вести себя тихо, как только мы приблизимся к нашей добыче, — ответил Лорент. — Никаких шуток, как ты обычно делаешь.

Зев начала было возражать, но Кас заставила их обоих замолчать и поманила следовать за ней по узкой улочке; она только что услышала тревожный звук человеческих криков — явно молодых человеческих криков, среди чудовищных воплей и ревущих голосов далеких солдат.

Они дошли до конца этой узкой улицы. Затормозив перед самым выходом на широкую дорогу, они увидели, как перед ними по залитой солнцем дороге спотыкаются трри молодых девушкт. Лица девушек были красными и перекошенными от ужаса. Их шаги были усталыми, шаткими, слабыми. Одна из них споткнулась. Самая маленькая из них продолжала бежать, но другая остановилась, чтобы помочь упавшей девушке; она отчаянно пыталась поднять ее на ноги, но споткнувшаяся девушка могла только всхлипывать и беспомощно падать на дорогу, снова и снова.

Кас увидела лучника, охотившегося на них, — как раз в тот момент, когда он прицелился и выстрелил.

Стрела полетела в сторону девушек, черные тени струились за ней, как флаги корабля, попавшего в сильный шторм.

Зев был более жестким. И он был быстрее. Кас только сделала шаг к упавшим девушкам, когда в воздухе пронеслась вспышка огня и столкнулась с темной стрелой. Она обернулся вокруг темноты и удерживала ее, и все это странным образом зависло в воздухе на несколько секунд, оставаясь, по крайней мере, в дюжине футов от своих целей.

Затем она взорвалась

Взрыв был небольшим, но он разбросал огонь и тьму по большей части дороги. Это отвлекало. Достаточно дезориентирующе и достаточно громко, чтобы Кас бросилась бежать к спине лучника, когда все стихло. Лорент последовал ее примеру.

Падающие угольки вспыхнули, тьма испарилась, и все стало устрашающе безмолвным и ярким.

Девушкам удалось незаметно скрыться в каком-то месте.

Лучник стоял на краю дороги. Его голова моталась из стороны в сторону, словно стряхивая с себя замешательство. Он быстро заметил Зева и снова прицелился, но к этому моменту Кас и Лорент успели сделать широкий круг и проскользнуть за ним. Кас успела четко выстрелить ему в затылок.

Она сделала это…

Она прицелилась точно; ее стрела глубоко вонзилась в длинную шею лучника. Тот начала дико биться в конвульсиях, но она не рисковала; поэтому нанесла второй выстрел, пробив заднюю часть черепа. Он закричал, рухнув на землю. А затем исчез у них на глазах, сжимаясь все плотнее и плотнее, пока не превратился в ни что иное, как темное пятно на дороге, словно загорелся и сгорела так основательно, что не осталось ничего, что могло бы отметить его существование, кроме знака ожога.

Кас уставилась на это темное пятно, пытаясь осмыслить увиденное.

Но его предсмертный визг привлек внимание, и через мгновение ей снова пришлось двигаться; еще семеро лучников мчались по боковой улице слева от нее, направляясь к ней и Лоренту.

Двое из них опередили остальных.

Лорент бросился им навстречу, изящно изгибаясь и уворачиваясь из стороны в сторону, чтобы избежать летящих в него стрел. Кас заметила, что эти стрелы не летели одна за другой; лучники, казалось, создавали их из воздуха, но процесс призыва магии для них, по-видимому, требовал времени. И луки, из которых они стреляли, были странными, словно…

Прежде, чем смогла рассмотреть оружие поближе, она заметила еще одного лучника, отделившигося от той группы, которая направлялась к ней; он отстал от остальных.

Она быстрым движением сняла его.

Ей удалось пронзить ему горло стрелой. Это было не так эффективно, как выстрел в затылок; он просто споткнулся на несколько шагов, выдернул стрелу и продолжил бежать. Но Зев пробрался позади этой приближающейся группы, и спотыкание этого отставшего дало ему шанс догнать его. Во вспышке стали и ярости его клинок вонзился в затылок этого беглеца.

Кас не видела, был ли этот удар успешным, потому что теперь она была в пределах досягаемости остальной группы. Она мельком увидела летящую в нее стрелу. Она бросилась бежать так далеко и так быстро, как только могла, чтобы избежать круга разрушения, который оставит эта стрела, а затем снова скрылась на той узкой улочке, по которой они шли ранее, пробираясь через ветхие крыльцы, груды ящиков и несколько крытых витрин. Она присела рядом с крыльцом, усеянным каменными притворами, заросшими цветущими растениями.

Лорент и Зев нашли ее через несколько мгновений. Все трое встали на колени и перегруппировались, наблюдая за входом на тенистую улицу, пьянящий и сладкий аромат этих цветущих растений щекотал их носы.

Лорент успешно убил двоих, которых атаковал ранее, но четверо лучников все еще оставались. И эти четверо стояли спиной к спине, двигаясь как единое целое по маленькой улице, казалось бы, достаточно умные, чтобы понять, что Кас и ее спутники знают их слабое место.

— Давайте закончим их делить, — прошептал Лорент, когда они подошли ближе.

Кас и Зев кивнули.

Из них троих Лорент был самым быстрым, поэтому первым выбежал из их укрытия. Он побежал прямо на лучников, двигаясь слишком быстро, чтобы они успели поднять свое оружие и как следует прицелиться в него, прежде чем он промчался мимо.

Двое из этих лучников оторвались от своей группы и бросились в погоню.

Когда они скрылись из виду, Кас и Зев отступили дальше по боковой улице, увлекая за собой двух оставшихся лучников. Они разделились и разошлись по разным укрытиям. На мгновение они остались совершенно неподвижными — ровно настолько, чтобы лучники потеряли их из виду…

А затем они оба бросились бежать, двигаясь в противоположных направлениях и делая все возможное, чтобы сбить с толку этих лучников и их ориентированные на движение органы чувств.

После минуты такой тактики два лучника были вынуждены сосредоточиться только на одной цели каждый, что позволило Кас и Зеву полностью разделить их. Сделав серию дезориентирующих остановок и стартов, Кас повела его к более широкой открытой улице, на которой исчез Лорент — ей нужно было место, если она собиралась обойти его.

Лучник следовал за ней на расстоянии, его длинные шаги были бесшумными, а тело дрожало от напряжения.

Кас остановилась на пересечении двух улиц, затаив дыхание. Она была совершенно неподвижна, несмотря на желание повернуться, поискать Лорента и убедиться, что с ним все в порядке. Солнечные лучи били ей в спину. На ее лбу выступила капля пота. Бусинка скатилась по изгибу ее носа. Потом еще одна.

Она потянулась, чтобы вытереть их.

Лучник почувствовал это движение и атаковал.

Кас танцевала слева направо, готовясь уклониться и убежать от стрелы. Но он не выстретил в нее. Он только пробежал мимо нее… и продолжил движение. Она, спотыкаясь, остановилась и смотрела, как он убегает. И убегает…

Он действительно убегал от нее.

Нет. Он пытался запутать ее, как они пытались запутать его.

И его план сработал.

Он полностью исчез. Ее бдительность ослабла, пока она ломала голову над его действиями — всего на мгновение. Но этого было достаточно; и стрела, которую она не заметила, попала в колчан, висевший у нее на плече, и этот колчан стал того же мертвенно-черного цвета, что и выжженный участок дороги. Кас отшвырнула его от своего тела до того, как мертвая энергия успела коснуться ее кожи, а затем инстинктивно метнулась к новому укрытию за секцией железного забора и замерла.

Она выругалась. Ее глаза быстро сканировали улицы в поисках нападавшего. Она ничего не видела. Никаких движений. Никаких теней. Никаких признаков Зева или любого из лучников.

Через минуту, затаив дыхание и прислушиваясь, она прокралась вперед и начала беребирать пепел своего колчана в поисках любых стрел, которые могли уцелеть после этой разрушительной магии.

Чья-то рука сомкнулась на ее запястье, и вдруг ей на ухо прошептали:

— Оставь его.

Это был Зев. Не говоря больше ни слова, он потащил ее обратно за эту ограду. Она начала открывать рот, чтобы ответить. Его голова дернулась влево, прерывая ее. Ее глаза проследили за его движением, и она, наконец, увидела лучника, выстрелившего в нее.

Он был один.

Куда делся другой?

— Можешь взять мой меч, — предложил Зев. — Я могу использовать магию.

Кас опустилась на колени, осторожно и тихо отложила лук в сторону и взяла у него клинок. После этого обмена они стояли совершенно неподвижно и наблюдали, как один оставшийся лучник ходит взад и вперед по улице. Казалось, он пытался спровоцировать их на движение; каждый его шаг был рассчитан, его паузы были стратегическими, и через каждые несколько футов он останавливался и яростно опрокидывал все, что каким-либо образом не было прикреплено к земле.

Медленный, методичный план этой охоты был намного хуже того, как он заряжал ее раньше.

Это дало разуму Кас время подумать. Начать паниковать. Ее дыхание участилось, а пальцы дернулись, желая покопаться в грязи или постучать по железному столбу, вокруг которого была сжата рука. Она боролась с этим желанием минуту, две… пока лучник не подошел достаточно близко, чтобы она могла поклясться, что почувствовала запах смерти, исходящий от него.

Ее рука соскользнула с забора и ударилась о грязь.

Голова лучника повернулась к ней.

Кас не думала, что можно стать еще более неподвижной, чем она уже была. Но она все же пыталась. Она не дышала. Она растворилась в тишине, неподвижности. Пыталась представить себя в более безопасном месте. Закрыла глаза. Затем открыла их снова.

Лучник все еще был там.

Прошло еще одно мгновение, прежде чем он наконец отвернул голову.

Кас смотрела, как он движется дальше от того места, где она и Зев присели, и лук, который он нес, снова показался ей странным. Теперь, когда у нее появилась возможность рассмотреть его поближе, она поняла, почему он был странным; потому что, на самом деле, это была часть его тела. Словно еще один придаток, который он мог сдвигать и изменять по желанию, это стало очевидным, потому что пока она смотрела, он начал трансформироваться, растворяясь в облаке тьмы. Несколько секунд не было ничего, кроме этой тьмы — той же серебристо-черной тьмы, что была над Обливионом, и такой же тьмы, которую выдохнула гармора, — а затем бесформенная масса стала твердой. Длинной. Резкой.

Меч.

Пустотный зверь попятился к ним, размахивая только что появившимся мечом и сметая гнилостую тьму на все, во что он вонзался.

— Не думаю, что смогу пробраться за ним на этой узкой улочке, — прошептала Кас. — Но если мы сможем отрезать этот придаток, который он использует как оружие, тогда он по сути беззащитен, верно? Не похоже, что они очень сильны физически.

— Я отвлеку его, если ты хочешь подойти достаточно близко, чтобы разрезать его, — предложил Зев, поднимая руку и сжимая кончики пальцев. Пламя вспыхнуло от их собранного острия.

Взгляд Касии на мгновение остановился на маленьком огне, она не могла не смотреть на него. Она завидовала ему, даже сейчас, как и сказала Асра; потому что он даже не использовал свою магию регулярно, и все же делал это так легко…

Она стиснула зубы, злясь на себя за то, что позволила таким мыслям отвлечь себя. У нее не было контроля над собственной магией, нет. Пока нет. Но что у нее было, так это меч в руке, и она прекрасно знала, как им пользоваться.

— Хорошо, — согласилась она. — Готов?

— С рождения, — ответил Зев, уже бросаясь вперед. Как только он ступил на тот же путь, что и это существо, оно почувствовало его. Его шея выгнулась, как у змеи, готовящейся плюнуть ядом. Его рука с мечом поднялась и изогнулась в воздухе, словно уравновешивая вес этого оружия.

Кас бросилась прямо на него, как раньше сделал Лорент.

Ее смелость вкупе с огненным шаром, который Зев собиралась запустить, заставили их цель расстеряться и ненадолго заколебаться.

Она не дала ему времени подумать о следующем шаге. С огромной скоростью она набросилась на него, взмахнув мечом, разрезая твердую плоть и мускулы. Удар не отрубил придаток полностью, но порезал достаточно глубоко, чтобы рука с оружием безвольно повисла сбоку. Кровь сочилась наружу. Странно пахло плесенью и пылью.

Кас словно танцевала, отходя назад и подальше, пока он мчался к ней. Каким-то образом чудовище нашло в себе силы поднять окровавленную руку и попытаться замахнуться на нее. Кровь забрызгала ее лицо, когда она подняла меч и парировала удар.

Отвратительно.

Ей хотелось остановиться и вытереть кровь, но она не осмеливалась. Не тогда, когда черные трещины энергии паутиной прокладывали себе путь сквозь ее клинок, расцветая в тех местах, где клинок соприкасался с мерзким существом перед ней. Инстинкты подсказывали ей бросить оружие, пока тени не начали сплетаться по ее руке.

Вместо этого она крепче сжала меч и в отчаянии подумала о свете.

Лезвие вспыхнулло, и тьма сбежала с него.

Она резко вдохнула.

Неужели ей только что удалось это сделать?

Сейчас не время изучать его более внимательно; движения лучника по-прежнему были тяжелыми и мощными, но с каждой потерянной каплей крови он становился все неуклюже.

Это был шанс, которого она так долго ждала.

Она сделала выпад вправо и полностью обогнула существо, на ходу зацепив ногой одну из его лодыжек. Как только он споткнулся, его затылок оказался на расстоянии легкого удара. Она подскочила к нему и воткнула лезвие в мягкое место, где его шея соединялась с черепом.

Он упал лицом на дорогу, сильно дергаясь. С бешено колотящимся сердцем и болью в руках Кас поставила ботинок ему между лопаток, выдернула оружие и отшатнулась назад.

Как только ей удалось вытащить этот клинок из его шеи, пустотный монстр исчез, как и последний убитый ею, не оставив после себя ничего, кроме черного пятна.

— Дальше, — сказал Зев, разворачивая ее и толкая в движение прежде, чем она успела отдышаться. Так лучше. Продолжай двигаться. Ей нужно было продолжать двигаться, и он знал это, потому что, если бы она остановилась, чтобы полностью осмотреть то, к чему они мчались, паника охватила бы ее и заставила остановиться.

По обеим сторонам дороги, обрамленной домами, вырисовывалась большая из двух дорог, и Кас насчитала трех лучников вдоль ее дальнего края. Подбежав ближе, она увидела Лорента справа от этих монстров, а справа от него еще троих лучников.

Он был окружен.

И у каждого из этих пустотных тварей была сформирована стрела, направленная на него.






Загрузка...